Все новости
Общие статьи
4 Февраля , 09:00

Башкирский род Сынгрян

Долины рр.Синара и Караболка на северо-западе Кунашакского района и территории Каслинского, Верхне-Уфалейского районов области когда-то были землями небольшого ныне башкирского рода Сынрян (Сынгрян). В Тоцком районе Оренбургской области сохранились основанные ими дд.Кундузлытамак, Кызыл Мечеть. В западных районах Республики Башкортостан также проживают потомки башкир рода Сынгрян: д.Сынгряново (Илишевский район РБ) и Кулбаево (Ермекеевский район РБ).

Башкирский род Сынгрян
Башкирский род Сынгрян

Земли рода Сынрян

Род (Singran), наряду с такими башкирскими племенами, как Бикатин (Bigatin), Салжиут (Salgut), Терсяк (Tersek), Айле (Aygli), был отмечен на «Карте всей Империи Российской и Сибири» шведского ученого Ф.И.Страленберга (1730 г.), а также на «Новой карте Московии» голландского издателя Исаака Тириона (1734 г.). Происхождение башкирского рода Сынрян (Һеңрән) неопределенно. В исторической литературе существует мнение о том, что этноним «сынрян» идентичен названию «коми-зырян». Оно сложилось из-за того, что в документах XVII–XVIII вв. сынрянцы часто именовались «зырянцами» или «сырянцами». Однако известный этнограф Раиль Кузеев считал, что не следует развивать теорию об участии коми-зырян в этногенезе башкир, основываясь лишь на неверных транскрипциях этнонима «сынрян». В пользу данной точки зрения необходимо заметить, что сами коми-зыряне называют себя коми-войтыр или коми-морт, а слово «зыряне», по всей видимости, является всего лишь русским экзонимом.
Судя по документам, основную силу Кучумовичей1 составляли представители племен Табын, Сынрян и Бикатин. С 1623 г. сынрянцы упоминаются уже не как группа, кочующая с Кучумовичами, а как ясачное население Верхотурского уезда, в который входили земли в верхнем течении р.Исеть и по рр.Синара и Багаряк, где и располагалась Сынрянская волость. С юго-востока к ней примыкала Катайская волость, которая относилась к Уфимскому уезду, а дальше к востоку по Исети начинался Тюменский уезд, примерно от района нынешнего города Катайска.
До последней трети XVII в. сынрянцы жили относительно спокойно. Как сказано в документе 1673–1674 гг.: «Уфинского уезду Сибирской дороги Сенирянской волости башкирцы… У допросу они сказали …вотчина де у них у сенирянцов у всех вопче за Урал горою, на степной стороне, а межа той вотчине с вершины речки Багаряк и до устья, а от той речки с вершины речки Елганды (Боевка– Авт.) и до устья, а от устья той речки по речку Казиганды до вершиныи до устья, да на вершины речки Уйлабасты и до устья, да через речку Сесер (Сысерть – Авт.) на сосняг, а с того соснягу на вершины речки Исеть и с вершины Исети на речку Уктус, с устья и до вершины, а от той речки на речку Решемды с устья вверх до речки Усмас, да вверх по той речке Усмас до Урала горы, а подли Уралу горы на вершину речки Ик и до устья той речки. А в тех урочищах рыбные и звериные всякие ловли борных де угодьев нет, а ясаку он Куракай с товарыщи на Уфу в государеву казну платят по 10 куниц на год» [1]. Как видим, здесь речь идет об обширной территории, которая включала в себя земли от р.Багаряк и до левого берега р.Исеть в верхнем ее течении, включая Уктус. Но уже к концу XVII в.
все земли Сынрянской волости были отведены под русские слободы. По всей видимости, сынрянцы, как и терсяки, лишились большей части своих вотчинных земель за активную поддержку династии Кучумовичей в начале XVII в.
