Все новости
Образование
21 Сентября 2018, 18:26

Университеты на марше перемен

Раиль АСАДУЛЛИН, доктор педагогических наук Современные реалии и тенденции социально-экономического развития Российской Федерации убедительно доказывают все большее возрастание в нем роли человеческого капитала. Очевидно, что в условиях модернизации национальной и региональной экономики система высшего образования должна быть направлена на будущее и удовлетворять действительным потребностям приоритетных экономических отраслей.

Для решения данных задач необходимо формировать мощную систему высшего образования, обеспечивающую подготовку квалифицированных кадров, развивать научный и инновационный потенциал вузов. Надо отбросить осторожность, нерешительность. Изменения не должны проходить медленно и ограничиваться частными, небольшими нововведениями. Модели высшей школы, получившие широкое распространение в период расцвета индустри­альной экономики, уже не соответствуют требованиям современности. Все большее количество выпускников вузов сегодня становятся невостребован­ными. И это связано с отсутствием не только вакансий, но и необходимых личностных и профессиональных качеств, которые требуются для новых производств или обновленных технологий. Хотя диплом об окончании уни­верситета порой и не оправдывает ожиданий выпускников, обучавшихся по определенным образовательным программам, это не умаляет ценность высшего образования.

Не секрет, что образ и структура экономики постоянно меняются: одни отрасли исчерпывают себя, появляются новые, гораздо более эффективные. Следовательно, становятся востребованными специалисты иного типа, спо­собные постоянно обновлять свои профессиональные компетенции, знания новых производств и технологий. Это обстоятельство определяет необходи­мость формирования гибкой, диверсифицированной системы образования, отвечающей потребностям инновационной экономики. При этом невозможно становление нового типа высшей школы «по первому требованию» экономи­ки, под сильным давлением внешних факторов — его трансформация должна происходить постепенно, с учетом интересов потребительского общества. Однако этот процесс затрудняется в условиях динамично развивающейся эко­номики ввиду нехватки внутренних ресурсов системы высшего образования и понимания, оценивания текущей ситуации лишь вузами. Конечно, данный тезис для вузовского сообщества является крайне неприятным, однако он подтверждается глобальными трендами в образовании.

Будущее всегда неопределенно, поскольку имеет множество вариантов развития. Но, несмотря на это, оно не представляет собой комплекс уникальных обстоятельств, а, как правило, формируется по заранее прописанным, но не всегда отчетливо считывающимся законам. Искать пути развития уни­верситетов при помощи сравнения показателей эффективности деятельности вузов, расположенных в двух соседних городах, нецелесообразно. Очевидно, что модернизация системы образования будет происходить по сценариям, сходным с теми, которые существуют в истории экономически развитых стран и субъектов России. Поэтому для подготовки общества к жизни в условиях переходной, новой экономики и культуры следует, перенимая опыт мировых передовых практик, ясно формулировать картину будущего.

На фоне глобальной трансформации финансово-экономических меха­низмов и общественных отношений сфера образования, несмотря на свои активные действия, оказалась в состоянии некоторой растерянности. С одной стороны, образовательная система вынуждена принимать условия современ­ного рынка, а с другой — сохранить свою высокую общественную миссию, которая далеко не всегда вписывается в рамки рыночных отношений. Более того, от нее требуется опережение инноваций, происходящих в экономике и производстве. Именно поэтому современная высшая школа призвана готовить кадры, обладающие способностями разрабатывать и реализовывать форсайт- проекты. Мы живем в эпоху ускоренной т.н. «редукции смысла». Благодаря объему и скорости передаваемой информации, интенсивному увеличению населения планеты и возможности публиковать самые различные идеи и мнения рушатся устоявшиеся веками традиции. Очевидно, что традиционные пути развития системы образования также не исчерпали свой потенциал, но они должны быть изменены в соответствии с контекстом будущих ожиданий.

