Все новости
Литературоведение
23 Февраля 2018, 17:28

Огромен был его творческий потенциал

Минлегали НАДЕРГУЛОВ, доктор филологических наукВ прошлом 2017 году видному башкирскому ученому-литературоведу и поэту Вафе Исхаковичу Ахмадиеву исполнилось бы 80 лет. Основную cвою трудовую деятельность он начал в Институте истории, языка и литературы Башкирского филиала Академии наук СССР (ныне Инсти¬тут истории, языка и литературы Уфимского федерального исследо-вательского центра РАН) и проработал в нем до конца своих дней. Мне посчастливилось несколько лет трудиться с ним в одном коллективе, в одном отделе, который тогда назывался «сектор литературы», поэтому о нем как о человеке и ученом я знаю не понаслышке.

Вафа Исхакович родился 5 августа 1937 года в деревне Гумерово Ишимбайского района БАССР. В 1956 году окончил среднюю школу в с.Макарово и начал работать в колхозе. В 1957—60-х годах служил в рядах Советской Армии. В 1966 году окончил филологический факультет Башкир­ского государственного университета. Следующая ступень его жизненного пути — это учеба в аспирантуре и подготовка кандидатской диссертации по башкир­скому литературоведению. В 1971 году под научным руководством профессора А.И.Харисова он успешно защитил дис­сертацию на тему «Башкирская поэзия начала ХХ века». С 1970 года и до конца своих дней Вафа Исхакович трудился старшим научным сотрудником в Институ­те истории, языка и литературы Башкир­ского филиала АН СССР. В 1976 году был принят в Союз писателей республики.
Вафа Ахмадиев активно участвовал во всех коллективных научных исследо­ваниях сектора. К примеру, был одним из составителей антологии «Башкирская литература. Начало ХХ века», изданной в 1983 и 1984 годах в 2-х книгах на баш­кирском языке. Более того, для первой книги этого издания, посвященной поэзии, подготовил не только краткие био­графические сведения и тексты лучших произведений Сафуана Якшигулова, Сафиуллы Рахматуллина, Ямалетдина Юмаева, Фазыла Туйкина, Гиззетдина Исянбердина, Гали Худоярова, Хабибуллы Габитова, Бахтияра Мирзанова и Кашфи Карипова, но и написал объемное введение, а также выполнил работу по редактированию всех транслитерированных на современную башкирскую графику материалов дореволюционной башкирской поэзии. В то время в баш­кирском литературоведении опыта транслитерации арабографичных текстов, если не считать единичные тексты, почти не было. Поэтому можно предста­вить, с какими сложностями встречался Вафа Исхакович и какие задачи ему приходилось решать. В этом ответственном деле, кроме всего прочего, ему помогло то, что он хорошо знал арабскую письменность и старотюркский язык. Для второй книги антологии, которая была посвящена прозе и драматургии начала ХХ века и увидела свет после кончины Вафы Исхаковича, ученый также написал введение, подготовил тексты произведений и краткие биографические сведения таких писателей, как Хади Сагди, Ахнаф Тангатаров, Файзи Валиев и Кабир Туйкин.
Как видим, Вафа Исхакович был не просто одним из исполнителей кол­лективной темы, он нес на своих плечах основную нагрузку, выполнив работу за целую группу специалистов. Надо сказать, эта антология в двух книгах уже долгие годы служила и служит единственным источником по башкирской литературе начала ХХ столетия для студентов и преподавателей вузов. Но в наше время найти эти книги даже в библиотеках стало невозможно. Имея в виду эту острую проблему, наш отдел литературоведения еще в 2008—2010 годах подготовил новый дополненный вариант данной антологии в двух томах и представил в издательство «Китап», однако, к сожалению, этот весьма вос­требованный труд до сих пор не переиздан.
Вафа Исхакович принял участие и в написании шеститомной истории баш­кирской литературы. Так, во второй том этого многотомника на башкирском языке, изданный в 1990 году, вошли такие его статьи, как «Культура и лите­ратурное движение в Башкортостане в начале ХХ века», «Поэзия в начале ХХ века», «Проза в начале ХХ века», «Творчество Закира Хади», «Творчество Сафуана Якшигулова», «Заключение к тому» (соавтор — Г.Б.Хусаинов). В 2012 году все эти его работы в переводе на русский язык увидели свет также в I томе «Истории башкирской литературы» в 4-х томах.
Подобные статьи ученого не теряют своей ценности и злободневности и по сей день. Им характерны полнота и разносторонность подхода к раскрытию проблемы, глубина анализа литературных явлений, обоснованность выводов и умозаключений. При рассмотрении и оценке литературных текстов и художе­ственных образов автор всегда стремился к объективности и реалистичности своих мыслей и утверждений, не оставляя при этом даже возможности к всякого рода выдумкам и домыслам. Творчество писателя он всегда рассматривал на общем фоне литературного процесса и больше опирался на сравнительно-исторический и сравнительно-сопоставительный методы исследования.
Весьма ценными и интересными для современного литературоведения являются, к примеру, высказывания Вафы Исхаковича о системе образов башкирской прозы начала ХХ века. В своей статье «Стилевые особенности башкирской прозы просветительского реализма», опубликованной в 1982 году в сборнике «Вопросы метода и стиля в башкирской литературе», он пишет, что прозе тех лет, особенно произведениям Ризы Фахретдинова, Закира Хади и Афзала Тагирова, было характерно решение судьбы положительного героя через счастливые случайности. Это явление, как пишет ученый, с одной сто­роны, тесно связано с традициями устного народного творчества, со сказками, с другой стороны, является общей типологической особенностью идейно- эстетического направления просветительской литературы тех лет.
В этой же статье он подчеркивает сильное влияние положительных обра­зов повести «Әсмә, йәки Ғәмәл вә яза» («Асма, или Проступок и наказание») Р.Фахретдинова на систему образов прозы последующих лет, в частности, про­изведений З.Хади, М.Гафури и А.Тагирова. Как пишет ученый, такие герои этой повести, как Габбас, Гайша и Зайнаб продолжали бытовать в дальнейших рас­сказах и повестях не только со своими лучшими человеческими качествами, но и даже с собственными именами. И действительно, этих же героев с похожими судьбами мы встречаем в произведениях З.Хади «Бәхетле ҡыҙ» («Счастливая девушка»), М.Гафури «Үгәй балалар» («Дети-сироты»), А.Тагирова «Мазлу­малар» («Униженные») и других. Это не эпигонство, отмечает исследователь, а влияние традиций средневековой восточной литературы. Как известно, к широко известным сюжетам типа Фархад — Ширин, Юсуф — Зулейха об­ращалось множество поэтов разных эпох и каждый из них вносил что-то новое, доселе не известное для этих традиционных сюжетов и образов.
Кстати сказать, тему традиционных образов он рассматривает и в области поэзии. В своей статье «Традиционные образы в башкирской поэзии» уче­ный сначала упоминает известные памятники устного народного творчества, делает экскурс в поэзию прошлого и, анализируя отдельные произведения со­временных ему поэтов, приходит к выводу о том, что для фольклора и поэзии характерны в основном одни и те же поэтические образы, но поэты каждой эпохи обращались к этим образам с позиции своего времени и через них стре­мились передать свои чувства и мысли относительно происходящих событий и окружающей действительности.

В.Ахмадиев с коллегами и поэтом С.Кудашем
Продолжение читайте №2 (2018) журнала "Ватандаш".
Читайте нас в