Все новости

С УВАЖЕНИЕМ К НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЕ И ЕГО ХРАНИТЕЛЯМ

Ранус Садиков – доктор ис­торических наук и признанный этнограф, вносящий значительный вклад в развитие финно-угроведческих исследований. Его многочисленные научные и научно-популярные статьи посвящены изучению проблем истории и традиционной культуры удмуртов, марийцев, мордвы и эстонцев Южного Урала и Приуралья. В работах Садикова нашла отражение богатейшая традиционная культура этих народов, которая до сих пор в модернизированных формах продолжает быть актуальной.

С УВАЖЕНИЕМ К НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЕ И ЕГО ХРАНИТЕЛЯМ
С УВАЖЕНИЕМ К НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЕ И ЕГО ХРАНИТЕЛЯМ

– Ранус Рафикович, расскажите, пожалуйста, как вы пришли к теме этнической культуры?

– Я родился в удмуртской деревне Касиярово Бураевского района Башкортостана, жители которой до настоящего времени сохраняют многие традиции своих предков. Кстати, в 1773 году в ней побывал известный ученый Петр Паллас, стоявший у истоков российского народоведения. До сих пор в памяти детские и юношеские впечатления от народных праздников и обрядов, которые мне тогда казались таинственными. Хорошо помню, как к бабушке приходили в гости ее подруги из соседних деревень – татарки, башкирки, марийки, и мне было очень интересно вслушиваться в их беседы.
Меня тоже брали в поездки в иноэтничные поселения. Поэтому в совокупности все эти факторы, видимо, и оказали определенное влияние при становлении исследовательского интереса. Хотя первоначально, обучаясь в Касияровской восьмилетней школе, я больше интересовался биологией и особенно химией, но позднее, уже будучи учеником старших классов Бураевской средней школы №1, во мне зародился неподдельный интерес к истории, в конечном итоге и определивший мою будущую профессиональную деятельность. Мои последние школьные годы совпали с эпохой перестройки, когда появился шквал газетных и журнальных публикаций по истории страны, в корне менявших устоявшиеся представления и концепции. Было интересно замечать, что в учебниках написано одно, а в газетах пишут совсем другое. Это вызвало желание самому разобраться в сути истории и поступить на учебу по соответствующему направлению.
В 1991 году поступил, а в 1996 году окончил исторический факультет Башкирского государственного педагогического института в Уфе. Свои курсовые работы по истории удмуртских деревень писал у известного историка Булата Сабировича Давлетбаева, который и привил мне любовь к архивной работе. Дипломную работу, посвященную удмуртам Башкортостана, написал под руководством этнографа Василия Бабенко. Первые опыты полевой работы по сбору этнографического материала были связаны с подготовкой выпускной квалификационной работы. Первые мои пуб­ликации появились уже в студенческие годы.

– Ваше становление как ученого проходило в рамках знаменитой кузеевской этнографической школы. Какое влияние оказал на вас Раиль Гумерович?

