Все новости

Из истории добычи «черного золота» в Башкортостане

В 2022 году исполняется 90 лет с начала добычи башкирской нефти. В Национальном архиве РБ и муниципальных архивах преду­смотрены подготовка и проведение тематических выставок, пуб­ликация статей, выступления на радио и телевидении об истории становления и развития нефтяной отрасли в Башкортостане. Летопись башкирской нефти можно проследить по документам, которые хранятся в фондах Национального архива Республики Башкортостан.

Из истории добычи «черного золота»  в Башкортостане
Из истории добычи «черного золота» в Башкортостане

Основоположники нефтяного дела

Одним из основоположников нефтяного дела в Урало-Поволжье, иными словами, пионером нефтедобычи в нашем крае является башкирский старшина, тархан, крупный промышленник Надир Уразметов (1687–1758 гг.), который в 1752 году завершил обследование нефтеносности своих земель. На следующий год он с сыном Юсупом подал доношение в Берг-коллегию, где указал местоположение пяти нефтяных источников, обосновал выбор площадки для строительства нефтяного завода. Однако из-за его болезни и смерти строительство предприятия было остановлено.
Упоминания о нефти имеются в «Дневниках путешествия по разным провинциям российского государства в 1768 и 1769 гг.» академика Лепехина. Он в своих записях указывает на «выход каменного угля, из которого вытекала нефть в пяти километрах от башкирской деревни Кусяпкуловой Стерлитамакского уезда». Он также пишет о ключе горной нефти на реке Белой у деревни Яр-Бишкадак.
В начале 80-х годов XIX века в районе деревни Ново-Буранчино частные предприниматели Некеров и Попов вели неглубокую разведку на участках с выходами нефти, заарендованных ими у местных башкир.
Первое геологическое исследование на этих местах было произведено геологом В.И.Меллером в 1880–1881 гг. Он впервые дал более полное описание выходов нефти, однако у него не было уверенности в перспективе нефтеносности данного района.
В 90-х годах XIX века здесь разведку на нефть вели Стерлитамакский городской голова А.Ф.Дубинин в компании с Резяповым из Уфы. Они были уверены в богатой нефтеносности долины Белой. Ими было пробурено несколько скважин глубиной от 10 до 91 метра, но они дали отрицательные результаты. Причина неудачи ясна: недобуривались до определенной глубины.
В начале XX века была предпринята первая попытка бурения на нефть на правом берегу реки Белой. Было пять скважин глубиной от 3 до 63 метров и пройдено по твердым серым глинам с признаками нефти.
Позднее башкирскими месторождениями нефти занимался инженер-геолог Уральского горного управления Ф.И.Кандыкин. В 1905 году им была заложена буровая скважина глубиной около 14 метров в районе деревни Ишимбаево. На глубине 4,2 метра выявлена нефтяная глина. В своем докладе в адрес Уральского общества любителей естествознания Кандыкин указывал на необходимость организации разведочных работ сначала неглубокими скважинами и шурфами. А в дальнейшем – постановкой уже глубокого бурения.
Однако ходатайство инженера-геолога Кандыкина в Горный департамент об организации геолого-разведочной работы за счет казны было отклонено по мотивам, что «все возможное от казны уже сделано и теперь дело частной инициативы».

