Все новости
Политика
19 Октября 2023, 16:04
ОБЩЕСТВО

ЗАПИСКИ ДИПЛОМАТА (продолжение)

Ришат Халиков, Полномочный представитель Республики Башкортостан при Президенте Российской Федерации, долгие годы трудился на дипломатическом поприще. Ему посчастливилось стать не только свидетелем, но и участником ярких событий, отстаивать интересы страны, оперативно решать важные вопросы, помогать в сложных ситуациях ее гражданам. Предложение редакции журнала «Ватандаш» поделиться воспоминаниями об этом периоде своей жизни Ришат Нурахманович принял с удовольствием, тем более, что он успел оформить их в виде книги, которая так и называется «Записки дипломата». Наиболее интересные моменты из нее предлагаем вниманию наших читателей. 

ЗАПИСКИ ДИПЛОМАТА (продолжение)
ЗАПИСКИ ДИПЛОМАТА (продолжение)

Мне приходилось посещать футбольные матчи с участием советской сборной, а также исполнять консульские функции, связанные с гибелью руководителя советских специалистов в Алиага в 1982–1983 годах. Этот трагический случай с В.Юзбашевым имел негативные последствия для двух его коллег, которые встречались с ним незадолго до его смерти. Полиция арестовала их до окончания расследования, поскольку они были на обеде вместе с погибшим. Посольству пришлось приложить усилия, чтобы отправить их, в том числе и одну женщину, в Союз. Как показывает этот случай, командировки в Измир были связаны не только с футбольными матчами и ярмарками, но и с исполнением сложных консульских функций в судах, посещением тюрем и других госучреждений Турции.
При исполнении консульских функций неоднократно приходилось обеспечивать пребывание в Турции наших футбольных команд. Запомнился матч между турецкой и советской сборными, состоявшийся 23 ноября 1975 года в Измире (первый матч закончился со счетом 3:0 в пользу СССР). Игра у наших футболистов команды не заладилась. Двухдневный дождь лишил их преимущества в технике и скорости, «автогол» защитника принес победу хозяевам. Поражение сборной СССР стало первым в 1975 году. Несмотря на эту осечку, советская команда осталась тогда на высшей строке в своей отборочной группе чемпионата Европы.
В сборной в этот период играли такие звезды, как Мунтян, Буряк, Колотов, Блохин и другие. Мне удалось познакомиться с одним из талантливых тренеров ХХ века В.В.Лобановским. Вторая, более продолжительная, встреча с ним прошла во время обеспечения пребывания «Динамо» (Киев) в Трабзоне, где 30 сентября 1981 года состоялся матч с командой «Трабзонспор» на Кубок европейских чемпионов. Игра закончилась со счетом 1:1. По результатам двух игр «Динамо» (Киев) вышло в следующий этап борьбы за Кубок. Во время транзита через Анкару мне удалось воспользоваться паузой между рейсами и пригласить руководство «Динамо» (Киев) к себе на служебную квартиру, где моя супруга угостила их пельменями по уральскому рецепту. Запомнилось, что у меня в гостях в тот день с В.Лобановским также были В.Пузач и известный спортивный комментатор В.Перетурин.
Замечательный след в памяти оставил также товарищеский матч между молодежными сборными Турции и СССР, прошедший 12 февраля 1982 года в городе Адане. Советская команда победила со счетом 1:0. В состав сборной тогда входили Вагиз Хидиятуллин, Сергей Родионов, Игорь Пономарев и другие. Тренировал молодежную сборную Валентин Николаев. Турецкая сторона проявила в Адане максимум гостеприимства: доброжелательно реагировала на все пожелания и даже капризы членов советской сборной при обеспечении их досуга и отдыха.
Запомнился забавный случай на приеме в честь годовщины газеты «Гюнеш», куда были приглашены руководители советской делегации, сопровождавшие сборную в Адане. Рядом со мной оказался знаменитый ветеран «Спартака» Алексей Парамонов, напротив которого сидел один из владельцев издания и организатор приема. Вдруг этот уважаемый господин соскочил со стула и закричал, указывая на Алексея пальцем: «Парамонов?» Бывший спартаковец утвердительно кивнул. Представитель «Гюнеш» оказался вратарем стамбульской футбольной команды «Галатасарай», которому 25 лет назад Алексей забил решающий мяч, в результате которого его команда вылетела из дальнейшей борьбы за Кубок чемпионов. Видимо, та обида носила слишком эмоциональный характер, что Парамонова он узнал и через многие годы. Конечно, в присутствии советского консула экс-вратарь «Галатасарая» после мирного рукопожатия простил своего «обидчика» и тепло обнял форварда «Спартака».


