Все новости
Краеведение
1 Февраля , 12:56

Аулия Антон

Есть в нашем ауле Гадельгареево Бурзянского района «родник Антон». Есть и улица, идущая вдоль русла этого родника, называемая у нас «улицей Антона». Откуда, спрашивается, в исконно башкирской деревне взялась улица Антона и почему его именем назван родник?

Аулия Антон
Аулия Антон

Родник и пещера Антона

К сожалению, уже мало кто из односельчан может дать ответ, откуда же взялись эти названия. Говорят, что пришел Антон, скорее всего, из Иргизлов, и занимался, вроде как, изготовлением дегтя на берегах родника, который впоследствии в честь него и назвали.
На берегу Агидели между Каповой пещерой и деревней Кутаново находится труднодоступная пещера, называемая «пещерой Антона». В материалах научной экспедиции И.И.Лепехина, посетившего эти места в 1770 году, говорится об этой пещере следующее: «Жители украшают эту пустоту в известняках легендой и рассказывают про одного Антона, который жил в ней, входя в нее по воздуху. Прежде перед пещерой был небольшой камень-выступ, к которому подходил и теперь видный карниз. Антон ступал на камень и уходил в нее. По рассказам, он всегда ходил босиком, в холщовом платье, был добр, сужая за небольшие проценты деньгами и хлебом нуждающихся. Русские люди считали его богомольным человеком и обильно одаривали, чем могли. В деле религии он держался особых взглядов и в церковь не ходил. Какая драма разыгралась при его кончине – неизвестно, равно неизвестно, лежат ли его кости в недоступной теперь пещере, унесены ли куда водой бурливой реки, или он нашел смерть в глухом лесу…»
В 1966 году группа спелеологов из города Салавата под руководством Василия Никитина побывала в этой пещере, спустившись туда сверху с вершины скалы. Пещера оказалась сухой и короткой. В ней нашли ворот с намотанной лыковой веревкой, какую-то ветошь, черепки посуды. На скальном выступе пещеры обнаружили старую лежанку.
Таковы некоторые изначальные данные. Однако, читая как сообщение И.Лепехина, так и знакомясь с материалами экспедиции В.Никитина, задаешься вопросами: какие такие «особые» взгляды на религию отшельника Антона имел в виду историк? И почему Антон избрал местом отшельничества столь труднодоступное место?
Пытаясь найти ответы на эти и возникшие в последующем вопросы, невольно приоткрываешь для себя полные драматизма и человеческой стойкости малоизученные страницы истории родного края.

Почему появились отшельники?

