Все новости

«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»

О дважды Герое Советского Союза Мусе Гарееве написано много очерков, статей, воспоминаний, сняты документальные фильмы, есть книги, написанные им самим. Несмотря на это, при каждом новом анализе истории становления М.Гареева как летчика и его героического боевого пути, перед нами открываются все новые и новые грани уникальной личности.

«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»
«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»

Начало боевого пути

В своих книгах Муса Гареев писал: «Родился в июле 1922 года в ауле Илякшиде Чекмагушевского (ныне Илишевского) района Башкирской АССР. В крестьянской семье. Через 6 лет семья переселилась в новую деревню Таш-Чишму. Начальную школу окончил в Илякшиде, семилетку – в Бишкурае. В 1937 году поступил в Уфимский железнодорожный техникум, в 1938 году принят в комсомол, в 1939 – в Уфимский аэроклуб (без отрыва от учебы в техникуме). Через год, окончив аэроклуб, был принят в Энгельсскую военно-авиационную школу пилотов. Выпускался – в связи с началом Великой Отечественной войны – по сокращенной программе. На фронте – с сентября 1942 года по 7 мая 1945 года, прошел путь от Сталинграда до Восточной Пруссии – 250 боевых вылетов».
Эти короткие строки биографии вмещают героическую жизнь, полную горестей и радости, событий, вошедших в историю нашей страны и республики и навсегда прославивших имя Мусы Гареева.
Самолетами впервые Муса начал интересоваться еще подростком в авиамодельном кружке пионерского лагеря. Но это было, по его словам, только увлечение. При выборе будущей профессии Муса ориентировался на опыт родственников и с помощью отца сделал выбор в пользу учебы в Уфимском железнодорожном техникуме. Выбор сына поддержала и мать. Обладая отменным здоровьем и отличным зрением, Муса мог проявить себя в любой профессии и достичь успеха. В 1937 году отец Мусы, несмотря на болезнь, на телеге с лошадью привез его в Уфу, где они остановились у знакомых на улице Красина. Отец, продав привезенного из деревни барана, оставил сыну на первое время 60 рублей денег. Муса впервые снял лапти, купил обувь и новую одежду.
Сдав экзамены на башкирском языке, Муса Гареев поступил учиться в Уфимский железнодорожный техникум. В это время он еще плохо знал русский язык, но, общаясь с русскими ребятами в общежитии, вскоре хорошо его освоил.
По воспоминаниям Мусы Гаре­ева, «техникум был на улице Карла Маркса,12, встык с базаром, и в аэроклуб, помещавшийся в двухэтажном корпусе на углу улиц Карла Маркса и Сталина (ныне Коммунистическая), прямой путь был через базар. Я очень радовался, случайно встретив на базаре земляков, которые привозили от родителей гостинцы или угощали из своих припасов».
Решение стать летчиком у молодого парня назрело к 1938 году. Для него героем и кумиром стал Валерий Чкалов. «Чкалов для меня был сказкой наяву. Увидев его в кино­хронике, а потом и художественный фильм о нем, подсознательно старался хоть по мелочам, хоть внешне походить на него. Так родилась мечта – сначала полудетская, неосознанная, потом все более конкретизирующаяся. Да и то сказать, кто тогда не мечтал о небе!»
В 1938 году он прошел медкомиссию и очень желал поступить в аэроклуб. Но, поскольку ему было еще только 16 лет, из-за возраста поступление в аэроклуб было перенесено на следующий год.
Руководство и учебный корпус Уфимского аэроклуба в довоенные и военные годы располагались на углу улиц Пушкина и Аксакова. Другой учебный корпус для учлетов (курсантов) аэроклуба находился на углу улиц Карла Маркса и Коммунистическая. Именно здесь занимался Муса Гареев.
Осенью 1939 года Муса Гареев был принят учлетом Уфимского аэроклуба в составе 7-го набора из 150 человек. Днем он занимался в железнодорожном техникуме, а вечерами осваивал теорию в аэроклубе. Его однокурсниками были будущие Герои Советского Союза Иван Викторович Пятери, Александр Васильевич Вакульский. Стипендии не хватало на жизнь и Муса вместе с другими учащимися железнодорожного техникума подрабатывал на разгрузочных работах на железнодорожной станции и на Уфимском крекинг-заводе в Черниковке.
Летом 1940 года Муса впервые не поехал домой на каникулы и не смог помочь с сенокосом родителям. Он остался жить в Забельском лагере Уфимского аэроклуба и начал свои первые полеты на учебном самолете У-2. В это время совершил свой первый и единственный в жизни прыжок с парашютом. После завершения обучения в техникуме Муса Гареев делает окончательный выбор в пользу авиации.
В декабре 1940 года он был призван в ряды Красной армии Ждановским районным военкоматом г.Уфы. Получив вызов из аэроклуба, он из-за сложных погодных условий четыре дня добирался до Уфы. Опоздав на отправку первой группы, не попал в число будущих летчиков-истребителей. Вместе со второй группой курсантов Уфимского аэроклуба был направлен для обучения на летчика-бомбардировщика в г.Энгельс Саратовской области.