Об одном праздничном дне

Сотрудники посольства СССР в Анкаре в 1982 году отмечали 65-ю годовщину Октября, главный праздник страны. Накануне чрезвычайный и полномочный посол Советского Союза Алексей Родионов дал официальный прием для турецкой элиты и дипломатического корпуса. 7 ноября, в полдень, к послу срочно вызвали руководящий состав посольства и объявили, что захвачен и угнан пассажирский самолет Северо-Кавказского управления гражданской авиации Ан-24, выполнявший рейс по маршруту «Новороссийск – Одесса». Под угрозой взрыва бандитам удалось посадить самолет в городе Синоп на Черноморском побережье. В предварительном плане значился город Самсун, где их ждали сообщники, однако сложные климатические условия в районе аэропорта не позволили это сделать. В итоге советский самолет оказался на взлетно-посадочной полосе американского объекта в г.Синоп.
О случившемся незамедлительно доложили руководителям заинтересованных стран. Операцией по возвращению захваченного борта руководил лично министр гражданской авиации СССР Б.П.Бугаев. Он поддерживал непосредственную связь с послом в Турции. По указанию посла А.А.Родионова организовали оперативную группу во главе со мной, тогда я заведовал консульским отделом посольства СССР в Турецкой Республике. В ее состав также вошли первый секретарь посольства Н.П.Игнатченко, представитель Аэрофлота Р.Т.Бикмуллин, врач и водитель.
После получения необходимого разрешения местных властей группа вечером 7 ноября выехала на место. Метеоусловия по маршруту в этот день выдались крайне неблагоприятными: несколько дней шли осадки, на перевалах образовался гололед, что вызывало многочисленные транспортные происшествия. Представители посольства достигли города Синопа только к утру 8 ноября.
Связь с посольством в это время приходилось поддерживать с помощью служебного телефона из кабинета губернатора провинции. На месте провели оценку произошедшего, предоставив всю необходимую помощь пассажирам, в основном это были женщины и дети. До приезда представителей посольства угонщиков, братьев Шмидтов и Артура Шуллера, арестовала местная полиция. Турецкая сторона, как, впрочем, и американская, оказывали по известным причинам всяческое содействие: обеспечили пассажиров горячим питанием, зарядили бортовые аккумуляторные батареи, заправили борт американским топливом. После проверки работы двигателя на различных режимах самолет взлетел и взял курс на Одессу.
Оперативная группа посольства успешно выполнила свои обязанности. По стечению обстоятельств дата инцидента совпала с кончиной руководителя СССР Л.И.Брежнева, и этот случай отошел на второй план. Однако Министерство иностранных дел СССР объявило членам группы благодарность с соответствующей записью в трудовую книжку «За образцовое выполнение служебных обязанностей в сложной обстановке, связанной с угоном преступниками советского самолета».
Позднее этот факт учли при моем награждении 22 февраля 2012 года ведомственной наградой МИД Российской Федерации «За вклад в международное сотрудничество».
Так, в целом без тяжелых последствий завершился инцидент с пассажирским лайнером в праздничный день 7 ноября 1982 года. В результате происшествия было ранено два человека: член экипажа (бортмеханик) и один пассажир Иван Середа. Преступников арестовали и осудили на срок от 7,8 до 8,2 лет лишения свободы.
Самый интересный момент из этой истории. Я в то время жил на улице Габричевского, в выделенной в 1979 году Моссоветом двухкомнатной квартире. Этажом ниже располагалась квартира пилота Александра Петрова, а напротив – полковника милиции Николая Варенова. Позже выяснилось, что все мы были причастны к описываемым событиям. Варенов в тот день был оперативным дежурным в МВД СССР и отслеживал происшествие. Петров работал летчиком. Его самолет пролетал в том пограничном районе, и переговоры пилотов угнанного самолета Ан-24 из-за недостаточности мощности бортовой радиостанции он, как промежуточное звено, ретранслировал диспетчерам аэропорта.


