Все новости
Искусствоведение
15 Декабря 2023, 14:53
НАУКА

РОЖОК БАШКИРСКИХ ПАСТУХОВ

Поиск и реконструкция любого музыкального инструмента – кропотливый и благодарный труд, ведь музыкальные инструменты – наиболее консервативная часть материальной и духовной культуры народа, в котором практически без изменений сохранена его многовековая история. Инструментам свойственно входить в свое­образную консервацию и выходить из неё по мере востребования. Сравнительно недавно башкирский этноинструментарий иллюстрировался исключительно кураем и кубызом, а сегодня список башкирских музыкальных инструментов насчитывает свыше 50 наименований [5, с.336–346].

«Иллюстрированное описание музыкальных инструментов…», 1909 г.
«Иллюстрированное описание музыкальных инструментов…», 1909 г.

Последовательно были восстановлены щипковая думбыра (1982) и смычковый кыл-кубыз (1986), был найден камыш-курай – национальная флейта Пана (2013), зазвучали реконструированные башкирские гусли йатаган и гэзле (2015). Сравнительно недавно на сцену вышел хорнай – рожок башкирских пастухов (2003).
Под названием «рожок» в русскоязычных источниках чаще всего описывались инструменты, в конструкции которых присутствовал рог животного происхождения. Рожком не мог быть башкирский курай, который обычно упоминался как «чебызгы», и только после триумфальных выступлений во Франции Юмабая Исянбаева (1925) вошёл в мировое инструментоведение как «Vertical flute, similar Bashkir Kuray» («Вертикальная флейта, подобная башкирскому кураю»).
Рогообразный духовой инструмент встречается в традиционном инструментарии многих народов: у башкир это хорнай (сурнай, зурна), среди татарского населения – сорнай (сурнай), у славян это – жалейка (иногда – жаломейка или жулейка), в общей ориентальной (исламской) культуре – зуммара и т.д. К группе инструментов, подобных хорнаю, близки таджикский (узбекский) кошнай, уэльский hornpipe (pibhorn) и другие фоноорудия, в названии которых лежит корень хорн или горн (англ. – horn-gorn).
Общепринятого стандарта на их изготовление не существовало, поэтому в каждом регионе можно найти разновидности, значительно отличающиеся друг от друга. Все они объединяются международным классификатором под единым названием шалмей с уточнениями – «цилиндрический шалмей с боковыми отверстиями» (индекс – 422.211.2), «конический шалмей без боковых отверстий» (индекс – 422.212) [6].
Первое упоминание о башкирском хорнае относится к 1867 году и связано с публикацией под названием «Иллюстрированное описание музыкальных инструментов, хранящихся в Дашковском этнографическом музее, в Москве: с 137 рисунками в тексте и 3 таблицами» [2].
Этот уникальный труд построен на первом опыте организации Всероссийской этнографической выставки (1865–1867). История не донесла до нас подробностей сбора экспонатов, но известно, что подготовка заняла два с половиной года, а сама выставка была открыта в Московском Манеже в начале апреля 1867 года. Коллекция вошла в историю вместе с именем В.А.Дашкова – этнографа и мецената, пожертвовавшего огромную для своего времени сумму в 40 тысяч рублей.
В московской периодике подробно описано это событие, и особо – 6 апреля 1867 года – день посещения выставки «Императором Всея Руси Александром II». Отмечены подробности прохождения высокого гостя и его свиты по павильонам и этажам Манежа и реакция императора, который пришёл в «неописуемый восторг и пожаловал В.А.Дашкова орденом Святого Станислава 1-й степени» [1].
А награждать действительно было за что. Коллекция, которой нет аналогов даже сегодня, была богатейшая. Её «изюминкой» стали 288 манекенов «представителей племён России и славянских земель». В хорошо продуманной последовательности были выставлены национальные музыкальные инструменты, подлинные народные костюмы и предметы быта, рисунки и даже фотографии – дорогостоящая редкость для середины XIX века.
В сборе экспонатов активное участие принимали все регионы Российской империи. Не отставал от них Уфимский комитет, входящий в Оренбургское объединение, приславший уникальную экспозицию башкирской культуры. Известно, что из Уфы в Москву её транспортировал некто Мухамед Яшикеев, который числился экспедитором, но ещё был исполнителем на курае (чебызге, как отмечено в сопроводительных документах): «Вместе с вещами будет послан башкир. Этот башкир играет на чебызге – пастушеском инструменте, который вероятно вовсе не известен в Москве. Игра башкира на чебызге весьма замечательна по горловым тонам играющего и характеристическим мелодиям» (сохранена оригинальная орфография) [1].
Время не пощадило дашковскую коллекцию. После выставки на Манеже многие её экспонаты были распределены по московским музеям и впоследствии безвозвратно утрачены. О её богатстве и разнообразии сегодня можно судить только по «Иллюстрированному описанию…» 1909 года, со-держащего 237 документальных свидетельств. Одно из них, под номером 150, озаглавлено «Пастушiй рожокъ башкиръ» (Фото 3. Текст документа №150. «Пастуший рожок башкир».)