В челобитной 1697–1698 гг. жители волости обращались к царю с жалобой: «били челом великому государю Уфинского уезду Сибирской дороги симирянской волости башкирцы Мрячка Карабашев да Чирибачка Тарляков с товарыщи… да на их же вотчинников земли поселились русские многие люди четыре слободы: Ремянская (Арамильская – Авт.), Камышенка, Колчедан и Багаряк. И в тех слободах населено дворов по триста и по четыре ста и болше, и те русские люди всякой зверь в той их вотчине повыбили и отогнали и вотчинами их завладели и от того им Великого Государя ясак промышлять стало негде. А они де люди степные безпашенные, кормятца всяким уловным зверем, а ныне де оне за себя в казну Великого Государя ясак платят с великою нуждою» [2]. К каждой слободе отводилась территория, сопоставимая по размерам с нынешними муниципальными районами. Последняя слобода, которая была поставлена на территории Сынрянской волости, это – Багарякская.
У сынрянцев был еще один «кусочек» территории, располагавшийся несколько в стороне от описанной выше Сынрянской волости. Эти земли располагались севернее нынешних Каслей: в ра­йоне р.Вязовки, верховьев Чусовой и оз.Иткуль. В 1759 г. башкиры «Сыгрянской волости» продали значительную часть этих земель Н.Н.Демидову. Старшиной волости в ту пору был Ширым Илишев, а представляли сынрянцев Алтымбай Апеев и Карьяв Сююндуков [3]. Жили представители рода Сынрян в д.Иткуль, по крайней мере, именно так означено место проживания доверенных лиц в документе о продаже земли (купчей крепости). В купчей было оговорено, что сынрянцы оставляют за собой право «во оной проданной нами вотчинной земле имеющимися старыми дельными бортными деревьями владеть, и всякого зверя текущева побивать, пашню пахать, сено косить, хмель щипать, рыбу ловить по прежнему так, как и прежде владели» [4]. Фактически, сынрянцы оставляли за собой право на полноценное использование земли, кроме тех участков, где рубили лес и использовали недра хозяева Кыштымских и Каслинского заводов. Характерно, что и спустя сто лет, права сынрянцев на использование этой земли официально признавались. В 1863 г. при межевании угодий дд.Средне-Иткульской и Ключи было записано, что определяется межа земель этих деревень и «Кыштымскаго и Каслинскаго заводов… и сыгрянских башкир с правом пользования условиями, означенными в купчей крепости 1759 года» [5]. С 1798 г. род Сынрян, как и прочие башкиры, вошел в состав Башкиро-Мещерякского войска.
Расширение Российского государства на восток и укрепление его позиций на Южном Урале в XVII–XVIII вв. часто входило в противоречие с интересами коренного населения – башкир. Индустриализация региона также проводилась без учета их интересов. Как отмечает исследователь истории Среднего Урала Н.Карепанов,«cтроительство металлургических заводов и освоение недр сопровождались жестокой ломкой прежнего уклада жизни края. Тяготы выпали на долю всех народов, населявших край, но, наверное, тяжелее прочих пришлось башкирам. Это был крупнейший коренной народ Урала, и отношения между башкирским населением и новыми правителями оказывали серьезное, иногда определяющее, воздействие на путь, которым шел край» [6]. Например, меры по организации Оренбургской экспедиции и подавлению башкирского восстания 1735–1740 гг. создали условия для строительства целого ряда крепостей. В «Доношении начальника Оренбургской комиссии князя В.А.Урусова в Сенат о размежевании башкирских земель, взятых под строение крепостей, с землями их прежних владельцев» от 13 марта 1740 г. говорится: «…По Сибирской дороге на башкирской земле построено крепостей: Миасская, Челябинская, Эткулевская, Чебаркулевская, Уклыкарагайская и Верхнеяицкая, которые по именным е. и. в. указом строены для свободного в Оренбургу проезду караванов и для содержания башкирского и киргис-кайсацкого народов в сущем подданстве…»
Интересно, что расхищение башкирских земель в восприятии самих башкир стало возможным благодаря собственной беспечности и праздного образа жизни, т.е. вина возлагалась на самих себя. В стихотворении Фатхелкадира Сулейманова (Абдулкадира Инана), выходца из зауральских башкир, «Йәйләүҙе һағынғанда» («Вспоминая кочевья») есть такие строки, где поэт с горечью в сердце критикует башкир предыдущих поколений:

Ожмах, киң, матур, әй йәйләү,
Беҙҙең ҡулдан сығып киттең
бит!
Ник илайһың, башҡорт? Ҡуй,
илама!
Үҙең һатып ашап бөттөң бит!