Между тем предпринятые шаги по реформированию образовательной системы на данный момент в основном сводятся к внедрению шаблонных ме­ханизмов организации и управления образовательными системами. Несмотря на кажущуюся теоретическую обоснованность, такие меры не всегда являются эффективными, поскольку неспособны предложить проекты, альтернативные по отношению к уже существующим. Сегодня за кратчайшие сроки на основе единой системы принципов формируются качественно новые трансграничные, транскультурные, транснациональные общности. Эти же принципы должны активно использоваться управленцами, но не формально, а с целью конструи­рования новых практик. Данные инструменты предопределяют картину буду­щего мира, а также пути и механизмы становления глобального образования. Словом, необходимы неординарные решения, которые не требуют полного отказа от имеющегося опыта, но способны качественно изменить ситуацию. Пришло время менеджеров и других субъектов образования, готовых к осу­ществлению деятельности в ситуации неопределенности и выстраиванию уникальных способов модернизации образовательного пространства.

Сегодня в системе образования России одновременно сосуществуют три принципиально отличающихся друг от друга типа образовательных систем.

Первая — это система образования раннеиндустриального этапа развития экономики и производства. Для нее характерно базовое школьное образова­ние, технические училища (при этом и общее, и среднее профессиональное образование ориентированы на формирование у обучающихся знаний, умений и навыков); большой конкурсный отбор в организации высшего образования (то есть высшее образование не для всех).

Второй тип — это система образования, характерная для индустриальной экономики, в пространстве которой мы находимся сегодня. Ей свойственно массовое школьное и высшее образование, наличие специализированных образовательных организаций для одаренных детей, больших институиро­ванных университетов, ориентированных на формирование квалифициро­ванного специалиста.

Но уже сегодня экономика и производство становятся постиндустриаль­ными и требуют развития третьего типа системы образования, способного подготавливать выпускников, обладающих мегакомпетенциями. Для этого нужны методики опережающего развития, массовое использование техно­логий онлайн-обучения, осуществление проектной деятельности в условиях одноименного подхода к обучению. Анализ специальной литературы и изуче­ние практики инновационного развития вузов показывает, что расхождение идеологии и технологий организации образовательного процесса происходит в сознании субъектов образования и проявляется в способах восприятия пе­дагогической действительности и реализации педагогической деятельности.

* * *


Сегодня уходят в историю устоявшиеся принципы и характеристики существовавшего до сих пор рынка труда, основанные на готовой схеме жиз­недеятельности человека, который на протяжении в среднем 5 лет осваивает свою будущую профессию, затем около 30—40 лет осуществляет трудовую деятельность, после чего уходит на заслуженный отдых. Необходимо учи­тывать, что система образования должна меняться: обновлению подлежат и цели, и содержательно-технологические составляющие образовательного процесса. В ближайшие 10—20 лет (возможно, и в более короткие сроки) возникнут новые традиции в образовании, новые культурные пласты и рамки образовательной сферы. Из сказанного вытекает множество следствий, кото­рые должны быть учтены в формировании будущего образования, поскольку нет того единственного решения, одного верного пути, бесспорно ведущего к успеху. Но также очевидно, что будущее университетов связано прежде всего с молодыми умами, способными влить новое дыхание в имеющиеся образовательные традиции, сохраняя лучшие из них.

