Все новости
450-летие города Уфы
13 Октября , 09:59

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ УФЫ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Уфа в начале прошлого века являлась не только административным, культурным и мусульманским религиозным центром, немаловажную роль она играла в становлении и развитии национального образования народов Башкортостана.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ УФЫ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ УФЫ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА

Медресе и мектебы

Самые первые инородческие (так именовались в дореволюционной России нерусские народы) школы в нашем крае были открыты еще губернатором Неплюевым в середине ХVӀӀӀ в. для обучения осиротевших башкирских и калмыцких детей и обращения их в христианство. Более активно национальные школы стали создаваться в пореформенный период, т.е. с 60-х годов ХӀХ в. Это были смешанные, русско-национальные начальные школы. В начале ХХ в. содержание работы национальных школ постепенно совершенствовалось. Изменились они и по ведомственной принадлежности: делились на религиозные (конфессиональные), министерские (государственные), земские и частные.
Несмотря на разнообразие учебных заведений, пр освещение башкирского и татарского населения в прошлом ассоциируется с существованием мектебов и медресе. В начале века они оформились и действовали как подлинно национальные школы, уже не отличались схоластикой, присущей не только религиозным школам, но и всей дореволюционной школьной системе России. Усилиями национальной буржуазии, передовой интеллигенции, духовенства мектебы и медресе приобрели религиозно-светский характер. В Уфе особенной популярностью пользовались джадидистско (новометодные)-светские «Галия» и «Усмания». Несмотря на противодействие правительственных органов и кадимистов (сторонники схоластического образования), джадидизм, зародившись как идеология реформизма религиозных школ, перерос в конце ХӀХ и начале ХХ вв. в широкое общественно-политическое движение тюрко-мусульман. Джадидизм явился фактором интеграции мусульманского общества в новые экономические, политические и социальные реалии России.
Первое в Башкортостане новометодное медресе «Усмания» работало с 1887 года при 1-й соборной мечети Уфы (ныне на ул.Тукаева), построенной в 1830 году по инициативе муфтия Габдельсаляма Габдрафикова. В 2019 году на Мусульманском кладбище было обнаружено его старинное захоронение [1].Основателем медресе стал имам-проповедник Хайрулла Усманов, в честь которого оно в последующем и было названо.
С 1907 года медресе возглавил новый мударрис Джигангир Абызгильдин, который удлинил учебный курс и улучшил быт шакирдов (учащихся). Но многие начинания упирались в отсутсвие средств. Лишь в 1915 году «Усмания» обрела постоянные источники существования. Уфимские богачи С.Назиров, С.Шамигулов, С.Джантюрин, К.М.Алкин, братья Каримовы взяли под свою опеку это медресе. Они, желая приспособить медресе требованиям развивающегося капитализма, подготовить кадры для новой экономики, поручают ахуну Джангиру Абзгильдину, Закиру Кадыри, Ахметзакию Валидову составление положения о медресе, программе и учебниках, которые сами преподавали в медресе.
В1914 году в медресе насчитывалось 180 учащихся. Плата за обучение составляла 5–10 рублей в год. Дети бедняков от нее освобождались. Медресе делилось на три класса с 3–4-х годичным сроком обучения. Т.е. обучение длилось 10–12 лет. Прежде всего, изучались предметы религиозного плана, которые занимали 31% учебного процесса [2,с.30]. Остальное – светские дисциплины: арабский язык и литература, тюркский язык и литература, русский язык, история (тюркская, всеобщая), законоведение, логика, основы экономики, медицины, психология, математика (арифметика, геометрия, алгебра), природоведение, химия, методика преподавания и воспитания. В 1918 году, в год своего 30-летия, медресе было преобразовано в национальную гимназию.
Медресе «Галия», впервые организованное в Башкортостане по университетскому типу, было открыто в октябре 1906 года при 2-й соборной мечети Уфы [3, с.135]. Первым его директором стал известный педагог и богослов Зия Камали. По отзывам современников, кроме старого здания и прогрессивных преподавателей там ничего не было. Поэтому сторонниками джадидизма, меценатами и купечеством были сделаны значительные денежные пожертвования. Уфимским населением была создана обстановка в медресе.
В «Галию» в шакирды принимались выпускники обычных медресе по особому испытанию. Обучались 6 лет. Преподавание было поставлено на уровне богословских факультетов университетов в исламских странах. Здесь также изучалось большое число светских курсов. Тем не менее, по статусу и содержанию эти медресе оставались в конфессиональной сфере. Но к преподаванию привлекались лучшие педагогические силы Урало-Поволжского региона. Среди них Х.Махмудов (мусульманское право), З.Кадыри (арабский язык и литература), Ф.Сайфи-Казанли (история) и другие.
Медресе был присущ демократизм внутреннего устройства. В ней впервые в стенах религиозной школы в нашем крае стали устраиваться официальные литературно-музыкальные вечера, публичные лекции и спектакли, организовывались ученические кружки по интересам, хор, струнный оркестр, на разных языках выходили студенческие журналы. Популярность медресе притягивала шакирдов из Крыма, Средней Азии, Казахстана, Сибири, Северного Кавказа.
За первые десять лет существования (1906–1916 годы) в «Галие» обучалось около 1000 человек. Из них 108 окончили полный курс. Среди них видные писатели, поэты, филологи, государственные деятели многих национальностей – башкиры, татары, узбеки, казахи, киргизы, адыгейцы и другие. Семнадцать человек представляют башкирскую и татарскую литературу и журналистику: Мажит Гафури, Галимжан Ибрагимов, Шайхзада Бабич, Хасан Туфан и другие. Из всех выпускников только 37 человек стали муллами. Остальные посвятили себя делу просвещения своих народов [4, с.250].