Обгоревшее фото дошло до адресата

24 октября 1987 года в 23:15 по местному времени вооруженная оппозиция при взлете в районе города Джелалабад (Афганистан) с помощью ПЗРК сбила многоцелевой транспортный самолет Ан-26, осуществлявший полет между основными опорными городами 40-й армии. К месту падения борта, ориентировочно в 15 километрах от аэродрома, по тревоге направили группу спецназа.
Самолет принадлежал 50-му отдельному смешанному авиаполку советских войск в Республике Афганистан, перевозившему наряду с пассажирами почту советских военнослужащих и гражданских лиц. На место происшествия прибыли командир бригады спецназа полковник Ю.Старов и представитель группы генерала армии В.И.Варенникова – полковник А.Пчелинцев, знавший меня лично. На месте среди обломков и остатков после пожара и обнаружили эту фотографию. Поэтому сделали предположение, что и я находился на этом борту. Все пассажиры и экипаж в количестве восьми человек погибли. Самолет коснулся земли под углом 60-и градусов. В последующем Пчелинцев позвонил в Кабул и уточнил, что меня на борту не было. Фотографию, датированную 10 октября 1987 года, направили письмом домой.
Перед прибытием Пчелинцева в Кабул я уехал в населенный пункт Пули-Хумри (провинция Баглан). До моего возвращения летом 1988 года в Кабул он вернулся на Родину и оказался в Минске (Беларусь). Мне тоже сообщили об обнаруженной обгоревшей фотографии. К сожалению, по объективным причинам установить контакт с ним за это время так и не удалось. 7 ноября 2012 года я нашел его адрес и телефон в Минске и обратился к нему. 14 декабря 2012 года он прислал снимок на мой электронный адрес.
Таким образом, фотография, отправленный мной супруге в конверте в середине октября 1987 года из Афганистана, вернулась ко мне более чем через четверть века – 14 декабря 2012 года, но уже через современные средства связи. 28 февраля 2014 года при встрече бывших афганцев я встретился с человеком, которого не пустили на этот борт из-за опоздания, что и спасло ему жизнь. Кто бы мог подумать, что у этой фотографии будет такая длинная история!


