Все новости
Общие статьи
15 Марта , 09:10

Любя историю, нельзя «влюбляться» в объект исследования

Рамиль Насибуллович Рахимов – известный исследователь военной истории народов Башкортостана. Концепция военной службы нерусских народов юго-востока России, которую он разработал, признана как отечественными, так и зарубежными учеными. Долгие годы преподает в Башкирском государственном университете. В январе кандидату исторических наук, доценту, заведующему кафедрой истории России, историографии и источниковедения БашГУ, заслуженному работнику образования РБ Рамилю Рахимову исполняется 60 лет.

Любя историю,  нельзя «влюбляться»  в объект исследования
Любя историю, нельзя «влюбляться» в объект исследования

– Большая история складывается из историй и судеб отдельных людей. Рамиль Насибуллович, расскажите, пожалуйста, в какой семье Вы родились.

– Я родился и вырос в дружной семье – мои родители: Насибулла Фаткуллович и Зубаржат Сагарьяровна и мои старшие сестры Альфия и Лилия. Вообще, я поздний ребенок, родился на волне необычайного подъема в обществе, связанного с началом космической эры. 12 апреля 1961 г. совершил свой знаменитый полет Юрий Гагарин, 7 января 1962 г. на свет появился я.
Мои родители были замечательными людьми. Отец, благодаря своей силе воли и настойчивости, смог поступить в Стерлитамакский нефтяной техникум в 1936 г. и успешно его окончить (это был второй выпуск). Отслужив срочную службу в армии, он вернулся домой, начинались трудовые будни. В мае 1941 г. его призвали на сборы. В составе 170-й стрелковой дивизии он отправился на запад. В пути он и его товарищи узнали, что началась война. С июля находился в боях при дивизионной разведке. Был ранен и отправлен в госпиталь в Казань. После излечения, отец, порвав справку о негодности к военной службе и обманув врачей, поступил в Пензенское артиллерийское училище.
С мая 1942 г. – лейтенант, командир минометной батареи в 32-й гвардейской Таманской стрелковой дивизии. Оборонял Кавказ, штурмовал «Голубую линию» на Кубани, высаживался десантом в Крым. Вновь был ранен, после лечения вернулся в строй. Участвовал в штурме Сапун-горы и освобождении Севастополя, в боях в Литве и Восточной Пруссии. Участник штурма Кенигсберга, боев за Пилау.
За подвиги отец был награжден четырьмя боевыми орденами. Так сложилось, что он всю войну командовал минометной батареей. А я служил в Группе советских войск в Германии (ГСВГ) в 68-м гвардейском мотострелковом Познанском Краснознаменном ордена Суворова полку радиотелефонистом в минометной батарее. В 1946 г. в звании гвардии старшего лейтенанта отец демобилизовался и начал работу на заводе «Авангард» в Стерлитамаке. На этом заводе прошла вся его трудовая жизнь.
На «Авангарде» трудилось много родственников, там работала старшая сестра. И я один год, после окончания школы, до призыва в армию, проработал на этом заводе. Об этом трудовом опыте я никогда не жалел. На заводе встретил интересных, достойных людей, это был, можно сказать, настоящий рабочий класс.
Моя мама была мастер портного дела. Она отлично кроила, шила, вязала. Швейная машинка, лекала, выкройки, мел, ткани – все это очень знакомые с детства вещи. Мама обладала чудесным голосом, красиво пела башкирские песни.
Вообще, родители, как я понимаю сейчас, в то небогатое, скромное по обстановке время, подарили нам счастливое детство. Отец очень любил природу, все летнее время проводил в саду. Мама стремилась развить в нас любовь к знаниям, любовь к своей истории. Моя старшая сестра Альфия всю жизнь проработала на заводе. Сестра Лилия окончила Уфимский институт искусств как музыковед и в настоящее время преподает в Салаватском музыкальном училище. С детства у нас дома звучала музыка.
Отмечу, что по отцовской линии нашим предком является Кунакбай Сатлыков, основатель деревни, он же участник Заграничного похода 1813–1814 гг. По отцовской линии наш род связан с Кахым-турёй (Кахым Мырдашев) и Акчулпановыми – героями наполеоновских войн. Мы вообще не Рахимовы, а Мухаметрахимовы. Но во время первой переписи населения часть Мухаметрахимовых была записана как Рахимовы.
Папин дядя, я его застал, был в составе башкирской бригады, направленной в Петроград в 1919 г. Папин двоюродный брат – Закир Рахимов в годы войны попал в плен, бежал во Францию и там воевал в составе движения Сопротивления. Вернулся домой с наградами, но в конце 40-х гг. был репрессирован, однако ему повезло и он выжил. Всю жизнь проработал учителем. Он был счастливым человеком, несмотря на то, что прошел необычайно тяжелые испытания.
Мамин дядя Камал Айдаров был директором «Башкниги» (нынешний «Китап»). Подвергся репрессиям в 1937 г., впоследствии реабилитирован. Мой дед Сагарьяр (мамин отец) был на различных должностях в 20–30-е гг., но также арестован и репрессирован.

