Все новости

БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ

35 стран стали участниками Всемирной выставки трудов промышленности, сельского хозяйства и изящных искусств, проходившей с апреля по ноябрь 1867 года в Париже. Посетили ее тогда девять миллионов человек. Основной идеей выставки стала мысль о том, что богатства природы должны быть преобразованы во всеобщую гармонию народов.

БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ
БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ

Именно на этой выставке впервые миру продемонстрировали башкирскую лошадь. И башкирский мёд завоевал здесь первую золотую медаль! Через 33 года, в 1900-м, башкирский мед вновь получит Большую золотую медаль Парижской выставки.
Тогда французские газеты «Фигаро», «Парижанин», а вслед за ними и «Санкт-Петербургские ведомости» писали, что весь цивилизованный мир устремился в Париж. Россия развернула выставочные галереи, оформленные деревянным резным фасадом, на площади в 2,9 тысячи кв. метров, опередив многие страны как по количеству экспонатов – 1,3 тысячи, так и по занимаемой площади. На ней, к примеру, была собрана деревянная изба без единого гвоздя из пронумерованных бревен – вековых деревьев, срубленных владимирскими плотниками специально для выставки. И продемонстрирована юрта, которая своим необычным видом привлекала парижан и гостей французской столицы.
Сегодня об этой почти забытой истории можно прочитать в «Историческом очерке русского коневодства и коннозаводства», написанном и изданном Иваном Мердером в 1868 году в Санкт-Петербурге и переизданном в наше время в Москве. Он, в частности, писал: «В 1867 году на Парижской выставке Россия удивила своими лошадьми всемирный съезд... На выставке были почти все типы наших лошадей: финляндский рысачок, эстонский клеппер, жмудь, обвинка, карабаг, кабардинец, битюг и башкир»1.
В России того времени башкирскую лошадь с уважением и ласково называли по имени народа – «башкир», а иногда просто «башкирка».Иван Мердер в своем очерке также называет лошадь «Башкиръ».
В период подготовки выставки Мердер служил в Главном управлении государственного коннозаводства и активно участвовал в отборе лошадей к предстоящей Парижской выставке. В конногвардейском манеже лейб-гвардии конного полка в Санкт-Петербурге Иван Карлович совместно с обершталмейстером (старшим конюшенным) императорского двора представлял лошадей царю Александру II. Они отобрали 24 породы, а также типы в количестве восьми лошадей, в том числе и коня «Башкиръ». Все они после высочайшего утверждения были отправлены в Париж.
Поясняю, чтобы современный читатель понял: лошади в то время были не только предметом торга, но и важной составляющей международных отношений. По ним определялся потенциал развития государства, поэтому на высочайшем уровне отбирали и утверждали каждую лошадь для показа на международной выставке.
Сейчас трудно представить, что всего 155 лет назад на Парижской выставке по состоянию коннозаводства и по лошадям оценивали экономику, состояние транспорта, почты, коммуникаций, а также состояние войск, в том числе кавалерии, артиллерийских батарей, обозов и т.д. Постоянная забота о развитии коневодства была одной из главных хозяйственной деятельности государства.
Долгое время в России существовали военно-конские заводы, они занимались ремонтом лошадей в полки, то есть поставляли в войска подготовленных к службе строевых коней. «В первую половину царствования императора Николая I были учреждены войсковые конские заводы: в 1831 году в Уральском , 1836-м Оренбургском и в 1837-м в Башкирском…»2.
Казаки Донского, Оренбургского, Уральского, Башкирского и других казачьих войск на службу снаряжались за свой счет. И до 1837 года к этим лошадям, кроме лейб-гвардии казачьих полков и гвардейских артиллерийских батарей, не предъявлялось конкретных требований. Справных коней они приобретали за свой счет, отдавая предпочтение местным породам. Например, оренбургские и уральские казаки закупали в большом количестве башкирских и киргизских лошадей, а в Сибири казаки – алтайских. В походе кони должны были соответствовать определенным требованиям, главное, чтобы они были здоровы и отличались неприхотливостью, выносливостью, послушанием и преданностью хозяину. Башкирская лошадь была именно такой.
Когда Государь Николай Павлович вместе с наследником Цесаревичем, августейшим атаманом всех казачьих войск Александром Николаевичем в 1837 году возвращался с Кавказа в Санкт-Петербург, он проехал через Аксайскую станицу в Новочеркасск, где состоялся смотр собранного для этих целей казачьего полка3. Николай I остался недоволен проведенным смотром, полки перепутали команды, произошло «неправильность движения Донских полков». Разнообразное и плохое обмундирование и отсутствие обычной военной выдержки вызвали неудовольствие императора: «Я ожидал видеть 22 полка казаков, – сказал Император атаману Власову, – а вижу каких-то мужиков. Никто не имеет понятия о фронте! А лошади – это мужичьи!»4
После войскового смотра в 1838 году высочайшим указом утвердили «правила для состава и построения казачьих полков»5. До этого времени казачьи полки (кроме лейб-гвардейских) не имели строевого устава, руководствуясь в бою выработанными обычаями и приемами. Эти правила являются первым строевым казачьим уставом, где впервые прописали требования к казачьим лошадям...
16 марта 1843 года по Высочайшему повелению появились Государственные конские заводы. Они занимались исключительно только улучшением пород лошадей и продажей их заводчикам. В 1850 году разработали положение о случных конюшнях и конских заводах в иррегулярных войсках. Этим же положением в Оренбургском, Уральском, Башкиро-Мещерских войсках учредили пункты с целью дальнейшего улучшения местных лошадей. Эти и другие правительственные меры позволили за короткое время организовать в России 900 частных конных заводов.

