На журнал "Ватандаш" можно подписаться в любом почтовом отделении РФ. Индекс - 78384.//Подписка по каталогу «Почта России» через ФГУП по РБ для индивидуальных подписчиков.//Альтернативная (льготная) подписка через редакцию.






Портрет политика

Г Л А В А IV. М.Г.РАХИМОВ:
ПОЛИТИК ИЛИ ХОЗЯЙСТВЕННИК В БОЛЬШОЙ ПОЛИТИКЕ?
К ВОПРОСУ О НОВОМ ТИПЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

Важным событием в политической жизни российских регионов конца 80 — начала 90-х гг. стала смена правящих элит. Во многих субъектах Российской Федерации в перестроечные и первые постперестроечные годы к власти пришли либо романтики, абсолютно не имеющие представления о хозяйственной деятельности в масштабах региона, либо чиновники, вознесенные на высокие посты лишь благодаря своей верноподданности и умеющие лишь послушно выполнять чужую волю. Впоследствии стало достаточно очевидно даже им самим, что они просто не способны к целеустремленной и последовательной деятельности по управлению регионами, не могут ориентироваться в динамичных общественных процессах, не в состоянии принимать взвешенных и просчитанных управленческих решений. Поколение политиков-романтиков было необходимо во время революционной смены общественного строя, когда же на смену эпохе разрушения прежней политической системы пришло новое время, время созидания новой государственности, потребовался качественно иной тип политических лидеров, в том числе и лидеров региональных. Нечто подобное происходит во время всякой революции, когда на смену уличным трибунам и героям революционных войн приходят крепкие хозяйственники, профессиональные управленцы, историческое назначение которых заключается уже в воссоздании новой государственности, строящейся на руинах прежней. Поэтому, пожалуй, было символично, когда Г.Х.Попова, яркого политика и публициста, одного из лидеров межрегиональной депутатской группы, на посту московского мэра сменила менее колоритная фигура Ю.М.Лужкова, в большей степени хозяйственника чем политика. Когда состояние дел в Санкт-Петербурге дошло до критического уровня, осознанно сторонящийся черновой хозяйственной работы А.Собчак проиграл выборы В.Яковлеву. Экономические проблемы во многих российских регионах были вызваны не только тем, что сказался резонанс катастрофических макроэкономических процессов, но и неспособностью их руководителей выступать в качестве прежде всего хозяйственных руководителей, способных посредством политических рычагов регулировать экономические процессы в своих регионах.
М.Г.Рахимов относится к той небольшой группе политических лидеров России конца 80 — начала 90-х годов, которые были, пожалуй, в большей степени хозяйственниками, чем политиками, и именно благодаря этому во многом способствовали сохранению российской государственности. Людям этого круга не свойственны многие качества чисто публичных политиков, они не любят много говорить, может быть, поэтому-то их не слишком часто упоминают в средствах массовой информации. Но в рейтингах, которые проводятся российскими и зарубежными аналитическими службами, они, как правило, занимают гораздо более высокие позиции, чем “чистые” политики. Для политиков этого уровня характерна уверенность в правоте осуществляемого политического курса, способность принимать политические решения, в том числе и явно непопулярные, и отстаивать их — в равной степени перед федеральными властями и собственным населением, умение убеждать оппонента в своей правоте и, пожалуй, самое главное — способность последовательно добиваться реализации принятых решений. Политические декларации для этих людей — не набор лозунгов, а основание для целой серии практических мер, программа хозяйственных, социальных и иных преобразований, направленных на позитивные сдвиги в собственных регионах. Такого рода тип политического лидерства зародился на региональном уровне, знаменуя собою явно наметившуюся тенденцию в смене правящих политических элит в России. Вероятно, новое политическое руководство России, которое придет к власти после отставки Б.Н.Ельцина, также будет в большей степени хозяйственниками, созидателями, строителями, чем борцами и ниспровергателями.
Вся политическая деятельность М.Г.Рахимова является ярким примером именно такого типа политической борьбы и политического лидерства, когда политикой занимается крепкий хозяйственник, неторопливый и последовательный и в то же время достаточно гибкий и энергичный, мгновенно адекватно реагирующий на происходящие в обществе и мире перемены и в то же время способный добиться должной степени регулятивного воздействия на всю совокупность общественных процессов.
Здесь, безусловно, сказался многолетний опыт хозяйственного руководства, его практика работы на разных должностях на нефтеперерабатывающих заводах Башкирии. Действительно, оттуда к М.Г.Рахимову пришло умение ориентироваться в великом множестве информации и принимать оптимальные решения, не упускать из памяти сколь-либо значимых мелочей, последовательно и достаточно неуклонно добиваться поставленных задач и строить свои отношения с людьми. Будучи директором завода, он прославился на всю страну не только успехами в производственной деятельности, но и созданием очень мощного социального сектора — от строительства жилых домов и малосемейных общежитий для молодежи до производства сельскохозяйственной продукции на подсобном хозяйстве завода. Подсобное хозяйство возглавляемого тогда им Уфимского нефтеперерабатывающего завода им. XXII съезда КПСС в числе первых приступило к возделыванию картофеля по голландской технологии, выращивало элитные породы крупного рогатого скота, разводило карпов. Этого с лихвой хватало и для заводских столовых, и для продажи работающим на предприятии. Это не было тогда популистскими жестами, в условиях начала 80-х годов многие представители директорского корпуса прекрасно жили и без этой лишней для них обузы. Но именно благодаря этому в условиях товарного голода работающие на его заводе имели возможность регулярно приносить домой дефицитные продукты питания.
И в сугубо политической деятельности М.Г.Рахимова ярко проявилась точно та же обстоятельность, последовательность, настойчивость, которые были присущи для его работы на заводе. Его деятельность по наполнению реальным содержанием Декларации о государственном суверенитете Башкортостана, борьба за экономическую самостоятельность республики представляют собой долгую цепь последовательных и логичных действий, где жесткость обозначенных позиций в отношениях с центром сменялась стремлением к компромиссам, заключались союзы с различными группами региональных лидеров, пускались в ход различные варианты соглашений с федеральными властями. В сложных отношениях с центром, когда российский федерализм из фикции становился реальностью и этот процесс требовал радикальной перестройки сложившихся ранее отношений Федерации и ее субъектов, тактика действий М.Г.Рахимова, направленная на достижение стратегической цели, была трезво просчитана и продумана. Именно благодаря этому руководство республики всегда добивалось поставленных целей, не доводя своих отношений с федеральными властями до прямой конфронтации.
В одном из своих поздних интервью он признал: “Я действительно оставался (да и остаюсь) хозяйственником в смысле трезвого взгляда на вещи, отсутствия позерства, свойственного многим политикам. Но я политик в том смысле, что стараюсь решить насущные проблемы республики специфичными для политики способами. И здесь мне пришлось учиться и учиться, осваивать политическую “кухню”1. То, что это освоение было осуществлено достаточно успешно свидетельствует регулярное его появление во всех рейтингах ведущих российских политиков, какие бы агентства и аналитические службы не проводили их. А в номинации региональных лидеров, даже в самые непростые этапы своей политической биографии, он никогда не покидал первой десятки.