Работа в союзных министерствах

В Москве в разные годы мне пришлось поработать в трех ведущих федеральных (советских) министерствах страны: МИД-е, Минэкономразвития и Минатомэнергопроме (последние два в течение последних 25 лет неоднократно меняли названия). В последнем трудился только три года (1989–1992), однако этот период был насыщен интересными событиями, связанными с визитами, командировками, неординарными встречами, а также трагическими августовскими днями 1991 года (ГКЧП) и распадом Советского Союза. Это министерство отличалось умением правильно подбирать кадры, высокой дисциплиной и ответственностью служащих. Добрых слов заслуживает руководитель Управления международных связей М.Н.Рыжов, в котором сочетались высокий профессионализм, компетентность, скромность, простота и умение заботиться о своих сотрудниках. Департамент занимался международным научно-техническим сотрудничеством по профилю министерства. Михаил Никитович представлял СССР в Совете управляющих в международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ).
Особенно запомнились служебные командировки в Вену (Австрия) по линии этой международной организации, в частности, на февральскую сессию Совета управляющих (24.02.91–03.03.91), а также на 35-ю сессию Генеральной конференции МАГАТЭ (16.09.91–20.09.91). Руководителем советской делегации утвердили М.Н.Рыжова. После известных событий августа 1991 года (ГКЧП) функции Сов­мина СССР передали комитету по оперативному управлению народным хозяйством СССР во главе с И.Силаевым. Советскую делегацию утвердили в количестве шести человек. Определили четкое распределение обязанностей среди членов делегации на Генконференции. На этом международном форуме впервые обозначили официальные места для Эстонии, Латвии и Литвы, к этому времени практически оформивших выход из СССР, хотя их столы оставались незанятыми, так как делегаций от них фактически не было. Оформление этих мест носило чисто политический характер.
Познавательными были служебные командировки в Германию (ноябрь 1991 года), Швейцарию и Францию (декабрь 1990 года). Особый интерес вызвало посещение АЭС в районе города Гамбурга (Германия), а также ЦЕРН (Европейского центра ядерных исследований) в городе Женева (Швейцария).
Много интересных служебных командировок случилось и по Советскому Союзу. В июле 1989 года Госкомитет по использованию атомной энергии СССР и Ядерное общество СССР принимали в Союзе делегацию своих американских коллег во главе со своим президентом, госпожой Гейл де Планкуе. Делегация провела переговоры в Москве, посетила Ленинград, Киев и Запорожье. В качестве заместителя начальника управления пришлось сопровождать мне, а от Ядерного общества СССР – А.И.Гагаринскому. В состав американской делегации вошли представители ведущих национальных лабораторий США: Аргон, Лос-Аламо, Брукхевен, а также иностранные члены из Канады и Франции.
По итогам визита подписали совместный протокол о сотрудничестве по целому ряду направлений – обмен студентами, создание совместных рабочих групп, участие в международных программах и т.д. За успешную подготовку и проведение приема делегации из Америки Е.П.Велихов объявил благодарность ее участникам.


В вечном долгу перед героями