* * *

В результате тщательного отбора башкирская лошадь в 1867 году оказалась на Парижской выставке. Чем же заслужила она такую честь представлять Россию на международной выставке? Может быть, за былые заслуги башкирского народа. Хотя и прошло чуть больше полувека, но в 1867 году французы все еще помнили, как русские войска 31 марта 1814 года во главе с императором Александром I триумфально вступили в Париж.
Александр I тогда лично распорядился, чтобы бивак казаков, башкир и калмыков расположили на Елисейских полях и на Марсовом поле в Париже. Царь хотел показать «цивилизованной Европе», чтобы они не лезли больше в Россию, потому что у нее, кроме армии, есть и другая сила, которая готова встать на защиту Отечества.
Эта сила придет с востока и не будет пощады тем, кто с оружием в руках пытаться вторгнуться в нашу страну. Это народная сила сметет всех, а кто до сих пор не понял этого, пусть вспомнят, что было с французами в 1812 году. Тогда они вместе с Европой попытались победить нашу страну, но им это не удалось. Так что башкирская лошадь была уже в столице Франции – Париже. Башкиры купали своих коней в Сене.
Башкиры выполняли жандармские функции в Париже. Однажды они отбили у мародеров целый обоз алжирских платков и доложили о добыче командиру. Командир, повертев в руках женский платок, объявил, что для полковой казны от этой добычи пользы нет и велел раздать их башкирам. Привезли башкиры после войны своим женам красные платки из Парижа.
Париж остался цел, никто не грабил столицу Франции. Вспомните, как французская армия разоряла Москву, они дошли до того, что даже сняли позолоченные купола с православных церквей, думая, что они сделаны из чистого золота. А их попытка перед уходом взорвать Кремль? Только благодаря князю Кудашеву и башкирскому полку удалось сохранить древнюю святыню России.
Башкиры и их кони действительно удивили не только французов, но и всю Европу. На своих неутомимых лошадях они прошли полмира и дошли до Парижа. Шотландский художник Уильям Алан (1782–1850) в картине «Башкиры» 1814 г. изобразил с фотографической точностью башкирских всадников в предместьях Парижа. Художник запечатлел момент, когда башкиры сопровождают плененных французов. Будущий император Николай Павлович приобрел в 1816 году у художника эту небольшую картину. И с тех пор она находится в Зимнем дворце Санкт-Петербурга. Когда будете в Государственном Эрмитаже, обязательно зайдите в трёхсотый зал и посмотрите на эту картину.
Уильям Алан на этой картине изобразил воинов, их луки, стрелы, а также неутомимых башкирских лошадей. Башкирские лошади поджарые, сильные, неутомимые, готовые со своими всадниками ринуться в бой. Чувствуется какая-то могущественная, дикая, древняя неведомая сила и мощь победителей в этой картине. Французы в кандалах, униженные, охваченные страхом стоят на коленях. Взор пленного с мольбой устремлен к небу, он в отчаяние просит своих богов о спасении... Николай Павлович увидел в этом французе образ униженной и побежденной Франции, вставшей на колени перед победителями.
Для нас башкир эта картина ценна тем, что мы видим еще один исторический документ. Образ башкирских всадников и их коней, запечатленных художником Уильямом Аланом в 1814 году, остается для нас близким и узнаваемым.