Появление отшельников на Южном Урале тесно связано с реформами патриарха Никона по унификации обрядности русской православной церкви по образцу современной ему греческой церковной службы. Они были направлены против сложившейся со времен христианизации допетровской Руси русской православной самобытности. В частности, на смену двуперстию при совершении молитвы пришло троеперстие, имя спасителя Иисуса стали писать с двумя «и», литургию проводить на пяти просфорах вместо семи, а в каноническом «символе Веры» и вовсе было выброшено слово, подтверждающее «истинность» святого Духа.
Русские рукописные и печатные богослужебные книги подверглись существенной правке. Многие православные христиане не без оснований увидели в реформе патриарха Никона порчу книг и обрядов. В ходе этих реформ произошел церковный раскол на представителей официальной церкви и «старообрядцев», или представителей «древнего благочестия».
В данном расколе объективно отразилось и несогласие широких масс населения с усилением власти самодержавия, социального гнета и крепостничества, обмирщением церкви, уничтожением старых, традиционных, веками сложившихся порядков, обычаев и традиций.
При этом также не следует забывать и об особенности сознания средневекового русского человека, которое было сугубо религиозным. И поэтому любое изменение религиозных ритуалов повсеместно воспринималось как «порча» веры и победа «латинских» порядков.
По школьным учебникам истории мы помним подвиг боярыни Морозовой и протопопа Аввакума. А с 1668 по 1676 год шло военное противостояние Соловецкого монастыря и военного контингента самодержавия. Когда же монастырь был взят, монашеская братия была подвергнута мученической казни. В последующем они стали считаться как мученики за веру в среде раскольников. По некоторым архивным материалам, часть уцелевших монахов, как и некоторая часть мирян Поморья, особо рьяных в защите «древнего благочестия», бежала от произвола властей в малозаселённые леса и горы Южного Урала.
«Особенно много беглого населения Оренбургскому краю доставлял жестокий закон о раскольниках, изданный в 1685 году правительством царевны Софьи. Так, по этому закону приверженцы «старой веры» наказывались «огненной смертью», то раскольникам, не желавшим оставить свои убеждения, оставалось или погибнуть, или бежать. Именно на это время и приходится появление скитов и монастырей «древнего благочестия», – писал оренбургский епархиальный миссионер М.Головкин.
По словам исследователя В.Н.Витевского, находились те: «кто селился где-нибудь в уединенных местах и вел отшельническую жизнь; в их числе и беглые каторжники с сибирских рудников, которые, скрываясь от преследования начальства, посвящали жизнь подвижничеству, желая замолить перед Богом прошлое, и последователи старообрядчества, воздвигнувшие дома, кельи и молельни в лесах, пещерах и на островах».
Следует особо подчеркнуть такой факт, как противодействие официальной православной церкви отшельническому монашескому движению внутри нее. Ибо эти отшельнические скиты очень быстро становились центрами непозволительного вольнодумства. Людей, избравших отшельническую стезю, по В.И.Далю, стали называть «скитниками», а места их потаенного нахождения «скитами» или, исходя из библейской традиции, «пустынью». Уйти в малонаселённые места в отшельничество и называлось «уйти в пустынь».
Таким образом, правильнее будет называть место обитания Антона «скитом Антона» или «пустынью Антона», а его именовать «скитником Антонием».


Когда и как появились в горно-лесной местности первые отшельники

В 50–70-е годы XVIII века сооружаются Авзяно-Петровский, Белорецкий и Иргизлинский заводы. Среди тех, кто переселялся на горные заводы, было так же немало семей старообрядцев. Важным обстоятельством, поспособствовавшим заселению старообрядцами Южного Урала, стали так же принятый в мае 1763 года высочайший манифест о «прощении вины раскольникам» и сенатский Указ от 14 декабря 1763 года, разрешающий переселение из-за рубежа, в том числе и в пределы Оренбургской губернии.
Таким образом, на территории Южного Урала складывается «горнозаводская» зона концентрации старообрядцев. Появляется и новая этимология географических мест региона, таких как: гора Скимная, Игнатьевская пещера, Ереклинская пещера, Аверкиева пещера. На это же время относят, соответственно, и появление отшельнических обителей на территории нынешних Белорецкого, Мелеузовского и Бурзянского районов Башкортостана.
Именно на этот временной отрезок и нужно, скорее всего, относить появление отшельника Антония в окрестностях будущих деревень Кутаново и Гадельгареево и привязки названия пещеры и родника, текущего в ауле Шульган (Гадельгареево) к его имени.