– Можно сказать, что определенные предпосылки для выбора профессии историка у Вас были?

– Да. Интерес к истории возник в школьные годы. Этому способствовали, вероятно, книги, которые я читал (в то время мы все очень много читали) и учитель истории, дававший много дополнительного материала. С самого начала мне была интересна военная история. Была еще одна тема, которая внутри меня долго соперничала с историей, – искусствоведение. Я проучился всего один год в художественной школе в Стерлитамаке, и наш педагог Надежда Васильевна Курбатова научила нас не только правильно держать карандаш и кисть, разбираться в рисунке и композиции, но и прочитала нам курс истории живописи. Потом я понял, это был академический уровень. По искусствоведению я много читал, да и сейчас интересуюсь современной литературой, посещаю музеи и картинные галереи. Но в те годы я окончательно решил заняться историей, и сразу настроился на научную работу.
Говоря о профессии историка, я подразумеваю не просто диплом или ученую степень, преподавание или публикации. Историк – это тот, кто постоянно следит за литературой в своей теме, новой методологией, работает в архивах, публикует статьи, вводя в научный оборот либо новый источник, либо оригинальный подход к проблеме, участвует в научной жизни, в конференциях и дискуссиях. Таковых на самом деле не так много.

– Кто из известных башкирских историков, преподававших в БГУ в 80-е годы, оказал на Вас большое влияние?

– В это время в университете преподавали многие выдающиеся ученые, приглашались для чтения спецкурсов ведущие профессора и доценты Московского и Казанского университетов. Из профессоров нашего истфака я отметил бы Р.З.Янгузина, Н.А.Мажитова (у него потом я работал на кафедре), замечательными преподавателями были доценты Н.О.Мингалев, Н.И.Леонов, Б.Н.Лаптев, ставшие профессорами позже И.Д.Чигрин, О.А.Науменков. В основном это были представители школы историков МГУ.
Самое серьезное воздействие на меня оказал мой учитель, профессор Анвар Закирович Асфандияров. Можно сказать, что именно он сделал меня профессиональным историком. Уже со второго курса я работал в архиве – это лаборатория для историка. Анвар Закирович научил работе с литературой и источниками, критическому анализу, глубокой проработке материала и широким обобщениям в привязке темы к общеисторическим процессам, словом, всему тому, чему он научился в свое время в МГУ. Его неукоснительное правило объективности для историка я до сих пор привожу в пример студентам: «Любя историю, не «влюбляйся» в объект своего исследования, иначе начнешь «подгонять», «улучшать» его, и в результате напишешь неправду».

– Вы не раз принимали участие в военно-историческом фестивале «День Бородина». Историческая реконструкция военных сражений российских войск с участием башкир занимает в Вашей научной деятельности важное место. Кто увлек Вас этой темой?

– Движение военно-исторической реконструкции существует в нашей стране с 1988 г. Этой темой я занимаюсь профессионально с 2002 г., главным образом, это реконструкция русской пехоты. Воссозданием внешнего вида башкирских воинов с моей подачи начал заниматься после 2007 г. Ильдар Шаяхметов. Сейчас это дело вместе с ним продолжают на очень высоком научном уровне Юлай Галиуллин, Рафаэль Амантаев, Азат Кужин (Польша), Ирик Баишев (Германия), Мажит Ибрагимов.
Я с самого начала поддерживал это движение (сейчас Военно-исторический клуб «Первый башкирский полк – Любизар») с точки зрения научно-исторического знания. В нашем деле легко скатиться на сценические костюмы, фантазийность, осовременивание материалов, чего не должно быть. Для того, чтобы следовать эпохе, нужно изучать не только архивный материал, но и гравюры, живопись, отсеивая поздние работы от подлинных картин современников далёкой поры, просматривать коллекции музеев, что называется «набить глаз». Только так можно говорить о внешнем виде, быте, походном лагере «северных амуров».
Кроме башкирских конников, с прошлого года консультирую и калмыцких коллег, которые начинают движение в этом направлении. Есть и неплохой опыт реконструкции тептярского воина 1812 г. Вообще, как я заметил, к теме реконструкции башкирских воинов очень тепло относятся как в России, так и за рубежом.

– Как Вы стали председателем военно-исторического клуба «Уфимский пехотный полк»?

