Все новости
История
18 Октября 2019, 16:03

Гайнинские рудознатцы

Читайте статью директора Бардымского районного краеведческого музея Альберта МАХМУДОВА «Гайнинские рудознатцы», которая вышла в четвертом номере журнала «ВАТАНДАШ». Речь идет о любопытном, но малоизученном явлении – пермском рудном промысле, в аспекте вовлечения гайнинских башкир в сферу рудоискательства.


Альберт МАХМУДОВ,

директор Бардымского районного краеведческого музея,

Пермский край

Гайнинские рудознатцы

Речь идет о любопытном, но малоизученном явлении – пермском рудном промысле, в аспекте вовлечения гайнинских башкир в сферу рудоискательства. Сущность частного рудного промысла состояла в том, что на своих вотчинных землях башкиры отыскивали рудные месторождения, добиваясь их отвода на свое имя, добывали руду, которую поставляли заводчикам по указной цене. Если в первые годы строительства горных заводов башкиры-гайнинцы уклонялись от поиска рудных месторождений на своих землях, опасаясь колонизации, строительства городов, заводов и вообще русских поселений в их вотчинах, то позднее наиболее богатая и предприимчивая часть башкир поняла выгоду – самим добывать и доставлять руду на заводы за плату.

В источниках имеются сведения о том, что в начале 20-х гг. XVIII века к тулвинским башкирам в д. Казмакты приезжал «рудокопии комиссар» Иван Тряпицын, который велел башкиру этой деревни Кысыюту Ижбулатову приискивать руду и объявлять ему, за что обещал «государево жалование» [2, с.124–125]. После отъезда Тряпицына К. Ижбулатов занялся поисками руды и в скором времени приискал рудное месторождение по речке Гилгалбашу, притоке р. Тулва. Об этой находке он сообщил И.Тряпицыну, но последний «том месте не промышлял». В декабре 1725 года башкиры деревень Березники, Чувашей, Мостовая и Ишимово начали вести поиски и объявляли о находках нескольких источников медной руды по р. Тулве.

Последовательно набиравшая мощь рудоискательная деятельность башкир-гайнинцев в начале 30-х годов XVIII века получает дальнейшее развитие. В 1730 году братья Кысыют, Токтамыш и Сунтагул Ижбулатовы приискали рудное месторождение по реке Казмакты, притоке р. Тулвы. Через год об этом прииске они объявили демидовскому приказчику, который вскоре прибыл с группой рабочих и начал разрабатывать этот рудник. Демидовские люди, проработав некоторое время «неведомо для чего», покинули разработку.

Весной 1733 года братья Токтамыш и Султангул Ижбулатовы объявили о трех образцах руды, взятых на своих вотчинных землях по реке Тулве. Однако лишь один образец был годным для промышленной обработки. В начале июля того же года к тулвинским башкирам приезжал капитан Иван Берглин, которому Токтамыш Ижбулатов указал место выхода медной руды в 5 верстах от деревни Казмакты по небольшой речке, впадающей в р. Тулву [2, с.125–125].

9 июня 1733 года башкир деревни Красный Яр Шавканай Батырев представил медную руду, которую приискал в полутора верстах от своей деревни по р. Тулве. В ноябре того же года он доношением объявил о трех местах с выходом медной руды неподалеку от своей деревни и изъявил желание добывать и поставлять руду за плату. Тулвинские башкиры
д. Березники Исянгул Чеваков, Зелбек Беклебаев, Асан Багышев, Бакей Чеваков и Сабак Мендубаев из д. Барды 24 декабря 1733 года объявили о трех месторождениях медной руды, приисканных ими в своей вотчине по р. Тулве. Все три прииска они отдали казне. Судя по сообщению башкирских рудоискателей, к рудным делам их подталкивала не только казна, но и средней руки пермские заводчики.

В середине XVIII века башкиры-рудоискатели Гайнинской волости отыскали шесть медных месторождений и попросили, чтобы для плавки этих руд был построен казенный завод в их вотчине на речке Шермяйке. Но постройка казенного завода не состоялась, три рудника были приписаны к частным заводам Демидова, Осокина и Шавкунова, куда и производилась поставка руды башкирами. Между тем, башкирский старшина Туктамыш Ижбулатов с товарищами 20 ноября 1758 года обратился к доверенному лицу обер-прокурора А.И. Глебова Осипу Стадухину с известием о том, что три из объявленных ими рудников не разрабатываются. Минуя Берг-коллегию, обер-прокурор Александр Иванович Глебов 24 марта 1759 года обратился в Сенат за разрешением на постройку медеплавильного завода на землях башкир Гайнинской волости и одного железоделательного завода на вновь открытых казенных рудниках вблизи Екатеринбурга. Обер-прокурор А.И. Глебов уверял, «что бес тамошних местах завод построен был, того и сами тамошних волостей башкирские старшины желают, и там письменное их показание при одной челобитной приложено». 2 апреля 1759 г. от Сената в Берг-коллегию был дан указ на постройку медеплавильного завода на 6 печей в Уфимской провинции в башкирских дачах на одной из речек – Тулве, Шермяйке, Еркуле или Сыпе. Глебов обещал построить заводы «собственным коштом, не требуя из казны ни денег, ни приписки к тем заводам для работ положенного по указом числа крестьян» [1, с.231–232]. Берг-коллегия предписала пустить завод в действие в четыре года, дать на первое время разных заводских ремесленников.