У каждого человека случаются события, которые остаются в его памяти навсегда. Для меня таким стало посещение Чернобыльской АЭС 17 июля 1989 года. В это время по приглашению Института атомной энергии (ИАЭ) имени И.В.Курчатова и общероссийской общественной организации «Ядерное общество СССР» в Советском Союзе находилась делегация такого же общества из США (АЯО). Делегация АЯО совершала перелеты по Союзу на специальном самолете. В состав делегации, представлявшей собой высококвалифицированный коллектив единомышленников, входили ведущие специалисты американских научных организаций и промышленных компаний, а также иностранные члены АЯО из Канады и Франции.
Программа визита включала проведение научных дискуссий в ИАЭ, на Чернобыльской и Запорожской АЭС, посещение ряда научных организаций, в частности, Физико-энергетического института (г.Обнинск), Радиевого института имени Хлопонина (г.Ленинград), Института ядерных исследований АН УССР (г.Киев). Самым главным пунктом в программе стало посещение Чернобыльской АЭС. Американские специалисты осмотрели укрытие, обеспечивавшее долговременную консервацию аварийного блока. Ознакомились с ходом научных исследований, проводимых на объекте, мероприятиями, выполненными за три года после аварии на ЧАЭС 26 апреля 1986 года, и высказались о дальнейшей перспективе развития событий вокруг аварийного блока (в результате этой катастрофы произошел выброс в окружающую среду огромного количества радиоактивных веществ). Гости с интересом осмотрели жилые и служебные здания, стадион и другие сооружения одного из самых благоустроенных городов Советского Союза – Припять. Он оказался в роли «призрака» в зоне отчуждения.
Город находится на удалении около двух километров от станции. На момент аварии в нем проживало около пятидесяти тысяч человек. Припять относилась непосредственно к ЧАЭС имени В.И.Ленина, являвшейся градооб­разующим предприятием. Районный центр – город Чернобыль – располагался на расстоянии 18 км от станции. После аварии пришлось эвакуировать население городов и сел в 30-километровой зоне.
Незабываемое впечатление оставили сосновый лес желтого цвета в районе аварии, посещение жилых квартир с оставленными детскими вещами при эвакуации, новый стадион с наполовину окрашенными трибунами, который должны были принять в эксплуатацию 1 мая 1986 года.
Американские ученые и сопровождающие с помощью технических телевизионных дистанционных средств смогли понаблюдать за процессом, который продолжался в аварийном блоке. При этом все члены делегации получили допустимые нормы радиации. При посещении ее членам выдали персональные дозиметры, в конце поездки они прошли спецобработку. Специалисты АЯО дали наивысшую оценку работе, проделанной ликвидаторами аварии, которые с риском для жизни и здоровья смогли укротить атомную энергию, спрятав ее опасные последствия в специально построенном саркофаге.
Мы должны помнить первых ликвидаторов: пожарных, милиционеров, дежурную смену, бригаду подразделения МВД, медицинский персонал, многочисленных рабочих (в основном военных), которые занимались дезактивацией и очисткой зоны перед постройкой объекта под названием «Укрытие», научных специалистов, членов правительственной комиссии и других. К сожалению, многие из них за это время ушли из жизни. Преклоняемся перед героизмом этих людей и желаем здоровья всем ликвидаторам одной из самых страшных техногенных аварий современности.