– С членами движения военно-исторической реконструкции в Уфе, занимавшимися Уфимским пехотным полком, я был знаком с 1991 г. Мы иногда встречались, обсуждали интересующие нас вопросы. Ребята приглашали меня в свои ряды, но я считал, что внутренне не готов, тема во мне не сложилась. В 2002 г.
в связи с юбилейным годом – 190-летием Отечественной войны 1812 г. меня попросили заняться организацией поездки реконструкторов. К этому времени я, вероятно, в тему вошел плотно, не случайно в 2004 г. вышла моя книга «История Уфимского пехотного полка».
У новичков «Бородинского поля» и военно-исторического фестиваля в целом обычно случается два варианта подведения итогов поездки – либо ты говоришь себе: «Да, все это прекрасно, интересно, но не более того», либо ты остаешься в этой теме с этим полем навсегда. Со мной случилось второе. Я еще не участвовал в баталии, был зрителем, но высказал мнение, что для меня поле – часть жизни. Там же мы провели первое собрание созданного военно-исторического клуба «Уфимский пехотный полк», где ребята избрали меня председателем. С тех пор мы ежегодно ездим на Бородино, а также в Малоярославец, Пензу, иногда в Лейпциг. Участвовали в международном фестивале «Времена и Эпохи» в Москве (2017–2019 гг.), а также на мероприятиях в Елабуге, Бирске и Екатеринбурге.

– Этот год – год 210-летия Оте­чественной войны 1812 года. Планируете ли Вы в клубе какие-либо мероприятия в связи с этой датой?

– Да, в 2022 году – 210-летие победы России в Отечественной войне 1812 г. Необходимо отметить, что в ней участвовали все сословия и большинство народов Российской империи. Большое мужество и отвагу показали народы нашего края, сражавшиеся в составе 20 башкирских, 2 мишарских, 2 тептярских конных полков, Оренбургского драгунского, Уфимского, Рыльского и Бутырского пехотных полков. В план проведения мероприятий, посвященных этим событиям (есть соответствующий указ Главы Рес­публики Башкортостан), предлагалось включить проведение военно-исторической реконструкции в Башкортостане, связанной с темой Отечественной войны 1812 г. Наш клуб такую реконструкцию уже проводил в 2012 г. в Кармаскалинском районе. Если такое решение примут, мы будем участвовать в организации этого действия. Кроме того, планируем участие в городских мероприятиях. Обязательными остаются поездки на военно-исторические фестивали в Пензу, на Бородино и Малоярославец. К слову, в этом году исполняется 20 лет нашему клубу. Этот праздник мы отметим на Бородинском поле.

– Ваш родной город – Стерлитамак. Что Вас сейчас связывает с этим городом?

– В Стерлитамаке я родился, здесь прошли мои детство и юность. После университета год преподавал в пединституте. Сейчас в Стерлитамаке живут моя сестра, родственники, друзья. К сожалению, не так часто приезжаю к ним. Город, конечно, изменился, вырос. Он стал уже другим. Не в архитектурном плане, а как город. Тот, прежний Стерлитамак, был заводским городом, выполнявшим план «большой химии», в ущерб здоровью его жителей. Люди тогда все знали друг друга. Было что-то родственное. Сейчас же все иначе. Другие интересы, другая жизнь. Формируется новый город в плане городского социума. Наверное, так и должно быть. Примерно то же происходит сейчас и в Уфе. От прежней эпохи осталась газета «Стерлитамакский рабочий» – кажется, она до сих пор отличается оригинальностью своих публикаций.

– Вы – автор 250 научных работ, 6 монографий (по энциклопедии «Всемирная история»). Над чем сейчас работаете?

– Ну, работ на самом деле больше, за 500 перевалило. Кроме монографий, совместно с архивистами (З.Г.Гатиятуллин, Г.Т.Калимуллина и др.) были подготовлены сборники документов, посвященные Отечественной войне 1812 г., Первой мировой войне, Башкирии в эпоху революций 1917 г., и истории БАССР.
Я работаю весьма своеобразно, наверное, это неправильно, но как есть, так и есть. Я пишу сразу несколько книг, близких тематически, но хронологически разных. Какие-то готовы почти полностью, некоторые на уровне 50–60%. Иногда нужно ехать в Москву или Санкт-Петербург, чтобы дополнительно посмотреть в архиве то, что прошло ранее мимо внимания.
Сейчас почти полностью написана военная история восстания Пугачева, именно военная часть – бои, осады, марши, противоборствующие силы. Завершается написание истории Башкиро-мещерякского войска. Это очень важный этап в жизни как башкир, так и всего региона. На очереди военная история башкир в Гражданской войне. В настоящий момент у меня накопилось множество фактов и оставшихся без ответа вопросов по этой теме.
Складывается текст по истории Башкирской кавалерийской дивизии в годы Великой Отечественной войны. Скорее всего, придется делать большую работу по исторической памяти, мифологизации прошлого, и того, что мы в нем видим, поскольку история становится иногда не темой научных дискуссий, а средством политической борьбы.
Со статьями сложнее. Они долгое время складываются в голове, а потом довольно быстро, в течение одного-двух дней пишутся. Поэтому в голове иногда висят разные темы. Есть еще проекты – издательские, музейные, выступления в СМИ. Они реализуются в разной степени.