Так, журнал “Профиль-регионы” писал, что по итогам 1997 года независимыми экспертами он был поставлен на 5-е место среди всех региональных лидеров России (после Ю.Лужкова, Е.Строева и М.Шаймиева). При этом экспертами учитывался ряд совершенно разнообразных характеристик — способность объединить вокруг себя местные элиты, способность обеспечить стабильность в регионе, умение привлечь в регион инвестиции, популярность у населения, воздействие на ход и характер приватизации, авторитет в федеральных властных структурах и способность добиться принятия нужных решений, степень воздействия на общефедеральную политику.
В феврале-марте 1998 года он занимал второе место в рейтинге региональных лидеров, уступив первое место Ю.Лужкову.
Доказательством правильности политического курса М.Г.Рахимова является то, что Башкортостан продолжает оставаться регионом-донором федерального бюджета. Дело не столько в запасах нефти, сколько в сознательном курсе на сохранение промышленного потенциала республики. Доля Башкортостана в производстве внутреннего валового продукта России, при всех достаточно острых экономических проблемах республики, составляет 2,4%. Республика продолжает оставаться одним из немногих в России островков относительной политической и социальной стабильности, где регулярно практически выплачивают зарплату и пенсии, где нет массовой безработицы, продолжается строительство жилья. Безусловно, Башкортостан не является оазисом полного благополучия и процветания в окружении бед и трудностей. Республика испытывает на себе бремя всех тех же проблем, что и вся Россия. Но несомненно и то, что республиканское руководство стремится решать существующие проблемы, и во многом с этим справляется.
Выше уже говорилось о том, что свои отношения с федеральным центром М.Г.Рахимов стремился никогда не обострять, даже в самых острых ситуациях предпочитая балансировать на грани “плохого мира”, стремился к нахождению компромиссов. В том же, что касается экономики, он всегда вел себя более независимо. Не стремясь к конфронтации, он просто не торопился выполнять те решения федерального центра, которые не вписывались в его представления о целесообразности и здравом смысле. Именно поэтому М.Г.Рахимов был сторонником принципиально иной тактики осуществления реформ в экономике, менее шоковой и более постепенной. Сознательно подставляясь под стрелы критики в свой адрес, не слишком-то стремясь опровергнуть обвинения оппонентов в том, что благодаря его деятельности республика продолжает оставаться островком застойного прошлого, он реализовывал программу реформ, но несколько иначе, чем это пыталась диктовать Москва.
Заключив с федеральным центром Договор о разграничении предметов ведения и полномочий, М.Г.Рахимов тем самым взял на свои плечи необходимость решения огромного пласта достаточно острых социальных и экономических проблем. Это в какой-то степени устраивало и федеральную власть, поскольку она тем самым сваливала этот груз со своих плеч, передоверяла республиканскому руководству право самостоятельно решать весьма непростые проблемы.
Прекрасно сознавая, что самостоятельность означает прежде всего ответственность, М.Г.Рахимов тем не менее никогда не боялся ее бремени. В условиях острейшего экономического и социального кризиса, когда более удобной позицией было бы кивание на просчеты московских властей, он не страшился ответить перед населением Башкортостана и за положение дел в экономике, и за социальные процессы, и за решение конкретных дел каждого города, села, республики в целом. Пожалуй, именно в этом, в способности взять на себя ответственность за происходящее в непростых обстоятельствах, и заключается одно из ключевых качеств настоящего политика.
Будучи главой национально-территориального образования, республики в составе России, М.Г.Рахимов ни разу не давал сколь-либо серьезных оснований для обвинений в стремлении создать этнократическую систему власти. Хотя некоторые из его оппонентов пытались использовать этот козырь в борьбе с ним (в частности, А.Аринин, борясь за мандат депутата Государственной Думы), все обвинения не выдерживали критики. Проработав большую часть жизни на заводе, в интернациональной среде, где пресловутый “пятый пункт” значит достаточно мало, если и вообще что-то значит, М.Г.Рахимов этот прагматизм хозяйственника-технократа перенес и на свою политическую деятельность. С самого начала своей деятельности во главе республики он проявил себя интернационалистом в лучшем смысле этого слова. Интернационализм М.Г.Рахимова проявляется не в стремлении стереть все различия между различными этническими группами, как у ортодоксальных коммунистов, а напротив, в стремлении способствовать максимальному расцвету национальных культур всех народов, проживающих на территории Башкортостана. Это проявляется во многом — строительство новых школ, где обучение ведется на 14-ти языках, открытие культурно-просветительных учреждений, введение в Президентский Совет лидеров крупнейших национально-культурных объединений, государственное дотирование изданий, издаваемых на различных языках и т.д.
Не случайно, что нередко национал-радикалы даже обвиняют его в забвении интересов башкирского народа, дескать, М.Г.Рахимов распыляет усилия и средства, помогая всем этническим группам, вместо того, чтобы оказывать помощь главным образом башкирскому народу. Интересы коренной нации, по их мнению, этим существенно принижаются.
М.Г.Рахимов никогда не заявлял и не заявляет об особом, привилегированном статусе башкирского народа в республике. Более того, в его публичных выступлениях, где в наибольшей степени проявляются личные позиции политика, а не заготовки его референтов и спичрайтеров, гораздо чаще звучит сочетание “многонациональный народ Башкортостана”, чем “башкирский народ”. И дело, вероятно, не в вошедшем в подсознание интернационализме человека своего поколения, а в сознательной и достаточно четко просчитанной политической позиции. В крайне пестрой, многонациональной по своему составу республике всякие заявления об особом статусе одного этноса, пусть даже и титульного, способны привести к напряженности в межнациональных отношениях. Поэтому он всегда подчеркивает многонациональный состав населения республики, необходимость гармоничного сосуществования всех проживающих здесь этнических групп — как больших, так и малых.
М.Г.Рахимов всегда поддерживает и даже в какой-то степени сам способствует рождению новых культурных традиций в республике, обусловленных многонациональным составом ее населения. Так, при прямой поддержке руководства республики и его лично, в Башкортостане ежегодно проводятся праздники Ф.И.Шаляпина и Г.Тукая. Чувашские писатели ежегодно проводят в Башкортостане праздник в селе Слакбашево, на родине своих классиков Константина Иванова и Якова Ухсая. Ежегодным стал и Аксаковский праздник, отмечаемый в Башкортостане.
Указом М.Г.Рахимова была учреждена Всероссийская литературная премия имени С.Т.Аксакова. В Уфе открыта Аксаковская школа-гимназия с углубленным изучением русского языка, литературы и культуры.
Во многих выступлениях М.Г.Рахимова высказывается мысль о неприемлемости для нашей страны и для республики, в частности, насаждаемых рядом федеральных средств массовой информации худших форм западного индивидуализма. В этом проявляется и мудрость человека, прошедшего достаточно немалый жизненный путь, и осознанная политическая позиция. Он неоднократно заявлял о том, что это является одной из форм борьбы определенных политических кругов, российских и иностранных, с зарождающимся национальным самосознанием народов России. И развитие национальных культур всех народов республики, по его мнению, является тем средством, которое позволит обеспечить преемственность морально-нравственных ценностей, а следовательно, и процесс самостоятельного национального и общественного развития Башкортостана. Поэтому М.Г.Рахимов одной из приоритетных целей своей политической деятельности считает сохранение и развитие национальных культур всех народов, проживающих в республике. Поэтому не мудрено, что М.Г.Рахимов всегда достаточно остро реагирует на появляющиеся порой обвинения в насаждаемой им “башкиризации” республики.
