Все новости
Искусствоведение
24 Октября , 11:42

ФОЛЬКЛОР В ТВОРЧЕСТВЕ УФИМСКИХ ХУДОЖНИКОВ

Фольклор – богатое наследие духовной и материальной культуры человечества. Как в волшебном сундуке, в фольклоре народ хранит всю информацию о себе, о своём историческом пути от самого начала времен – сотворения неба, звёзд, земли, человека. Именно в фольклоре закодированы народные понятия доблести, силы и красоты (народный костюм, убранство и устройство жилища и др.). В песнях и сказаниях воспеваются героические подвиги былинных богатырей. Безымянные авторы создали изумительные народные сказки, притчи, легенды, были и небылицы, песни и танцы. Список таких уникальных шедевров нескончаем: «Гильгамеш», «Илиада», «Калевала», «Манас», «Урал-батыр» и другие. В них, в каждом народы создали множество художественных образов и персонажей, разработали сюжетные линии. Все эти творения народов возникли когда-то в глубине веков и продолжают жить и сегодня, вдохновляя некоторых современных уфимских художников на творчество.

ФОЛЬКЛОР В ТВОРЧЕСТВЕ УФИМСКИХ ХУДОЖНИКОВ
ФОЛЬКЛОР В ТВОРЧЕСТВЕ УФИМСКИХ ХУДОЖНИКОВ

Однако возникает естественный вопрос, что же так привлекает художников в фольклоре? «Фольклор (англ. folklore) – народное творчество, искусство, создаваемое народом и бытующее в широких народных массах. Различают фольклор словесный (народно-поэтическое творчество), музыкальный, танцевальный и др.» [1]. В этом определении ключевое слово – «творчество». Так вот в чём дело. Ответ прост: художников с фольклором объединяет творчество, как говорится, подобное тянется к подобному. Если художнику декоративно-прикладного искусства, керамисту, резчику по дереву, мастеру войлока и др. позволительно буквально повторять, интерпретировать сюжеты и краски народного творчества, часто «буква в букву, строчка в строчку», то художники-живописцы стараются использовать фольклорный материал лишь как «топливо» для творческого «горения» при создании своей картины. Главная задача художника-живописца – создать не заимствованный, а свой уникальный художественный образ на холсте.
«В понятии образа всегда есть момент субъективности. Образ – это визуально-иконическое отображение какого-то объекта. В образе всегда прочитывается и прообраз (художник пишет «праобраз»), то есть некоторая ретроспектива образов» [2]. Вот почему художник (живописец и график) старается использовать фольклорный материал лишь как «топливо» для творческого горения при создании своей картины.
Во время восприятия человеком произведения искусства, будь это картина, графика или керамика, происходит сложный процесс. Скажем так, «катарсис» догоняет зрителя не сразу. Как правило, это происходит чуть позже вне сюжета, и вообще, вне рамы самой картины, как говорится, в «сухом остатке», когда зритель уже сидит в буфете за чашкой кофе, переваривая в себе эмоции от только что увиденной им картины художника. В этот момент на зрителя воздействует не столько сюжетная фабула, в первую очередь то, как автор по-новому, оригинально «презентует» эту тему или известный сюжет, как он «круто» работает с формой, пространством и плоскостью картины. Мы знаем, что чем талантливее автор произведения, тем значительнее проявляется его художественный замысел, авторский стиль, мастерство. Он всегда хочет в своём творчестве чего-то новенького, невиданного и небывалого. Сверхзадача художника – показать зрителю «своё видение мира». Каждый художник хочет сказать зрителю, что он тоже «умеет говорить на языке искусства и что именно поэтому он – современный художник» [3].
С развитием и ростом городов возник и развился новый вид фольклора – городской. Это городские легенды, городской романс, дворовые были и небылицы и др. Художники, по природе своей чуткие индикаторы изменений в обществе, увидели это явление и некоторые из них нашли в этом городском фольклоре вдохновение для своего творчества.
Если, например, уфимский художник Марат Марин пишет свои картины, опираясь именно на городской фольклор, связанный с известными деятелями культуры и искусства, он по-своему обыгрывает пространство холста и фактами из биографий известных всем горожан – А.Тарковского, С.Довлатова, М.Цветаевой и др.
