Все новости
Шежере
29 Августа , 11:26

БАШКИРЫ РОДОВОЙ ГРУППЫ САРТ

В составе башкирского народа насчитывалось более 40 родовых подразделений, большинство из которых после вхождения в состав Русского государства существовали в виде самостоятельных волостей с юридически закрепленной за ними землей. В их ряду был род Сарт (Һарт), давший название трем Сартским волостям. Первая располагалась на Сибирской дороге Башкирии (с конца XVIII в. на территории Троицкого и Уфимского уездов), вторая – на Ногайской дороге (с конца XVIII в. в Стерлитамакском уезде, затем – в Уфимском), третья – в Исетской провинции (с конца XVIII в. в Челябинском уезде). По времени интеграции в состав башкирского народа все группы сартов Башкирии делятся на две части. Первую часть составляют сарты, интегрировавшиеся в клановую структуру башкир еще в период средневековья, вторую – сарты, ставшие частью башкирского этноса в начале XVIII века.

БАШКИРЫ РОДОВОЙ ГРУППЫ САРТ
БАШКИРЫ РОДОВОЙ ГРУППЫ САРТ

Сәхрәләргә сығып йөрөр инем,
Йөрөп булмай тәрән был ҡарҙа.
Ебәк сапан кейеп йөрөр инем,
Ебәк сапан ҡалған Бохарҙа.
                 * * *
Бродил бы по полям широким я,
Да снег лежит по пояс во дворе.
Я бы гулял в халате шелковом,
Да тот халат остался в Бухаре.

(Предание сартских башкир)

 