Европейский центр ядерных исследований

В декабре 1990 года мне в качестве заместителя начальника Управления международного научно-технического сотрудничества министерства атомной энергетики и промышленности СССР посчастливилось посетить Европейский Совет (центр) по ядерным исследованиям (ЦЕРН). В течение двух недель осмотрели базовые лаборатории, производственные помещения на основной площадке близ швейцарского городка Мейран. Запомнилось, что продуктовыми магазинами пользовались возле другой площадки у городка Превесан Моэн на французской стороне, где цены значительно отличались в пользу покупателей.
Известно, что ЦЕРН находится на границе Швейцарии и Франции, вблизи Женевы. Здесь на постоянной основе работали около трех тысяч сотрудников, кроме этого более 6,5 тыс. ученых из 80 стран – это почти половина всех специалистов по физике высоких энергий в мире, участвующих в различных проектах. В конце сентября 2014 года ЦЕРН отметил свой юбилей – 60 лет. Идея создания ЦЕРНа принадлежит физику из Франции Луи де Бройлю. В 1949 году, в условиях послевоенной Европы, создание объединенного научного центра было как нельзя кстати. Первоначально только 12 стран-участниц подписали договор об его учреждении. В дальнейшем к ним присоединились еще девять стран, а Югославия в 1961 году покинула этот союз. Официальной датой образования ЦЕРНа является 29 сентября 1954 года. Помимо стран-членов организации существует институт государств-наблюдателей, научные учреждения которых также активно участвуют в исследованиях ЦЕРНа.
Ежегодный бюджет организации составляет около 1 млрд долларов. Самые крупные вклады вносят Германия, Франция и Великобритания. Наша страна имеет статус наблюдателя. Такое положение обусловлено тем, что примерно в это же время для стран социалистического лагеря организовали Объединенный институт ядерных исследований (ОЯИ) в г.Дубне. Вместе с тем уже в 1959 году первая делегация из СССР прибыла в ЦЕРН.
Ее члены на своей презентации внесли целый ряд интересных научных предложений. Однако до сих пор среди сотрудников центра вспоминают как легенду …количество икры и выпитой водки на этом мероприятии. Больших усилий стоило нашей делегации провести этот представительский груз через таможенную границу, убеждая таможенников в его особом «дипломатическом статусе». Но это была святая ложь для завоевания симпатий ученых-ядерщиков и руководства центра. С конца 2013 года запущена процедура вступления России в ЦЕРН в статусе ассоциированного участника. Точная дата подписания соглашения пока неизвестна. Самым главным инструментом для исследования заряженных частиц являются ускорители. В ЦЕРНе их несколько, все требуют постоянного обновления.
Так, в 1983 году начали строительство нового ускорителя элементарных частиц – большого коллайдера. На глубине 100 метров под землей в районе Женевского озера вырыли тоннель, в котором установили ускорительный комплекс с детекторами длиной в 27 километров. В последующем на его месте соорудили более современный большой адронный коллайдер, который после доработок приступил к работе в полном объеме в конце 2009 года.
Этому проекту нет равных в мире. Россия приняла активное участие в строительстве данной установки, поставив дорогостоящее высокотехнологичное оборудование. Ученые центра напрямую исследуют вопросы мироздания, состав материи, взаимодействие частиц в космосе, производную массу элементарных частиц, создание сложных космических объектов и мир вокруг нас. Уже достигнуты потрясающие результаты, особенно в сфере ядерной физики. В данный момент подтверждены практически все предсказания стандартной модели элементарных частиц. Не найден только загадочный бозон Хиггса, который нужен для объяснения, откуда у других частиц берется масса.
В ЦЕРНе также ведутся прикладные исследования в области медицины, энергетики, фармацевтики, природоохранной сфере и др. Всемирная паутина, а также необходимые атрибуты также разработаны в лабораториях ЦЕРНа. Первоначальный проект обмена информации между группами исследователей, занимающихся проведением больших экспериментов на коллайдере, использовался только во внутренней сети ЦЕРНа. В 1991 году английский ученый Тим Бернерс-Ли создал первые в мире веб-сервер, сайт и браузер. В последующем были написаны и опуб­ликованы необходимые спецификации, а 30 апреля 1993 года ЦЕРН объявил, что Всемирная паутина будет свободной для всех пользователей. ЦЕРН остается и сегодня одним из двух точек обмена интернет-трафиком в Швейцарии.
Кроме познавательных научных программ в свободное время во время командировки с помощью коллег удалось познакомиться с достопримечательностями этой необычной страны, посетить постоянное представительство СССР при международных организациях, а также доехать до олимпийской деревни в Шамони (французские Альпы). Запоминающейся также была встреча с советской сборной по хоккею на борту самолета Цюрих–Москва при возвращении домой.
В целом города и деревушки Швейцарии не теряют своей привлекательности в любое время года. Каждый кантон индивидуален благодаря своей уникальной архитектуре, истории и, конечно, людям. В этой связи многие оценивают эту страну, больше похожей на рай, чем на реальность. Немаловажный эффект при этом оказывает природа Швейцарии – череда глубоких синих озер в сочетании с величественными горными пиками, а также бережно охраняемые памятники старины.