Юмагул, Карино, Сынгрян

Два поселения сынрянских башкир расположены на севере нынешнего Кунашакского района Челябинской области – Юмагул (другие названия: Сынгрян, Жумагул, Кумкуль) у оз.Комкуль и Карино (другие названия: Сынгрян, Каре) – единственная башкирская деревня на р.Синара. Последняя в числе немногих показана на этнографической карте Европейской России А.Ф.Риттиха. Деревня Юмагул ныне не существует, ее жители пересилились в соседнюю Бурино.
Обе указанные сынгрянские деревни были расположены в окружении деревень, основанных салъютскими башкирами. Ревизия 1816 г.
зафиксировала обе деревнии в 4-й юрте Мякотинской волости (т.е. родовой группы Мякотин или Бекатин). По указанной ревизии в д.Кари (Карино) было 22 двора, в них проживали 80 башкир. Один из старейших жителей по этой ревизии – 65-летний Мунас Ятиков. Его 39-летний сын Хайсар исполнял должность юртового сотника. Он – двоеженец (жены: Фариза 35-и лет и Кульбагида 18-и лет), как и его брат Нигамятулла 35-и лет (жены: Мядина 30-и лет и Багида 35-и лет). Этой же ревизией в Жумагул (Юмагул) было взято на учет при 21-м дворе 85 башкир. Среди жителей отметим 34-летнего Ханафи Зиньева, «отправлящего старшинскую должност походного есаула» [7].
X ревизская сказка (1859 г.) обнаружила 13-дворную Юмагулову в 5-м юрте, в ней числилось 68 душ мужского пола (далее – м.п.) и 36 душ женского пола (далее – ж.п.) [8]. Учет 1869 г. показал Юмагул «при мелких озерах», в ней проживало 99 жителей (при этом на 66 душ м.п. приходилось всего 33 души ж.п.) при 17 дворах. Этот же учет показал д.Карино при оз.Синаре, в ней проживало 150 жителей при 23 дворах [9]. Учет населения
1904 г. обнаружил 22-дворную Юмагулово с 144 жителями в Буринском обществе Буринской волости Щадринского уезда; Карино относилась к Муринскому обществу той же волости и насчитывала 226 жителей при 37 дворах [10].
В период существования Аргаяшского кантона в составе Башкирской республики обе деревни относились к Буринской волости. Первая советская перепись (1920/1926 гг.) указала еще одно название деревни Юмагуловой – Сыгрянова, в ней числилось 154 башкира при 31 дворе. В Карино по этой переписи проживало 213 жителей при 43 дворах[11].
Название д.Сынгрян при pp.Сюнь и Куяшты в нынешнем Илишевском районе Башкортостана является напоминанием о некогда существовавшей Сынгрянской волости в западной части исторического Башкортостана. Являясь ответвлением («филиалом») материнской Сынрянской волости Сибирский дороги, она входила в число так называемых Икских («Ицких») башкирских волостей, т.е. располагалась по р.Ик.
В «Росписи аманатов» («Кто ныне в Мензелинске и кому на их место быть на Уфу в аманатах») за 1664 г. по Казанской дороге среди Икских волостей упомянута «Саныринская волость», где располагалась одноименная деревня, житель которой Исенка Сарманов содержался аманатом (заложником) в Мензелинске. Его должен был заменить Алибай Иликпердеев или его брат Сарыбай [12]. В 1730 г.
она фиксировалась как самостоятельная единица [13]. В конце XVIII в.
по-прежнему известна Саныренская волость Казанской дороги. Затем ее земли и население оказались в составе Булярской волости. Аналогичным образом исчезли по р.Ик и другие башкирские волости: Сарыш-Кипчакская, Тамъянская, Тангаурская, Бурзянская, Кипчакская, Айская, Курпеч-Табынская, Табынская, Мингская, Гайнинская. Сынгрянцы стали вотчинниками Булярской волости.
В одном из документов 1753 г.
упомянут башкир д.Сынгрян Ишболда Темиров, участвовавший в припуске ясачных татар в д.Атрякле: «…Бюлярской волости башкирцы поверенные за письмом татарским деревни Сикия мулла Муслюм Абдуллин, деревни Казгалик Ирка Якшиев, Халиль Солтангулов; деревни Уразметовой Абдулла Урускулов; деревни Сынгирян Ишболда Темиров; деревни Калмия-Тамак Халиль Кадыров, Ибраш Ишимов, Смаил Толбаев; деревни Сеитовой Елдаш Кутлуметов с товарищи, будучи в Каракулине, дали сию на себя у крепостных дел запись тое же волости, команды старшины Кутлы Рысова, деревни Атырякле ясашным татарам Биметю Бикметеву, Беккине Тимметеву, Калмаметю да Кадырметю Алмаметевым в том, что со общего мирского согласия припустили мы, Муслюм с товарыщи, их, Бимета с товарыщи, 4-х человек во имеющуюся у нас старинную вотчину свою, а именно: в землю пахотную и в покосы, и в бортные ухожья, и в хмелевые щипаньи, и в строение мельницы, и в звериные, и птичьи, и рыбные ловли владеть с нами обще. Кроме наших, башкирских, старых бортей, им, Биметю с товарыщи, вновь борти делать с вышеописанного числа впредь 20 лет. А посторонних людей не пускать, и в оброк своих паев не давать, и деревнею вновь на оной нашей отданной земле им, Биметюс товарищи, не строится…» [14].