Род Сарт – в архивных источниках

Инфильтрация сартского населения Средней Азии в состав башкирского народа началась довольно рано и продолжалась вплоть до XVIII в. В пользу древности интеграции сартов в клановую структуру башкирского общества (политии) говорят, в первую очередь, архивные документы. Так, в 1734 г. башкиры ряда волостей Сибирской дороги писали императрице Анне Иоанновне: «В прошлых годех до взятья царства Казанского пращеры прадеды и деды и отцы наши и мы нижайшие башкирцы двенадцати волостей, а именно Айлинской, Дуванской, Сарты, Сызгинской, Упейской, Черлинской, Мурзаларской, Тюбеляцкой, Каратавлинской, Тырняклинской, Алыской, Жилаирской владели вотчинною землею и всякие угодьи по раздаче ногайского хана по тамгам и по урочищам без письменных крепостей всю вообще и по взятью Царства Казанского тою нашей землею и всякими угодьями владеем мы нижайшие по старому нашему владению и по урочищам и по ныне всякую службу служим и с той нашей вотчинной земли вашего императорского величества всякие службы служим и ясак платим все 12 волостей вопще…» [1].
Род Сарт в составе Айлинского объединения (или племени Айле) является древним вкраплением. Одно из преданий, бытовавших среди представителей названного подразделения, гласит, что «один из бухарских биев за Сырдарьей потерял косяк лошадей во главе с рогатым жеребцом, в поисках которого сарт-айлинцы пришли в Башкирию» [2]. Как полагал Р.Г.Кузеев, сарты интегрировались в состав огузского племени Айле еще в IX в. в период пребывания в Приаралье и присырдарьинских степях, и лишь затем вся айлинская группа вошла в состав башкирского народа. Однако у этой точки зрения есть слабое место: пока не найдены свидетельства об использовании термина «сарт» в этнонимическом значении в IX–ХI вв., т.е. тогда, когда по Р.Г.Кузееву род Сарт появился в составе айлинцев. Хотя не исключено, что название данного подразделения возникло не от этнонима (экзонима), а соционима «сарт», существовавшего с гораздо более ранних времен.
На наш взгляд, следует обратить внимание на то, что применительно к башкирам Сартской волости иногда использовалось монгольское название «сартак». Сообщая о ходе башкирского восстания 1735–1740 гг., власти писали: «…башкирцы в собрании вверх Аю в Сартаковских улусах стоят» [3]. Эта форма этнонима может свидетельствовать о времени проникновения выходцев из Средней Азии в Башкирию: XII–XIV вв. Так или иначе, следует согласиться с Р.Г.Кузеевым, что «значение слова сарт менялось в зависимости от времени и географических широт» [4].
По этногенетическим преданиям и шежере, эпонимы рода Сарт и ряда других родов были сыновьями Иштека, предка башкирского народа, что является наглядным отражением представлений самих башкир об укорененности данных подразделений в башкирской этнической среде [5]. Эти предания были отражены башкирским писателем и богословом Тадж ад-Дином Ялчигулом (1768–1838) в сводном шежере башкирских племен [6].
После интеграции в XII–ХIV вв. сартов в состав башкирского народа и образования Сартского аймака (волости) в родовой структуре башкирского общества, равноправного с другими кланами башкир-вотчинников, миграция населения из Средней Азии не прекратилась. В самом начале XVIII в. в состав башкир влилась очередная группа сартов.
В 1715 г. группа сартов, вернее, служилых тезиков1, во главе с Акимбетом Уразовым была принята башкирами Мекетинской (Бикатинской) волости в качестве равноправных членов общины: «…деревни Сартовой служилым тезиком Акимбетю Уразову, Ибраю Каркабызову, Этегеню Егумбетеву, Бовбеку Аиткулову, Кулакаю Мурумбетеву (…) в вотчине нашей владеть с нами в равенстве» [7]. Аул Сарт располагался близ озера Малые Аллаки на территории нынешнего Каслинского района Челябинской области [8]. Эта деревня также именовалась Ахметевой по имени сарта Ахмета Уразова. Г.Х.Самигулов полагает, что Акимбет Уразов и Ахмет Уразов – одно и то же лицо, допуская при этом, что «возможно, имя было двойное, и в разных ситуациях фигурировала какая-то одна часть» [9].
Из источников известно место их прежнего проживания. В 1744 г. сарты д.Ахметевой Мекетинской волости показывали, что «во оную деревню Ахметеву пришли и живут поныне из Уфимской провинции из деревни Лабау назад тому лет тридцать», потому что «в помянутой прежней деревне пашнею и сенными покосами стало быть недовольно» [10]. Названная д.Лабау – это нынешнее с.Сарт-Лобово под Уфой (Иглинский район РБ). Таким образом, сарты или тезики, жившие в ауле Сарт-Лабау примерно в 1714 г., разделились на две большие части: одна из них осталась в Приуралье, а другая отправилась в Зауралье, где интегрировалась в состав башкир Мекетинской волости Сибирской дороги. В документе 1744 г. жители Сарт-Лабау были названы «давними выходцами из Бухарии» [11].