– Защитив дипломную работу «Удмурты Башкортостана: история и традиционная культура», осенью 1996 года я поступил в аспирантуру Уфимского научного центра по направлению «этнография, этнология и антропология». Моим научным руководителем стал доктор исторических наук, член-корреспондент РАН Раиль Гумерович Кузеев. К сожалению, в годы обучения на историческом факультете мне не пришлось бывать на его лекциях, но это упущение с лихвой восполнил, посещая научные семинары и ученые советы Отдела народов Урала УНЦ РАН под руководством Раиля Гумеровича.
Многочасовые выступления знаменитого ученого были посвящены современным проблемам мировой этнографической науки, актуальным вопросам изучения этнической культуры местных народов. Слушая его выступления на семинарах и конференциях, штудируя его публикации, внимая его наставлениям, сложилось основное кредо, которым я руководствуюсь в своей исследовательской деятельности по сей день: уважительное и бережное отношение, как к самой народной культуре, так и к его хранителям, к своим информаторам.
Под его руководством сформировался главный исследовательский принцип комплексного подхода к изучаемому предмету, то есть учет всех возможных источников и достижений смежных наук. Мой руководитель учил не замыкаться на какой-нибудь научной теме, а, как и он сам, быть открытым новым тенденциям и направлениям научных изысканий. Будучи сам опытным полевиком, своим ученикам он также прививал любовь к полевым этнографическим исследованиям, воспитывая в них понимание важности сохранения уникальных сведений для науки. Набирая к себе аспирантов, обычно представителей соответствующих этносов, этнографическое изучение которых ученый намеревался организовать в научном учреждении, он напоминал важное правило этнографов «Кто знает один народ – не знает ни одного». Поэтому многие его ученики и воспитанники, став отличными специалистами по «своим» этносам, немало сил положили также на изучение представителей других национальностей региона.
Своим аспирантам он давал задания писать рецензии к той или иной книге, отзывы на авторефераты, с самого начального этапа профессионального становления вовлекая их в научный процесс и с большим интересом прислушиваясь к высказываемым им мнениям и идеям. В этом просматриваются качества, характеризующие его как замечательного педагога. Так случилось, что я стал последним в плеяде учеников нашего выдающегося ученого, равного которому в гуманитарных областях науки не только Башкортостана, но и всего Волго-Уральского региона пока нет.
Большую помощь при написании диссертации мне оказала замечательный этнограф, специалист по культуре и фольклору закамских удмуртов Татьяна Миннияхметова, мой неизменный спутник по науке. Кандидатскую диссертацию «Поселения и жилища закамских удмуртов (материальный и духовный аспекты)» в 2000 году успешно защитил при диссертационном совете своего же института, который к тому времени именовался уже Центром этнологических исследований УНЦ РАН.

– Свою дальнейшую трудовую деятельность вы связали с этим же институтом, ныне носящим имя своего основателя. За какие научные проблемы вы взялись после защиты диссертации?

– Действительно, окончив в 1999-м аспирантуру, начал работать в Центре этнологических исследований (ныне Институт этнологических исследований имени Р.Г.Кузеева УФИЦ РАН. – Авт.), младшим научным сотрудником. Занимал должности научного сотрудника, старшего научного сотрудника, заведующего отделом этнографии, ведущего научного сотрудника, с 2015 года по настоящее время являюсь главным научным сотрудником отдела этнографии.
Наш отдел придает огромное значение традиционной и современной культуре проживающих в регионе восточнославянских, тюркских, финно-угорских и других народов, сотрудники ежегодно совершают экспедиционные выезды. К сожалению, традиционная этнография не самое популярное направление современных гуманитарных исследований, этнографов-полевиков сегодня буквально можно пересчитать по пальцам. Учитывая этот факт и желая сохранить научное наследие Раиля Гумеровича, 30 октября 2012 года отдел этнологии, которым я тогда руководил, переименовали в отдел этнографии.
Основное направление моих исследований – традиционная культура и фольклор финно-угорских народов Южного Урала и Приуралья. Проживая в отрыве от материнских частей своих этносов, закамские удмурты, восточные марийцы, приуральская мордва сохранили многие архаические элементы в своей этнической культуре. В результате взаимодействия с тюркскими народами в их традиции проникло и много заимствований. Данные особенности делают эти группы финно-угорских народов очень привлекательными для этнографов, социокультурных антропологов, фольклористов, диалектологов.
Также с 2015 года по настоящее время являюсь профессором кафедры философии, истории и теории мировой культуры Самарского государственного социально-педагогического университета.

– В ваших научных изысканиях большую роль играют полевые этнографические исследования. Часто ли доводилось встретить истинных знатоков и хранителей традиционной культуры?