Нефтеразведка и развитие нефтедобычи в 1920–30-е годы

Начиная с 1919 года, Башкирское правительство вопросу нефтеразведки уделяет особое внимание. Так, под руководством Башцентр­совнархоза (далее – БЦСНХ) до 1921 года вблиз г.Стерлитамака было поставлено 25 скважин и шурфов до 57 метров глубиной. В скважинах находился гудрон, асфальт, запахи нефти. Но из-за нехватки средств, буровых инструментов и квалифицированных кадров разведка прекратилась.
В 1920-е годы в Москве этим вопросом занялись с научной точки зрения. Благодаря крупному специалисту нефтяного дела, академику Ивану Михайловичу Губкину (1871–1939) было осуществлено научное обоснование нефтеносности Волго-Уральского региона. Он в 1921 году настаивал на исследовании территории Башкирии на предмет залежей промышленной нефти.
Однако наряду с положительными оценками ишимбаевских месторождений нефти были и совершенно отрицательные мнения, дающие основание совсем закрыть эти месторождения. Противники их освоения ссылались на заключения геологов Краснопольского (1901 г.) и Замятина (1916 г.), которые в свое время утверждали, что «нет оснований рассчитывать на получение здесь промышленных количеств нефти». Несмотря на это, БЦСНХ доказывал неверность такого определения: «геолог Краснопольский не заметил пропитанного нефтью песчаника и прошел мимо этого песчаника. Поэтому заключение Краснопольского является необоснованным и противоречащим существующему положению вещей».
Тем не менее, заключение Краснопольского послужило основанием для того, чтобы подождать с изучением ишимбаевских нефтяных месторождений.
Таким образом, с 1921 по 1929 год ишимбаевское месторождение нефти оставалось в забытом состоянии. «Эту нефть мы должны найти во что бы то ни стало», – говорится в одной из докладных записок БЦСНХ в июне 1929 года и ставится вопрос о немедленной разведке и бурении ишимбаевских и юрюзанских месторождений. Материалы об этих месторождениях направляются с ходатайством в Москву.
В июле 1929 года по инициативе академика Губкина Государственный исследовательский нефтяной институт и Геологический комитет снарядили в Башкирию геолого-разведочные партии под руководством инженеров-геологов Блохина и Крестовникова.
XIV Башкирская областная конференция, состоявшаяся 5 февраля 1930 года, «обязывает Областной комитет в этом же году организовать работу по разведкам и изучению горных богатств БАССР и в особенности обратить внимание на разведку металлических руд, медистых песчаников и топлива (начать работу по бурению в ишимбаевском месторождении)».
В том же году вопрос о глубоком бурении ишимбаевского месторождения нефти был поставлен на заседании Президиума Всероссийского ЦИК, где по докладу правительства Башкирии было принято решение: «поручить Союзнефти обеспечить глубокое бурение месторождений нефти». Президиум ВЦИК также вынес решение об образовании на территории Башкирской АССР Управления геологического комитета и ускорении геолого-разведочных работ на территории республики по исследованию рудных месторождений.
28 октября 1930 года вопрос о глубоком бурении ишимбаевской нефти был рассмотрен и в Совете СНК СССР, где было принято следующее постановление: «Обязать ВСНХ СССР обеспечить в планах Союзнефти на 1931 год глубокое бурение месторождений нефти в БАССР. Предложить правительству БАССР обеспечить Районное геолого-разведочное управление помещением, перевозочными средствами и необходимой рабочей силой на разведочных работах». В свою очередь, VIII Всебашкирский съезд Советов 13–19 февраля 1931 года в своем постановлении заостряет внимание на «форсирование разведочных и буровых работ по ишимбаевскому, юрюзанскому и другим месторождениям».
На I Всебашкирском съезде по энергетике и электрификации, состоявшемся 15–20 августа 1931 года, специально был поставлен вопрос об ишимбаевском месторождении нефти, где было отмечено, что «признаки нефти на Урале и, в частности, в Башкирии были обнаружены давно, но серьезных разведочных работ не ставилось». Для проведения этих работ нужны были энергетические мощности. Согласно решениям съезда, за короткий срок сооружается более мощная, чем Уфимская, Ишимбайская ЦЭС на 17 тысяч киловатт.
Таким образом, руководством Башкирской АССР на каждом республиканском форуме систематически подчеркивалась важность и необходимость оперативного освоения ишимбаевского месторождения.
Особое место в истории башкирской нефти занимает ученик и последователь академика И.М. Губкина Алексей Александрович Блохин (1897–1942), который по поручению наставника организовал работу своей экспедиции в центральной части Башкирии. Осенью 1930 года геолог наметил четыре точки на правом берегу реки Белой для бурения структурных скважин.
Прогнозы Губкина и Блохина полностью подтвердились: 16 мая 1932 года из скважины №702 ударил первый фонтан нефти. Об этом сенсационном событии республиканская газета «Красная Башкирия» 16 мая 1932 года писала: «Несколько часов назад на буровой 702... ударил нефтяной фонтан. В течение четырех часов он выбросил 50 тонн нефти». Именно этот день считается официальной датой начала развития флагманской отрасли промышленности Башкортостана, коренным образом изменившей развитие региона на все последующие десятилетия.
Вскоре после первого фонтана между Волгой и Уралом были обнаружены десятки нефтяных районов. Здесь создавалось, как тогда говорили, «второе Баку». Начиная с 30-х годов, нефтедобыча превратилась в одну из ключевых отраслей промышленности нашей республики.
К этому историческому достижению в освоении месторождений нефти страна целенаправленно шла в течение многих лет, о чем свидетельствуют архивные документы. В 20–30-х годах минувшего столетия руководство страны и республики особое внимание уделяло теме нефти, которая стала со временем главным стержнем экономики СССР.