Можно сделать вывод, что сарты новой волны, появившиеся на рубеже XVII и XVIII вв. в Башкирии, первоначально сосредоточились под Уфой и в ее округе, что легко объяснимо: уездный центр Уфа на протяжении всего XVII в. был крупным центром торговли и дипломатических отношений с государствами Средней Азии, джунгарами и калмыками. Вероятно, сарты и тезики появились в Башкирии как торговцы. Неслучайно, именно в окрестностях Уфы наблюдается наибольшее число топонимов, связанных с сартами: села и деревни Сарт-Хасаново, Сарт-Чишма, Сарт-Наврузово, Сарт-Лобово, Сарт-Смирново, Сарт-Бардаково, Сарт-Любимово, расположенные на территории нынешних Иглинского, Кармаскалинского, Уфимского и Чишминского районов РБ.
Указанные группы сартов интегрировались в общины башкир кланов Минг и Табын, образовав аймаки Сарт-Минг и Сарт-Табын. Кроме аула Сарт-Лабау в вотчинах башкир-мингов было еще селение Сарт-Хасан. Время его возникновения неизвестно, но оно на правах совотчинников вошло в состав Чуби-Мингской волости. По всей видимости, его жители также первоначально жили в ауле Сарт-Лабау. В 10-х гг. XVIII в. две группы сартов осели в Табынской волости Ногайской дороги. В 1717 г. башкиры Кумрук-Табынской волости припустили к себе на р.Инзер служилого тезика Артыка Иманаева: «А в той нашей вотчине ему, Артыку, и детям ево пашня похать и сена косить, и в вотчине вновь борти делать, и всякого зверя бить, и бобров ловить, и рыбных ловель по озерам и по истокам и по речкам рыбу ловить. А владеть ему, Артыку, и детем ево тою вотчиною вечно» [12].
В 1712 г. упоминается тезик д.Сарт Сабангул Ишмаметев (Ишмухаметов), который продал пленного калмыка Бахуна башкиру Табынской волости Кучуку Савельеву (Савалееву) [13]. Этот Сабангул упоминается в шежере башкир с.Сарт-Наврузово Кармаскалинского района РБ, следовательно, деревня Сарт, в которой он жил, соответствует нынешнему селу Сарт-Наврузово. Таким образом, оно существовало как минимум с 1712 года. В 1736 г. башкиры Курпеч-Табынской волости приняли в свою общину служилого тезика Навруза «с товарищи», который обосновался в уже существовавшем ауле Сарт [14]. После переселения Навруза селение приняло свое настоящее название Сарт-Навруз. Тезик Навруз упоминается в показаниях старшины Каршинской волости Шарипа Мрякова: «В том же 1741 г. вешнею ж порою Ногайской дороги, Сарцкой волости, деревни Наурузовой служилой тезик Науруз, чей сын не знаю, с сыном Туманчеем взяли у меня двух лошадей…» [15].
Не позднее конца XVIII в. из аула Сарт-Навруз выделилась д.Сарт-Чишма. По преданиям башкир этих сартских селений, прежде чем прийти на земли табынцев, их предки проживали опять же в д.Сарт-Лабау под Уфой [16]. Это находит свое подтверждение в документах: в 1796 г. «…Сартской волости, команды старшины Мурзакая Абдулхаирова в числе башкирцев жительствующий в деревне Чишме (т.е. Сарт-Чишме. – Авт.) служилый тезик Араслан Юмашев и дети ево Уразгул, Янабай и Гайсар Арслановы», продал свою вотчину по речке Черной Шиды секунд-майорше Е.И.Иглиной, «жалованную предку нашему служилому тезику бухарцу Аднале Магамалееву землю с угодьями…» [17]. Указанные имена встречаются в ревизии 1816 г. по селу Сарт-Чишма. Также отметим, что упомянутый гидроним напрямую соотносится с названием Карашиды, которое носит селение башкир рода Минг рядом с Уфой (современные дд.Старые и Новые Карашиды Иглинского района РБ). Сарт-Лобово находится в нескольких километрах от д.Старые Карашиды. Таким образом, становится ясно, что до переселения в Табынскую волость в начале XVIII в. предки сарт-наврузовцев жили в ауле Сарт-Лабау.
Воспоминания о Бухаре или Бухарии, т.е. Мавераннахре, как о родине предков, долго сохранялись в памяти башкир-сартов. Начальная часть шежере башкир сс.Сарт-Наврузово и Сарт-Чишма выглядит следующим образом: «Арслангул ибн Юлук ибн Мулла-‘Али ибн Ядкар ибн Сабангул ибн Ишмамет ибн Кабкар ибн Мухаммад-‘Али. Начиная от него, более ранние предки остались в священной Бухаре». Из сведений шежере следует, что отмеченный в документе 1712 г. Сабангул Ишмаметов (Ишмухаметов), был далеко не первым в своем роде, кто жил уже за пределами Бухары. Получается, что его отец, дед и прадед обитали либо в Башкирии, либо в иных местах, возможно, в Сибирском ханстве, где во времена Кучум-хана возникли многочисленные колонии бухарцев: воинов, купцов и проповедников ислама.
Однако, если Аднала (Азналы) Магамалеев (т.е. Мухамедалеев), упомянутый в купчей Е.И.Иглиной, соответствует одному из сыновей Мухаммада-‘Али, который значится в шежере башкир Сарт-Наврузово, то картина меняется радикально. Сразу возникает вопрос, кто ему пожаловал вотчину? Башкиры могли только припустить его в свою общину, но жаловать землю могла только царственная особа, т.е. царь. Если «служилый тезик бухарец Адналы Магамалеев» жил примерно в конце XVI в., как того требует шежере, то пожалование ему поместья могло быть связано со строительством Уфы. В это время правительство привлекло из Зауралья башкир Салжиутской волости Шугур-Давлета Кокузова с товарищами, которые получили поместья под Уфой и участвовали в дипломатических миссиях к Кучум-хану и его сыновьям [18]. Вполне возможно, что среди служилых людей Уфимского уезда были и сарты, которые более всего годились для сношений с сибирскими ханами, также являвшимися выходцами из «Бухарии».