Глебов ходатайствовал начать отмежевание от реки Шермяйки и провести межу по 50 верст во все стороны прямыми линиями. Однако канцелярия главного из заводов правления не могла исполнить эти указы и отвести земли Глебову, не имея письменного договора купли-продажи с башкирами. Тогда доверенный Глебова Стадухин в Кунгуре у крепостных дел заключил уступочную запись на отвод земель в радиусе 50 верст от завода и о поставке руды, которую представил 20 августа в канцелярию. Но оказалось, что запись на землю была дана подложно [7, с.215].

В октябре 1759 года часть башкир Гайнинской волости, сотник Рянгул Ильин с товарищами подали в Главное правление заводов челобитную с протестом против отвода их земель к Шермяитскому заводу. В челобитной указывали на то, что они отказывались от дачи подписи, «однако ж по принуждению его, Стадухина, угрозами привесть в разорение, подписались в том только, что мы, как выше значит, в построении означенного позволенного завода указу е. и. в. не противны». По свидетельству Рянгула с товарищами, заключение сделки было и невозможно, «ибо толикого числа расстояния, то есть во все стороны от онаго завода по 50 верст, вотчины нашей нет» [7, с.229–234]. И действительно, верстах в 12 к востоку от Шермяитского завода и верстах в 30 к северу начинался уже Кунгурский уезд; верст за 40 к востоку находился Уинский завод Шавкунова, построенный еще в 1749 году, в 30 верстах – Ашапский завод Демидова, в 43 верстах – Аннинский завод Чернышева. Мало того, в 50-верстный отвод должны были войти и город Оса с русскими селениями. Для того, чтобы не навлечь на себя исков, башкиры требовали исследовать это дело, а подложную запись уничтожить. Также башкиры жаловались на Стадухина, во-первых, в том, что по его приказанию пробирщик Шермяитского завода Попов 23 августа 1759 года совершил самовольно, от их будто бы имени, купчую, по которой уступался за 10 рублей в вечное владение участок земли в 3 версты в длину и столько же в ширину. Стадухин самовольно построил ранее на этом месте винокуренный завод. Во-вторых, Стадухин заставлял башкир расчищать дороги от завода до Усть-Тунтора, Барды и к Кунгуру и мостить мосты, денег же за эти работы не платил. Жалобы башкир и новый отвод земли к Шермяитскому заводу Горная канцелярия поручила разобрать Раздеришину. Назначено было отвести под завод земли четырехугольником по 25 верст во все стороны от завода, т.е. так, чтобы каждая из сторон четырехугольника была в длину в 50 верст. Этот отвод земли был закреплен указом Сената от 2 марта 1760 года, где также было указано 40-верстное расстояние между Аннинским и Шермяитским заводами разделить пополам. Башкиры снова сопротивлялись отводу, требуя, чтобы к заводу было отведено земель не более чем на 5 верст в окружности. Отвод не состоялся, так как 10 августа межевщики были согнаны с земель Гайнинской волости башкирами во главе с Мансуром Тимисевым. Только 11 сентября 1760 года в присутствии члена Уфимской провинциальной канцелярии Зубова удалось заключить договор с башкирами на аренду земли по границам, превышающим 5-верстные нормы, но и далеко не 50-верстным размером [1, с.59]. Однако в отвод Глебову, кроме земель гайнинских башкир Уфимского уезда, вошли также часть земель Кунгурского уезда, а также многие рудники заводов Ашапского Демидова и Курашимского Осокина. Возникли споры, тянувшиеся долго. Лишь в 1784 году Берг-коллегия разрешила те рудники в Шермяитской даче, которыми заводчики Демидова и Осокина владели по особым договорам с башкирами, сроки по которым уже закончились, отдать Шермяитскому заводу.

В 1769 году заводы Глебова купил Савва Яковлев. Во время пугачевского восстания Шермяитский завод был полностью разрушен, а подлинная запись башкир утрачена. Тогда приказчик Хохлов заключил в 1785 году с башкирами Гайнинской волости новый письменный договор, значительно изменивший условия прежней записи. Пофунтовые деньги заменены арендной платой за землю по 20 рублей в год, а также определенно сказано, что «владеть землей до тех пор, пока оный завод будет в действии».

Со временем рудники башкирских рудопромышленников составили значительную часть сырьевой базы медеплавильных заводов Пермского горного округа. Особенно активную деятельность в этой сфере развернули башкиры д. Кояново. Всего с 1735 по 1807 год жителями этой деревни было добыто и поставлено на пермские горные заводы более 12 млн пудов медной руды. Рудопромышленник из д. Кояново Исмагил Тасимов выступил инициатором основания в 1773 году в Петербурге горного училища, преобразованного затем в Горный институт [1, с.89]. Все это свидетельствует о значительной роли гайнинских рудознатцев и рудопромышленников в развитии медеплавильной промышленности Урала и России.

Литература

1. Башкирские рудопромышленники Тасимовы / А.З.Асфандияров и др. – Уфа, 2011.

2. «Горная власть» и башкиры в XVIII веке. Автор-составитель Корепанов Н.С. – Уфа, 2005.
3. Документы и материалы по истории башкирского народа (1574–1798): сост. И.М.Гвоздикова и др. – Уфа, 2012.
4. Историческая записка о местности прежней Уфимской провинции, где был центр древней Башкирии. – СПб., 1867.
5. Материалы по истории Башкирской АССР, Т.IV, Ч.2. – М.,1956.
6. Сборник документов древней Шермяитской дачи. – СПб., 1873.
7. Чупин Н.К. О некоей исторической будто бы записке//Сборник статей, касающихся Пермской губернии. Вып.1. – Пермь, 1882.


Читайте нас в