Генеральное консульство в Стамбуле

В январе 1992 года я приступил к работе в Генеральном консульстве Российской Федерации в г.Стамбуле. Оно занимает историческое здание посольства Российской империи, функционировавшее в этом городе на постоянной основе с 1701 года. С учетом важности страны послами сюда назначались очень известные российские политики, включая полководца М.И.Кутузова и других. Кстати, деятельность Михаила Илларионовича на этом посту была высоко оценена Екатериной II.
Останавливая на нем свой выбор, императрица приняла в расчет его широкий кругозор, тонкий ум, редкий такт, умение находить общий язык с разными людьми и прирожденную хитрость. В Стамбуле Кутузов сумел войти в доверие к султану Селиму III, успешно руководил деятельностью огромного посольства численностью в 650 человек.
В здании генконсульства сохранились оригиналы картин И.К.Ай­вазовского, который длительное время жил и работал в этом городе. Его работы украшают также дворец-музей Долмабахче и военный музей. Все сооружения в районе Бейоглу, где располагается генконсульство, это исторические памятники, которые показывают былое величие Оттоманской империи.
Примерно через полгода работы в Стамбуле я стал свидетелем образования новой международной региональной организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). Официальный документ об ее учреждении 25 июня 1992 года подписали главы государств. От России свою подпись под Декларацией поставил Б.Н.Ельцин, возглавлявший нашу делегацию. ОЧЭС объединила 11 государств Черноморья, Закавказья и Балкан.
Всем сотрудникам генконсульства пришлось активно участвовать в обеспечении деятельности передовой группы и основной делегации вновь образованной после распада СССР молодой Российской Федерации. Генеральный консул Л.Манжосин мне, как опытному работнику по Турции в тот период, поручил оказывать содействие начальнику управления президентской связи. Тогда еще не было мобильных телефонов, поэтому звонки членов делегации обеспечивались специальными аппаратами через спутники. Для устойчивости связи на территории генконсульства установили соответствующую антенну, а в ряде ключевых районов города по вероятным маршрутам передвижения Б.Н.Ельцина –ретрансляторы.
Хочется отметить успешное завершение всех технических переговоров по организации правительственной связи. Турецкая сторона проявила восточное гостеприимство и удовлетворила практически все запросы и требования российских специалистов. Более того, не выставила даже счет на использование некоторых турецких каналов и технических средств. Хотя на эти цели были зарезервированы значительные средства.
Визит Бориса Николаевича Ельцина не был официальным, однако он стал первым в истории двусторонних отношений на уровне руководителя страны. Российская делегация во главе с ним разместилась в отеле «Чираган», известном в качестве одного из самых значимых исторических архитектурных памятников на проливе Босфор. В гостиничных номерах, выделенных для членов нашей делегации, установили аппараты правительственной связи и обеспечили бесперебойной связью с Москвой и другими городами России.
В 1992 году в России сложилось очень сложное финансовое положение. В этой связи работникам генконсульства заморозили оклады, отменили отпуска, ограничили представительские расходы. В связи с тем, что в 1992 году дочь заканчивала школу, мне разрешили отпуск по семейным обстоятельствам, и я на техническом рейсе нашей делегации транспортным самолетом «Ил-76-Т» убыл в Москву. Этот рейс состоялся на следующий день после проводов основной делегации. На самолете вывезли оборудование связи и другую технику, доставленную в Стамбул для обеспечения визита российской делегации.
При проводах в аэропорту у меня состоялся интересный разговор с супругой президента – Наиной Иосифовной. Когда я сопровождал ее к самолету, заметил, что наши супруги в разные годы учились в одной школе – им. А.С.Пушкина в городе Березники Пермской области. Наина Иосифовна ответила, что обязательно скажет про это Борису Николаевичу. Однако он мне так и не позвонил. Я остался работать в Стамбуле, более того, через полтора года был переведен в город Трабзон.
В целом работу сотрудников генконсульства в обеспечении этого рабочего визита оценили положительно. У меня сложились теплые дружеские отношения с рядом сотрудников Администрации Президента России, сопровождавшими руководителя нашей делегации. Я лично убедился, что окружение руководителя страны является образцом выполнения служебных обязанностей.
С декабря 1993-го до конца января 1995-го судьба предоставила мне возможность поработать в генконсульстве РФ в Трабзоне (Турция). Согласно служебным обязанностям, мне в основном приходилось заниматься проблемами российских граждан, практически ежедневно попадавших в различные истории.
