Все новости
Языкознание
8 Августа , 09:54

Башкирские этикетные формулы: приветствие и прощание

Многие из вас, вероятно, помнят уроки башкирского языка для изучающих его как неродной, выходившие в 2015–2017 годах на Башкирском спутниковом телевидении. Как отмечали многочисленные зрители проекта, его достоинством было лаконичное и логически выстроенное изложение материала. Однако, ограничение количества уроков (и общего времени проекта) привело к тому, что часть материала, в том числе несколько ключевых тем, оказалась за рамками обсуждения. Частично решить эту проблему и призвать русскоязычных читателей по-новому взглянуть на башкирский язык, получить новое представление о нём или систематизировать уже имеющиеся знания – всё это позволит сделать серия кратких публикаций в нашем журнале.

Формулы приветствия

В башкирском языке имеется достаточно большой набор этикетных формул – фразы приветствия, знакомства, приглашения, прощания и т.п. Эти формулы не всегда взаимозаменяемы: выбор той или иной формулы определяется контекстом, стилем общения, отношениями между людьми и некоторыми другими факторами.
Разговор о формулах приветствия в этот раз не начнётся с «традиционного» слова һаумыһығыҙ – «здравствуйте», хотя профессор М.Усманова, профессор Ф.Хиса­митдинова и другие авторы пособий по башкирскому языку для русскоговорящих начинают раздел о приветствиях именно с этого слова. Гораздо более традиционным (и более простым – как грамматически, так и фонетически) приветствием является сәләм.
В арабском языке (из которого это слово и происходит) одно из значений слова сәләм и есть «приветствие». В современном разговорном башкирском языке сәләм используют обычно как стилистически нейтральную форму дружеского, неофициального или полуофициального приветствия. Однако, изначальный «диапазон использования» этого слова был гораздо шире (и в религиозной среде это сохраняется по сей день). Это этикетное слово было практически универсальным (отсюда и выражение сәләм биреү «приветствовать», досл. «давать сәләм»). Изначальное же значение слова сәләм в арабском языке – это «мир, покой».
Понятно, почему приветственная формула арабского происхождения играет такую важную роль в традиционном речевом этикете: и в наше время, и тем более до революции, абсолютное большинство этнических башкир, сохраняющих национальную культуру, язык и самосознание, составляют мусульмане-сунниты, а значит арабский – язык высокой, элитарной мусульманской культуры и науки – играл в культуре народа важную роль. К вопросам, прямо или косвенно связанным именно с мусульманской традиционной культурой, арабским языком и т.д. мы будем возвращаться неоднократно – как в этой, так и в других публикациях.
Сәләм (или, с арабским определённым артиклем, әс-сәләм) – это формула не только приветствия (и ответа на него – ответить на приветствие также обязывает этикет), но и прощания. Это значение хорошо сохранилось в традиционном башкирском этикете. Более того, только (!) в этом значении до сих пор употребляется слово үәссәләм. Это уже упоминавшееся выше слово әс-сәләм, перед которым стоит арабский союз үә «и». На русский язык его можно перевести – в зависимости от контекста – или как «прощай(те)», или иной сухой, сугубо официальной и несколько старомодной формулой, например, «спешу откланяться».
Это явление распространено шире, чем может показаться на первый взгляд. Совпадение формул для приветствия и прощания распространено не только в семитских языках (иврите, арабском и др.): точно таким же свойством обладает, например, польское cześć «привет, пока». Кроме того, можно вспомнить прощальную фразу старухи Шапокляк после её первой встречи с крокодилом Геной и его друзьями: «Ну тогда я объявляю вам войну, привет!»
Ещё одна форма приветствия, прощания и ответа на них, связанная со словом сәләм – это, конечно же, әссәләмү ғәләйкүм «мир вам», которое можно неоднократно услышать в мечети, и вообще в религиозной среде. Ответ на это приветствие – тоже формула, целиком заимствованная из арабского языка: үәғәләйкүм әссәләм «и вам мир». Несмотря на то, что в этих выражениях употребляется форма с местоименным суффиксом, означающим «вы» (т.е. в лингвистических терминах – суффиксом второго лица множественного числа), мусульманский этикет предписывает обращаться так даже к одному человеку.
Арабские выражения здесь даются в одном из традиционных вариантов башкирского написания, по возможности приближенном к арабскому оригиналу. Вопросы адаптации арабизмов в современной башкирской письменности не решены окончательно (на уровне правил), несколько различаются принципы написания, принятые в различных словарях. Этот вопрос – структура и написание арабизмов – заслуживает отдельного обсуждения, которое целесообразно вынести за рамки данной статьи.
Это универсальное приветствие употребляется и самостоятельно, и в составе нескольких других формул, которые вне религиозного контекста употребляются достаточно редко (например: әссәләмү ғәләйкүм үәрәхмәтуллаһ «мир вам и милость Всевышнего»). Кроме того, именно этим словом обычно «передают привет»: Ҡәҙриә апай һиңә сәләм әйтергә ҡушты. «Тётя Кадрия просила передать (досл. повелела сказать) тебе привет».