Повседневный быт отшельников

Христианские идеалы, в которых имело место быть истовая вера, аскетизм, кротость и личный труд, формировали эталон поведения отшельников и отшельничества. Архивные материалы оставили достаточное количество описаний повседневного быта отшельников. Так, например, в следственном деле об уничтожении старообрядческого скита на Лисьих горах вблизи Усень-Ивановского завода в 1858 году сообщается, что в небольшой землянке всю обстановку составляли лишь стол и жёсткое ложе. При обыске были обнаружены несколько книг (две старопечатные книги-псалмы, скитское покаяние, несколько тетрадок-цитатников из святого писания), иконы и два медных креста-распятия, вставленные в доску.
О том же сообщается, например, в 15-ом номере «Оренбургских епархиальных ведомостей» от 1903 года: «Молятся они без книг, лишь по лестовке, и без свечей и кадила. Живут в кельях, пока не выгонят объездчики; живут под ветвистыми елями и у своих христолюбцев». Не отличалась от образа жизни и одежда скитников. Например, во время допроса схваченного в 1859 году инока П.Зиновьева отмечалось, что его иноческая одежда состояла из мантии, которая была сшита из разных кусков материи, и старой плисовой камилавки.
В большинстве отшельнических мест уединения старообрядцев, в «скитах» горнозаводской зоны Южного Урала, в виду отсутствия благоприятных климатических условий, так и в виду скрытного образа жизни, скитники могли заниматься лишь примитивным огородничеством, сбором диких растений, ягод, плодов и грибов. Основной пищевой культурой там, где это было возможно, было взращивание репы. Для обитателей скитов вблизи рек и озер существенным подспорьем служила рыба. Нередки были случаи, когда скитники ради пропитания нанимались батраками к крестьянам или на заводы.
Занимались отшельники также и пчеловодством. Однако, существовал строгий запрет, например, на употребление «нечистых» картофеля («земляного яблока» или «проклятого Богом плода»), чая и кофе. «За чай трижды проклят человек, за кофею десять раз анафема, за картофель епитимья 36 лет, по 1800 поклонов в день, сухояста девять часов дня». Под строгим запретом находилось также и употребление в быту самовара. Бытовало тогда даже такое выражение – «завести Антихриста», то есть завести в хозяйстве самовар.
Для скитников Южного Урала источником существования было мелкотоварное кустарного типа производство. Например, отшельники на горе Таганай изготавливали «мирскую» продукцию, бытовую утварь и посуду. А также и богослужебную продукцию – иконы, книги, лестовки, которые реализовывали на рынках. Зафиксированы были случаи и незаконного золотостарательства. Большую роль в их пропитании играли подаяния местного населения. В то же время следует отметить презрительное, как к источнику греха, отношение скитников-старообрядцев к деньгам, которые принимались от благодетелей «не иначе, как обернувши руку полой и краем рубахи».
Особым занятием отшельников-скитников служил функционал скриптория, то есть воспроизводство дореформенных религиозных книг. Исследователь старообрядчества В.Касимовский отмечал: «специальным их занятием служит списывание книг, причем они являются лучшими мастерами своего дела, пишут, не уступая печати». Переписывание книг в иноческой (отшельнической) среде старообрядцев считалось благочестивым делом, так как способствовало воспроизводству старообрядческих традиций и обычаев. По сути своей скитники-отшельники выступали знатоками и ретрансляторами древней православной книжности, обычаев и обрядов. Они занимались не только воспроизводством старинных православных книг, но и умело использовали их в повседневной миссионерской работе, создавая так называемые «цветники» – рукописные книги, содержащие выписки из жития святых, обосновывающих истинность «древлеправославия», дающих ответы на повседневные вопросы духовной и политической жизни. «Главное занятие скитника состоит в изучении и в молитвенном чтении Псалтыря, святоотеческих книг, и в спасении души в созерцании «матери-пустыни».
Однако не все выдерживали тяготы скитнической жизни. Как писали некоторые бывшие скитники на страницах «Оренбургских епархиальных ведомостей», зимой в снегу крайне трудно найти сухие дрова, которые бы горели. От холода в жилищах приходилось спасаться теплой одеждой, часто отшельники болели простудными заболеваниями, страдали от нехватки продовольствия. К тому же, над ними всегда висела угроза обнаружения жилища представителями официальных властей.
Отшельник Антоний, живший в пещере вблизи деревни Гадельгареево, по рассказам местных жителей, занимался изготовлением дегтя около родника, названного впоследствии в его честь и ссуживанием под небольшой процент денег и хлеба местному населению. Вполне возможно, что он, в виду особенности региона, занимался и пчеловодством.