Сарт-Науруз

На реке Агидель (Белая), в окружении табынских, точнее, кумрык-табынских башкир есть поселения башкир рода Сарт. Ныне эти деревни относятся к Кармаскалинскому району РБ.
Сарт-Науруз (Наурузова) – деревня, основанная сартами – выходцами из Средней Азии. Так называли в Башкортостане таджиков, туркмен и узбеков. Известен и первопоселенец. В показаниях главного старшины Каршинской волости Шарипа Мрякова в Уфимской провинциальной канцелярии о поборах с башкирского населения говорилось следующее: «В том же 1741 г. вешнею ж порою Ногайской дороги, Сарцкой волости, деревни Наурузовой служилой тезик (т.е. таджик) Науруз, чей сын не знаю, с сыном Туманчеем взяли у меня двух лошадей – меринов, рыже-пегово да соловолысого, ценою за 40 руб., которых ... отослали ... к переводчику Шафею Енадарову» [19].
На табынской земле он был не первым поселенцем из сартов. Кумрык-табынцы еще в 1717 г. «припустили в свою вотчину», расположенную «в устье р.Инзер, вверх до устья р.Аскын», служилого тезика Артыка Иманаева, жителя д.Сарт [20]. О местонахождении этой деревни, известной еще в начале XVIII в., трудно сказать что-то определенное. Тем более, что сарты оседали не только здесь, но и на минской вотчине, и на северо-востоке Башкортостана. Но ясно, что к этой деревне Науруз отношения не имел, поскольку он был припущен башкирами Курпес-Табынской волости в 1739 г. [21].
В 1795 г. (V ревизия) в д.Нау­рузово было зафиксировано 30 домов с 152 башкирами, в т.ч. 80 мужчинами и 72 женщинами.
Ревизской сказкой 1816 г. было уже учтено 202 жителя (104 мужского пола и 98 женского пола) и 37 дворов [22].
Перечислим имена мужской половины аула Сарт-Науруз (Наурузовой) по ревизии 1816 г.:
1. Салинаи Зягаферов – 72. Сын – юртовой старшина Хусеин – 44. Хусеина сыновья: Ишназар – 17, Баиназар – 14, Мухамедияр – 7, Зюбаир – 7, Асфендияр – 4
2. Юлдашбай Юсупов – 72. Сыновья: походной старшина Исламгул – 42, Салих – 26. Исламгула сыновья: Сеифулмулюк – 4, Сагит – 1.
3. Есаул Ишкувать Татыльбетев – 47. Сыновья: Галиулла – 14, Абдрахман –13, Хабибулла – 8, Сагидьулла – 6.
4. Указной мулла Иштуган Татыльбетев – 52. Сыновья: за старшинского писаря Алтынбак – 32, Галимбек – 28, Галиакбер – 13, Абдулзабир – 6, Абдулгафар – 1, Алтанбака сын Абдулхабир – 1, сын Галимбека Абдулсатар – 1.
5. Азанчей Диньмухаметь – 29. Сын Фахрутдин – 1.
6. Баймурат Ермухаметев – 30. Сын Суфуян – 3.
7. Хамзя Загоферов – 41. Сыновья: Давлетша – 10, Мавлюткул – 1.
8. Абдулзелил Ташлымбетев – 65.
9. Абдулшариф Зягоферов – 50.
10. Саныш Илчагулов – ум. Сын Манлюбай –17.
11. Ишмухаметь Умитбаев – 36. Сын Абдулкабар – 5.
12. Баимухаметь Умитбаев – 34, Исламгул И[м]шанаев – 17. Исламгула братья: Исхак – 15, Ильяс – 10.
13. Кинзегул Умитбаев – 30. Сын Гисиетьулла – 4.
14. Мансур Бучнукаев – 46. Сын Усман – 6. Мансура брат Аксан – 43.
15. Абдулменаф Кусяпов – 55. Сыновья: старшинский помощник юртовой старшина Гильман – 32, Вильдан – 27, Яхъя – 20, Гумер – 13, Гильмана сын Гарфан – 5.
16. Сеифутдик Башаров – 52. Сын Сагит – 20.
17. Хисамутдин Башаров – 44. Сын Багаватдин – 5.
18. Бурханутдин Фаизуллин – 33.
19. Тазитдин Феизуллин – 8.
20. Исянбай Феизуллин – 27. Брат Суяргул – 18.
21. Давлеть Темакунев – 66. Сыновья: Кадыргул – 28, Юсуф – 25.
22. Яншигул Давлетев – 37. Сыновья: Юлбарис – 8, Юлмухаметь – 3.
23. Исянгул Давлетев – 29. Сын Юлта – 2.
24. Байрамгул Рахмангулов – 38. Брат Яныбай – 26. Сыновья Яныбая: Хуснютдин – 13, Жинотдин – 7.
25. Худакай Хазырятов – 54.
26. Бикбулат Сатлышев – 34.
27. Иксан Абдюсов – 34. Сын Нарму­хаметь – 2. Брат Иксана Кинзябулат – 20.