Другой уфимец, Филарет Шага (Шагабутдинов), создаёт свою живописную версию жизни Уфы и её жителей. Он свои картины населяет домами, воронами, людьми, дачами, лодками, уфимскими холмами и реками. Эти два художника давно отошли от «реалистов-традиционалистов» и просто «этюдистов», пишущих красивые виды и мотивы нашего города. Сам образ и внешний вид художника Шагабутдинова с большими усами, с неизменной трубкой во рту и пучком волос на затылке – уже давно стал частью уфимского фольклора. Он узнаваемый персонаж на произведениях уфимских портретистов.
Творчество ещё одного уфимского художника, Николая Куприянова, строится на иных образах и мотивах народного фольклора. Этого автора вдохновляют сюжеты и образы русских сказок. А сказка – это чистый фольклор. Пишет он свои произведения маслом на холсте в манере, близком к стилю «фэнтези», но у него все происходит в каком-то цветном, «куприяновском» пространстве и времени.
Художника Георгия Калитова (ваш покорный слуга) вдохновили мифы и обряды марийского фольклора. Он создал ряд линогравюр и автолитографий, две серии печатной графики.
Богатый русский фольклор и народное искусство наивных безымянных художников – особо любимое и «благодатное поле» деятельности для нашей землячки, художницы Валентины Кузнецовой. Многие образы её керамики оттуда – барыни и кавалеры, ангелы и сирины, птички и собачки и др. Она их талантливо осовременила, придав им черты знакомых женщин и мужчин из своего близкого окружения, милой ей художественной интеллигенции. Работы её красивы по форме, чувствительны, очень женственны и пользуются большим успехом у зрителя. Родилась В.Кузнецова в с.Воскресенское Республики Башкортостан, сегодня проживает в г.Москве.
Великолепный пример воздействия башкирского фольклора на творчество живописца демонстрируют произведения Джалиля Сулейманова. Он сын известного башкирского учёного-фольклориста, профессора Ахмета Сулейманова, автора множества трудов в этой области науки, в том числе книги «Байки и небылицы башкирского народа». Как-то Сулейманов признавался, что ему по просьбе своего отца пришлось сделать десятки рисунков к его книгам. Он сделал также большое количество рисунков по истории и археологии академику Н.А.Мажитову. Всё это не прошло для художника бесследно. Д.Сулейманов как губка впитал в себя поэтику мифов башкирского фольклора. Он нашёл чего искал. Думаю, Сулейманов разгадал духовный код башкирского народа в его фольклоре. Хотя в экспрессивных живописных произведениях Д.Сулейманова нет ни прямых заимствований фольклорных сюжетов, ни даже приемов народного искусства, ни калек с готовых фольклорных образов, тем не менее, зритель замирает перед его полотнами, застигнутый эпической силой и суровой поэтикой его живописных произведений. Художник Д.Сулейманов обладает редким умением замечать и отбирать сюжеты и идеи для своих картин из своей повседневной жизни, но значительно переработав пластически, доводит их на своих холстах до эпического звучания. А у зрителя возникает устойчивая мысль, что эти сюжеты его картин как бы всегда были в фольклоре башкирского народа. На такое способен только сильный и талантливый художник. Это примерно так же, как с песней, когда сочиненная каким-то конкретным автором, красивая и любимая всеми песня, воспринимается как народная.
Ровесник Д.Сулейманова, ещё один талантливый башкирский живописец Амир Мазитов, равен и достоин своего друга в этом смысле. Его произведения так же, как и у Д.Сулейманова, уходят корнями глубоко в башкирский фольклор – в область народных сказаний, притч и башкирских былин. Художник работает в очень брутальной манере. Мазитов непревзойденный мастер игры на холсте масштабами и ракурсом, пространством и ритмами. Он любит грубую фактуру на холсте. Эта традиция в башкирской живописи берёт свое начало ещё от ученика Н.Фешина – А.Э.Тюлькина. Может быть, и от картин самого Давида Бурлюка, известного футуриста, работавшего в Уфимской губернии в 10-х годах XX века. Да и сам Бурлюк был не прочь вдохновиться украинским фольклором в своём творчестве, вспомните его классическое произведение «Казак Мамай». Картины Мазитова необычны и похожи на башкирские народные песни, исполняемые в стиле озон-кюй (протяжные песни) башкирскими народными мастерами.