15 декабря 1940 года Муса Гареев был зачислен в состав курсантов 6-й эскадрильи Энгельсской военно-авиационной школы пилотов. В то время выпускники школы летчиков становились не офицерами, а сержантами. Поэтому воевать на фронте Муса Гареев начал в качестве сержанта. В Энгельсской школе было 11 аэродромов для подготовки летчиков. Муса начал подготовку в качестве будущего летчика-бомбардировщика и учился летать на самолетах Р-5 и СБ (скоростной бомбардировщик).
Вскоре выпуск дальнего бомбардировщика СБ был прекращен, на фронте шли жестокие бои и срочно требовались истребители и бомбардировщики тактического ближнего боя. Такими универсальными характеристиками обладал штурмовик Ил-2. Конструкция самолета была изначально рассчитана на то, что прицельное бомбометание возможно в пределах высоты 300–400 метров, пушки также были настроены на прицельную стрельбу в 400 метров, пулеметы – на 200 мет­ров. Поэтому Ил-2 всегда атаковал немецкие позиции на относительно малой высоте, что, с одной стороны, обеспечивало высокую точность бомбометания, с другой стороны, снижало защиту самолета и экипажа от огня зенитной артиллерии. Но в успешной борьбе с воздуха с немецкими танками самолету Ил-2 не было равных. Немцы в ходе вой­ны переняли советский успешный опыт борьбы с танками противника с воздуха и начали устанавливать пушки на свои бомбардировщики Юнкерс-87 «Штука».
Весной 1942 года Муса Гареев с группой курсантов в 31 человек направлен в 10-й запасной авиационный полк, который находился рядом с городом Пенза. Здесь курсантов начали переучивать на летчиков-штурмовиков. Муса начал осваивать самолет Ил-2. После завершения обучения он вместе с группой курсантов Чкаловской школы пилотов был направлен в действующую армию. 25 сентября 1942 года начался боевой путь будущего дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева в составе 226-й штурмовой авиационной дивизии. В октябре 1942 года Муса Гареев встретился с Иваном Ивановичем Пстыго, который был назначен начальником воздушно-стрелковой службы 226-й штурмовой авиационной дивизии. Позже Пстыго стал Маршалом авиации, Героем Советского Союза.
Муса Гайсинович начал воевать в 944-ом штурмовом авиационном полку. До боевых полетов нович­ков не допускали, а поручили перего­нять новые самолеты Ил-2 из авиазавода г.Куйбышев на Сталинградский фронт. Скоро 944-й полк был переформирован и сержант Гареев был зачислен в 504-й штурмовой авиационный полк. Аэродром базирования располагался в 15 км восточнее Сталинграда. После перегона самолета на фронт Муса Гареев снова был назначен в новое подразделение – в 505-й штурмовой авиационный полк.
В конце ноября, после начала советского наступления, Муса Гареев совершил свой первый боевой вылет – в составе группы советских самолетов произвел бомбардировку немецкого аэродрома «Питомник». Аэродром располагался в 5 км севернее поселка Питомник и в 15 км к западу от города. Аэродром бетонный, с подсветкой, мог принимать любые самолеты и днем, и ночью. Размер аэродрома – 1,5 км на 1,2 км. В течение декабря 1942 года Муса Гареев летал на задание бомбить аэродром на расстояние 30 км туда и 30 км обратно.
На аэродром «Питомник» немцы транспортными самолетами Ю-52 из аэродромов «Морозовская» и «Тацинская», начиная с 26 ноября 1942 года, установили воздушный мост – перебрасывали продовольствие и боеприпасы для окруженной группировки немецких войск. 30 ноября 1942 года советские самолеты Ил-2 из состава 622-го штурмового авиационного полка атаковали аэродром «Питомник», но понесли большие потери – 6 советских самолетов было сбито и 5 поврежденных самолетов совершили посадки на советской территории. Немецкая противовоздушная оборона аэродрома была основательной и представляла серьезную угрозу советским самолетам.
Всего до конца 1942 года в составе 505-го штурмового авиационного полка Муса Гареев совершил 11 успешных боевых вылетов в Сталинград. Согласно наградному листу, в начале декабря 1942 года он лично на аэродроме «Питомник» уничтожил 3 немецких военно-транспортных самолета Юнкерс-52, а также 2 танка, 6 автомашин и 30-40 солдат и офицеров противника. Кроме того, 28 декабря там же уничтожил еще 2 самолета Ю-52. Нам удалось найти информацию об одном из уничтоженных в этот день немецких самолетах – это самолет 1-й боевой эскадрильи специального назначения KGzbV1 Ju52, номер самолета – 7153.
В ходе Сталинградской битвы Муса Гареев не мог знать и не знал, что его самолет летает на уфимском авиационном бензине. Нами установлено, что самолет Ил-2, на котором воевал в Сталинграде Муса Гареев, и большинство со-ветских самолетов в самый сложный период Великий Отечественной войны – с сентября по декабрь 1942 года – получали до 50 процентов топливного снабжения из Башкирии. Они летали на высокооктановом авиационном бензине Б-78, произведенном Уфимским нефтеперерабатывающим заводом, авиационный бензин так и именовался «Б-78 Уфимское». На сентябрь 1942 года объем нефте-переработки Уфимского завода крекинга составлял 1500 тыс. тонн, в Ишимбае – 590 тыс. тонн, в Саратове – 2230 тыс. тонн, в Орске – 600 тыс. тонн, в Горьком – 124 тыс. тонн. Только на Уфимском заводе производилась добавка «изооктан», что позволило произвести в больших объемах высокооктановый авиационный бензин Б-78. Другие нефтеперерабатывающие заводы страны использовали поступающий по ленд-лизу изооктан из США.