28. Сабынай Ишкинин – 58. Сыновья: Айса – 23, Муса – 13. Сабыная брат Шукурметь – 56.
29. Баигузя Абдулбакаев – 84. Сыновья: Салимзяян – 19, Салимзянгер – 14.
30. Зыянгул Даутов – 58.
31. Имангул Даутов – 55. Сыновья: Сеитбатал – 11, Сеитбурхан – 8, Сеитягофер – 3.
32. Субхангул Давлетев – 57. Сыновья: Мухаметьамин – 23, Мухаметьрахим – 17.
33. Самигул Рысаев – 58. Сын Абдулсамиг – 12.
34. Абдулнасыр Рысаев – 51. Сыновья: Зюлкарней – 20, Абдулмен – 17, Абдулнафик – 7.
35. Вдова Назифа Мунасыпова дочь по мужу Муллагулева. Сыновья: Рахметьулла – 19, Гибетьулла – 13.
36. Сулеиман Сагатаев – 25.
37. Ингаметьулла Ибрагимов – 46. Брат Габидулла – 44.
Материалы этой ревизии содержат сведения, свидетельствующие о специфике семейно-брачных отношений в мусульманских регионах. Среди жителей этого села были и многоженцы. Так, у 44-летнего юртового старшины Хусеина были три супруги: Галима, 40 лет, Мухабзимал, 38 лет и Насиха, 20 лет (от которых у него на момент ревизии 1816 г. было 4 сына и одна дочь); у 47-летнего есаула Ишкувата Татыльбетева жены: Рахиля, 49 лет и Вазифа, 35 лет (4 сына и 2 дочери); у 54-летнего Худакая Хазырятова жены: Асылбикя, 53 года и Халима, 35 лет; у 55-летнего Имангула Даутова жены: Минлибика, 45 лет и Нуязбика, 48 лет; у 58-летнего Самигула Рысаева жены: Сылубика, 60 лет и Гулейша, 38 лет.
VIII ревизия (1834 г.) показала 245 человек и 47 домов. Многобрач­ных семей оказалось 7. 40 дворов и 249 башкир было в 1850 г. Все жители – вотчинники.
До 56 увеличилось количество дворов к ревизии 1859 г., жителей было 223 (125 мужского пола и 98 – женского). Среди них 5 семей были полигамные (у зауряд есаула Сейфульмулюка Исламгулова, указного муллы Сагидуллы Ишкуватова, Сиразетдина Байрамгулова, Зулькарная Габдулнасырова, Абдулсамира Самигулова) [23]. Также ревизией 1859 г. зафиксированы 292 тептяря (57 дворов) [24]. Позже появляются припущенники (в 1860 г.) из д.Тынламас Киргизской волости Ябалаковской тюбы Мензелинского уезда (ныне Актанышский район Татарстана). Это были 46 башкир, 78 тептярей, 10 мишарей.
В 1861 г. из д.Тукаево Булярской волости Мушугинской тюбы прибыло 85 тептярей, из д.Усы – 46 тептярей. Из того же уезда из д.Каскиново переехало сюда 3 семьи башкир, из д.Ильтимирево – 7 тептярей, из д.Новоалимово (Киргизская волость, ныне в Актанышском районе Татарстана) – 49 тептярей [25].
Согласно материалам учета населения от 1870 г. в д.Сарт-Нау­рузово в 93 дворах проживало 677 жителей-башкир (310 мужчин и 273 женщины), помимо традиционных видов деятельности – земледелия (были «посредственными хлебопашцами») и скотоводство (с выездом на яйляу), жители села занимались рыболовством и лесопилением. В конце XVIII в. наурузовцы в основном занимались скотоводством. В этой деревне действовали мечеть и религиозное «училище» [26].
Более точно фиксируют нацио­нальную идентичность, чем материалы переписных кампаний, метрические книги ОДМС. Именно последние являются наиболее важным источником относительно национального состава мусульманского населения Башкирии дореволюционной эпохи. Сопоставление сведений метрических книг ОДМС с материалами сельскохозяйственных переписей 1917 и 1920 гг. не только позволяют делать определенные выводы относительно динамики этносоциальных процессов, протекавших среди мусульманского населения исторического Башкортостана, но и выявлять погрешности переписных кампаний. Например, выясняется, что в ряде случаев названные переписи неверно отражают этническую идентичность населения. Приведем пример. В 1891 г. в селении Сарт-Навруз родился мальчик по имени Рахматулла. Вот метрическая запись об этом факте:

№ 12. Рахматуллах. Отец – башкир из тептярей ‘Имадеддин (Ғимадеддин), сын ‘Абд ал-Халика (Ғабдулхалиҡ).
№ 12. Рахматуллах. Отец – башкир из тептярей ‘Имадеддин (Ғимадеддин), сын ‘Абд ал-Халика (Ғабдулхалиҡ).

Однако по переписи 1917 г. упомянутый «башкир из тептярей» Рахматулла Абдулхаликов был учтен просто как тептяр.

102

Абдулхаликов Рахматул

тептяр

хоз.-26

жена-20

Приведенный пример показывает, что сельскохозяйственные переписи начала XX в. не всегда верно отражали этническую идентичность населения Башкирии, так как в отношениях с правительством жители часто манифестировали свою прежнюю сословную принадлежность, хотя сословие тептярей было отменено вместе с упразднением Башкирского войска в 1865 г.
Видимо, сказывалась тенденция отражать свой статус по отношению к вотчинной земле, являются ли они ее собственниками или нет. В то же время у башкир-вотчинников такой дилеммы просто не существовало. Их сословный статус совпадал с их этнической принадлежностью, поэтому они учитывались просто как башкиры.
В самом начале XX в. по материалам Подворного учета населения 1912–1913 гг. в Сарт-Наурузово насчитывалось 183 хозяйства, в которых проживало 922 жителя – тептярей, башкир и мишарей [27]. Всероссийская перепись населения 1917 г. учла Сарт-Наурузово в составе Дуван-Табынской волости, здесь насчитывалось в тот период 152 двора, где проживало 879 жителей – башкир и тептярей [28].
Деревня Курыкарлыманово – новое поселение, возникшее в 1812 г., когда здесь обосновались 3 семьи (17 человек) из д. Сарт-Наурузово [29]. IX и X ревизии не учитывали эту деревню по той причине, что она исчезла с карты волости.


(Продолжение следует.)

 

1 В словаре Чудинова сказано: «Тезик – старинное название бухарских купцов, приезжавших торговать в Россию (Чудинов А. Н. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. СПб., 1894. С. 844). Очевидно, что сам термин происходит от слова «таджик». Однако это не значит, что все тезики были этническими таджиками, т.е. потомками иранцев Средней Азии, поскольку данное название представляло собой соционим.