Молодежь воспринимает окружающую действительность по-своему, смо­трит на вещи под другим углом, а следовательно, она становится основным проводником в будущее. Начинающие свой профессиональный путь препо­даватели кардинально отличаются от представителей профессуры. У молодых людей чаще, чем у опытных преподавателей, наблюдаются способности к разработке форсайт-проектов, поскольку у них развиты представления об отношениях людей внутри этих моделей. К примеру, молодые преподава­тели при обучении студентов непосредственно демонстрируют практиче­ские действия, необходимые в профессиональной деятельности и жизни, привлекая обучающихся, тогда как профессора и преподаватели с большим стажем привыкли преподавать теоретизированные знания. Для молодежи тренинги, организационно-деятельностные игры, занятия с использованием учебных тренажеров в симуляционных центрах становятся обыденностью. Они убеждены, что стиль и формы взаимодействия субъектов образования непроизвольно оставляют свой отпечаток в сознании обучающихся, которые на бессознательном уровне осваивают способы профессиональной деятель­ности и выстраивания профессиональных отношений. Начинающие педагоги не боятся искать новые решения и не учат студентов подводить результаты своей образовательной деятельности к готовым ответам. Словом, молодежь олицетворяет наш завтрашний день, поэтому тот, кто сумеет грамотно выстро­ить с ней профессиональные отношения, станет бенефициаром и хозяином будущего. Представление будущего у нынешнего поколения преподавателей опирается на новый технологический уклад, что делает их более энергичными и продуктивными участниками развития экономики. А консерватизм и осто­рожность, присущие опыту, выступают сдерживающим фактором быстрого обновления жизни. Порой складывается ощущение, что разновозрастные преподаватели, осуществляющие свою трудовую деятельность одновременно в одном университете, будто находятся в параллельных мирах. Им бывает крайне тяжело контактировать друг с другом, договариваться о выборе тех или иных принципов обучения и укладывать свою профессиональную дея­тельность в одно концептуальное русло образовательного процесса.

Произошло существенное замедление смены поколений вузовских препо­давателей, поэтому с прикладной точки зрения приходится опираться на тех, чей возраст составляет около сорока лет, поскольку их большинство, они уже давно трудятся на социальной и профессиональной арене и способны к трудовой дея­тельности на протяжении еще не одного десятилетия. Таким педагогам необхо­димо дать возможность проявить себя и оказывать помощь в реализации самых разнообразных по направленности, форме и масштабам исполнения проектов. Отсюда следует самый необходимый для понимания ситуации, связанной с разви­тием образования, вывод: образовательные процессы не могут двигаться линейно, при этом преобразовывая все свои структуры. Поэтому в попытках своевременно отвечать на запросы экономики важно обращать внимание на самые неожиданные предложения, которые должны соответствовать принципам целесообразности, эргономичности, педагогической и экономической выгоды. Такие предложения могут быть связаны с изменениями структуры образовательной организации, со­держания, форм и методов профессиональной подготовки кадров, сотрудничества с работодателями, но их будет роднить один общий признак — опора на новые идеи и современное оборудование.

И, конечно, прежде всего речь идет об интернете и цифровых технологиях. Цифровизация привела к смене моделей создания, сохранения и трансляции знаний, к обновлению процессов оценки фиксации достижений, а также основ организации профессионального образования. Сегодня интернет определяет скорость и направление развития образования. Явно намечается тенденция получения образовательных услуг не только в институированных образова­тельных учреждениях. Немало примеров того, как обучающиеся, находясь на расстоянии многих километров от источника знаний, могут получить конкурен­тоспособный сертификат об образовании. В настоящее время на рынке образо­вательных услуг появляются новые поставщики, делающие упор на практику и наставничество. Обращает на себя внимание, что, во-первых, в таких компаниях главной фигурой образовательного процесса становится обучающийся как по­требитель образовательных услуг, а во-вторых, эти организации находятся на стадии перманентного внедрения новшеств, модернизируются, преобразуют образовательный процесс, реагируя на малейшие изменения на рынке труда. Конечно, встраивание опыта таких успешных компаний в широкую образова­тельную систему потребует трансформации деятельности университетов. Есть и другие инновационные модели, которые изменяют традиционную структуру профессионального образования. Многие вузы, предложив студентам онлайн- курсы и дополнительные ступени образования, резко меняют направление своего развития. Если раньше преподавание на 80% состояло из стандартных лекций и семинарских занятий, то сейчас количество занятий, в основе которых лежали словесные методы обучения, резко сократилось, а большая часть по­точных лекций подается дистанционно. Групповые формы проектной работы, при которой студенты самостоятельно распределяют различные виды учебной деятельности, спровоцировали появление межпредметных курсов, усилили практикоориентированность профессионального образования.