Земские и частные школы

В начале прошлого века в Уфе продолжали работать министерские, городские (земские) и частные школы. Так, к 1916 году в Уфе сложилась следующая сеть государственных национальных школ. Из министерского ведомства одноклассным оставался уфимский русский класс при медресе, основанный в 1902 году. Он был мужским и состоял из русских и татарских мальчиков. Класс располагался по адресу: угол улиц Бельского и Случевского, 11 (ныне улицы Тукаева и Цюрупы). Обучение в нем длилось 4 года.
Вторая одноклассная школа находилась по улице Уфимская, 37. Это была русско-татарская школа, также основанная положением 1902 года. В ней обучались мальчики татарской национальности. Обучение здесь тоже длилось 4 года двумя учителями-предметниками. Двухклассная школа была одна. Это русско-башкирская школа, основанная «Правилами о начальных училищах для инородцев» 1870 и 1913 гг. В ней обучались башкирские и татарские мальчики.
В начале прошлого века происходит становление женского начального образования. Оно уже не являлось чем-то особенным. В отличие от других мусульманских народов, башкиры и татары призывали женщин к просвещению. Исторические документы свидетельствуют, что по просьбе башкир командующий Башкирским войском Тетереников в кантонный период обратился к губернатору с предложением обучать башкирских девочек русской грамоте, домоводству, огородничеству и садоводству. Эти мысли, видимо, приходили и к другим. К примеру, в феврале 1859 года бирские купцы в своем городе открыли женскую школу, которая преобразуется в следующем году в женское приходское училище. В 1865 году в нем обучалось 45 башкирок чтению, русской грамоте и языку, истории, чистописанию, счету, арифметике. Кроме того, их обучали вышиванию, башмачному делу, шитью ичигов (мягких сапог из тонкой кожи), готовить пищу, печь хлеб, делать квас, работать в огороде, прививали также гигиенические навыки [5, с.88–89].
Городской управой на основе «Правил…» 1870 и 1913 гг. была открыта первая русско-башкирская женская школа. Здесь в течение 4-х лет обучалось 57 девочек. Школа располагалась на углу улиц Бельского и Случевского, 11. В 1908 году в земстве был поставлен вопрос о ее преобразовании в женскую башкирскую учительскую школу с содержанием от министерства и земства. Потребность в таком учебном заведении возникла в связи с неоднократной постановкой вопроса об обучении мусульманок и подготовкой мугаллимок (учительниц). Земства и губернии горячо поддержали это предложение, но все осталось на прежнем уровне. Минпрос (тогда было централизованное управление) на эту просьбу не откликнулся. [6,сс.104, 110, 120].
Существовало несколько частных школ. Затонская (Земляновская) была основана по законоположению о частных учебных заведениях 3-го разряда (Свод закона, т.11, ст.3714). В этой смешанной школе обучались русские и татарские учащиеся с двумя преподавателями в течение 4-х лет. Она находилась на улице Пушкинской, 98. На улице Воскресенской, 84, при приюте императорского Человеколюбивого общества для малолетних мусульманок была открыта смешанная башкирско-татарская магометанская школа, обучение в которой велось 3 года [7, с.120].
Известно, что в начале ХХ в. широкое развитие получили попечительство и благотворительность. Мусульманским дамским обществом Уфы был открыт приют для девочек. Общество было создано в 1912 году под председательством Гайнихаят Асякаевой, в последующем она называлась Мухлис Буби. Затем эту деятельность возглавила Марьям Султанова, невестка муфтия, большая любительница просвещения. В наши дни Исламский колледж в Уфе носит ее имя. Среди благотворительниц была Айша Абызгильдина (в девичестве Сулейманова), жена директора «Усмании». Закончив Уфимскую мариинскую гимназию, она сама обучала девочек. Продолжила педагогическую деятельность и в советской школе, несмотря на арест и расстрел мужа в 1938 году [8]. Мусульманское дамское общество еще курировало 5 женских школ, обеспечивая девочек на взносы учебниками, одеждой, питанием [9, с.62].