С самого начала своей политической деятельности М.Г.Рахимов достаточно осторожно относился к национал-радикалам, всячески пытавшимся рекрутировать его в свои ряды. Так, еще в 1990 году, при разработке текста Декларации о государственном суверенитете Башкортостана, он достаточно резко выступил против проекта Башкирского народного центра “Урал”, предлагавшего тогда изменение границ республики, создание собственной армии и т.д. Умея отделить боль за сложившееся положение башкирского народа, стремление к его национальному возрождению от безответственных националистических настроений, М.Г.Рахимов всегда поддерживал лишь те общественные движения и организации, которые занимали конструктивные позиции.
Считая это крайне архаичным, М.Г.Рахимов не поддержал стремление части башкирской интеллигенции в начале 90-х годов возродить родо-племенные общности и, в частности, башкирские племена.
В то же время неверно было бы представлять позиции М.Г.Рахимова как забвение интересов титульного этноса. Так, Декларация о государственном суверенитете Башкортостана, являющаяся его детищем, содержит положение о том, что суверенитет провозглашается, “реализуя неотъемлемое право башкирской нации на самоопределение и гарантируя равенство прав наций на территории Башкирии”. Именно в этой конструкции, когда в одной фразе говорится и о праве башкирского народа на самоопределение, и о гарантии прав всех народов, содержится своего рода кредо М.Г.Рахимова в области государственного строительства в Башкортостане. Он никогда не пытался сузить свою социальную (или этносоциальную) базу до границ лишь башкирского этноса, всегда выражая интересы всех проживающих на его территории этнических групп. И в то же время он прекрасно осознает, что именно башкирский народ имеет здесь свою историческую Родину, свою единственную в мире государственность.
Некоторые аналитики склонны называть систему государственной власти Башкортостана патриархально-феодальной. Дескать, в основе ее лежит личная власть М.Г.Рахимова, его авторитет, который никому не позволяют поставить под сомнение. Конституционные полномочия Президента Башкортостана якобы дополняются еще и практически полной, никем не ограничиваемой свободой в решении любых вопросов. Естественно, это не так: М.Г.Рахимов всегда, с самого начала политической карьеры, выступал за строжайшее соблюдение федерального и республиканского законодательства, и особенно щепетильно в том, что касается его полномочий. Но в то же время он всегда являлся сторонником сохранения эффективной и даже жестко действующей системы государственного управления в республике. Может быть, истоки этого находятся в его заводском прошлом, когда было вполне очевидным, что только субординация в управлении, исполнительская дисциплина, контроль за выполнением приказов и распоряжений могут обеспечить нормальный производственный процесс. И это навсегда въевшееся в сознание производственника убеждение в необходимости иерархизированной и регулируемой дисциплинарными методами системы управления было перенесено им и на процесс управления республикой. М.Г.Рахимов не просто не допускал ослабления системы государственного управления в республике, но и, напротив, всегда стремился усилить ее еще в большей степени. Клеймя командно-административную систему, много говоря о необходимости поощрения инициативы и демократизации общественных процессов, он тем не менее сохранил практически в неизменном виде прежнюю, неизменную систему государственного управления. Ему даже удалось существенно усилить и отладить ее, выведя из нее партийные органы и самому заняв центральное место в ней.
Так, М. Г. Рахимов для того чтобы сохранить эффективно действующую властную вертикаль в масштабах всей республики, сумел настоять на создании в Башкортостане такой модели местного самоуправления, которая сочетает самоуправление с управленческим началом. В Конституции Башкортостана (ст.108-113) рассматривается понятие “местная власть”, но она четко различается на два ее вида: местное государственное управление и местное самоуправление. Государственное управление выражается, в частности, в назначении и освобождении от должности глав администраций городов и районов Президентом. В то же время существует и местное самоуправление — представительные органы местной власти.
Добившись создания именно этой модели, М.Г.Рахимов не побоялся пойти на явный конфликт из-за этого с определенными влиятельными группами политиков в столице. И действительно, обвинений в недемократичности прозвучало более чем достаточно. Но не столько собственно власть была причиной этого, а осознание необходимости сохранения системы эффективного управления, тем более необходимой в условиях происходящего реформирования общества.
В политической борьбе М.Г.Рахимову также не чужды силовые методы борьбы со своими оппонентами. Может, это тоже идет от заводских оперативок и селекторных совещаний, где строгий директор всегда может надавить на проштрафившегося подчиненного, строго наказать его для блага дела. Правда, М.Г.Рахимов никогда не идет на нарушение закона, фальсификацию материалов, прямое давление на правоохранительные структуры республики или иные органы государственной власти. Но имеющиеся у него властные полномочия он использует во всей их полноте. Поэтому изображать его лишь в пастельных тонах было бы по меньшей мере необъективно.
Во многом благодаря личному авторитету, действительно весьма высокому в республике, он практически всегда добивается поставленных политических целей. Это относится практически ко всем вопросам — проведение выборов в Государственную Думу Российской Федерации и Государственное Собрание — Курултай Башкортостана, проведение российских и республиканских референдумов, конфликты с лицами из своего ближнего окружения.
Не случайно в столичных средствах массовой информации Республику Башкортостан принято относить к так называемым регионам с “регулируемым электоратом”. Наиболее ярко это проявилось во время выборов Президента России в 1996 году, когда во время первого тура большинство избирателей проголосовало за Г.Зюганова. После серии поездок М.Г.Рахимова по республике, напечатанных в республиканской печати обращений к избирателям он сумел добиться принципиально иного итога во время второго тура. Но это было вызвано не стремлением выслужиться перед действовавшим президентом, а четким убеждением в оптимальности кандидатуры именно Б.Н.Ельцина на посту главы государства. К тому же это была и очень наглядная демонстрация собственной силы, способности настолько определять происходящее в республике, чтобы убедить федеральные власти в необходимости всегда считаться с его позицией по всем наиболее значимым вопросам жизни государства российского.