* * *

Для выставки в Париже выбрали башкирскую лошадь мышастой масти, похожей на дикого тарпана. Европейцы имели достаточное представление о дикой лошади, так как они еще встречались в те времена в лесах Восточной Европы, в степях Херсона, а также Воронежской губернии. Косяки тарпанов паслись и в Западной Сибири, Северо-Западном Казахстане, там, где проходит граница с Башкортостаном, а также на излучине Урала (Яика).
К сожалению, в первой половине XX века тарпан, как уникальная популяция дикой лошади, полностью исчезла. По этому поводу существуют разные мнения. Кто-то считает, что их истребили люди, кто-то полагает, что болезни стали причиной исчезновения последнего табуна тарпанов. Сейчас никто не сомневается, что именно человек виновен в уничтожении диких табунов. В 1879 году в Таврической степи (Херсонская обл.), в 35 км от Аскании – Нова, охотниками был убит последний степной тарпан.
Действительно, башкирская лошадь, выставленная в Париже в 1867 году, по своему внешнему виду напоминала тарпана, если не считать светлой и длинной до земли гривы и роскошного хвоста седоватого оттенка. У тарпана грива и хвост по описаниям современников в географических альманахах были вороными, темными. На этом можно завершить сравнение выставленной на Парижской выставке башкирской лошади с диким тарпаном, потому что все остальные признаки были присущи только башкирской лошади.
Особенные черты встречаются у аборигенных лошадей, например, отпечаток на лопатках с двух сторон напоминал ажурный рисунок крыльев бабочки (этот рисунок так и называют « бабочка»), черная полоска на спине, а также зеброидные полоски на ногах доказывали древнейшее происхождение башкирской лошади, выставленной в Париже.
В древнем башкирском эпосе «Урал батыр» рассказывается, что конь Урал-батыра Акбузат имел крылья и умел летать. Башкиры говорят, когда потомки Акбузата перестали летать, лошади рождались с рисунком над лопатками, своеобразными отпечатками крыльев.
В детстве я слушал сказки дедушки Нурмухамета об Урал-батыре, о его сыновьях Яик-батыре, Нугуш-батыре, Идель-батыре и сыне Шульгана Сакмар-батыре, а также о крылатом коне Акбузат. Он рассказывал: «Урал-батыр вместо того, чтобы выпить живой воды и стать бессмертным, подарил ее людям, окропил все четыре стороны света живительной влагой. Там, куда легким дождем пролилась живая вода, выросли леса, травой зеленой покрылись степи, бесчисленные стада появились на лугах, из озер вышли табуны лошадей, они имели крылья и умели летать, потому что были потомками Акбузата. Смерть его была не напрасной, Урал-батыр подарил людям вечную жизнь на земле, а сам пожертвовал собой ради продолжения рода человеческого. Урал-батыр обрел вечную память и бесконечную благодарность народа».
Я спросил тогда дедушку:
– Почему сейчас нет крыльев у наших лошадей. Ведь они же потомки Акбузата?
– С тех пор, когда люди оседлали коней, у них исчезли крылья, и потомки Акбузата перестали летать! Только у свободных, живущих на воле, растут крылья! – сказал дедушка Нурмухамет.
Я запомнил слова дедушки, хотя смысл сказанного понял намного позже…