Литература

1. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). (Пра­вительствующий сенат). Ф.248. Оп.15. Д.821. Л.263.
2. Кузеев Р.Г. Происхождение баш­кирского народа. – М.: Наука, 1974. – С.198–199.
3. Материалы по истории Башкорт­остана. Т.VI. Оренбургская экспедиция и башкирские восстания 30-х гг. XVIII в. / Авт.-сост. Н.Ф.Демидова. – Уфа: Китап, 2002. – С.53.
4. Кузеев Р.Г. Указ. соч. С.205–206.
5. Башкирские шежере / Сост., пер., введ. и комм. Р.Г.Кузеева. – Уфа: Башкирское книжное изд-во, 1960. – С.163.
6. Галяутдинов И.Г. «Тарих нама-и Булгар» Таджетдина Ялсыгулова. Изд.2-е, перераб и доп. – Уфа: Китап, 1998. – С.159.
7. Материалы по истории БАССР (далее МИБ). Т.III. Экономические и социальные отношения в Башкирии в первой половине XVIII в. / Сост. Н.Ф.Демидовой. –М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – С.120.
8. Этнокультурная история населения Сафакулевского района (с древнейших времен до начала XX века): Монография / Под ред. Д.Н.Маслюженко. –Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2012. – С.46.
9. Самигулов Г.Х. Из истории за­уральских башкир-сартов (XVIII век) // Гороховские чтения. Материалы 7-й региональной музейной конференции. – Челябинск, 2016. – С.159.
10. Там же. С.154.
11. Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкортостана и сопре­дельных территорий. – Уфа: «Китап», 2009. – С.454.
12. МИБ. Т.III. – С.161–162.
13. Там же. С.88.
14. Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкортостана и сопре­дельных территорий. – Уфа: «Китап», 2009. – С.179.
15. МИБ. Т.III. – С.521.
16. Абдрафиҡов Х. Һарт-Шишмә һәм Һарт-Науруз ауылдарының ҡыҫҡаса тарихы // Ағиҙел (Агидель). – 2010. – № 2. – 127-се б.
17. Материалы по истории Баш­кирской АССР. Т. V. Башкирия в пос­ледней четверти XVIII в./ Сост. Н.Ф. Демидова. М.: Изд-во АН СССР, 1960. С. 360
18. Азнабаев Б.А. Башкирское общество в XVII–первой трети XVIII вв. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2016. – С.273,276.
19. МИБ. Т.III. – С.521. РГАДА. Ф-1324. Оп.1. Д.258. Л.15.
20. МИБ. Т.III. – С.161–162.
21. РГАДА. Ф.1324. Оп.1. Д.258.
22. Национальный архив Республики Башкортостан (далее НА РБ ). Ф.И-138. Оп.2. Д.374а. Л.81–85.
23. Там же. Д.729 г. Л.882–910.
24. Там же. Д.243. Л.901–910.
25. Там же. Д.728. По ревизии 1795 г. в д.Тынламас было 11 дворов башкир (57 человек), 19 дворов тептярей (165 человек); в д.Усы – 25 дворов башкир (218 человек), 3 двора тептярей (48 человек); в д.Новоалимово – 28 дворов башкирских тарханов (268 человек), 16 дворов тептярей (108 человек), 5 дворов мишарей (39 человек); РГАДА. Ф.1355. Д.1879 (Мензелинский уезд); Габдрафиков X. Родословная моей деревни. – Йэшлек. – 5 мая 1990.
26. Список населенных мест. Ч.I. Уфимская губерния, 1877. – Уфа: Китап, 2002. – С.153.
27. Крестьянское хозяйство Уфим­ской губернии: Подвор. перепись 1912–1913 гг. / Стат. отд. Уфим. губ. управы. – Уфа: электр. тип. т-ва «Печать», 1914. – С.74–75.
28. НА РБ. Ф.Р–473. Оп.1. Д.3821. Л.1–152. Полный список глав домо­хозяйств можно посмотреть также в книге «История башкирских родов. Сарт». Том 26 // С.И.Хамидуллин, Б.А.Азнабаев, И.Р.Саитбатталов, И.З.Султанмуратов, Р.Р.Шайхеев, Р.Р.Асылгужин, В.Г.Волков, А.А.Ка­римов, А.М.Зайнуллин. – Уфа:ИИЯЛ УНЦ РАН; Китап, 2017. –С.293–319.
29. НА РБ. Ф.138. On.2. Д.374.

Автор:Салават Хамидуллин, кандидат исторических наук, Рафиль Асылгужин, кандидат философских наук
Читайте нас в