– С 1995 года ежегодно выезжаю в экспедиции и экспедиционные выезды к местам компактного расселения финно-угорских народов Республики Башкортостан и сопредельных территорий – в Пермский край, Свердловскую, Самарскую и Кировскую области, Татарстан, Удмуртию. Если на начальном этапе моей полевой работы еще можно было встретить превосходных знатоков традиционной культуры, то в настоящее время это, к сожалению, большая редкость. Отголоски традиционной культуры в среде финно-угорских народов, ввиду ее консервативности, сохранялись дольше. Поэтому еще даже информаторы, родившиеся в 1930-е
годы, могли передать не только то, что услышали от родителей, но и видели лично.
В связи с модернизацией общества, в настоящее время продолжают бытовать лишь отдельные элементы трансформированной традиционной культуры, которые воспринимаются представителями этноса в качестве этнокультурного наследия. Сведения сегодняшнего поколения информаторов не менее ценны, чем данные, полученные от старожилов, они уже характеризуют современное состояние этнической культуры.
Мне повезло, что уже с первых лет полевых исследований в качестве аспиранта выдалась возможность проводить экспедиционные исследования с такими опытными полевиками, как Татьяна Миннияхметова и финский этнолог Ильдико Лехтинен, которые и стали моими непосредственными учителями в поле. В последующем не раз приходилось работать с зарубежными финно-угроведами, представителями финских, эстонских, венгерских и французских научных и учебных центров. Проводились совместные полевые работы также с российскими коллегами из Ижевска, Йошкар-Олы, Саранска, Самары, Москвы. Башкирскую этнографию познавал в экспедиции 2005 года в Бурзянский район под руководством Мирзы Муллагулова. Экспедиции 2006–2008 годов по исследованию этнически смешанных поселений под руководством московского ученого Александра Коростелева, помимо других, позволили мне окунуться в мир полевой этнографии до того времени «неизвестных» мне народов: татар, кряшен, чувашей и русских. Это было не только познавательно, но и полезно в плане профессионального роста.
Полевые этнографические материалы стали основной источниковой базой моей докторской диссертации «Религиозные верования и обрядность закамских удмуртов (сохранение и преемственность традиции)», защищенной в 2012 году при диссертационном совете Удмуртского государственного университета. Научным консультантом стала доктор исторических наук, профессор Ай­слу Юнусова.

– Огромной популярностью пользуется музей археологии и этнографии, функционирующий при вашем научно-исследовательском институте. Ваша научная деятельность и музейная работа как-то связаны?

– Музей также явился детищем гения Раиля Кузеева. Каждый сотрудник нашего отдела причастен к формированию этнографических фондов академического музея, кстати, единственного на все Урало-Поволжье. Мне удалось собрать репрезентативную коллекцию одежды, бытовых и культовых предметов удмуртов, марийцев, мордвы-эрзи и мордвы-мокши, эстонцев, у которых также встречаются уникальные вещи. Не надо думать, что мы собираем только старинные предметы. Современные тоже очень важны. Так, например, в этот полевой сезон мне удалось приобрести для музея интересный вязаный фартук в селе Вязовка Татышлинского района. У удмуртов никогда раньше не было вязаных передников, но поиск путей сохранения этнической самобытности привел к неожиданному решению. Так как для пошива передников и рубах для участников местного ансамбля не имеется необходимых тканей с соответствующими узорами, мастерицы решили воспроизвести эти орнаменты спицами, то есть связать их. Получились оригинальные вещи, повторяющие традиционные узоры. Они пользуются популярностью уже не только в данном селе, но и начинают расширять свою географию, их изготавливают на продажу и под заказ.
Собранные музейные коллекции являются неоценимым источником при изучении материальной культуры народов нашего региона. В своих научных работах стараемся включить экспонаты музея в научный оборот. Большое внимание все сотрудники института уделяют также проведению экскурсий.

– Ранус Рафикович, помимо истории и этнографии финно-угорских народов нашего края, какие еще области гуманитарного знания входят в круг ваших интересов?