Как относились русское и башкирское населения к отшельникам

Отшельники-старообрядцы, основывая обители, ведя праведный аскетический образ жизни, оказали сильное влияние на местное население. Встреча, общение с подвижником считалось особым счастьем, божьей благодатью.
Офицер генштаба А.Рябинин, посетивший Южный Урал в первой половине XIX века, писал: «странствующие старцы и старицы, иночествующие во скитах, находят в них постоянное сочувствие и поддержку». Позже, уже в конце XIX века, авторы «Путеводителя по Уралу» также нам сообщают следующее: «народ идет к ним чуть ли не толпами. Одни заказывают им читать старообрядческий заупокойный канон по умершим, другие просят помолиться о здравии и спасении живых».
О подобном же восприятии скитника Антония, жившего в пещере на берегах Агидели, повествует нам и И.Лепехин: «Русские люди считали его богомольным человеком и обильно одаривали, чем могли». Однако тот факт, что скитник Антоний поселился в труднодоступном, потаенном для прочих людей месте, вместо кельи-землянки или кельи-хижины в дебрях леса, или около родника, куда доступ был гораздо проще, говорит о том, что все же недоброжелателей у него хватало.
Отношение башкирского населения к скитникам-отшельникам было таким же двойственным, как и у русского населения. Восприятие реальной действительности шло через сказочную интерпретацию или через наложение разных по времени исторических событий друг на друга. Например, как в «Сказании о пешем Махмуте» или как в башкирском эпосе «Алдар и Зухра», где Алаберде Башу и Джилкибаю встречается старец, живущий в пещере и называемый не иначе как «благочестивый муж» и «аулия», то есть праведник и духовный учитель. Он угощает их святой водой из известного только ему источника, из которого дозволено пить только тем правоверным, кои живут благочестиво и ходят путем истины. Что любопытно в контексте осмысления жизни отшельников-старообрядцев того времени, в виду отсутствия красного вина они практиковали причащение и раздачу «божественной благодати» освящённой или «намоленной» родниковой водой. Далее в эпосе «Алдар и Зухра» описывается фактическое «освящение оружия» Алаберды и Джилкибая, что свойственно, как мне кажется, больше традициям православия, чем канонам ислама.
И тем не менее, как и русское население, из числа мещан и казаков, так и представители башкирского этноса периодически активно участвовали в организуемых властью облавах, или иначе, «выгонках» отшельников. Вполне возможно, что и праведник Антоний мог стать жертвой подобной «выгонки». Не потому ли нет данных о времени и месте его кончины?
Подвижничество скитников стало важной чертой не только русской социокультуры, феноменом народной религиозности, но и оказало существенное влияние, как показано на примере из эпоса «Алдар и Зухра», на умы башкирского населения региона.