Опять налицо та же схема — патриархальная власть главы республики, достаточно жестко заставляющего федеральный центр считаться со своей позицией в обмен на лояльность в его отношении. Можно вспомнить о том, что накануне подписания Договора об общественном согласии в апреле 1994 года, который был призван упрочить еще достаточно слабый гражданский мир в стране после октябрьских событий 1993 года, М.Г.Рахимов был приглашен на встречу с Б.Н.Ельциным. Ему, как и другим виднейшим политическим лидерам России — главам регионов, политических партий и движений, было предложено подписать данный Договор, собственно, ради этого его и пригласили. Но М.Г.Рахимов сумел успешно использовать эту встречу для того, чтобы ускорить переговорные процессы между Российской Федерацией и Башкортостаном, благо, ситуация тогда работала на него. Поскольку новая российская Конституция ставила под вопрос многие прежние договоренности и соглашения, он успешно использовал ситуацию, когда федеральные власти готовы были пойти на принципиально значимые компромиссы. Поставив вопрос о настоятельной необходимости развития договорных отношений республики с центром, он сумел добиться от Б.Н.Ельцина указания федеральным органам уже с мая развернуть подготовку двустороннего Договора с Башкортостаном. Это не было шантажом или вымогательством — трезвый расчет и умение использовать сложившуюся конъюнктуру для достижения целей — в этом-то и заключается мастерство настоящего политика. Свой политический вес и необходимость считаться с ним М.Г. Рахимов успешно использовал в той ситуации подготовки Договора об общественном согласии для ускорения процесса подписания двустороннего Договора между Российской Федерацией и Башкортостаном и пакета соглашений. При этом необходимо отметить, что ни в той ситуации, ни в подобных, М.Г.Рахимов никогда не опускался до примитивного шантажа, базарного торга, всегда предпочитая корректность в выяснении отношений и поиск путей к компромиссам. Может быть, при иной, менее щепетильной тактике он мог бы добиваться и большего, но М.Г.Рахимов всегда придерживается достаточно строгих этических правил в политике.
Умение весьма корректно вести себя в отношении соратников и оппонентов, руководителей федеральных органов власти и подчиненных следует отнести к его неоспоримым качествам. М.Г.Рахимов никогда не унижался перед московскими политиками, даже самого высокого ранга. Это видно и из репортажей о его встречах с Б.Н.Ельциным и В.В. Путиным, другими высшими государственными руководителями. Нет и в помине чрезмерных славословий, заискивания, подобострастия, чем грешат многие лидеры регионов и политических движений при встречах с лидерами государства. Подчеркнутое уважение к собеседнику и в то же время ярко выраженное чувство собственного достоинства — определенный стиль, присущий гораздо чаще карьерным дипломатам, чем современным российским политикам, тем более из числа вчерашних “красных директоров”.
М. Г. Рахимов обладает еще одним редким для политика качеством — не меняет мгновенно своих симпатий и антипатий, как отдельные российские политики, способные весьма легко забывать вчерашних друзей после изменений политической конъюнктуры, или напротив, внезапно воспылать любовью ко вчерашним оппонентам. Свидетельством этого является, например, то, что одной из первых поездок по стране отправленного в отставку Черномырдина была поездка в Башкирию, и он был принят М.Г.Рахимовым точно так же, как и прежде.
Находясь уже десять лет во главе республики, М.Г.Рахимов так и не обрел, и наверное, никогда не обретет уже того барства в манере держаться, вести себя на публике, в интонациях и позах, что так часто встречается у политиков, и особенно сделавших стремительную политическую карьеру. Можно вспомнить, как вел себя во время поездок в провинцию, во время общения с журналистами В.Шумейко, когда находился на пике своей карьеры. Каков был, например, его постоянно повторяющийся жест, когда он на ходу сбрасывал с себя пальто, которое должны были поймать сопровождающие его лица. Казалось бы, мелочь, но сколько было в нем позерства и самодовольства.
М.Г.Рахимову же это не свойственно вообще, хотя, казалось бы, в условиях не вполне европейской республики должна была взять верх восточная ментальность, непременно должно было бы прорезаться байство. И теперь, уже десять лет находясь во власти, он продолжает держаться весьма просто, на равных в любой аудитории — от зала заседаний Совета Федерации до колхозной фермы. Причем, это не деланный демократизм, просчитанный профессиональными имиджмейкерами, сугубо популистские штучки, а вполне искренний и повседневно-обыденный стиль поведения. Он может быть резким, жестким, раздраженным и не скрывающим этого, но никогда не позволяет себе высокомерия и грубости, и особенно в отношении подчиненных.
Наверное, и в этом тоже заключается одна из причин популярности М.Г.Рахимова в Башкортостане. Он не избегает встреч с народом, напротив, с нескрываемым удовольствием открывает школы и магазины, новые заводские цеха и мосты. Посещает собрания по итогам уборочной и научные конференции. Сложилась даже своего рода традиция выступлений М.Г.Рахимова на всех крупных мероприятиях, проводимых в Башкортостане. Только за последние годы М.Г.Рахимов перерезал не один километр красных ленточек на различных мероприятиях. Это одновременно и одна из достаточно эффективных форм связи с народом, и демонстрация тех безусловных достижений, которые имеются в республике.
Говоря о М. Г. Рахимове-политике, следует отметить еще одно его качество — бескорыстие и личную скромность. Находясь во главе богатого региона, он ни в коей мере не использовал свое положение для личного обогащения. Даже оппозиция, которая, безусловно, нашла бы и с удовольствием использовала любую информацию о его незаконных доходах, особняках за границей, махинациях с бюджетными средствами и т.д., так и не нашла на него никакого подобного компромата.

Срок президентских полномочий М.Г.Рахимова заканчивался в декабре 1998 года. М.Г.Рахимов неоднократно заявлял о том, что не намерен баллотироваться на второй срок. Эта его позиция, скорее всего, была искренней. Дело, наверное, и в обычной усталости от каждодневных трудов в течение долгих лет во главе республики, и в стремлении передать свое дело в руки единомышленников. В своих интервью того времени он говорил о том, что его близкие выступают категорически против повторного участия в президентских выборах. Но ближе к сроку выборов стало очевидно, что равноценной замены ему на посту Президента Башкортостана пока нет. В республике за постперестроечные годы появилось немало политиков “второго эшелона” из числа его учеников и соратников. Но никто из них еще не успел вырасти в самостоятельную политическую фигуру, способную взять на себя ношу ответственности за будущее республики, достаточно популярную у населения, к тому же всерьез воспринимаемую в московских коридорах власти.
Подобная ситуация характерна не только для него, но и для большинства политиков “первого эшелона” как для политико-правового пространства России, так и для ближнего зарубежья. Не случайно столь остро на исходе ХХ века встала проблема преемника Б.Н.Ельцина. В отличие от западных политиков, задолго до своего ухода с политической арены заботливо взращивающих плеяду своих возможных преемников, во всем постсоветском пространстве все еще не принято заранее готовить своих политических наследников. Более того, появление в ближнем окружении лиц, способных впоследствии занять место действующего руководителя, как правило, расценивается настороженно, с некоторой опаской и предубеждением. Вчерашние ученики, способные быть преемниками, а тем более дающие знать об этом, расцениваются уже как конкуренты, явные или потенциальные, и представляющие в силу этого несомненную опасность. Поэтому они достаточно быстро выводятся из “ближнего круга” под различными предлогами, а то и без всякого предлога. У всей страны перед глазами пример Б. Н. Ельцина, на протяжении всего своего пребывания в Кремле не терпящего в ближнем окружении не только сколь-либо независимой и сильной личности, но и просто ярких и популярных в стране политиков. Стоило кому-либо добиться некоторой популярности, он мгновенно изымался из колоды первых лиц и отправлялся в отставку.