– Начав заниматься этнографией закамских удмуртов, я плавно заинтересовался и другими родственными народами. Итогом этой кропотливой работы явилась монография «Финно-угорские народы Республики Башкортостан (история, культура, демография)», вышедшая в Уфе в 2016 году. В ней на основе опубликованных, архивных и полевых этнографических источников рассматриваются история формирования, этнокультурные особенности и демографическая динамика марийцев, удмуртов, мордва, эстонцев республики. Но для полного погружения в мир «иной» культуры необходимо знание ее языка. Поэтому надеюсь, что смогу подготовить этнографов со знанием марийского и мордовских языков.
Большой исследовательский интерес представляют для меня история и антропология религии. Я провел исследования и опубликовал статьи по христианизации и исламизации финно-угорских народов, в антропологическом аспекте рассмотрел функционирование этноконфессиональных групп марийцев и удмуртов-«язычников», то есть последователей этнических религий, крещеных марийцев и удмуртов, марийцев-лютеран, удмуртов-баптистов и т.д. Кстати, надо отметить, что эти этноконфессиональные общности рассмотрены в подобном аспекте впервые.
В сотрудничестве с эстонским визуальным антропологом Лийво Нигласом участвовал в съемках и создании этнографических фильмов о молениях закамских удмуртов. Надо отметить, что визуальная антропология – это не только смонтированные фильмы, но и огромный документальный видеоматериал, ценность которого со временем только растет. К сожалению, как в советское время, так и сейчас российские этнографы не особо жалуют видеотехнику, а кому как не им запечатлевать на видео современные явления в жизни наших народов, документировать уходящие из бытования обряды и обычаи. К большой радости для меня, по закамским удмуртам уже создан большой аудиовизуальный архив.
В последние годы большое внимание уделяю удмуртскому фольклору. Видимо, интерес зародился после совместных экспедиций с фольклористами. Этнограф, изу­чающий обряды и обычаи, не зная фольклор, понять их суть не сможет. Поэтому ему надо постигать также азы устного народного творчества, используя методику которой, исследователь традиционной культуры сможет прийти к более глубоким и обоснованным выводам. В сотрудничестве с французским культурным антропологом Евой Тулуз мы собрали огромный корпус народных молитв закамских удмуртов, текстов, сопровождающих проведение религиозных обрядов. В среде закамских удмуртов, последователей этнической религии, они до сих пор в активном бытовании. Собранный материал подготовлен к печати на удмуртском и в переводах на русский, английский и французский языки. Издание молитв-куриськон явится важным событием в мире удмуртской фольклористики, открывающим для мировой науки уникальные тексты, передававшиеся до самого последнего времени из уст в уста.
Совместно с нашими археологами произвели исследования на месте нескольких старых удмуртских поселений. Представляется, что этноархеология, как новое направление археологической науки, имеет большую перспективу развития, поскольку это один из реальных способов познания истории наших народов в периоды наиболее слабо или полностью необеспеченные источниками. Помимо точной локализации мест старых поселений, методы этноархеологии позволяют внести определенные коррективы в этнографическое изучение, в частности, по керамическим остаткам можно судить о форме распространенных тогда сосудов.
В кругу интересов также этноботаника, точнее, ботаническое ресурсоведение. Исследую использование дикорастущих растений в народной культуре и быту удмуртов региона. Взаимодействую в этом направлении с биологами.
Неожиданным для меня стало увлечение литературоведением, точнее, анализом произведений удмуртских писателей и поэтов, уроженцев Башкирии. С историко-этнографических позиций дал оценку некоторым известным произведениям, написал статьи на удмуртском языке. Отрадно, что их готовят к публикации также на английском языке. Теперь сами писатели обращаются с просьбой написать рецензии на свои произведения!
Еще со студенческих времен увлекся историческим краеведением. В 2006 году на удмуртском языке издал книгу, посвященную истории родной деревни и этнографии ее жителей. В настоящее время собираю архивный и полевой краеведческий материал для второго дополненного издания. Много необычайно ценной информации удалось записать от жителя деревни, ветерана войны Шамсутдина Шайхутдиновича Шакирова, 1926 года рождения. Было очень приятно слышать от пожилого человека, что он ждал меня и рад тому, что сведения, которыми он обладает, сохранятся в истории. В Национальной библиотеке Башкортостана листал подшивки газеты Бураевского района «Алга» за 1960–1980-е годы. Планирую в этом году поработать в архиве УФСБ по Башкортостану и архивном отделе Бураевского района.