С войны 1812 г. не вернулись братья 30-летний Надырша и 35-летний Валиша Янгуватовы [15].
Ревизия 1816 г. показала в башкирской части д.Сынгрян 94 жителей при 16 дворах [16], в тептярской2 части – 98 жителей при 22 дворах [17]. Отметим жителей мужского пола в башкирской части деревни:
1-й двор. Субханкул Токтамышев – 80 (умер в 1816 г.), Субханкулов сын юртовой есаул и старшинский помощник Мухаметаминь – 33, Мухаметаминевы сыновья от первой жены Мухаметвали – 6, от второй жены Адулвали – 6, Абдулкарим – 1 (умер в 1816 г.), Субханкулов внук Смаил Имангулов – 11.
2-й двор. Указной азанчей Сатей Солтангулов – 55, Сатеевы сыновья от первой жены Ахмеди – 15, Шахятян – 9, второй жены Шахитдин – 11.
3-й двор. Габдулмязит Токтамышев – 62, Габдулмязитовы сыновья Токуян – 40, Токуяновы сыновья Биктагир – 18, Абдулкагир – 14, Минлилатиф – 9, Абдуллатиф – 7, Габдулмязита второй сын Габдулгани – 5, Габдулмязита Токтамышева брат Рафик – 61 (умер в 1813 году).
4-й двор. Мряткузя Абдулмезитов – 32.
5-й двор. Зюбеир Янгуватов – 65, Зюбеировы сыновья Валиша – 35 (в армии с 1812 года и не возвратился), Валишин сын Девлетша – 10, Зюбеиров второй сын Назырша – 30 (в армии с 1812 г. и не возвращался), третий Минлигул – 24, четвертый сын Сагыда – 12.
6-й двор. Амирхан Муатмасов – 52, Амирхановы сыновья Хаибулла – 13, Габудулла – 11, Фатхулла – 5 (умер в 1816 г.).
7-й двор. Хамит Галякеев – 27.
8-й двор. Аблея Муатмасов – 60 (умер в 1812 г.), Аблеев сын Алябай – 36, Алябаевы сыновья Габетулла – 10, Феткулла – 2 (умер в 1815 г.).
9-й двор. Салават Кутлуев – 37.
10-й двор.Тоямал Кутлуев – 32, Тоямасов сын Шамсутъян – 5.
11-й двор.Тохдутулла Кутлуев – 25.
12-й двор. Рахметулла Солтангулов – 50, Рахметуллы от первой жены сын Смагил – 1.
13-й двор. Габеидулла Солтангулов – 32.
14-й двор. Габдулмень Даутов – 65, Габдулменевы сыновья от первой жены Абдряшит – 18, от второй жены Ижмухаммет – 12 (умер в 1816 г.), Габдулзепар –10.
15-й двор. Юзюкей Ишмухаметев – 38, Юзюкеевы сыновья Габдулла – 8, Гаенулла – 1.
16-й двор. Гали Якшиметев – 55, Галиев сын Кябряс – 21, принят в дом Курманай Карагулов – 37.
В башкирской части проживал старейший житель селения – Субханкул Токтамышев (1731–1815 гг.). Его 33-летний сын Мухаммет­амин исполнял должность юртового есаула и старшинского помощника, он был двоеженцем (жены: Зягира 35-и лет и Асхабьемал 27-и лет). Его дядя Габдулмязит Токтамышев, 62-х лет, также был двоеженцем (жены: Габида 64-х лет и Мухибба 47-и лет). Их односельчанин 55-летний указной азанчий Гатей Солтангулов был троеженцем (жены: Насиха 49-и лет, Зябира 49-и лет и Мухяббя 47-и лет). Двоеженцами были 50-летний Рахметулла Солтангулов (жены: Гатия 41-го года и Райхан 25-и лет), 65-летний Габдульмен Даутов (жены: Мухибба 50-и лет и Назяна 45-и лет). Перед VII ревизией 5 семей (19 чел.), вышедшие «из-за границы в 1815 г. по царскому Манифесту», были причислены в эту деревню.
VIII ревизия населения (1834 г.) показала при 23 дворах 124 башкир [18] и при 20 дворах 151тептяря [19].
42-дворной застала Сынгрянову X ревизия (1859 г.), тогда она была в составе 6-го юрта ХХ кантона, все 236 жителей были учтены как башкиры [20]. В то же время тептяри составляли почти половину его населения. Они проживали здесь с 1740 г., когда их припустили вотчинники. Кроме того, в дд.Кадырово и Сынгряново по материалам X ревизии зафиксировано 32 башкира-припущенника, вышедшие из Мушугинской тюбы Байлярской волости Мензелинского уезда Уфимской губернии [21].
Метрическая книга за 1909 г. показала смешанный состав населения Сынгряново. В указанный год здесь родилось 57 детей (30 м.п., 27 ж.п., 1 двойня), отцы которых выразили свою идентичность следующим образом: 28 человек назвали себя тептярями (типтәр تپتر), 24 – башкирами (башҡорт باشقورط), 1 – муэдзином, 3 – не определили себя никак [22].
Всероссийская сельскохозяйственная перепись населения 1917 г.
обнаружила в д.Сынгряновой Куручевской волости при 131 дворе 722 башкира, при 125 дворах 632 тептяря и в 2 дворах 12 русских [23]. Первая советская перепись населения (1920 г.) показала в Сынгряновой 742 башкира при 141 дворе и 637 тептярей при 130 дворах [24].
Также отметим, что в верховьях р.Ик на вотчинных землях рода Елан (ныне Ермекеевский район РБ) есть д.Кулбай, которая до 40-х гг. XVIII в.
называлась Сынгрян. Однако ее название связано с именем одного из его основателей – влиятельного вотчинника Кыр-Еланской волости Кулбая Такаева, который вместе с сыном Ниязом, односельчанином Амзи Бабыкаевым и другими кыр-еланцами в 1756 г. участвовал в отдаче в аренду вотчинной земли по р.Кидаш Троицкому медеплавильному заводу.


