Демографические проблемы башкир Челябинской области

В основе открытого демократического общества, создаваемого в России, должно лежать гармоническое развитие всех народов региона во всех сферах производства и культуры .
В этом отношении в последние несколько лет наметились определенные положительные тенденции и в Челябинской области: вместо благостных самоотчетов в центр , мол, в области все национальные проблемы решены, действительно происходят позитивные сдвиги — работают 15 культурно-национальных центров, готовится к регистрации ряд культурно-национальных автономий, была создана Ассамблея народов Челябинской области. Челябинская область совместно с Тюменской оказалась единственным территориальным, а не национальным по названию субъектом Российской Федерации, выступившим в феврале 1997 года учредителем Международной тюркской академии. В области работает региональное отделение академии.
В районах и городах области с каждым годом все масштабнее и впечатляюще проводятся сабантуи и курултаи башкир.
Самым ярким свидетельством стремления областного руководства к созданию демократического общества явился проведенный 25—26 декабря 1997 года поистине с государственным размахом III Курултай башкир Челябинской области.
Все же долгие годы унитарного существования создали ряд социальных проблем и диспропорций.
Все познается в сравнении, поэтому трудно обойтись без статистических данных. Л.Н.Толстой, участвовавший в переписи населения Москвы 1882 года, писал: “Интерес и значение переписи в том, что она дает ему зеркало , в которое, хочешь не хочешь, посмотрится все общество и каждый из нас”.
Посмотримся в это зеркало и мы.
Башкиры являются третьим по числу проживающих в области этносов и имеют устойчивый естественный прирост.
Численность башкир в 1997 году не переписана, а рассчитана нами на основании темпов роста башкирского населения области по годам переписи :
1970 - 133% к 1959 г.
1979 - 155% к 1970 г.
1989 - 121% к 1979 г.;
по соотношению численности башкир ко всему населению и по числу родившихся и умерших по Челябинской области за три года — 1994, 1995, 1996.
Таким образом, число башкир за 30 лет (1959—89гг.) выросло вдвое и башкиры являются самым молодым этносом в области.
Перепись населения 1989 года показала, что башкиры последними из всех национальностей области перешли в разряд городских, то есть число башкир-горожан превысило число сельских жителей.
Урбанизация населения объективно дает каждому индивиду более широкую возможность для реализации своего интеллектуального потенциала и удовлетворения культурных потребностей. Категорический императив нерусских россиян четок, однозначен и безжалостен. Для достижения поставленных целей они должны овладеть минимальной для каждого возраста стартовой базой знаний русской, этнически чуждой им культуры, этики и этикета. Альтернативы этому сейчас в России нет. Если определенную сумму знаний и объем книжной культуры можно получить через систему образовательных учреждений, через средства массовой информации и поп-культуры, то обиходно-бытовые формы морали и поведения можно воспитать только в семье. Поэтому понятно интуитивное желание нерусских россиян окунуться в это море как можно скорее, а еще лучше — вырастить своих детей в русскоязычной среде, заключив брак с человеком русской национальности.
Вот почему среди башкир доля смешанных браков и детей, родившихся в них, в 2 раза больше, чем среди всего населения Челябинской области. Если к приведенному в таблице количеству детей, “у которых отец другой национальности”, аксиоматически прибавить число детей, у которых мать не башкирка, окажется, что трое из четырех “башкирских” детей рождаются в смешанных семьях.
Неудовлетворенность экономическими и социальными условиями обычно вызывает миграцию населения. Рассмотрим несколько статистических данных.
Таблица наглядно демонстрирует уровень жизни в Челябинской области и в бывших союзных республиках. Таким образом, за счет иммиграции населения, в первую очередь, из Казахстана и республик Средней Азии, область во многом компенсирует естественную убыль населения, которая за эти же годы составила 61714 человек. Если брать всю внешнюю миграцию населения, включающую и страны дальнего зарубежья, и межобластную — среди регионов России, то область и башкиры в том числе, несколько проигрывают в численности.
Без учета миграции со странами зарубежья, картина такова: — В среднем по внутрироссийским масштабам население предпочитает приезжать в Челябинскую область, чем уезжать из нее, поэтому область имеет положительное сальдо, говоря бухгалтерским языком, в миграции между регионами Федерации;
— Неожиданность. В отличие от давних послевоенных лет до девяностых годов, когда трудовые ресурсы промышленного Урала пополнялись извне, в том числе и из Башкортостана, население потянулось обратно, надо думать, не из промышленного Челябинска в промышленный Башкортостан, а в более развитый аграрный сектор соседней республики. Впрочем, сколько среди выезжающих в Башкортостан башкир — неизвестно, нет данных. Итак, с Башкортостаном по миграции Челябинская область имеет отрицательное сальдо;
— Большая миграционная активность башкир заставляет задуматься, если учесть к тому же, что половина башкирского населения области проживает в селах, а из деревень люди снимаются с трудом. Если число башкир среди всего населения Челябинской области в эти годы было около 5%, то среди приезжающих они составили 8,8%, а среди выезжающих — 11%.
Мигрируют в большинстве своем всегда люди активные, самого трудоспособного возраста , по терминологии Л.Н.Гумилева, “пассионарные” личности. При одинаковом примерно жизненном уровне населения Челябинской области и Республики Башкортостан причины миграции могут лежать только в социальной и духовной сферах.

Г. Валеев


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018