* * *

Особая дикая красота башкирской лошади и выделяла ее среди прочих пород на Парижской выставке. Посетители выставки с любопытством рассматривали башкирскую лошадь. Снисходительные представления европейцев о ней чаще не совпадали с мнением коноводов. Вряд ли гости выставки догадывались, что эта небольшая лошадь с большой головой, широкой грудью, длинным туловищем обладает такой скрытой мощью и огромной силой. Она проходила без устали десятки километров с грузом в упряжке и легко пробегала под седлом сотни верст.
Лучшую характеристику башкирской лошади можно найти в трудах Ираиды Ахатовой, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, автора более двухсот научных работ в области генетики, разведении сельскохозяйственных животных, селекции и технологии в коневодстве: «Обладая широкими формами, башкирская лошадь была резка, легка, проворна и ловка, отлично держало тело, обладала универсальной работоспособностью, резвостью в рыси и иноходи. На скачках она скакала на расстояние 20,30 и 40 верст, а при охоте на волков носила своего хозяина по снежным равнинам и буеракам 50-60 верст без отдыха»6.
В России успели оценить резвость, быстроту, неутомимость, неприхотливость, терпеливость, бесстрашие и упрямство башкирской лошади. «В 1850 году на специальных испытаниях гнедой башкирский жеребец пяти лет, принадлежавший Егору Горшенину, вывез 210 пудов (3360 кг), а на Зигазинском руднике, где использовались башкирские лошади, чистый вес руды на подводе достигал 75 пудов. На этом же руднике было устроено специальное испытание мерина башкирской породы на максимальную грузоподъемность. На сани накладывали чугун, начиная с 75 пудов и до 100, и мерин каждый раз брал воз с места. Когда вес груза достиг 105 пудов (1680 кг), то поломались сани, и максимальная грузоподъемность лошади осталась не выявленной» – пишет И.Черкасов в журнале «Коневодство» за 1904 год7.
Тут же задаешься вопросом: почему европейцы в свои роскошные кареты запрягали цугом попарно от шести лошадей и больше? Объяснение этому простое, иноземные кони были слабые, хотя внешне красивые и представительные.

* * *

Известно, что Парижскую выставку посетили Наполеон III и императрица Евгения. «Осматривая на выставке русских лошадей, отозвались о них с большою похвалою», – пишет И.К.Мердер в своем очерке и отмечает, что император Наполеон III выразил, что «в русском коннозаводстве находятся такие элементы, из которых можно удовлетворить возможным потребностям»8.
В этой похвале Наполеона III современники Ивана Мердера также заметили высокомерную снисходительность хозяина выставки. Быстро забыли французы, что всего полвека назад русская армия, cреди которых были и башкирские полки, во главе с императором Александром I победоносно вошла в Париж.
Не в первый раз башкиры бывали в Париже, и не в последний, хотя французы уже забыли, как башкиры и донские казаки поили и купали своих лошадей в1814 году в Сене. И после Парижской выставки башкирская лошадь еще не раз своим ходом придет в Париж. Некто Н.В. Ляхов пишет, что в 1891 году тройка башкирок господина Енатского совершила пробег от Самары до Парижа в 77 дней, выиграв владельцу пари в 20000 рублей9.
Труды Мердера высоко оценил Наполеон III, пожаловав ему после выставки орден Почетного легиона офицерского креста.После выставке Иван Карлович был назначен главным конюшенным двора Его Императорского Величества, я же лично благодарен ему за то, что он оставил в своем очерке сведения о башкирской лошади.

 

1 И.К.Мердер. Исторический очерк русского коневодства и коннозаводства. (энциклопедия конника). – М.: Книжный дом «Либроком», 2016. – с.70.

2 Столетие военного министерства 1802 –1902 гг. том 11., ч.1. – СПб.: Синодальная тип., 1902 г. – стр.347.

3 Столетие военного министерства 1802 –1902 гг. том 11., ч.1. – СПб.: Синодальная тип., 1902 г. – стр.301.

4 Краснов П. Очерки истории Войска Донского. – Москва: ЭКСМО, 2007 г. – стр.421.

5 Столетие военного министерства 1802 –1902 гг. том 11., ч.1. – СПб.: Синодальная тип., 1902 г. – стр.302.

6 Ахатова И.А. Башкирская лошадь и технология ее использования. – Уфа: Гилем, 2011. – с.84.

7 Ахатова И.А. Башкирская лошадь и технология ее использования. – Уфа: Гилем, 2011. – с.84.

8 Мердер И.К. Исторический очерк русского коневодства и коннозаводства. (энциклопедия конника). – М.: Книжный дом «Либроком», 2016. – с.70 .

9 Ахатова И.А. Башкирская лошадь и технология ее использования. – Уфа: Гилем, 2011. – с.28.

 

❗❗❗ Запрещается копирование, распространение (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия редакции журнала «Ватандаш».

БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ
БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ
БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ
БАШКИРСКАЯ ЛОШАДЬ НА ПАРИЖСКОЙ ВЫСТАВКЕ
Автор:Махмут Салимов
Читайте нас в