Все новости
Современник
18 Июня , 10:00

Прошел геологическими маршрутами половину Якутии

На свете много удивительных и увлекательных профессий. Но, овеянная возвышенной романтикой, ни на какую другую непохожая, наверное, одна. Это – профессия геолога, призвание бородатых путешественников в штормовке и шерстяном свитере, людей одержимых, вечных искателей. Мой рассказ – о нашем земляке, уроженце с.Юмашево Баймакского района, первооткрывателе, заслуженном геологе Республики Саха (Якутия) Махмутьяне Гумаровиче Муха­медьярове.

Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Прошел геологическими маршрутами половину Якутии

Все мы родом из детства

Семья Гумара и Алмабики Мухамедьяровых жила в маленькой бесперспективной деревеньке Курекляр, расположенной на речке Яманташ между Юмашево и Юлук Баймакского района. Все девять их детей родились там. Старшие ходили в школу за семь километров – иногда на лошадях, иногда пешком. В холодные и ненастные дни оставались в интернате. А Махмутьяну повезло – в год, когда пошел учиться, семья переехала в Юмашево.
Живя уже много лет вдалеке от малой родины, он бережно хранит память о своих корнях. Рассказывает, что дед в 1936 году был раскулачен и выслан с семьей в Тюменскую область. Разрешили им вернуться в Курекляр только после героической смерти одного из сыновей во время финской кампании. У деда Уельдана не было одной ноги. Умер он в 74 года, а бабушка прожила до 104 лет.
Мама Махмутьяна была родом из соседнего Зилаирского района. Ее отец Исмагил Аралбаев работал председателем колхоза и трагически погиб в годы войны. По рассказам, то ли замерз в лесу, то ли загрызли его голодные волки.
Гумар Уельданович, участник Великой Отечественной войны, работал конюхом в колхозе «Сакмар». Служба в армии, послевоенная тяжелая жизнь подорвали его здоровье – ушел из жизни в 1974 году в 47-летнем возрасте. Через четыре года не стало и мамы Алмабики Исмагиловны. Махмутьян в 16 лет остался круглым сиротой. Забота о младших братьях легла на плечи сестры Миньямал и брата Марата. Старшие Зульфира и Закира были уже замужем и жили вдалеке от родного дома.
Махмутьян был сильно привязан к старшей сестре Зульфире. Когда она в 1969 году вышла замуж и должна была уехать к семье жениха в Хайбуллинский район, мальчик никак не хотел ее отпускать. Молодоженам пришлось взять его с собой в поселок Бурибай. Там он первый раз услышал живую русскую речь и научился от мальчишек, как сейчас сам говорит с юмором, произносить нехорошие слова. Не стало его любимой Зульфиры-апай в прошлом году.
С жалостью вспоминает Махмутьян Гумарович свою сестру Закиру, которая рано ушла из жизни. Ее, совсем молодую, выдали замуж в Ишеево Баймакского района. Работала в лесопилке, ворошила огромные бревна и, наверное, надорвалась, говорит он.
Нет в живых брата Ибрагима, младших братьев Хуснуллы и Миннигали. С сестрой Миньямал, братьями Маратом и Муратом Махмутьян Гумарович держит постоянную связь, каждый год приезжает к ним в отпуск.
– Жили как все в то время – хлеба, масла, молока всегда было вдоволь. В 1973 году меня отдали в школу-интернат. Помню, как с мамой, папой, младшим братишкой поехали в Баймак на повозке. Показалось, что ехали целый день. Тогда первый раз увидел город и попробовал окрошку. Остановились у однополчанина отца, – вспоминает мой друг годы своего детства.