Присущи ли подобные качества М.Г.Рахимову? Возможно, но он не устранял целенаправленно и последовательно возможных конкурентов из своего ближнего окружения. В Башкортостане было немало известных политиков, входящих в его “команду”, принимавших активное участие в процессе государственного строительства в республике. Но ни один из них еще не обрел такого политического веса, известности за пределами республики, популярности у населения Башкортостана, не приблизился объективно к уровню, равному М.Г.Рахимову. К тому же каждый из них занимался только своим, порученным именно ему направлением дел. Будучи руководителем несколько авторитарного типа, предпочитающим личное руководство, не слишком-то доверяющим кому бы то ни было принятие решений по действительно важным вопросам, М.Г.Рахимов всегда предпочитает самолично осуществлять общее руководство. Конечно же, он привлекает к этому членов своей “команды”, но свобода действий каждого из них ограничивается лишь отдельным и узким сектором в общем объеме управленческой деятельности. Подобная стратегия требует очень большого объема работы первого руководителя, координирующего и контролирующего деятельность всех своих подчиненных. Не случайно и в выступлениях М.Г.Рахимова, и в статьях о нем постоянно подчеркивается, что он проводит на рабочем месте очень много времени — с раннего утра и до ночи. Поэтому в его “команде” за время его нахождения у власти так и не появлялось дублера, человека, выполняющего значительный объем полномочий по руководству республикой и наработавшего определенный опыт, уже подготовленного в силу этого к выполнению обязанностей первого лица республики.
А возможна ли иная ситуация в наше нестабильное время, время перехода от одной системы ценностей к другой? Да и нелишне заметить, что даже в более стабильных государственно-правовых системах, в цивилизациях с более высоким уровнем экономической стабильности (в Западной Европе, США, Японии и др.) все более проявляет себя закономерность, свидетельствующая о приоритете исполнительной власти над законодательной и судебной.
Ко времени проведения вторых президентских выборов в Башкортостане и самому М.Г.Рахимову, и населению республики стало очевидно, что в окружении действующего президента все еще нет равноценных фигур, способных выступить в качестве преемника М.Г.Рахимова.
В преддверии грядущих президентских выборов существенно оживилась и оппозиция. Во всяком российском регионе имеются группы населения, в силу тех или иных причин недовольные руководством. И на этот раз уже несколько кандидатур, причем, людей в республике известных, были выдвинуты оппозицией в качестве претендентов на пост президента республики — депутат Государственной Думы А.Аринин, бывший глава правительства республики М.Миргазямов, глава республиканской организации КПРФ В.Никитин. Восстал из политического небытия и Р.Кадыров, потерпевший к этому времени полный крах в своей финансовой деятельности и вновь выдвигающий свою кандидатуру на пост президента. Все они еще задолго до начала избирательной кампании заявили о своем намерении баллотироваться и стали выступать с острой критикой в адрес М.Г.Рахимова и его политического курса.
Можно допустить, что местная политическая и экономическая элита сочла опасным проведение президентских выборов в ситуации, когда она оказалась неспособной выставить конкурентоспособных кандидатов. К М.Г.Рахимову стали обращаться с просьбами согласиться на повторное участие в президентских выборах. Даже началась своего рода кампания в республиканских средствах массовой информации, когда различные группы населения — от научной общественности до актива сельских советов обращались к М.Г.Рахимову с данной просьбой. Это, скорее всего, было одновременно и демонстрацией своей полной лояльности М.Г.Рахимову, и демонстрацией силы — показывало, что оппозиция в республике не так уж и популярна и не имеет серьезных шансов на успех в выборах. Все эти обращения строились примерно по одной схеме — подчеркивался и обосновывался личный вклад М.Г.Рахимова в развитие государственности Башкортостана и затем следовала констатирующая часть — просьба согласиться на выдвижение своей кандидатуры в качестве кандидата на пост президента.
Нет сомнения, что сам М.Г.Рахимов ни в коей мере не причастен к данной кампании. Он для этого является слишком серьезным политиком и умным человеком. Можно предположить, что кто-то из аппаратных работников, по-своему понимая слова кого-то из первых лиц республики, организовал кампанию челобитных с мест, причем по тем же самым схемам и алгоритмам, как это делалось агитпроповскими работниками обкома партии в прежние времена.
Российское руководство также сочло, что более оптимальным было бы повторное избрание М.Г.Рахимова на пост президента республики. Он был уже достаточно известен московскому руководству и в должной мере предсказуем. Зная его склонность к нахождению компромиссов, нежелание доводить отношения с федеральными органами государственной власти до конфронтации, федеральные власти предпочли его всем иным возможным кандидатам. На одной из встреч с М.Г.Рахимовым в феврале 1998 года Председатель Правительства России В.С.Черномырдин обратился к нему с настоятельной просьбой баллотироваться на повторный срок, с тем чтобы были продолжены осуществляемые в республике политические и социально-экономические преобразования.
В этой ситуации М.Г.Рахимову не оставалось ничего иного, как согласиться на выдвижение своей кандидатуры на пост президента республики. И дав свое согласие на это, он с самого начала достаточно жестко повел и свою избирательную кампанию, и борьбу с существующими конкурентами.
Данная избирательная кампания, несмотря на все обвинения оппозиции и ряда столичных средств массовой информации, была проведена без сколь-либо серьезных нарушений законодательства — республиканский Центризбирком стремился ни на йоту не отходить от буквы республиканского избирательного законодательства. Он руководствовался Кодексом Республики Башкортостан “О выборах”, который содержал вполне четкие и легитимные требования и процедуры, позволяющие обеспечить гарантированную победу кандидата. И в случае выявления имеющихся нарушений, принимал предписанные законом меры. Были проверены и подписи, собранные в поддержку М.Г.Рахимова, часть которых была забракована из-за технических погрешностей.
Следует отметить, что сам М.Г.Рахимов проводил свою избирательную кампанию вполне традиционно — осуществляя поездки по республике, встречаясь с избирателями, выступая в средствах массовой информации. Будучи человеком нравственным, он, возможно, испытывал некоторую брезгливость от того, как идет ход избирательной кампании — с поиском компромата, обвинениями в нарушении закона и т.д. Соображения целесообразности требовали от него таких действий, которые ему, как глубоко порядочному человеку, претили. В нескольких своих предвыборных выступлениях он прямо высказался за то, чтобы все кандидаты были допущены к выборам, за чистые и честные выборы, но маховики кампании были уже запущены.
В итоге, после проведенной Центризбиркомом республики проверки собранных в поддержку кандидатов подписей, к участию в выборах были допущены только два кандидата — сам М.Г.Рахимов и Р.Казаккулов, министр лесного хозяйства республики.
Выборы Президента Башкортостана 14 июня 1998 года прошли и были признаны состоявшимися. В них приняли участие 70% избирателей республики, несколько больше чем во время первых президентских выборов в республике. За М.Г.Рахимова проголосовало 70% принимавших участие в голосовании (на 6% больше, чем во время первых выборов), 9% — за Р.Казаккулова. Цель была достигнута, М.Г.Рахимов повторно был избран Президентом республики, причем опять с огромным отрывом от своего конкурента.
16 июня 1998 года Б.Н.Ельцин поздравил М.Г.Рахимова с уверенной победой : “Второй раз избиратели подтвердили, что они прочно связывают свои надежды на благополучие с Вашим политическим руководством”.