«Я был вместе с народом»

После Сталинградской битвы авиационный полк Мусы Гареева и 226-я штурмовая авиационная дивизия передислоцировались в Котельниково. За проявленный героизм личного состава дивизия была удостоена звания «гвардей-ская» и ей присвоено наименование «Сталинградская». Муса Гареев в январе–апреле 1943 года – летчик 504-го штурмового авиационного полка данной дивизии. С апреля 1943 года – командир звена 76-го гвардейского штурмового авиационного полка. В составе этого полка он получил первое офицерское звание.
В своих воспоминаниях Муса Гареев пишет о том, что 226-я штурмовая авиационная дивизия, в которой он воевал, дала 77 Героев Советского Союза и среди них 7 – дважды Герои. За 11 успешных боевых вылетов и участие в Сталинградской битве сержант Гареев был награжден медалями «За отвагу» и «За оборону Сталинграда». В последующие годы войны командир 76-го штурмового авиационного полка уважительно именовал Мусу Гареева «Сталинградец». Летчики называли его русским именем Миша.
В апреле 1943 года Муса Гареев получил двухместный Ил-2. Самолету шестой эскадрильи был присвоен номер – 31. Теперь позывной Мусы Гареева стал «Сокол 6,31». До этого он воевал на одноместном Ил-2 без стрелка. Назначенный к нему в стрелки Александр Кирь­янов оказался из Челябинской области. Всего за войну Кирьянов сбил в воздухе 4 немецких самолета и стал полным кавалером ордена Славы. Согласно наградному листу А.И.Кирьянова, первый немецкий самолет Мессершмит-109, который атаковал сзади самолет Мусы Гареева, стрелок сбил 26 сентября 1943 года у деревни Показной. В 2 км севернее деревни Показной у деревни Гендельберг 26 сентября 1943 года шел в наступление будущий Герой Советского Союза младший лейтенант Минигали Губайдуллин. 26 сентября он был ранен во второй раз. В этот же день самолет Мусы Гареева атаковал и подверг бомбардировке немецкие позиции западнее деревни Показной. Два башкира – Минигали Губайдуллин и Муса Гареев 26 сентября 1943 года в нескольких километрах друг от друга – один на земле, другой в воздухе – защищали Родину от немецко-фашистских войск.
Муса Гареев сбил 4 немецких самолета в воздухе и уничтожил большое количество самолетов противника на земле. Точное количество уничтоженных им немецких танков и другой немецкой военной техники неизвестно. Так, согласно наградному листу, только в одном боевом вылете в сражении на Миус-фронте он лично уничтожил 4 немецких танка.
В книге «Штурмовики идут на цель» Муса Гареев делится выработанной в условиях войны тактикой атаки штурмовиков. Он несколько лет вылетал в группах штурмовиков ведущим командиром: задавал скорость атаки и в зависимости от боевой обстановки выбирал ту или иную тактику боя, которой следовали летчики его звена и группы. Так, в книге описаны четыре тактики боя. Первая – это построение штурмовиков Ил-2 в круг, где каждый самолет прикрывает другой в случае атаки немецких истребителей. Пос­ле бомбометания, с каждым витком круг штурмовиков смещается в сторону своего аэродрома.
Вторая тактика – «ножницы», когда в ходе атаки штурмовики быстро меняются местами. Ведущий становится ведомым и наоборот. В зависимости от боевой обстановки такая смена происходит или в горизонтальной или вертикальной плоскости. При смене позиций немецкий истребитель не успевает атаковать идущий сзади самолет, который уходя вперед, просто подставляет Мессершмит или Фоке-вульф под огонь своего напарника. Третья тактика применяется, когда атакует большое количество немецких истребителей Мессершмит-109, которые применяют свой излюбленный прием – на большой скорости пристраиваются сзади снизу вплотную к штурмовику и расстреливают в упор. И так один штурмовик, другой, третий – всю группу. В группе штурмовикам сложно маневрировать и применять «ножницы».