Выбор пути

Именно в ту пору пересеклись наши пути. С Махмутьяном мы были не только одноклассниками, но и верными друзьями. Шесть лет вместе учились в Баймакской школе-интернате, а после школы решили поступить в Миасский геологоразведочный техникум. В 1984 году с дипломом по специальности «Геология, поиски и разведка месторождений полезных ископаемых» и квалификацией «Техник-геолог» Махмутьян уехал в Якутию, а я – на Чукотку. Отработал геологом в общей сложности около трех лет, а мой друг остался верен выбранной профессии. Вот уже 38 лет с рюкзаком за спиной, геологическим молотком в руках и компасом мерит шагами бескрайние дали Якутии: топи и болота, лесотундру и просторы вечной мерзлоты.
Махмутьян в школьные годы любил читать. У него всегда под мышкой была книга. И рассказчиком был неплохим – после отбоя пересказывал нам прочитанную сказку или интересный случай из жизни деревенских мальчишек. Также хорошо рисовал. Мы вместе оформляли стенгазету класса и школы, рисовали плакаты, стенды, транспаранты к праздникам. У нас даже была своя художественная мастерская, куда доступ другим был закрыт. Насколько мне известно, и сейчас в моменты вдохновения Махмутьян берется за кисть.
Школы-интернаты в годы советской власти были удивительными учреждениями среднего образования. Брали туда в первую очередь детей из малообеспеченных семей. Полностью одевали, кормили, обеспечивали учебными принадлежностями, некоторые родители даже не платили за это. Мы с Махмутьяном были из этой категории учеников.
Безусловно, решающим фактором в судьбе героя моего очерка стала учеба в Баймакской школе-интернате. Повторюсь, она была необыкновенной школой. И не только в плане прекрасных условий для проживания детей, но и качества образования, воспитательной работы, заботы о духовном росте и нравственном здоровье учеников. Особенным оказался наш 5 «б» класс, сформированный в 1973 году, можно сказать, случайным образом из половины списочного состава 72-х детей, принятых на учебу из Абзелиловского, Баймакского, Зилаирского и Хайбуллинского районов республики. Думаю, мы благодаря ныне покойной клас­сной руководительнице Мавжиде Рахмангуловне Аиткуловой, воспитательницам Римме Харрасовне Бикбердиной, Юлдуз Абуталиповне Исяновой (Суюндуковой), Райле Далховне Рахматуллиной (Байгутлиной) стали золотым выпуском 1979 года. Жить коллективом, решать все вопросы сообща, в трудные моменты приходить на выручку товарищу, быть честными, ответственными, целеустремленными, ценить дружбу – все шесть лет окружала нас доброжелательная атмосфера наставничества наших педагогов. Махмутьян Гумарович, конечно же, стал успешным, личностью самодостаточной благодаря именно такому воспитанию.
А что побудило деревенского мальчика из семьи простых тружеников стать геологом?
Как уже упомянул выше, Махмутьян в школьные годы не расставался с книгой. И в выборе профессии страсть к чтению сыграла не последнюю роль.
– Инна Николаевна (наша любимая учительница английского языка. – Авт.) дала мне книгу Олега Куваева «Территория», где описывается работа и быт геологов на крайнем Севере в лице героя романа Сергея Баклакова. Он ищет не только золото, но и смысл жизни. Яркое оптимистическое произведение оставило неизгладимое впечатление. Потом были книги Григория Федосеева «Тропой испытаний» и «Смерть меня подождет» из той же личной библиотеки нашей «англичанки». Прочитал я их в восьмом классе, – вот так повествует мой собеседник о «первых шагах» навстречу к будущей профессии.
О замечательной, всеми нами любимой Инне Николаевне Парфеновой надо, конечно, рассказать отдельно. Только то, что три ее ученицы из нашего класса – Маймуна Булякова, Райса Хуснутдинова и Фирдаус Асадуллина выбрали стезею педагога иностранного языка, говорит о многом.
Махмутьян Гумарович же дело своей жизни выбрал осознанно: один раз и навсегда. А это удается не многим.


«Держись, геолог, крепись, геолог!»

На дворе – год 1984-й. Учеба в техникуме пролетела как один миг. Дипломная работа, распределение… Невольно вспоминаются строки из знаменитой геологической песни Александры Пахмутовой:

А путь и далек, и долог,
И нельзя повернуть назад...
Держись, геолог!
Крепись, геолог!
Ты ветра и солнца брат!..