Несмотря на безусловную и вполне заслуженную победу в российской прессе появилось немало достаточно критичного материала о вторых президентских выборах в Башкортостане. Причем, в этой кампании консолидированно выступили самые разные силы — коммунисты были недовольны исключением из предвыборной борьбы В.Никитина, лидера коммунистов Башкирии, русские национал-патриоты тем, что ни один русский так и не принял участия в выборах, либералы были возмущены нарушением демократичности всей кампании, выхолащиванием демократической сущности избирательных процедур. Федеральная власть использовала эту ситуацию в своих целях, для того чтобы приструнить и сделать более управляемым независимого регионального лидера. Она не высказывала напрямую недовольства ходом выборов и не оспаривала легитимность власти избранного Президента, но в то же время и ни в коей степени не препятствовала тому потоку негативной информации о Башкортостане и его Президенте, который распространялся, в том числе и через государственные средства массовой информации. Более того, эта кампания всячески поощрялась. Возможно, этим хотели показать зыбкость правовых оснований власти М.Г.Рахимова, с тем чтобы он впредь вел более лояльную к центру политику.
Еще одно негативное последствие президентских выборов 1998 года состояло в том, что они способствовали некоторому возрастанию конфликтогенных факторов в обществе. Обозначилось противостояние оппозиции, пусть все еще слабой и неконсолидированной, и власти. Повысился авторитет оппозиции, которую ранее никто всерьез не воспринимал — ни власть и ее институты, ни население. Они получили дополнительный козырь для своей борьбы — ореол мучеников, преследуемых властями.
Но вместе с тем М.Г.Рахимов продолжал сохранять мощный ресурс народной поддержки и уважения, позволяющий ему в должной мере эффективно выполнять свои обязанности. И задачей следующего срока исполнения президентских полномочий было продолжение всех основных направлений предыдущей политики.
Вновь переизбранный на пост президента Республики Башкортостан, М.Г.Рахимов сразу же после процедуры инаугурации приступил к будничной работе по управлению республикой.
Экономический кризис августа 1998 г., обвальное падение курса рубля, кризис банковской системы вынудили М.Г.Рахимова существенно усилить свою деятельность в управлении экономической жизнью республики и осуществить некоторые кадровые изменения. Так, на смену Премьер-министру Р.Бакиеву, освобожденному от должности “в связи с выходом на пенсию согласно поданному заявлению” пришел новый Премьер, бывший генеральный директор “Башкирэнерго” Р.Байдавлетов. Возраст вряд ли был основным фактором, заставившим сделать этот выбор — Р.Байдавлетов был лишь на 3 года моложе Р.Бакиева. Дело, скорее, в том, что Р.Байдавлетов существенно в большей степени обладал тем набором качеств, которые необходимы хозяйственному руководителю в крайне сложной современной обстановке. Поэтому М.Г.Рахимов предпочел в период обострившихся экономических и социальных проблем назначить человека, уже хорошо зарекомендовавшего себя на посту руководителя крупнейшей в республике естественной монополии, полностью контролирующей все производство и реализацию электрической и тепловой энергии в республике. Опыт крепкого хозяйственника и способность к принятию оптимальных решений в экстраординарных ситуациях должны были найти свое применение при решении задач уже на уровне всей республики.
При этом следует отметить, что М.Г.Рахимов существенно расширил полномочия нового Премьера, доверив ему часть функций, в том числе и представительских, которые ранее предпочитал выполнять сам. Действительно, умный и энергичный хозяйственник, продемонстрировавший свою способность к принятию неординарных и всегда эффективных решений, способный организовать и контролировать работу огромного числа людей и управленческих структур, внимательный к людям и адекватно реагирующий на критику — это были качества не только Р.Байдавлетова, но и облик самого М.Г.Рахимова в самом начале 90-х годов.
Вместе с тем в качестве основной своей задачи М.Г.Рахимов по-прежнему продолжает видеть дальнейшее укрепление государственности Башкортостана. В своем Послании Государственному Собранию Башкортостана 10 апреля 1999 г. он подчеркнул: “Сегодня с гордостью можно признать — за эти недолгие годы Башкортостан прошел путь, в иных условиях равный десятилетиям. Создано демократическое государство, самостоятельная система законодательства, независимая судебная власть — не об этом ли мечтали выдающиеся просветители прошлого, многие поколения нашей интеллигенции? Уникальный шанс, предоставленный историей, нами был использован в полной мере”. Поэтому в качестве основной своей задачи он по-прежнему видел развитие государственности Башкортостана и дальнейшее совершенствование договорных отношений с Российской Федерацией.
Одну из своих важнейшех задач в связи с этим М.Г.Рахимов видел в создании достаточно мощной фракции в Государственной Думе, которая бы была способна достаточно эффективно лоббировать интересы регионов в своей законотворческой деятельности. При этом не было речи о протаскивании законопроектов, выгодных руководству республики или каким-то группам хозяйственно-экономической элиты Башкортостана. Многократно в своих выступлениях кануна думских выборов 1999 г. он подчеркивал, что депутаты Государственной Думы не выполняют своих обязанностей в отношении региона, жителями которого они были избраны. Принимается множество второстепенных законов, идут непрекращающиеся политические дрязги, далекие от законотворческой деятельности. А в это время многие законопроекты, принятие которых способствовало бы развитию и укреплению российской государственности, совершенствованию федерализма в России так и не принимаются. Поэтому одной из ключевых своих задач как руководителя республики М.Г.Рахимов в конце 1998—1999 гг. видел деятельность, направленную на совершенствование состава Государственной Думы, поддержку тех партий и лиц, которые способны были бы отстаивать политические и экономические интересы республики.
На предыдущих думских выборах М.Г.Рахимов поддержал объединение “Наш дом Россия”, которое получило в республике значительное количество голосов. Но избранные от республики депутаты второй Государственной Думы в большей своей части утратили связь с Башкортостаном. К тому же фракция НДР в Государственной Думе при принятии многих принципиальных решений выступала уж слишком как проправительственная фракция, будучи, по сути, партией власти. Те договоренности, которые заключали в преддверии предыдущих выборов региональные лидеры с руководством НДР практически не исполнялись. М.Г.Рахимов говорил об этом достаточно прямо:
“...Государственная Дума за прошедшие годы не приняла ни одного закона, в котором защищались бы государственные интересы республик”.
Поэтому, несмотря на свои давние дружеские отношения с В.Черномырдиным, М.Г.Рахимов поддержал создание Ю.Лужковым регионального объединения “Отечество”. Предполагалось, что именно данное объединение будет способствовать консолидации руководства российских регионов, имеющих существенные претензии к федеральным властям и окружению Президента Б.Н.Ельцина. Участие в думских выборах и получение значительного числа депутатских мандатов должно было обеспечить разработку и принятие тех законов, в которых нуждаются российские регионы. Кроме того, несомненно, что М.Г.Рахимова не устраивала и расстановка сил в Думе, ее политическая конфигурация, поэтому новый состав в большей степени должен был отвечать реальной расстановке сил в обществе.