Рядом с именами Д.Сулейманова и А.Мазитова нужно заслуженно поставить имя ещё одного художника-башкира – Фарита Ергалиева. Яркое, современное по стилю творчество этого мастера возросло и расцвело всеми цветами и полуабстрактными формами, условными символами и аллегориями на почве родного ему башкирского фольклора. Но Ергалиеву ближе и дороже декоративно-прикладное искусство его родного народа.
Декоративно-прикладное искусство башкир вот уже много лет вдохновляет еще одного уникального башкирского художника – Рашита Хабирова на создание своих произведений сложным старинным методом классической живописи. Но здесь автор использует декоративно-прикладное искусство башкирского народа кардинально по-иному, чем Ф.Ергалиев. Рашита Хабирова интересуют национальные мужские и женские костюмы и прочая фольклорная атрибутика – национальная одежда башкир, скатерти, шаршау. Публике полюбились его натюрморты из предметов истории и материальной культуры башкир. Народ восхищается его натюрмортами, тщательно прописанными портретами в национальных нарядах. Такая живопись в «технике старых мастеров» сегодня забыта художниками Башкортостана – это единственный мастер, работающий в этом стиле у нас в Уфе.
При таких словах, как «фольклор», «творчество» и «художник» первым вспоминается имя Рината Харисова. Всё созданное этим замечательным художником в Уфе (он уже несколько лет проживает в Канаде) так или иначе было связано с татарским фольклором. Как он сам любит вспоминать: «Татарский фольклор с детства окружал меня. Это был мой воздух, и я им жил». Харисов после окончания УГИИ рано нашел свой пластический язык и свою тему. Стиль его очень чистый, мягкий, метафоричный, красивый. Словом «неопримитивизм» определяют этот стиль. Его картины понятны простым зрителям и искусствоведам, поэтому произведения художника полюбились всем: и простому зрителю, и высоколобым интеллектуалам.
В этом же стиле неопримитивизма работала знаменитая уфимская художница Адия Ситдикова. Она автор очень красивых, изысканных по цвету картин, исполненных художницей по канонам чистого наивного искусства. Таковы её чудесные, очень женственные, если про живопись можно так говорить, узнаваемые всеми натюрморты. Её произведения, собственно говоря, и есть настоящий фольклор, благодаря волшебному таланту автора переросшие «короткие штанишки» самодеятельного, народного искусства и ставшие в полной мере полноценной профессиональной живописью. Нынче украшают собрания многих музеев России.
К чистому фольклору, народному творчеству на «заборе», в начале XX века первым обратился Михаил Ларионов – выдающийся русский художник. Он в России «узаконил» т.е. легализовал этот стиль в живописи, придумал ему название – «неопримитивизм». Продолжатель дела М.Ларионова, уфимский художник Ринат Харисов не ограничивал себя лишь архаикой татарского фольклора. Он успешно ввёл в своё творчество фольклорные мотивы татарской деревни советского периода, так называемый «советский фольклор»: советскую символику, сельские клубы, авто и логины той эпохи и др. Такое под силу только настоящему таланту.
Есть еще немало членов Союза художников РБ, в творчестве которых тем или иным образом отразился очаровательный свет фольклора. Всех перечислять не позволяет формат статьи, но имена наиболее интересных в этом плане авторов необходимо отметить. Это Айгуль Байрамгулова, Салават Гилязетдинов и его дочь Гульназ Гилязетдинова, Талгат Масалимов, Рафаэль Кадыров, Камиль Губайдуллин и другие.
Самый известный из них не только в нашей республике, но и далеко за ее пределами – это Камиль Губайдуллин. Его «фирменным» стилем в графике стал глубокий черный фон. Мастер умел «вытаскивать» и создавать свои уникальные образы и сюжеты на темы башкирского фольклора. К.Губайдуллин, как сильный человек, личность, имел определённую социальную позицию в жизни. Он не ограничивал себя рамками мусульманской религии или национальной культуры, как многие художники республики, а своей графикой призывал к гуманизму, беречь общечеловеческие ценности, уважать мудрость стариков, восхищаться силой молодости. Манера его была близка к «наивному» искусству – рисунок немного «коряв», по сравнению с художниками-академистами. Но от этого произведения Губайдуллина только выигрывают. Его кредо в творчестве можно выразить одной фразой – «Большая форма выражает большую идею».