«Пастуший рожок башкир состоит из пары оловянных трубок (около 22 см), с двумя и четырьмя отверстиями для пальцев, с одного конца их вставлены тростниковые пищики с дрожащим язычком. Трубки вправлены в деревянные корытца так, что отверстия для пальцев остаются открытыми с одной, а пищики открыты с другой стороны, отсюда вдет раструб из рога надставленный берестой. Отверстия с пищиками, таким образом, оказывается посредине инструмента (общая длина которого около 39 см), в это отверстие при посредстве рта нагнетается воздух. Первая из трубок издаёт звуки, as b c(2), вторая – h c(2) des(2) es(2) f(2) , при вдувании извлекаются сразу два звука» [2, с.251].
Описание инструмента было настолько подробным, что в 2005 году привлекло внимание и вдохновило уфимского мастера-реставратора Н.Старостина. Он выполнил авторскую реконструкцию «рожка», взяв за основу документ №150, а для защиты «тростниковых пищиков» добавил мундштук из обработанного рога по аналогии с уэльским hornpipe.
В процессе работы мастер обратил внимание на несоответствие звукорядов мелодической (пятизвуковой) трубки в дашковском описании, с бурдонирующей (трёхзвуковой). Причин могло быть несколько. Основная из них – не-точная сборка и/или высыхание довольно капризного звучащего тела при длительном хранении («тростниковые пищики с дрожащим язычком»). Мастер рассчитал, что инструмент при длине 39 см должен был иметь иной звукоряд и звучать на полтона ниже. Для проверки этого предположения он подобрал несколько традиционных башкирских мелодий, часть из которых подошла для исполнения на реконструированном «пастушьем рожке башкир».
Один из них приводится в нотном примере 1:
Нотный пример 1.
Н.Старостин. Наигрыш на реконструированном хорнае (фрагмент):
Результат превзошёл все ожидания. Наигрыш мог исполняться в одной аппликатурной позиции, удобной для игры неподготовленным музыкантам, и сохранял характерный национальный колорит.
Двухтростевой хорнай мастера Н.Старостина пока существует в одном экземпляре и находится в процессе изучения.
Однотростевой хорнай также был широко распространён в башкирской музыкальной среде и неоднократно упоминался в письменных источниках.
Один из них – «Сборник исторических материалов о народах Поволжья» [4] казанского исследователя Н.В.Никольского. Хорнай здесь упомянут под тем же названием, что и дашковский экспонат «рожок башкирских пастухов» (башк.: көтөүселәр hорнайы), но кратко и без описательных подробностей.
Первая реконструкция однотростевого хорная была выполнена уфимским мастером А.Латыповым в 2003 году. Ориентируясь на известные сведения и собственный опыт, мастер сначала изготовил берестяной хорнай с коническим каналом, без игровых отверстий и тростью гобойного типа. Впоследствии мастер перешёл на изготовление деревянной разновидности с одинарной тростью, раструбом из отшлифованного рога и игровыми отверстиями 6+1 (см. фото 7).
Оригинальных мелодий и наигрышей в исполнении на хорнае пока не найдено, но договорные сигналы и короткие заклички могли исполняться на нём без труда. Многолетняя апробация в концертных и учебных фольклорных группах показала, что на реконструированном однотростевом хорнае возможно исполнение практически всех национальных мелодий и наигрышей. Единственное ограничение – звукоряд: рабочий – в объёме квинты (реже сексты), солирующий – до септимы. Впервые реконструированный хорнай был показан на конкурсе «Die Wiener sternen» («Венские звезды»), который проводился в столице Австрии в 2011 году. Энтузиаст хорная, кандидат искусствоведения Л.Ишмурзина [3] была отмечена дипломом лауреата за исполнение башкирских народных наигрышей «Йыпыҡа» и «Бондюг ҡыҙы Зиләйлүк» в номинации «Сольное исполнительство на традиционном инструменте» (обработка и адаптация для хорная – З.Халилова). Оба наигрыша имели сложную артикуляционно-штриховую фактуру и звучали в максимально доступном диапазоне инструмента.
К началу 2021 года реконструированный хорнай практически завершил апробацию и успешно дебютировал на конкурсах национальных инструментов «Урал иле» (2021 г.), «Йондоҙҡай» (2022 г.) и других открытых мероприятиях в ансамблевых и сольных номинациях.
Концертные и конкурсные достижения нового национального аэрофона не прошли незамеченными. Хорнай вместе с другими башкирскими фоноорудиями вошёл в основной состав ансамбля «Йәшмәләр», пропагандирующий аутентичный башкирский фольклор (руководитель Л.Галина). Он зазвучал в группе «Шаңдау», работающей в стилевых направлениях жанра фольк-фьюжн (руководитель Ф.Разяпова). Инструмент успешно вошёл в репертуар и других фольклорных и эстрадных объединений.
Интерес к хорнаю стали проявлять зарубежные музыковеды. Так, в марте 2013 года в Уфе гостил представитель японской народности Айны, музыкальный этнограф Лео Тадагава, который после знакомства с игрой на башкирском хорнае нашёл его сходство с японским хитирики. Учёный сообщил, что в Японии первые упоминания об этом инструменте относятся к VIII веку, настоящий хитирики изготавливают из бамбука, обработанного по особой технологии, но без рогообразного раструба. Без яркого, пронзительного звучания хитирики невозможно представить японское ритуальное песнопение и традиционные танцы.
С начала работ по реконструкции хорная прошло свыше двадцати лет. После многолетнего забвения инструмент был успешно восстановлен. Годы показали правильность избранного направления – от документального теоретического обоснования к академической исполнительской практике. Процесс реконструкции шёл последовательно, без серьёзных ошибок, получил поддержку аудитории и уже имеет многочисленных последователей.