Человек, у которого образ Сергея Баклакова засел в сознании очень глубоко, разве может работать геологом в обжитых и обу­строенных местах, где асфальтированные дороги, центральное отопление, благоустроенное жилье? Махмутьян выбрал таинственную и неизведанную страну белых снегов – Якутию. Его, хорошо учившегося и активно участвовавшего в общественной жизни учебного заведения, в комиссию по распределению выпускников пригласили одним из первых.
От большого выбора рябит в глазах. Перед ним – весь необъятный Советский Союз: от Камчатки до Калининграда – с востока на запад, от Ямала до Кушки – с севера на юг. Мне кажется, и здесь он не оплошал, сделал не только единственный верный шаг и накрепко связал свою судьбу с профессией романтиков, но и той прославленной отраслью, гордостью тогдашнего СССР и сегодняшней России – алмазами Якутии.
Богатейшие месторождения якутских алмазов были открыты в 1954 году, и это стало событием мирового масштаба. Через год геологи описали уже 15 коренных месторождений алмазов – кимберлитовых трубок. А в 1956 году началась промышленная разработка знаменитой трубки «Мир». Сегодня карьер имеет глубину 525 метров и диаметр 1,2 километра. Всего в Якутии разведано и предварительно оценено около 800 кимберлитовых трубок, 150 из которых содержат алмазы. В них и россыпных месторождениях сосредоточены более 80 процентов запасов этого драгоценного минерала России, а региону приходится почти весь объем (99,8%) алмазного сырья, добываемого в стране.
Внес свой немалый вклад в развитие отрасли и Махмутьян Гумарович. Начинал он техником-геологом Оленекской поисковой партии Амакинской геологоразведочной экспедиции, расположенной в поселке Нюрба. В поисках алмазов отрабатывали тогда бассейны рек Муна и Оленек. В последующие годы участвовал в качестве геолога, начальника отряда, начальника геологического отдела, главного геолога в геологоразведочных работах, в подсчете запасов полезных ископаемых Эбеляхского россыпного поля алмазов, Накынского кимберлитового поля, техногенных месторождений прииска «Ирелях» АК «АЛРОСА». В 1998–2001 годах занимал должность главного геолога ОАО «Алмазы Анабара». Это были первые годы становления предприятия. В 2004 году Махмутьян Гумарович вернулся в коллектив обратно и работает там по сегодняшний день.
«М.Г.Мухамедьяров стоял у истоков создания акционерного общества «Алмазы Анабара». Его опыт, практические знания, наработанные за годы работы во многих геологических партиях, оказали неоценимую помощь в проведении оперативных геологических работ. Благодаря активной работе Махмутьяна Гумаровича в кратчайшие сроки была разведана богатая россыпь алмазов р.Маят и начата ее эффективная отработка» – это строки из служебной характеристики героя очерка.
– Прошел геологическими мар­шрутами все реки и речки Западной Якутии, равной по площади пяти территориям Башкортостана, и знаю, где и что лежит ценного в кладовых недр. Благодарен директору нашей компании Матвею Николаевичу Евсееву, который дал мне полную свободу действий, без лишнего бюрократизма обеспечивал финансами в полном объеме все мои проекты. Говорю без бахвальства – сегодня я второй геолог-россыпник в Якутии. А первый, конечно же, мой учитель – доктор геолого-минералогических наук Сергей Александрович Граханов. Сейчас он живет в Черногории, по договору работает в Санкт-Петербурге во Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте им. А.Г.Карпинского, – говорит мой собеседник, подытоживая свою геологическую деятельность, которая насчитывает почти четыре десятилетия.
Самой большой наградой за свои труды Махмутьян Гумарович считает почетное звание «Заслуженный работник группы «АЛРОСА», врученное ему в апреле 2019 года. За 70 лет алмазной геологии этой награды были удостоены генеральные директоры Мирнинского, Айхалского и Удачнинского ГОКов,
которые дают основную массу якутских алмазов. А единственный геолог, получивший звание, – наш земляк Махмутьян Мухамедьяров.
В эти дни Махмутьяну Гумаровичу исполняется 60 лет. Он сам трижды папа и дед замечательной внучки Айсен. С Марией Ивановной познакомились, как настоящие геологи, в «полевых условиях». Поженились в 1987 году. Старший сын Булат работает маркшейдером, дочь Нарыйа нянчит дочку, а Алексей учится на первом курсе Новосибирского авиационного технического колледжа им. Б.С.Галущака.
А ведь могла жизнь моего друга круто измениться в 1986 году. 24-летний Махмутьян приехал тогда в свой первый отпуск в родную деревню. Хотя большая часть этих лет была прожита на стороне (школа-интернат, техникум, армия, Якутия), чувство родной земли, узы родства, щемящие сердце детские воспоминания, простота и искренность друзей юности не хотели отпускать его. Все свое, родное, неповторимое… Но кем и как проживет он свою жизнь в деревне? А мечты, дело жизни?! Пересилил тогда Махмутьян себя и собрался в дорогу. Как оказалось – не зря. Остальное же нам уже известно.

Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Прошел геологическими маршрутами половину Якутии
Автор:Расуль БАЙГИЛЬДИН, заслуженный работник печати и массовой информации РБ
Читайте нас в