Кызыл Мечеть (Красная Мечеть), Кундузлытамак, Хусаин, Ишмурзина

На юге исторического Башкортостана, ныне на юго-западе современной Оренбургской области, на р.Бузулук (Тоцкий район), до настоящего времени сохранились башкирские деревни, основанные сынрянцами: Кызыл Мечеть (Красная Мечеть) и Кундузлытамак. В прошлом здесь были еще две их деревни: Хусаин и Ишмурзина. В момент проведения ревизий населения 1834 и 1859 гг. все они относились к 40-ому юрту IX башкирского кантона. Самой крупной была д.Красная Мечеть: в 1834 г. здесь было учтено 235 башкир. В Кундузлытамаке проживало тогда 154 башкира, в Хусаине – 67, которые «живут на праве припущенников в д.Кундузлытамак», в Ишмурзино – 227 башкир. Если Красная Мечеть, Кундузлытамак и Хусаин относились к Кузакбердыевой тюбе Сынгрянской волости, то Ишмурзина – к Меркит и Байсары тюбы. Отметим, что ревизская сказка 1859 г. в д.Хусаин учла отдельно башкир: 8 дворов и 89 человек, и появившихся к этой ревизии в деревне тептярей: 6 дворов и 86 человек [25]. Рядом располагались тептярские поселения Саинова («тептяри владеют землей совместно с ясашными татарами и башкирами»), Сейфутдиновка (ее жители «купили землю у башкир Сынгрянской волости 2 мая 1817 г.»), Мулюк, Биккул, Башир, Каменимангулово и другие.
К сожалению, д.Кундузлытамак практически исчезла: Всероссийская перепись населения 2010 г. обнаружила в ней всего двух жителей. В Красной Мечети ситуация также близка к критической: всего 163 жителя зафиксировала та же перепись населения. Место расположения указанных деревень на р.Бузулук, как области расселения башкир, показано на известных этнографических картах П.Кеппена и А.Ф.Риттиха.
Как и башкиры других родов, башкиры-сынрянцы этого региона, в силу целого ряда обстоятельств, также распродавали свои вотчины. Согласно документу, составленному 24 марта 1789 г., «поверенные вотченники башкирцы Алмей Мухамметев, Иска Ишкулов, Гали Сагитов, Карзя Сююндюков, Муллакай Суерметев, Солтанбек Арасланбеков, Ишбулда Хусейнов, Кидрясь Екеев, Исмагил Якупов, Ишмухаметь Суюрметев Уфимскаго наместничества, Белебеевской окрути, Сенирянской волости, команды старшины Яхъи Якупова, деревни Сениряновой» продали свои земли «лежащую в Бузулуцкой округе по нижеписанным межам и урочищам, а именно; по реке Большего Муштая и, начиная от межи помещика Карачева, по обоим сторонам той речки по версте вниз по оной до устья и до яру Сыртмыша, то есть речки Буровки, и по обеим сторонам оной» надворному советнику Николаю Булгакову, а до этого продали свои земли помещику Ляхову, перепродавшему их в свою очередь некоему «господину Жданову» [26].