– Вы являетесь членом-корреспондентом Академии военных наук, председателем Регионального отделения Российского военно-исторического общества (РВИО) в Республике Башкортостан, членом Комиссии по государственной символике при Главе РБ. Кроме этого Член Общественного совета при Управлении по делам архивов РБ, заместитель председателя Общественной палаты РБ. Вы ведете большую общественную работу, расскажите немного об этой стороне вашей деятельности.

– Больше всего общественная работа идет по линии Регионального отделения РВИО в РБ и в Общественной палате. В 2021 г. по линии РВИО мы воздвигли памятник Гази Загитову в селе Мишкино, установили бюст Муллаяну Халикову на его родине, организовали изготовление памятных досок на здания школ, где учились Герои Советского Союза и полные кавалеры ордена Славы. Кроме того, мы организовывали поездки поисковиков, проведение фестивалей реконструкции, различных мероприятий патриотической направленности, а также конференцию «Интернациональная Победа».
В Общественной палате большая работа была связана с подготовкой и проведением выборов (мы отвечали за общественный контроль, готовили наблюдателей на участки). Конечно, главный упор в работе Общественной палаты – поддержание диалога общества и власти, гражданского мира и согласия в республике. Как член общественных советов, я выступаю в качестве эксперта, помогающего улучшить работу государственных структур.
Комиссия по государственной символике при Главе РБ занимается контролем за использованием государственной символики на практике и другими вопросами, связанными с региональной геральдикой. Здесь я выступаю как специалист по геральдике, вексилологии (наука о знаменах), фалеристике (наука о наградных знаках). В последние годы Комиссия многое сделала, например, были разработаны и утверждены новые государственные награды Республики Башкортостан: ордена «Генерал Шаймуратов» и «Григорий Аксаков», медаль «За трудовую доблесть».
Академия военных наук – общественная организация, созданная нашим знаменитым земляком, генералом армии М.Гареевым. Она реализует свою деятельность в рамках тех задач, что поставлены Генеральным Штабом Вооруженных сил РФ. Я работаю в ней в рамках военно-исторических изысканий, популяризации военного прошлого нашей Родины, проведения патриотического воспитания молодежи.

– На сайте БашГУ «Студенты о преподавателях» о Вас только хорошие отзывы. Некоторые студентки даже признаются в любви. А как Вы оцениваете качество нынешних студентов-историков, есть ли среди них будущие ученые уровня А.Асфандиярова, Н.Мажитова?

– Современная молодежь другая. Она разительно отличается от нас в молодости. У нее другие цели, иные взгляды. Я думаю, что каждому времени соответствуют свои представления и образы. Когда разговариваешь со студентами, не можешь не сказать, что это хорошие ребята. Я вижу в них целеустремленость, желание достичь успеха в работе. Конечно, ученые уровня А.З.Асфандиярова или Н.А.Мажитова не появятся. Будет другой уровень, но не менее достойный. Наука развивается, а в истории появляются новые имена. Они точно не будут Ключевскими или Тарле, но будут авторитетными и профессиональными историками.

– Расскажите о своей семье. Кем работают Ваши жена, дети?

– Моя жена Марина Юрьевна работает в одном из учреждений Министерства культуры РБ, она тоже историк по образованию. Старший сын Артур окончил Башкирский государственный университет, он – бакалавр истории, магистр экономики. Недавно вернулся из армии, служил в Туле, в воздушно-десантной дивизии.
Альберт заканчивает в этом году школу, он участвует в реконструкции с 2013 года, в нашем клубе – барабанщик. У Альберта есть интерес к истории, в прошлом году он впервые принял участие в научной конференции, проводимой музеем-заповедником «Бородинское поле» в Бородино, выступал с докладом. Дочь Амелия – школьница. Я не сторонник навязывать детям что-то в их жизни. Как и мои родители считаю, что дети сами должны выбрать то, чем хотят заниматься, главное, чтобы они были достойными людьми и счастливы в своей жизни.

– Спасибо, Рамиль Насибуллович, за интересную беседу. Поздравляем Вас с юбилеем и желаем успехов!

Беседовала 
Эльвира ХАЛИКОВА.

Насибулла Рахимов
Зубаржат Рахимова
С семьей
На сборах в Алкино. 1987 г.
Нидерланды. С «северными амурами» у памятника башкирам. 2018 г.
с сыном Альбертом в Москве  на фестивале. 2018 г.
Насибулла Рахимов
Автор:Эльвира ХАЛИКОВА.
Читайте нас в