Если выше речь шла о непосредственном заимствовании из арабского языка, то следующие формы приветствия – достаточно новые, не связанные напрямую с религиозным контекстом или традиционной культурой башкир – частично совпадают с русскими. Это такие выражения, как хәйерле иртә «доброе утро», хәйерле көн «добрый день», хәйерле кис «доб­рый вечер», хәйерле төн «доброй ночи». В эту же группу можно добавить, например, хәйерле сәғәттә («доброго времени суток» или «в добрый час») и хәйерле юл «доброго, счастливого пути». Среди формул, составленных по такому же образцу, можно выделить также тыныс йоҡо (дословно «спокойного сна») и тәмле төш(тәр) («приятного сна, снов»).
Вопрос о том, следует ли считать все эти приветствия и выражения (или какую-либо их часть) кальками – структурными русизмами, автор сознательно оставил открытым. Другое, не менее правдоподобное объяснение возникновения в башкирском языке таких формул – выпадение из предложений наподобие хәйерле юл теләйем (теләйбеҙ) «желаю (желаем) доброго пути» глагольного сказуемого. Это явление довольно часто встречается и в других языках – в частности, именно так в русском языке появились варианты доброго утра (дня, вечера, пути), доброй ночи, в польском – miłego dnia, dobrej nocy, kolorowych snów. Пример подобной конструкции, где глагол сохранился – английское have a good day.
Последняя группа формул приветствия, которую мы рассмотрим – это приветствия тюркского (собственно башкирского) происхождения. Если по-русски приветствие имеет форму пожелания (а в лингвистических терминах представляет собой глагол повелительного наклонения) – здравствуйте, т.е. «будьте здоровы», то по-башкирски обычно спрашивают: һаумы? (т.е. дословно «здоров ли?»), шәпме? арыумы? («хорош ли?»), несколько реже – иҫәнме? («жив ли?»). Именно на основе этого приветствия уже в советское время, в годы усиленной русификации, когда поощрялось внедрение в башкирский канцелярский и разговорный язык русских калек, было создано приветствие һаумыһығыҙ «здравствуйте», путём добавления к форме һаумы аффикса со значением «вы» (т.е. в терминах лингвистики – аффикса сказуемости второго лица множественного числа). Намного реже – чаще всего в разговорной и диалектной речи – употребляется составленная по такому же образцу форма шәпмеһегеҙ, ещё реже – иҫәнмеһегеҙ. Некоторые словари фиксируют и форму с обращением на «ты» в конце – иҫәнмеһең?
Нужно заметить, что такая форма – созданная с помощью постпозитивного, т.е. стоящего в конце слова, аффикса (как русское «здравствуйте» из «здравствуй») – противоречит внутренним законам современного башкирского языка. Башкирский вопросительный аффикс (конечное -мы в слове «һаумы», -ме в слове «шәпме») всегда стоит в конце словоформы, к которой задаётся вопрос. Если бы такая форма возникла именно в рамках современного башкирского языка, то аффикс сказуемости стоял бы сразу после корня, а за ним следовал бы аффикс общего вопроса: һауһығыҙмы? шәпһегеҙме? иҫәнһегеҙме? арыуһығыҙмы? Именно так строится и казахское приветствие – сәлеметсіз бе? «здоровы ли вы?», амансың ба? «цел ли ты?»
С другой стороны, именно так, как башкирское «һаумыһығыҙ» – с аффиксом сказуемости после аффикса вопроса – образуются такие формы в некоторых других тюркских языках (огузской и карлукской группы), например, тур. sağ mısınız? «живы ли вы? здоровы ли вы?», азерб. Sağmısan? «жив ли ты?», узб. omonmisiz «целы ли вы?». Поэтому описываемые формы можно считать как структурными русизмами, так и архаизмами, взятыми из старотюркского литературного языка или построенными по его образцу.
Как после приветствия, так и после прощания, уместно вставить обращение. В русском языке (как и в других славянских, и в изучаемых в школе западных языках – английском, немецком, французском, испанском...) абсолютное большинство обращений препозитивные, т.е. ставятся перед именем: тётя Хадия, товарищ Ибрагимов, господин посол; Mr. Smith, Frau Schwarz, monsieur le contrôleur. В башкирском же языке абсолютное большинство обращений (кроме разве что советского иптәш «товарищ») ставится после имени: Лидия апай, Муса ағай, Ләйлә ханым, Харис ҡоҙа, Һәҙиә инәй и т.п.
Эти обращения можно условно разделить на следующие смысловые группы:
1. Обращения, содержащие степени родства: апай «старшая сестра, тётя», ағай «старший брат, дядя», ҡусты «младший брат», инәй «тётя», ҡоҙа «сват», улым «сын мой», ҡыҙым «дочь моя» и т.п. Часть этих обращений используется по отношению к людям, не являющимся родственниками – в этом случае нужно учитывать возраст и положение того, к кому обращаются.
2. Обращения, содержащие титулы: әфәнде, бей «господин», ханым «госпожа» (к замужней или старшей по положению женщине), туташ, ҡәрендәш «сестра» (обращение к женщине, незамужней или младшей по возрасту / положению), хәҙрәт «хазрет» (к мулле), абыстай «абыстай» (к ближайшим родственникам муллы, женщинам, получившим религиозное образование и т.п.)
3. Обращения ко группам лиц: йәмәғәт «дамы и господа» (досл. «общество»), ҡәрҙәштәр «братья и сёстры», дуҫтар «друзья», туғандар «родные», егеттәр «парни», ҡыҙҙар «девушки» и т.п.