Литература

1. Государственный архив Сверд­ловской области. Ф.24. Оп.1. Д.1092а. Л.80.
2. Там же.
3. Объединенный государственный архив Челябинской области. Ф.И-172. Оп.1. Д.7. Л.140.
4. Там же. Л.141об.
5. Государственный архив Пермского края. Ф.278. Оп.1. Д.413. Л.1об.
6. «Горная власть» и башкиры в XVIII веке. Сборник документов // Авт.-сост. Н.С.Корепанов. – Уфа: Гилем, 2005. – С.2.
7. Национальный архив Республики Башкортостан (НА РБ). Ф.И.–138. Оп.2. Д.407. Л.302–315.
8. Там же. Д.785. Л.96 об.–101.
9. Список населенных мест по све­дениям 1869 года. – Санкт Петербург: Типография Министерства внутренних дел, 1875. – С.366.
10. Список населенных мест Перм­ской губернии. – Пермь: Типография Губернской земской управы, 1905. – С.377–378.
11. Населенные пункты Башкор­тостана. Ч.III. Башреспублика, 1926. – Уфа: Китап, 2002. – С.14–15.
12. Материалы по истории Баш­кирской АССР (МИБ). Ч.1. – М.–Л., 1936. – С.192.
13. Там же. – С.137.
14. МИБ. Т.IV. Ч.I. – М.: Изд-во АН СССР, 1956. – С.70.
15. НА РБ. Ф.И-138. Оп.2. Д.156. Л.70.
16. Там же. Д.151. Л.773–778; Д.156. Л.215–221.
17. НА РБ. Ф.И-138. Оп.2. Д.149. Л.35–42.
18. Там же. Д.512. Л.638–646.
19. Там же. Д.511. Л.15–20.
20. Там же. Д.302. Л.92–105.
21. Там же. Ф.1. Оп.1. Д.1257. Л.11.
22. Там же. Ф.295. Оп.16. Д.307. Кн.1043.
23. Западные башкиры по переписям 1795–1917 г. Асфандияров А.З., Абсалямов Ю.М., Роднов М.И. – Уфа: Китап, 2001. – С.516.
24. Роднов М.И. Крестьянство Бе­лебеевского уезда по переписи 1920 года: этнический состав. – М.: ИЭА РАН, 2009. – С.89.
25. НА РБ. Ф.И-138. Оп.2. Д.787. Л.76об.–90об.
26. «Купчая башкир Казанской дороги, Синрянской вол. Алмея Му­хамметева с товарищами надворному советнику Н.М.Булгакову на земли по pp.Большому Муштаю и Буровке». Материалы по истории Башкирской АССР. Т.V. Сост. Н.Ф.Демидова.– М.: Изд-во АН СССР, 1960. – С.251–252.

Автор:Рафиль АСЫЛГУЖИН, кандидат философских наук
Читайте нас в