Третья тактика – это быстрый разлет самолетов Ил-2 в разные стороны. Четвертая тактика боя – «восьмерка». Муса Гареев в книге пишет: «Я старался избегать этих традиционных, ставших уже шаблоном тактических приемов. Часто менял высоту, скорость и направление захода на цель. Над целью применял то левый, то правый круг, то неожиданно для противника совмещал их, образуя так называемую «восьмерку». Все это мешало вражеским зенитчикам вести прицельный огонь, отчего группы, которые я водил, почти никогда не имели потерь».
Муса Гареев, как опытный летчик и командир, владел и теорией, и практикой воздушного боя. В книге он описывает случай, когда при вылете на боевое задание не прилетели советские истребители, которые должны были прикрывать их во время бомбометания. Ведущий и часть самолетов группы повернули обратно на аэродром, а Муса Гареев и за ним его ведомый без прикрытия полетели дальше и выполнили боевое задание. После возвращения они получили взбучку за то, что полетели без прикрытия истребителей. Такой был упорный характер у Мусы Гареева – поставленная боевая задача должна быть выполнена при любых обстоятельствах!
С июня 1943 года Муса Гареев получает приказ переоборудовать свой самолет Ил-2 в самолет-разведчик, установить фотооборудование. Он получает специальные задания: вылететь в ближайшие тылы противника и на фотокамеру фиксировать его позиции. Также сопровождает боевые вылеты советских эскадрилий и фиксирует результаты бомбардировок.
Летом 1943 года авиационный полк Гареева дислоцировался на аэродроме близ станицы Должанская. 10 августа после бомбометания и аэрофотосъемки позиций противника в районе села Гараны, в 12 км от реки Миус, самолет нашего земляка подвергся атаке трех немецких самолетов Фокке-вульф-190. Они подбили самолет Мусы Гареева и, поскольку за падающим самолетом шел густой черный дым, не стали его преследовать и добивать. Ему чудом удалось дотянуть до переднего края и посадить дымящийся самолет на советской территории в 800 метрах от фронта. Немцы произвели минометный обстрел места посадки самолета. Муса Гареев не пострадал, но стрелок Кирьянов получил ранение. Также между жизнью и смертью, по воспоминаниям самого прославленного летчика, он находился в январе 1945 года, когда его самолет был подбит и снова чудом ему удалось дотянуть до своих. Не долетев несколько километров до аэродрома, его самолет упал в лес.
Еще один интересный факт. 1 сентября 1943 года Муса Гареев в группе самолетов бомбит железнодорожную станцию Дебальцево. Именно захват станции Дебальцево было целью знаменитого рейда 112-й Башкавдивизии в составе 8-го кавкорпуса в феврале 1943 года. Тогда это не удалось. Именно с этой станции немецкая 17-я танковая дивизия противостояла атакам 112-й Башкирской кавалерийской дивизии с запада деревни Чернухино утром 14 февраля 1943 года. Муса Гареев довел до конца дело, начатое генералом М.М.Шаймуратовым и воинами Башкирии – немцы были выбиты из Дебальцево и отступили на запад. Воздушный стрелок Александр Кирьянов в Дебальцево огнем из пулемета уничтожил немецкий бензовоз с топливом.
В ходе боев за Мелитополь авиаполк Мусы Гареева базируется на аэродроме «Розовка» и неоднократно штурмует немецкий аэродром, расположенный в Ново-Григорьевке – западнее Мелитополя. Муса Гареев вылетает на задание в качестве ведущего – командира группы. На боевые вылеты советские самолеты вылетают по три группы – всего 18 самолетов.
В конце октября 1943 года, после взятия Мелитополя и прорыва немецкой линии обороны «Вотан», 76-й штурмовой авиационный полк перебазировался на аэродром Крестовка в Крыму. Здесь его полк дислоцировался рядом с 9-м авиаполком, в котором воевал известный советский летчик-ас Ахмет Хан Султан. Муса Гареев подружился с ним и дружбу они поддерживали и после войны.