* * *


Образование становится глобальным, человек может получить профессию и оказаться востребованным на производстве другой страны, находясь при этом на Родине. Но самое большое различие между современностью и про­шлым мы усматриваем в организации системы индивидуального образования (этот процесс становится самоорганизующимся, а не внешнеуправляемым). К сожалению, ментальность российских обучающихся требует внешней мотива­ции, извне диктуемой активности. До сих пор контроль человека со стороны организаторов процесса обучения остается основной формой стимулирования учебной деятельности. Интернет требует иной формы мотивации к обучению, которая превращается в перманентный процесс, адаптирующий человека к обновляющимся условиям жизни и профессиональной деятельности. Создание всеобъемлющих баз данных означает, что университеты, абитуриенты и сту­денты могут почти ежедневно совершенствовать свою образовательную прак­тику и сравнивать ее с другими. Но грядущая революция как ответ на запросы потребителя образовательных услуг, видимо, будет еще более радикальной.

Интернет — это, безусловно, ключевой фактор, заставляющий трансфор­мировать систему образования, организационно-технологические и право­вые составляющие образовательного процесса. Государство перестает быть единственным инвестором и потребителем образовательных продуктов, в его будущем все больше будет заметна роль частного капитала. Появляются специализированные фонды, в том числе учрежденные частными лицами или группами заинтересованных в развитии образования людьми. Однако пока мы не можем говорить об этом процессе как о норме в российском образова­тельном пространстве. В нашей стране даже крупные производства, включая частные, остаются без потребителя кадров и продуктов НИОКР, не вкладывая ничего в рынок труда и систему образования. Эта близорукость не только не стимулирует развитие альтернативного образования, но и не позволяет самому производству успешно существовать на рынке труда в условиях усиливающейся гиперконкуренции, бурного развития новых отраслей. И при полной пассивной деятельности в целях укрепления российской системы образования остается злободневной проблема «утечки мозгов». Но все же нельзя не заметить, что образование становится предметом для инвестиций и получения капитала. Чувствуется, что эта тенденция будет усиливаться, поскольку государственное финансирование высшего образования во всем мире сокращается, и на смену ему приходит частное финансирование в виде займов или прямых платежей. Это явление набирает обороты и в образовательном пространстве России, с чем, несомненно, нужно соглашаться и законодательно поддерживать (хотя бы в первое время) инвесторов, развивающих образование.

В последние годы возрастает значение еще одного результата деятельности университетов — их вклада в развитие экономики регионов. Новая концепция «Университет 3.0» предполагает активное развитие вузов как субъектов пред­принимательской деятельности, рассматривает их как ключевых поставщиков инноваций. Без сомнения, университеты намерены продолжать выполнение своей главной функции — образовательной, которую теперь дополняет активная исследовательская деятельность, направленная на удовлетворение потребностей экономики и социальной сферы региона и страны, а также формирование предпри­нимательской экосистемы. Речь идет о качественно новой миссии университетов как экономических агентов производства, умеющих управлять результатами ин­теллектуальной деятельности в соответствии с особенностями функционирования новых рынков.

При этом базисным фактором влияния вузов на развитие экономики становится их инновационная деятельность, в т.ч. создание компаний, вы­ступающих непосредственным поставщиком идей, научных разработок, технологий. В этой связи вузы должны работать с молодыми компаниями, ориентируясь на основные отрасли промышленности. Совместные проекты в перспективе предполагают привлечение коммерческих предприятий в города, в которых расположены вузы. А это, в свою очередь, означает инвестирова­ние средств в развитие города и региона. Конечно, такая практика полезна для всех партнеров. И данный эффект будет еще выше при условии, если социальные партнеры вузов будут брать в расчет не только инфраструктуру, но и само взаимодействие людей разных профессий.

Эффективность моделей высшего образования, пригодных для индустри­альной экономики и стремительно распространившихся по всей планете, сегодня утрачивается. Точно так же, как новые технологии и глобализация преобразовали все секторы экономики. Неуклонно трансформируются и университеты. Процесс этот необратим, но необходимо предупредить воз­можные риски, а для этого важен творческий диалог всех заинтересованных сторон и устранение самоуспокоенности.