– Можно догадываться, какой большой удачей для этнографа становится находка новых исторических материалов и какую ценность представляют архивные документы для историко-этнографических исследований.

– Архивное наследие для этнографов имеет поистине неоценимое значение. Для этнографа важно понимание эволюции изучаемого обряда или вещи, так как они рассматривают не только современное их состояние, но и изучают их историческое развитие. Этим они отличаются от культурных антропологов, для которых важнее понимание роли, например, того или иного обряда или обычая в жизни современных сообществ. В последнее время утвердилась тенденция публикации полевых материалов исследователей прошлого. В архивах Финляндии (в научном архиве Финно-угорского общества и архиве рукописей финского литературного общества в Хельсинки) я обнаружил полевые записи Юрьё Вихманна и Уно Хольмберга, которые они сделали во время своих экспедиций к удмуртам и марийцам Уфимской и Пермской губерний в 1894 и 1911 годы соответственно. Ныне эти материалы опубликованы на финском и в переводе на русский языки. Навыки археографической работы, то есть подготовки архивных документов к печати, понадобились и при публикации полевых дневников Р.Кузеева, которые были изданы этнографами нашего института в трех томах.

– Около двух десятков лет трудитесь в Институте этнологических исследований УФИЦ РАН. Ваша научная деятельность, как главного научного сотрудника отдела этнографии, одного из ведущих этнографов, наверняка не ограничивается стенами института.

– Действительно, как и в любой работе, чтобы добиться результатов, ученый должен все время развиваться, учиться, вести всестороннюю деятельность. Участвую в международных конгрессах финно-угроведов, всероссийских конференциях финно-угроведов, конгрессах антропологов и этнологов России, всероссийских конгрессах фольклористов, в различных международных, всероссийских, межрегиональных и региональных научно-практических конференциях, где выступаю с докладами по этнографической и религиоведческой проблематике.
В 2007 году проходил научную стажировку в музейном ведомстве Финляндии в Хельсинки; в 2016 году – в Эстонии, в Тартуском университете.
Участвую в работе редколлегий и редакционных советов научных рецензируемых журналов: «Вестник Академии наук Республики Башкортостан», «Башкирский край», Ижевского издания «Историко-культурное наследие народов Урало-Поволжья», французского «Etudes Finno-ougriennes». Являюсь экспертом Республиканского центра народного творчества Министерства культуры Башкортостана, состою в Совете общественной организации «Республиканский национально-культурный центр удмуртов Башкортостана».
В ближайшей перспективе планирую написать и опубликовать монографию, посвященную исследованию современной этнической культуры закамских удмуртов и сборник очерков и архивных документов по истории исламизации среди марийцев и удмуртов. Также надеюсь, что осуществится мечта по полному переводному изданию полевых материалов Уно Хольмберга.
Для меня это очень важная и ответственная задача – сохранить историю родного края и народных традиций.

– Благодарю вас за беседу, желаю плодотворной работы и дальнейших успехов.

С научным руководителем Р.Г.Кузеевым  и группой иностранных ученых. Уфа, 1998 г.
Работа с информаторами. Пермский край, г.Чернушка. 2021 г.
Экскурсия в музее.
С коллегами на XI Конгрессе антропологов и этнологов России.  Екатеринбург, 2015 г.
Заседание Экспертного совета  Министерства культуры РБ. Уфа, 2023 г.
Вручение Почетной грамоты РАН. Уфа, 2023 г.
С научным руководителем Р.Г.Кузеевым и группой иностранных ученых. Уфа, 1998 г.
Автор:Миляуша МУХАМЕТЬЯНОВА, «Ватандаш»
Читайте нас в