В сентябре 1931 года был создан Государственный трест нефтяной и газовой промышленности в восточной части СССР – «Востокнефть» – для разведки нефтяных площадей в восточных районах страны. На выбор местоположения треста претендовали Средневолжский край (г.Самара) и Башкирская АССР (г.Уфа). Но руководство страны остановило свой выбор на Свердловске. Вскоре выяснилось, что расположение «Востокнефти» в Свердловске не совсем удачное – она оказалась вдали от территорий, где трест вел работы по поискам и добычи нефти. По настоянию руководства Башкирии было принято решение о переводе его в Уфу с 25 января 1934 года.
Обратимся к самым первым приказам треста «Уралнефть» (Р-699. Оп.1. Д.61), оформленным с 11 апреля 1931 года по 31 декабря 1932 года. Первый документ – приказ №1 по Тресту «Востокнефть» от 1 октября 1931 года гласит: согласно приказу ВСНХ СССР от 18 сентября 1931 года №638 о разукрупнении Союзнефти, Трест «Уралнефть» переименован в Трест «Востокнефть». Приказ подписан управляющим Трестом «Востокнефть» Бучацким.
В приказах в основном отражена деятельность Треста по организации разведочных работ в различных регионах страны. При этом руководством Треста учитывалось все: создание для работников нормальных условий труда, соблюдение правил пожарной безопасности и т.д. Например, привлекают внимание «Правила по пожарной охране для разведочных контор Треста «Востокнефть», утвержденные приказом №52 от 17 декабря 1931 года. В частности, в документе четко указывается, что «все вновь строящиеся буровые должны иметь разрыв от кочегарок не менее 12 метров». Приказ, состоящий из 66 пунктов, подписан управляющим Треста «Востокнефть» Бучацким, правила утверждены совместно с начальником пожарной охраны Роговым. Данный документ свидетельствует, что в нефтеразведке мелочей не должно быть – любое нарушение пожарной безопасности может привести к плачевным последствиям.
В фондах архива также хранятся отчеты и сводки по нефтеразведкам Треста «Востокнефть» за 1932 год (Ф.699.Оп.1. Д.791). Здесь поквартально описывается вся выполненная работа по Стерлитамакскому и Красноусольскому нефтеразведкам. Обратим внимание на выдержки из отчета II квартала, где подробно изложен процесс бурения скважин №№702 и 703 (вторую бурили вне плана): «Скважина №702 находилась в бурении один месяц, остальное время потрачено на пробное тартание. План выполнен на 100%. 20 апреля: тартанием установлено, что притока воды нет, за это время в скважине было слышно бульканье газа. 29 апреля: скважину начали углублять. До 12 мая включительно углублялись до 680,15 м. 13 мая: во время бурения пошли сухие известняки, бурение прекращено, приступили к пробному тартанию. В скважине было слышно сильное бульканье жидкости. 15 мая: после 12-часовой стоянки удалось отделить воду от нефти. Столб воды оказался 70 м., столб нефти – 564 м. Тартали снизу. 16 мая: в 11.40 ч.
во время тартания скважина зафонтанирована. Фонтан достигал высоты 35–40 метров. Всего было 7 выбросов продолжительностью от 3 до 20 минут каждый. 17–18 мая: при тартании было еще 3 выброса продолжительностью от 10 до 25 минут. В дальнейшем выбросов не было, но из скважины выходил газ в виде струи. За весь период тартания из скважины добыто около 400 тонн чистой нефти». Такой же дневник велся и по бурению скважин №№ 703, 705, 707, 708, 714, 717 и др.
Академик И.М.Губкин в своей брошюре «Башкирская нефть, ее значение и перспективы развития», изданной Башгоспланом в 1932 году, подчеркивает, что «ишимбаевские скважины, первые из всех разведочных скважин, дали блестящие результаты». 12 июня он пишет, что «Стерлитамакское месторождение представляет собой новую богатейшую базу».
Обратимся еще к одному приказу Треста «Востокнефть» №122 от 6 июня 1932 года «О плане работ Стрелитамакской конторы бурения и эксплуатации на июнь-декабрь 1932 года»: управляющим Трестом утверждается план дальнейшего бурения «с целью дальнейшего разведывания нефтеносных площадей и оконтуривания нефтяного поля скважин №№702 и 703, вскрывших нефтеносные известняки, результаты тартания которых (скважин) указывают на промышленное значение залегаемой нефти». В этом же документе указывается, что «партийные и советские организации, рабочие и колхозники Стерлитамакского района и Башкирской республики оказали и оказывают действительно реальную помощь нефтяникам-разведчикам по освоению глубокого бурения на нефть в районе Стерлитамака».
Стерлитамакский райком ВКП(б) 19 мая 1932 года, рассмотрев вопрос о ходе ишимбаевских и других нефтеразведок Башкирии, поставил перед нефтяниками ряд задач по развертыванию работы по разведкам.
Согласно постановлению Правительства СССР, в сентябре 1933 года начинается строительство железной дороги Уфа–Ишимбай. Уже через год важное строительство заканчивается, тем самым создается возможность для вывоза ишимбайской нефти и доставки на промыслы необходимого оборудования и материалов.
Дальнейшее бурение на левом берегу Белой к 1934 году позволило обнаружить притоки нефти еще в семи разведочных скважинах. Рост добычи был по тем временам колоссальный, и уже в 1936 году республика заняла третье место в Советском Союзе по объему добываемой нефти. До 1940 года на территориях нынешних Гафурийского, Чишминского, Салаватского, Туймазинского и других западных районов Башкортостана активно велась нефтеразведка. В Уфе создается Башнефтекомбинат, а в Ишимбае – самостоятельный нефтедобывающий трест «Ишимбайнефть».
Постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета «Об образовании новых районов в Башкирской АССР» от 20 марта 1937 года рабочий поселок Ишимбаево стал центром Ишимбайского района.
Приведем примечательный факт: 22 августа 1939 года состоялось заседание президиума райисполкома, которое «решило просить Президиум Верховного Совета БАССР удовлетворить ходатайство нефтяников о переименовании поселка в город; присвоить название городу Нефтеград».
После одобрения Башкирским областным комитетом ВКП(б) на заседании 17 сентября 1939 года было направлено ходатайство в Президиум Верховного Совета РСФСР об удовлетворении просьбы нефтяников. 10 февраля 1940 года вышел Указ «О преобразовании рабочего поселка Ишимбай в город и о ликвидации Ишимбайского района Башкирской ССР».