На учредительный съезд “Отечества” М.Г.Рахимовым в декабре 1998 г. были делегированы высшие руководители республики — Председатель Государственного Собрания республики М.Зайцев и Премьер-министр Башкортостана Р.Бакиев. В образовании в 1999 г. движения “Вся Россия”, создаваемого также для усиления в Государственной Думе представительства региональных политических элит, принял участие сам М.Г.Рахимов. После их объединения и создания на их основе объединения “Отечество — вся Россия” началась борьба за голоса избирателей.
В рамках данного предвыборного объединения объединились различные политические силы. Некоторые аналитики считали его предельно рыхлым, аморфным образованием, поскольку лишь желание выиграть думские выборы, получить максимальное количество депутатских мандатов было единственной объединяющей всех участников целью.
Думается, это не вполне так, или вовсе не так. Движение объединило определенно различные силы, это правда, но в рядах его собрались государственники по своим убеждениям, стремящиеся к воссозданию сильной России. Политический курс кремлевского руководства, приведший в конце последнего года столетия к стагнации, застою, росту в геометрической прогрессии всех проблем — социальных, экономических, внешнеполитических и иных, требовал радикального пересмотра всей стратегии государственного развития. И в отличие от пропрезидентского блока “Медведь”, выступающего против сколь-либо существенных перемен в жизни государства, за продолжение прежней стратегии реформирования государства, М.Г.Рахимов и его соратники по ОВР предложили несколько иной путь — строительство сильной и процветающей России посредством усиления ее регионов.
Важной составляющей этого процесса являлось приобретение регионами России большей политической, экономической и правовой самостоятельности на основе более широкого использования ими тех прав и полномочий, которые у них уже существуют, в соответствии с Конституцией России, Федеративным договором и Договорами о разграничении полномочий, но все еще реально не востребовались.
Именно консолидация в процессе отстаивания интересов регионов является единственно верной тактикой, от успеха которой во многом зависит сохранение федеративного устройства государства. Иначе руководство каждого региона можно легко обвинить в сепаратизме, назвать самостийниками и врагами отечества. Председатель Государственного Собрания Республики Башкортостан К.Б.Толкачев, один из молодых политиков в окружении М.Г.Рахимова, тоже писал о необходимости единения всех регионов : “Тем самым будет нанесен ощутимый удар по разного рода инсинуациям о каком-то сепаратизме Башкортостана, о том, что Башкортостан чуть ли не тоталитарное или даже этнократическое государство в составе России”1.
Действительно, итоги государственного строительства в Башкортостане в конце XX столетия достаточно наглядно продемонстрировали правоту политического курса руководства именно тех регионов, которые не стали слепо исполнять непродуманные и непросчитанные решения российского руководства в 90-е годы. Они стали сами, пользуясь даже теми не столь уж и существенными правами и возможностями, которые дает статус субъекта федерации, осуществлять собственную тактику перехода к рыночной экономике. Очевидно, что по единым рецептам нельзя обустроить всю необъятную Россию от Калининграда до Петропавловска-Камчатского.
Борясь за суверенитет республики, М.Г.Рахимов всегда подчеркивал, что главное-то в суверенитете не внешние атрибуты суверенности, не возможность иметь президента, парламент и иные столь важные институты, а возможность обрести суверенитет экономический: “Для нас наиболее важным является, конечно же, суверенитет экономический. То есть возможность, исходя из интересов наших граждан, используя свой потенциал, опираясь на собственное законодательство, строить свою экономическую политику”2.
Действительно, к концу XX века правильность стратегии руководства Башкортостана и других достаточно самостоятельных регионов стала достаточно очевидной. Имея 2,7% от всего населения России, Башкортостан производит 3,6% промышленной продукции страны, 4,2% продукции сельского хозяйства, осуществляет 3,3% всех капитальных вложений и вводит в действие 3,7% основных фондов России. По объему произведенного валового регионального продукта Республика Башкортостан занимает 8 место среди всех 89 субъектов Российской Федерации. Весьма высокие позиции Башкортостан занимает и по всем прочим ключевым показателям экономического развития. Так, по объему промышленного производства — 6 место в России, по производству продукции сельского хозяйства — 3, по прибылям, полученным предприятиями основных отраслей экономики — 4, по инвестициям и подрядным работам — 4.
Важнейшим показателем признания стабильности экономического развития региона и социально-политических отношений в нем является объем инвестиций, направленных в него извне. Так, лишь по итогам 1997 г. инвестиции в основной капитал республики составили свыше 14 трлн. неденоминированных рублей.
Это обилие цифр, свидетельствующих о реальном положении дел в Башкортостане, достаточно очевидно демонстрирует, что республика не является ни островком застоя и пещерного коммунизма, ни чахнущим под гнетом сепаратистов регионом. Именно право на самостоятельное видение путей решения проблем, обусловленное федеральным устройством государства, и позволило республиканскому руководству добиться сохранения промышленного и сельскохозяйственного потенциала. Поэтому для М.Г.Рахимова борьба за суверенитет республики всегда была борьбой не за собственный статус, не за представительские привилегии, а за возможность рационально, с учетом местной специфики, без диктата сверху решать весь блок социально-экономических проблем республики во благо всего народа Башкортостана. То есть опять таки крепкий и здравомыслящий политик использует политические механизмы, для того чтобы шло нормальное развитие республики, всех сфер ее жизнедеятельности.
Естественно, что создание блока региональных лидеров не могло не встретить настороженной реакции московских властей. До этого достаточно успешно удавалось не допускать консолидации региональной элиты, действуя по принципу “разделяй и властвуй”. Используя различия в их идеологических позициях, нередко и личные амбиции, возможность дотационных вливаний в нужные регионы, власть до определенного времени вполне справлялась с задачей разведения региональных лидеров на несколько не слишком дружелюбных друг к другу групп: республики сталкивали с краями и областями, регионы-доноры с дотационными регионами, “красный пояс” с территориями, где традиционно сильны демократы. И создание мощного объединения создавало опасность изменения соотношения сил.
Поэтому против ОВР и всех его лидеров была начата мощная политическая и пропагандистская кампания, с тем чтобы ослабить их возможное влияние на ход выборов. Было создано уже прокремлевское объединение “Медведь”, получившее государственную поддержку для ведения пропагандистской кампании. И, наконец, началась немыслимая, даже по сравнению с президентской избирательной кампанией 1996 года в России, контрпропагандистская деятельность против ОВР и ее лидеров. Транслирующие свои программы на всю территорию России ОРТ и РТР ежедневно, с завидным постоянством, распространяли недобросовестную, а то и просто лживую информацию про лидеров ОВР.
В этой ситуации М.Г.Рахимов вновь поступил совершенно неожиданно, нарушив те правила, которые казались абсолютно незыблемыми хозяевам предвыборного процесса. Вероятно, не без его ведома Государственное Собрание Башкортостана приняло решение о прекращении вещания на территории Башкортостана авторской программы С.Доренко и программы “Зеркало”, обосновав это нарушением правовых норм освещения предвыборной борьбы и нравственных принципов. Естественно, что реакция прокремлевской партии была крайне бурной, хотя фактически вещание и не было прекращено. Самым безобидным было обвинение в нарушении единого информационного пространства, в стремлении оградить местный электорат от объективной информации. Ряд региональных лидеров и политических деятелей, напротив, поддержали его. Так, председатель Комитета по культуре Государственной Думы С.Говорухин направил М.Г.Рахимову и Председателю Государственного Собрания Башкортостана К.Б.Толкачеву телеграмму с одобрением мужественного и честного поступка, продиктованного, по его мнению, заботой о нравственном здоровье людей, привыкших с доверием относиться к средствам массовой информации. Он подчеркнул, что если государство в лице его Президента, Премьера, Председателя Центризбиркома не видит явных нарушений закона о выборах, не может защитить от беззакония граждан Башкирии, то они вынуждены защищаться самостоятельно. И он, Говорухин, готов в ноги поклониться честному и мужественному парламенту, принявшему такое решение. И если бы другие люди и парламенты последовали этому примеру, то ложь сама собою бы прекратилась.