Всего за годы Великой Оте­чественной войны гвардии майор Муса Гареев совершил 250 успешных боевых вылетов. Вылетов было больше, но некоторые были без подтвержденного результата, поэтому не шли в зачет. Также бы­ли вылеты в тыл – он перегонял новые самолеты на фронт. В 1944 году Гареев назначен командиром эскадрильи 76-го гвардейского штурмового авиационного полка 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта.
Муса Гареев – участник Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года. После окончания войны командовал авиационным полком. В 1951 году окончил Военную академию имени М.В.Фрунзе, а в 1959 году – Военную академию Генерального штаба СССР. В 1956 году ему присвоено воинское звание «полковник».
Необходимо также отметить, что благодаря усилиям Мусы Гареева 1 апреля 1947 года Уфимский аэроклуб вновь открылся. После войны все аэроклубы страны были закрыты. Уфимский аэроклуб первый в СССР подготовил послевоенный выпуск летчиков. В этом огромная заслуга Мусы Гареева. Он много сделал для укрепления Башкирского республиканского комитета ДОСААФ, председателем которого был в 1965–1977 гг.
За героизм и мужество, проявленные в годы Великой Отечественной войны, полковник Муса Гайсинович Гареев был дважды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, тремя орденами Красной Звезды, орденом Александра Невского, орденом Богдана Хмельницкого, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, двумя медалями «Золотая Звезда», медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», а также другими медалями и иностранными наградами. В Башкортостане чтят память о знаменитом земляке. Его именем названы улицы в городах и селах Башкортостана, кадетский корпус в Уфе, теплоход. В селах Верхнеяркеево и Ташчишма открыты музеи, в Уфе установлены мемориальные плиты в его честь. Бронзовые бюсты Героя украшают Парк Победы в Уфе, где находится могила Мусы Гареева, Бульвар Славы, где размещалось здание Совета ДОСААФ Башкортостана. В этом году, в честь 100-летнего юбилея, планируется благоустроить памятники, мемориальные сооружения и объекты, увековечивающие память Мусы Гареева. На территории Уфимского авиационного университета реконструируют постамент с самолетом Миг-19, который 7 мая 1974 года открывал сам Муса Гареев.
В своей автобиографической книге «Штурмовики идут на цель» Муса Гареев писал, что «прожил большую, насыщенную, порой нелегкую, но в то же время счастливую жизнь. В славных 30-х я был свидетелем небывалого взлета своей Отчизны – и был счастлив. В суровые военные годы я был вместе с народом и познал чувство исполненного долга – и был счастлив тоже. После войны мне привелось стоять на страже неба Родины, воспитывать ее защитников – что может сравниться с этим счастьем?»


Источники и литература

1. Российский государственный архив социально-политической истории. Фонд 82. Опись 2. Дело 566.
2. Гареев М.Г. Штурмовики идут на цель. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1977. – 336 с.
3. Иголкин А.А. Советская нефтяная политика в 1940–1950-х годах. – М., 2009. – 324 с.
4. Люфтваффе в небе Башкирии. Сборник документов. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2020. – 282 с.
5. Очерки по истории Башкирской АССР. Т.2. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1966. – 643 с.

«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»
«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»
«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»
«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»
«СОКОЛ ШЕСТЬ, ТРИДЦАТЬ ОДИН»
Автор:Айрат Багаутдинов, кандидат философских наук, Рушан Багаутдинов
Читайте нас в