Отношение официальных властей к отшельникам

Самодержавие до последних дней своих боролось с практикой религиозного отшельничества. Даже после послаблений, вызванных революцией 1905 года, религиозное отшельничество оставалось преступным деянием. И если в горнозаводской зоне распространения старообрядческого отшельничества власти действовали жёстко, не чураясь и убийств отшельников, то в зоне Уральского (Яицкого) казачьего войска, тяготевшего к старообрядчеству, старались действовать осторожно и избирательно. Ибо, по словам наказного атамана Уральского казачьего войска А.Д.Столыпина в письме на имя губернатора Оренбургской губернии в вопросе о политической тактике в отношении отшельников-старообрядцев: призрак «пугачевщины возбудить очень и очень легко».
Отношение самодержавия к отшельникам и скитничеству достаточно ярко характеризует «Уголовный кодекс» того времени. Так, согласно «Уложению о наказаниях уголовных и исправительных» в редакции от 1845 года, деятельность старообрядцев-отшельников квалифицировалась как тяжкое преступное деяние по следующим статьям:
Статья 206 – за распространение старообрядчества и оскорбление официальной церкви предусматривалось лишение всех прав гражданского состояния и ссылка на Кавказ и Сибирь;
Статья 207 – проповедь старообрядчества среди православных каралась лишением состояния и поселением в Сибири или в Закавказье;
Статья 214 – за призыв к несанкционированному переселению наказание аналогичное ст. 207;
Статья 215 – незаконное возведение скитов каралось тюремным заключением от года до двух лет;
Статья 216 – оскорбление православной церкви предусматривало наказание в виде лишения состояния и поселения в Закавказье или Сибири;
Статьи 267-268 – негативные высказывания и письменные сочинения об императоре карались тюремным заключением от двух до двенадцати лет;
Статья 911 – самовольное переселение в другие места, в том числе бегство в горы каралось от двадцати до пятидесяти ударов розгами.
Опасения самодержавия относительно лёгкости пробуждения призрака «пугачевщины» были вполне обоснованными. Например, зафиксирован был любопытный случай в станице Магнитной Верхнеуральского уезда (ныне город Магнитогорск), когда преследуемые властью казаки во главе с наставником Е.Починским, не желая служить во время подавления Польского восстания 1863 года очередному «царю Антихристу» Александру II, бежали в леса «будто бы по обету». И при поимке были наказаны каторжными работами от 6 до 8 лет согласно статье 308 «Полного свода законов уголовных». Объясняя причины возникновения этого казачьего бунта, станичный священник В.Дружинин 19 февраля 1863 года писал следующее: «Починский из разных мест начал читать укоризны к нерадивым священникам, превратно толкуя из книги Кирилла Иерусалимского послание на патриарха Мелетея, что можно быть без священников, не надо ходить в православную церковь и со времен патриарха Никона царствует Антихрист». Починский в данном случае как раз и был отшельником-старообрядцем.
Исходя из тех исторических данных, что приведены в разделе об отношении власти к отшельникам, становится ясно, отчего скитник Антоний, или, исходя из башкирского народного восприятия, аулия Антон, избрал местом своей обители труднодоступное место в пещере на берегу Агидели. Прошло уже порядка более двухсот лет с того времени. Но память о его праведническом подвиге осталась, как и имя в названии пещеры, родника и улицы в деревне Гадельгареево. Если и есть какая-либо иная информация о жизни Антония, то она сокрыта в архивах Оренбурга или Уфы, в бывших следственных делах об облавах отшельников горнозаводской зоны Южного Урала.
По просьбе местного православного населения в 2015 году служители Салаватской епархии русской православной церкви под руководством Епископа Салаватского и Кумертауского Николая Субботина, воспользовавшись альпинистским снаряжением и помощью инструкторов, спустились в пещеру и провели молебен в память Антония и в память тех людей, что были причастны к жизни этого человека.


Литература и источники

1. Даль В.И. Письма Гречу из Уральска. – Оренбург, 2002 г.
2. Чернавский Н.М. Оренбургская епархия в прошлом и настоящем. Т.1–3. – Оренбург, 1900–1903.
3. Витевский В.Н. И.И.Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 года. – Казань, 1891 г.
4. Булгаков С.В. Краткие сведения о существовавших и существующих расколах, ересях, сектах, новейших рационалистических учениях и прочее. – Магнитогорск, 1993 г.
5. Оренбургский епархиальный вестник. – №15 от 1903 года, №20 от 1897 года.
6. Толстиков В.С., Федоров Н.С. Старообрядческие скиты, пустынники и святые на Южном Урале. – Челябинск, 2011 г.
7. Религиозные объединения Республики Башкортостан. Справочник. – Уфа, 2014 г.
8. Алдар и Зухра. Башкирский народный эпос. – Уфа, 1986 г.
9. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. – Ленинград, 1986 г.
10. Марушин В. По реке Белой к жемчужине Урала – пещере Шульган Таш.– Уфа, 2016 г.
11. История казачества азиатской России в 3-х томах. – Екатеринбург, 1995 г.

Автор:Ильдар Атауллин, краевед
Читайте нас в