Литература

1. Гаджиева А.А. Музыкальные инструменты – экспонаты Первой этнографической выставки в России 1867 г. [Электронный ресурс]. URL: https://collection.ethnomuseum.ru/entity/ALBUM/1567495 (дата обращения: 19.02.2023)
2. Иллюстрированное описание му­зыкальных инструментов, хранящихся в Дашковском этнографическом музее в Москве: с 137 рисунками в тексте и 3 таблицами / составил А.Л.Маслов // Материалы и исследования по изучению народной песни и музыки. С музыкальными приложениями и иллюстрациями / Труды музыкально-этнографической комиссии, импера­торского общества любителей естество­знания, антропологии и этнографии. – М., 1907. – Т.II. – С.207–269.
3. Ишмурзина Л.Ф. Музыкальные инструменты башкирской обрядовой культуры. – Уфа: Прокопий, 2021. – 168 с.
4. Никольский Н.В. Сборник исторических материалов о народах Поволжья. – Казань, 1919. – 230 с.
5. Фольклор народов Башкортостана. Энциклопедия. – Уфа: БЭ, 2020. – 664 с.
6. Hornbostel E.M. von, Sachs C. Sistematik der musikenstrumenten. – Zeitschriftfur Etnologie XLVI, 1914. – 553 p.

В.А.Дашков (1819–1896) – русский этнограф и меценат, основатель Дашковской коллекции.
Н.Старостин с реконструированным хорнаем. Уфа, 2005 г.
Нотный пример 1.
А.Латыпов с реконструированным хорнаем из бересты без игровых  отверстий с тростью гобойного типа. Уфа, 2003 г.
Инструментальная группа «Хорнай» Уфимской ДМШ №4.
Японский этнограф Лео Тадагава  и студентка УГИИ Ф.Разяпова.  Совместная игра на хорнае А.Латыпова, 2013.
В.А.Дашков (1819–1896) – русский этнограф и меценат, основатель Дашковской коллекции.
Автор:Равиль РАХИМОВ, доктор искусствоведческих наук, профессор
Читайте нас в