Советские школы-интернаты

Впервые советские годы идет мучительный поиск такой модели общеобразовательной школы, которая соответствовала бы новому типу государства. Была создана всеобщая трудовая школа. Но, в основном, это были начальные школы, расположенные распыленно. С целью охватить башкирских детей обучением повышенного типа и помочь им поступать в техникумы и вузы, в 1924/1925 учебном году было открыто 10 национальных школ 2-й ступени с интернатом при них за счет госбюджета. Из них 8 – в сельской местности по программе школ крестьянской молодежи (ШКМ), 2 в Уфе – Рес­публиканская башкирская школа-девятилетка им.В.И.Ленина на базе патроната, созданного еще в 1919 году. Здесь же была открыта татарская школа-семилетка им.Ф.Э.Дзержинского на базе одной из опытно-показательных школ Башнаркомпроса.
Республиканские школы-интернаты материально лучше обеспечивались: им предоставлялись хорошие здания, оборудование, они создавали свои хозяйства, дачи. Но не все в них вначале обстояло благополучно. Так, в протоколах педсовета школы-интерната им. В.И.Ленина от ноября 1928 года зафиксировано: «Условия работы скверны. Кабинеты не оборудованы, кроме книг, полученных из библиотеки, в них не имеется ничего. Наглядные пособия отсутствуют, сидеть не на чем. Ребята занимаются стоя. Такое положение наших кабинетов никуда не годится и результатов положительных дать не может» [3, с.131].
Эти 10 школ до 1927 года финансировались по бюджету Наркомпроса РСФСР. Позже они были переданы на областной бюджет. Впоследствии, по мере укрепления местного бюджета, постепенно все национальные школы были переведены на местное финансирование за исключением двух уфимских школ-интернатов. Они играли в республике особенно важную роль: спасали от гибели детей необеспеченных родителей, сирот, беспризорных подростков, готовили их для поступления в вузы – воспитывали будущие национальные кадры [10].
Школа-интернат им.В.И.Ленина в 1930 году, в целях равномерного расположения национальных учебных заведений на территории БАССР, переводится Башнаркомпросом в г.Стерлитамак. В 1938 году школа-интернат преобразовывается в детский дом. Сейчас она существует в Стерлитамаке как башкирская гимназия.
Хотелось бы остановиться на одном из замечательных педагогов, светлых личностях, воспитавших в своих питомцах целеустремленность и трудолюбие. Это Мухлис Тукаев. Под его умелым руководством детское самоуправление было осуществлено на практике. Самоуправление явилось сильным педагогическим средством развития в детях как индивидуальных качеств характера (воли, разумности, организации досуга), так и общественных интересов и навыков.
Детское самоуправление в школе-интернате в 20-е годы охватывало все стороны жизни. Воспитанники устраивали товарищеские суды, дежурили на кухне, сами следили за распределением продуктов. Самые деятельные ребята составляли актив ученического коллектива. Тукаев был не только умелым организатором ученического коллектива, но и душевным человеком. Считал, что в жизни каждого человека должна быть радость и стремился вызвать ее в детях.
Интересна его работа по ведению дневников учащихся. Каждый воспитанник Тукаева имел свой дневник, где он описывал весь свой пройденный день, анализировал свои поступки, делал соответствующие выводы. Педагог ежедневно находил время для просмотра дневников всех учащихся. Его воспитанники вспоминают, как он, прочитав дневник ученика, ободряюще говорил: «Хорошо, а ведь ты становишься лучше». «Это окрыляло нас, – вспоминает Амир Идрисович Чанышев. – Мы стремились быть еще лучше». Талантливый и мудрый педагог и сам вел дневник, в котором записывал свои мысли, думы, наблюдения над воспитанниками. Именно благодаря такому творческому коллективу удавалось преодолевать невзгоды и трудности.
В Уфе в начале 20-х годов работали еще польская и еврейская школы. Основная масса поляков, проживавших главным образом в Уфе, Златоусте и Белебее, была беженцами империалистической войны. Из-за их малого количества в других городах, в Уфе была организована одна школа 1-й ступени (начальная) при детском доме №6. Она была преобразована в школу-коммуну [11].
Из-за непосещаемости детьми еврейская школа через несколько месяцев закрылась. Но остались 2 детских дома с школами при них для беспризорных детей. Обе располагались по ул.Гоголевской, 54. Одна из них – школа-коммуна №6, в которой были собраны 65 детей, пострадавших от еврейских погромов: 23 – круглые сироты, 44 – полусироты. С ними работали 5 педагогов со специальным педагогическим образованием [12, с.10].
Также, в начале 20-х годов в Уфе действовала латышская опытно-показательная школа им.III Интернационала. 142 воспитанника и 5 школьных работников с имуществом переехали из города Ржева Тверской губернии. В Уфе школа приняла вид коммуны. Воспитатели считались старшими товарищами, все члены коллектива были равноправны. Коллективная мысль была решающей. Воспитательная работа в школе была построена на принципах самоуправления и теории «свободного воспитания». В соответствии с этим школа провозгласила «абсолютную свободу» детей, полное отсутствие агитации среди них. «Организация внутреннего и внешнего порядка школы дает детям умение бороться с невзгодами жизни, и они на практике без приказаний поймут, как ценна дисциплина в жизни людей», – считали в школе. «Надо научить детей работать, – было записано в «Принципах работы школы», – а не забивать голову знаниями, как мешок, из которого все высыпается при первой прорехе. Все запомнить нельзя, следовательно, и стремиться нечего к заучиванию жалких отрывков знаний, которыми наполнены наши программы». Точной информации о судьбе школы нет. Сопоставляя сведения, автор пришел к выводу, что она была переведена в Иглинский район и продолжала существовать как Ауструмская латышская НСШ (неполная средняя школа) [3, сс.243–247].