Тем не менее, достаточно далекая от проблем нравственности и особенно в преддверии выборов, федеральная власть сумела настоять на возобновлении вещания программ Доренко и Сванидзе. После встреч М.Г.Рахимова с Премьер-министром В.В.Путиным пришли к своего рода соглашению, что Башкортостан возобновляет показ скандальных передач, а их авторы обязуются более осторожно выбирать формулировки и сюжеты. Но если первое было выполнено, то второе, естественно, нет. Избирательная кампания до самого конца проходила под знаменем острейшей критики, нападок, личных оскорблений в адрес лидеров ОВР. Даже столь нелюбимые властью прежде коммунисты были забыты и, практически, обделены критикой. Для кремлевского истеблешмента уже привычная, карманная оппозиция была гораздо меньшим раздражителем, чем фрондирующие региональные лидеры.
Тем не менее, как показали итоги выборов, мятежный (или скандальный) ОВР занял третье место среди участвовавших в выборах партий и движений, получив вследствие этого право на создание вполне значимой по численному составу фракции.
Интересно, что в Башкортостане результаты выборов не оказались столь четко привязаны к симпатиям Президента, как в некоторых иных регионах. Первое место с солидным отрывом в республике занял блок ОВР — 35,14 %. На втором — КПРФ — 23,84 %. На третьем — “Единство” — 14,29 %. Четвертое место занял “Союз правых сил” — 6,3%. Остальные партии и движения не преодолели пятипроцентной планки. Распределение голосов примерно совпало с теми прогнозами, которые давали перед выборами республиканские социологи. На выборах, при подсчете голосов присутствовали наблюдатели, в том числе и иностранные. Поэтому говорить о возможной подтасовке итогов голосования нет никаких оснований.
Хотя итоги думских выборов 1999 г. оказались несколько иными, чем ожидали многие, тем не менее поставленная цель были достигнута — поддерживаемое М.Г.Рахимовым объединение стало одним из победителей парламентских выборов. В территориальных округах также победили уважаемые и достаточно известные в республике деятели — ректор университета Р.Гимаев, Президент Академии наук Башкортостана, академик Р.Нигматуллин, профессор Х.Барлыбав и др. (а извечный оппонент М.Г.Рахимова А.Аринин, пытавшийся выставить свою кандидатуру в одном из одномандатных округов, так и не был зарегистрирован из-за ряда нарушений при процедуре представления залога). Словом, в новый состав Государственной Думы были избраны депутаты, которые, как следует надеяться, уже в большей степени будут представлять интересы Башкортостана в процессе законотворческой деятельности Государственной Думы. Безусловно, депутаты являются независимыми и будут вполне самостоятельны при принятии своих решений, ни в коей мере не будут испытывать даже косвенного давления из родной республики. Но отсутствие в их рядах демагогов, авантюристов, популистов уже позволяет надеяться на то, что они будут адекватно отражать и защищать интересы республики и ее многонационального населения.
Тем самым было создано еще одно из условий, благоприятствующих деятельности республиканского руководства и М.Г.Рахимова как Президента Башкортостана по развитию государственности республики и совершенствованию договорных отношений с Российской Федерацией.
Последний год XX века достаточно явно продемонстрировал зыбкость многих широко продекларированных достижений Российского государства в постсоветские годы. По-прежнему крайне острыми остаются экономические проблемы, практически разрушены целые отрасли народного хозяйства, в том числе современные и наукоемкие. Победные реляции о наметившихся позитивных тенденциях в экономике в очередной раз оказываются блефом, предназначенным для получения очередного транша из-за границы. Полыхает самая настоящая война в Чечне, как бы ее не называли — борьба с терроризмом, восстановление целостности России и т.д. В большинстве регионов России массовая безработица, нищета, пенсионеры влачат голодное существование, на улицах беспризорные дети. Федеральная власть, как стало очевидно всем, от академиков до бомжей, не сумела обеспечить должный уровень регулирования общественными процессами, хотя пыталась подмять под себя как можно больше власти. И в этой ситуации гораздо большими государственниками и патриотами России оказались те лидеры российских регионов, которые не играли во власть, а каждодневно и ежечасно занимались созидательным трудом, оболганные продажными средствами массовой информации и третируемые кремлевскими приказчиками. Воссоздавая свои регионы, республики и области, пользуясь для этого статусом субъектов федерации, зачастую нарушая волю Москвы, они уже сделали и продолжают делать великое дело восстановления величия России. К их числу, державников и патриотов, относится и первый Президент Республики Башкортостан — Муртаза Рахимов, одним из первых начавший путь к обретению суверенитета субъекта федерации и наглядно продемонстрировавший всем, что именно в этом заключается ключ к решению большинства социально-экономических и политических проблем России.


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Оценивать деятельность живущего и здравствующего политика — дело достаточно неблагодарное. При абсолютно любых высказанных тобою мнениях и оценках всегда встретишь неприятие и непонимание, рискуешь нарваться на обвинения и в славословии, и в клевете. Конечно, гораздо проще рассматривать тех, кто остался в достаточно далеком прошлом, благополучно почил в бозе, и здесь уже ни в коей мере не рискуешь получить в свой адрес залп критики от ярых сторонников и рьяных противников твоего героя. Но все же следует хотя бы иногда делать попытки исследовать деятельность тех, кто и сейчас находится в большой политике. Это, быть может, позволит хотя бы немного сделать понятнее сегодняшний мир нам самим, лучше понять самих себя в этом мире.
Политические биографии нынешних политиков — это и наши биографии, наше недавнее прошлое и настоящее. И есть смысл попытаться хотя бы отчасти разобраться в происходившем с нами и ныне происходящем. Авторы данной книги и не стремились создать какое-то эпическое полотно, показать все многообразие происходивших процессов в одном из уголков России, красивых и неблизких от столичных городов, все перипетии политической биографии его лидера. Просто все происходившее в течение последнего десятилетия в Башкортостане, в том числе и деятельность М.Г.Рахимова, достаточно типичны и отображают все те преобразования, которые происходят повсюду — от Москвы до самых до окраин.
Смеем заверить уважаемых читателей, что мы в равной степени далеки и от восторгов, и от негодования — наш герой живой человек, с ошибками и просчетами, несомненными достоинствами и неоспоримыми недостатками. И нами предпринята лишь скромная попытка показать ту роль, которую сыграл в истории республики и в российской истории лишь один из персонажей происходящего на наших глазах и никогда не завершающегося политического действа.

В.Сальников


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2017