 

Формулы приглашения

Помимо приветствий, в том числе содержащих обращения, к разряду этикетных формул относятся формулы приглашения. Наиболее известная из них, которую наверняка видел или слышал каждый житель Башкортостана – рәхим итегеҙ. Обычно её переводят как «добро пожаловать», но из значений слов, входящих в состав этой фразы, видно, что изначально она имела несколько другой оттенок. По структуре эта фраза соответствует русской «сделайте милость» (т.е. «будьте добры, будьте любезны»). Несколько расширенный вариант этой же фразы (рәхим итеп «сделав милость» + [глагол повелительного наклонения]) используется как раз в этом значении: рәхим итеп ҡатнашығыҙ «будьте добры поучаствовать; пожалуйста, поучаствуйте».
Несколько менее частотная фраза, значащая «добро пожаловать» – хуш килдегеҙ (дословно: «(вы) приятно пришли», в единственном числе хуш килдең). Кроме того, имеется ещё одна традиционная формула приветствия (которую на русский язык обычно переводят как «С приездом!») – ҡотло / төклө аяғың (аяғығыҙ) менән! «со счастливой ноги (твоей, вашей)». Пришедшего гостя можно сразу же пригласить пройти на почётное место такими словами: түрҙән уҙ (уҙығыҙ) «пройди(те) в передний угол».
Завершить первую часть разговора о башкирских этикетных формулах можно несколькими не упомянутыми ранее фразами со значением прощания – һау бул (булығыҙ) (дословно «будь здоров, будьте здоровы»), иҫән-һау бул (булығыҙ) «будьте живы-здоровы», хуш, хушығыҙ (слово персидского происхождения со значением «приятно»).
Вышеуказанные формулы в современном башкирском языке используются только в значении прощания. «Будь(те) здоров(ы)» в прямом значении (пожелания здоровья, а не прощания) на башкирском – сәләмәт бул (булығыҙ), а чихнувшему следует сказать йәрхәмикалла (араб. «да помилует тебя Бог»).
Вместо глагольной формы бул, булығыҙ в каждой из этих формул можно употребить йөрө (йөрөгөҙ) (досл. «ходите») или конструкции со вспомогательными глаголами: булып тор (тороғоҙ), булып ҡал (ҡалығыҙ).


Словарь

абыстай «абыстай» (обращение к ближайшим родственникам муллы, женщинам, имеющим религиозное образование и т.п.)
ағай «старший брат, дядя» (в т.ч. обращение к мужчине старшей по возрасту)
апай «старшая сестра, тётя» (в т.ч. обращение к женщине старшей по возрасту)
арыу «хороший (-о), добрый (-о)»
бей «господин» (в т.ч. обращение)
бул- «быть» (в т.ч. вспомогательный глагол): бул «будь», булығыҙ «будьте», булып «будучи»
дуҫ «друг, дружеский»
егет «парень, юноша, юношеский»
иртә «утро, утренний»
иҫән «живой»
ит- «делать» (вспомогательный глагол): итегеҙ «сделайте», ит «сделай», итеп «сделав, делая»
йөрө- «ходить» (йөрө «ходи», йөрөгөҙ «ходите»)
йәмәғәт «общество, общественный»
кил- «приходить»: килдең «ты пришёл», килдегеҙ «вы пришли»
кис «вечер, вечерний»
көн «день, дневной»
ҡал- «оставаться» (в т.ч. вспомогательный глагол).
ҡот «счастье, душа, душевность»
ҡотло «счастливый, душевный»
ҡыҙ «девушка, девичий»
ҡәрҙәш «брат / сестра» (в т.ч. в религиозном контексте)
ҡәрендәш «брат / сестра» (в т.ч. в религиозном контексте)
рәхим «милость»: рәхим ит «будь добр; добро пожаловать», рәхим итегеҙ «будьте добры, добро пожаловать»
сәләм «привет, приветствие, приветственный»
телә- «желать» (теләйем «желаю», теләйбеҙ «желаем»)
тор- «стоять», «оставаться» (в т.ч. вспомогательный глагол)
туған «родной, родня, родственник»
туташ «сестра» (обращение к незамужней женщине)
уҙ- «проходить»: уҙығыҙ «проходите»
ханым «госпожа» (в т.ч. обращение к замужней женщине)
хуш «приятный (-о)»
хәҙрәт «хазрет, мулла» (в т.ч. как обращение)
хәйер «счастье»
хәйерле «счастливый»
һау «здоровый»
шәп «хороший (-о), быстрый (-о)»
әфәнде «господин» (в т.ч. обращение)
юл «путь, путевой, дорога, дорожный»

Автор:Вячеслав ЧЕРНЕВ, докторант факультета востоковедения Варшавского университета
Читайте нас в