Правда, первая вводная в Трабзоне касалась оказания практической помощи экипажу вертолета Ми-26, арендованному ООН у российской стороны для работы в Сомали в качестве перевозчика топлива. После повреждения лопасти винта над Черным морем летчикам удалось совершить аварийную посадку в Трабзонском аэропорту. Пролет в воздушном пространстве Турции согласовали в установленном порядке ООН. С момента посадки (30 декабря) до замены лопасти (2 января) экипаж вертолета оставался в Трабзоне. На транспортном самолете Ан-12 Ростовский вертолетный завод (Роствертол) доставил новую лопасть. После замены и контрольного полета с моим участием в прибрежной полосе над Черным морем экипаж взял курс на Сомали.
В период работы в Трабзоне запомнились случаи по оказанию консульской помощи нашим туристам-челнокам. Практически ежедневно приходилось решать задачи, связанные с их проблемами. Где-то в апреле 1994 года в местной прессе появилась заметка о том, что российская гражданка пыталась покончить жизнь самоубийством из-за того, что родители жениха – турецкого гражданина – не разрешают ему жениться на ней. Девушка из России облила себя спиртом и подожгла, получив значительные ожоги тела. Я посетил больницу Трабзонского университета. Пострадавшая мне показалась совсем ребенком. На мой вопрос, хочет ли она жить, девушка ответила удовлетворительно. Вернувшись в консульство, я связался со своими знакомыми дипломатами в Консульском управлении МИД России и обрисовал ситуацию. Мои коллеги оперативно решили все формальности и пострадавшей выделили место в Краснодарском ожоговом центре, куда она была доставлена ближайшим чартерным рейсом из Трабзона. Так, оперативное вмешательство генконсульства и консульского управления МИД России спасло жизнь российской гражданке из Белгорода. В последующем родители турецкого парня все же дали разрешение на этот брак.
В генконсульство в мае 1994 года обратилась россиянка из Рос­това-на-Дону, которую местный житель насильно увез в горы и надругался над ней. В соответствии с заявлением пострадавшей официально обратились в полицейский участок и после выполнения необходимых формальностей в медицинском учреждении довели дело до суда. Трабзонский суд осудил турецкого гражданина, а российской гражданке оказали содействие в отправке на родину. Пострадавшей девушке я посоветовал не приезжать больше в этот город, так как родственники могли отомстить за осуждение их близкого. К моему удивлению, через три месяца я встретил ростовчанку в морском порту, которая уже забыла о случившемся...
Еще один интересный случай произошел с жителем города Шахты Ростовской области, у которого одна из купюр американских денежных знаков (100 долл.) оказалась фальшивой. В результате он был задержан и арестован. В консульский отдел обратился отец осужденного, инвалид, который с трудом мог передвигаться. При содействии генконсульства конфликт с турецкой стороной урегулировали, и отец смог увезти своего сына.
При развале Советского Союза в городе Батуми оказались похищенными бланки заграничных паспортов. Более того, налажено незаконное их оформление бывшим гражданам СССР. Только в Трабзоне произошло несколько случаев, когда туристы (челноки) попадали в дорожно-транспортные происшествия, связанные с летальным исходом. В этой связи сотрудники консульства не могли разыскать их родственников, так как в паспортах стояло грузинское гражданство, а на самом деле они являлись жителями других бывших союзных республик.
После определенной процедуры и содержания тел в местном морге неопознанные предавались земле на муниципальном кладбище. Хотя генконсульство не ограничивалось только обращением в консульское управление МИД России, по своей инициативе оно информировало посольство Украины и других вновь образовавшихся стран.
Родители этих граждан так и не узнали, что произошло с их детьми и где они находятся. Ввиду того, что генеральное консульство России в Трабзоне было открыто совсем недавно, в последующем приобретенный мною опыт оказался полезным при оформлении справок-рекомендаций для использования в работе для вновь прибывающих сотрудников консульства.

Тот самый пассажирский самолет АН-24, угнанный в 1982 году.
С послом СССР в Турции  Алексеем Родионовым.
В перерыве заседаний Совета управляющих МАГАТЭ,  г.Вена, Австрия.
Консул посольства СССР в Турции Ришат Халиков.
С временным Поверенным в делах Кубы в Турции.
Тот самый пассажирский самолет АН-24, угнанный в 1982 году.
Автор:Ришат ХАЛИКОВ, Полномочный представитель РБ при Президенте РФ
Читайте нас в