Источники и литература

1. https:vk.com. Дата обращения 02.06.2022.
2. Абзанов Ш. К вопросу об истории народного образования в Башкирии. – Уфа: Педагогический институт, 1935. – 65 с.
3. Сулейманова Л.Ш. История ста­новления и развития национальных школ народов Башкортостана в ХХ в. – Уфа: Нефтегазовое дело, 2011. – 455 с.
4. Юлдашбаев Б.Х. Башкирской Автономной Советской Социалис­тической Республике 40 лет. – Уфа, 1958. – С.250.
5. Сулейманова Л.Ш. Национальные учебные заведения в Башкортостане в первое сорокалетие ХХ века. – Уфа: БашГУ, 2000. – 212 с.
6. Список учебных заведений Уфимской губернии на 1 января 1916. – Уфа, 1915. – 128 с.
7. Там же.
8. https:vk.com. Дата обращения 02.06.2022
9. Список учебных заведений Уфим­ской губернии на 1 января 1915. – Уфа, 1915. – 63 с.
10. Национальный архив Республики Башкортостан. Ф.798. Оп.1. Д.1964. Л.187.
11. ГАРФ. Ф.296. Оп.2. Д.37. Л.4.
12. Сулейманова Л.Ш. Создание и развитие национальных школ в Башкортостане в послеоктябрьский период. – Уфа: Башкирский уни­верситет, 1996. – 79 с.

Медресе «Галия» в Уфе
Шакирды и преподаватели медресе «Галия»
Мусульманское дамское общество.  В центре – Председатель Марьям Султанова
Школа-интернат им. В.И. Ленина в Стерлитамаке
Медресе «Галия» в Уфе
Автор:Лена СУЛЕЙМАНОВА, доктор исторических наук
Читайте нас в