Ведущая отрасль экономики края

К началу Великой Отечественной войны в Башкортостане сформировалась производственно-сырь­евая база для обеспечения военной техники горюче-смазочными материалами. В 1942 году в Ишимбае был построен газолиновый завод, значительно увеличивший возможности производства высококачественных бензинов.
И во время военного лихолетья геологоразведочные работы не прекращались. В сентябре 1943 года из разведочной скважины №5 в районе деревни Кинзебулатово пошла нефть. Открытие крупного месторождения позволило значительно увеличить добычу нефти в самый разгар войны.
Государственный Комитет Обороны и Наркомат нефтяной промышленности в 1943 году пятнадцать раз вручал переходящее Красное знамя и восемнадцать раз присуждал вторые и третьи премии нефтяным предприятиям Башкирии. Главному геологу Башнефтекомбината Андрею Трофимуку за заслуги в деле добычи нефти и разведки новых нефтяных месторождений присвоили звание Героя Социалистического Труда.
Нефтяная промышленность республики, ставшая ведущей отраслью экономики края, во время войны получила большой импульс к развитию. Башкирия обеспечила тыл и фронт необходимым количеством горючего и внесла значительный вклад в дело разгрома фашистских захватчиков.
В 1946 году на базе «Башнефтехимкомбината» создается объединение «Башнефть», в состав которой входят тресты «Ишимбайнефть», «Туймазанефть», «Башнефтеразведка», «Башнефтестрой», заводы «Красный пролетарий» и Ишимбайский машиностроительный, «Башнефтепроект» и «Баштехснабнефть».
В 1955 году по уровню добычи нефти Башкирская АССР вышла на первое место в СССР. Таким образом, за более 20 лет наша рес­публика прославилась как богатый край «черного золота». Нефтяная промышленность со временем стала визитной карточкой Башкортостана, превратившись в хребет экономики республики и страны.


Литература

1. РГАДА. Ф.1209. Oп.1. Д.6453. – Л.723 об. – 725.
2. НА РБ. Ф. Р-699. Оп.1. Д.61.
3. НА РБ. Ф. 699.Оп.1. Д.791.
4. Газета «Красная Башкирия». – 16 мая 1932 г.
5. Губкин И.М. Башкирская нефть, ее значение и перспективы развития. Уфа: Издание Башгосплана, 1932.
6. Ягудин Г. Борьба за башкирскую нефть. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1932.
7. Тимергазин К.Р. Очерки по ис­тории башкирской нефти. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1956.

Н.Уразметов
И.Губкин
История башкирской нефти – в документах
А.Блохин
Н.Уразметов
Автор:Ильгам ФАТКУЛЛИН, начальник Управления по делам архивов РБ, кандидат исторических наук
Читайте нас в