Говоря о фольклоре, нужно сказать несколько слов о художниках-иллюстраторах эпоса «Урал-батыр», этой главной жемчужины башкирского фольклора. Первым создателем иллюстраций по заказу Башкирского книжного издательства в 1960–70-х годах стал художник Валиахмет Дианов. Именно этим талантливым иллюстратором-художником были впервые разработаны визуальные графические образы всех главных персонажей эпоса, а также одежда, фауна и флора в эпосе «Урал-батыр». Также Валиахмет Дианов в 70-х годах первым сделал замечательные иллюстрации к другим башкирским народным сказаниям: «Алпамыша», «Кузыкурпяс и Маянхылу». В своих рисунках художник отказался от бытописания и обратился к популярному в то время в России «суровому стилю». Для иллюстратора эпических произведений это была удачная находка. Вот почему сами рисунки мастера скупы на мелкие детали, а фигуры персонажей увеличены до краев листа и обобщены до образов-символов. Конь ли это крылатый Акбузат, дерево ли это или птица Хумай, элементы одежды ли героев или чаша с живой водой, скалы или реки – все в его рисунках воспринимается величаво, эпично, даже монументально. Цвет для своих рисунков художник Дианов подобрал почему-то красновато-коричневый, не чёрный, как было обычно принято тогда в полиграфии. У читателя невольно возникает ассоциация с рисунками из красной охры на стенах пещеры Шульган-Таш. Профессиональный книжник-иллюстратор с академическим художественным образованием, Валиахмет Дианов один, в отличие от последующих иллюстраторов эпоса «Урал-батыр», сумел прочувствовать и передать в своих рисунках в полной мере поэтику эпических произведений башкирского народа. Его иллюстрации уже давно стали классикой башкирского фольклора.
В последние годы еще два других уфимских графика проделали огромный труд – проиллюстрировали эпос «Урал-батыр». В нашей либеральной, демократической стране каждый художник теперь волен «видеть» по-своему все, в том числе трактовку вполне конкретных фольклорных произведений, как эпос «Урал-батыр».
Для Глеба Голубева мотивы и образы «Урал-батыра» послужили не более чем материалом и поводом для оформления книги – создать красивую книгу-подарок. Одним словом, приятный во всех отношениях полиграфический товар. Издатели достигли поставленной цели – товар получился дорогой, подарочный, но холодный, не трогающий сердца читателя.
Известный уфимский художник Айрат Терегулов также создал свою, «терегуловскую» версию рисунков по эпосу «Урал-батыр». Около ста листов экспонировались на персональной выставке автора в БГХМ им.М.В.Нестерова в 2017 году. В этом случае художнику фольклорное произведение стало всего лишь хорошим поводом для формальных экспериментов в рамках эстетических принципов постмодернизма, а что это всё про эпос «Урал-батыр», оставалось зрителям только догадываться.
Фольклорный материал башкир и всех других народов нашей респуб­лики необъятен и богат. Две самые важные вещи всегда интересовали и восхищали художников в фольклоре – форма и содержание. Они всегда филигранно отшлифованные и подогнанные друг к другу самим временем и творческим гением народов.
Может, поэтому фольклор для многих художников был и остается таким магическим и привлекательным, а для некоторых стал источником вдохновения в их творчестве на всю жизнь.


Литература

1. Советский энциклопедический сло­варь. – М.: «Советская энциклопедия», 1981. – 1600 с., с илл.
2. Раппопорт А. 99 писем о жи­вописи – М.: Новое литературное обозрение, 2004. – 344 с., илл.

Г.Г.Калитов. «Рождество». 1998. Автолитография
Д.Сулейманов. «Один». Холст, масло
А.Ситдикова. «Кухня». Холст, масло
С.Гилязетдинов. «Колыбельная свадьба».  Смешанная техника
Г.Г.Калитов. «Рождество». 1998. Автолитография
Автор:Георгий КАЛИТОВ, народный художник Башкортостана
Читайте нас в