Башкирские деревни Свердловской области

По переписи 1989 года в области насчитывалось 41500 башкир. На ее территории находились вотчинные земли башкир Упейской, Сызгинской, Больше-Кущинской и Терсятской волостей, где возникли их населенные пункты. В период кантонного управления в первой половине XIX века последние вошли в 5, 6, 7 юрты 2 башкирского кантона.
Характеристику сел начнем с Упейской волости. По мнению Р.Г.Кузеева, башкирское упейское племя имеет прямую этническую связь с древнеугорским или тюрко-угорским этническим компонентом. Затем упейцы были тюркизированы в древнебашкирской среде. Впоследствии они были сильно смешаны с татарами и в ряде случаев оказались в татарском этносе1.
Казанский этнограф Д.М.Исхаков не совсем обоснованно утверждает, что упейское племя сформировалось сравнительно поздно, причем из представителей гайнинцев, сызгинцев и тирсятцев2 . В таком случае, как же произошел этноним “сызгы” (љыѓђы) — у него нет ответа.
Из поселений упейцев отметим деревни Шокурово и Акбашево, находившиеся в составе 5 юрты 2 башкантона. В д. Шокурово в начале марта 1773 г. побывал академик П.С.Паллас. “Ехали по большей части по льду р. Уфы мимо некоторых башкирских деревень до Шокур-аула, — писал он. — Щастливые башкирцы имеют в сей стране великое земледелие и водят пчел, довольно скота и дичиною в около лежащих горных дремущих лесах весьма изобилуются. Охота на куниц, оленей. Башкирцы имеют постоянные деревни. В башкирской деревне Шигири-аул (Уфа-Шигири) в 15 верстах вниз по Уфе переминил лошадей”3.
Название деревни — антропонимического характера. Однако у нас нет материалов о первопоселенце Шакуре, его сыновьях и родственниках.
О развитии поселения имеются сведения VIII—IX ревизий. В 1834 г. здесь насчитывалось 76 дворов, где проживало 404 башкира-упейца4.
По IX ревизии 1850 г. количество дворов сохранилось, но численность башкирского населения увеличилась на 158 человек5 . 600 башкир (118 дворов) и 36 припущенников (7 дворов) взяты на учет в 1859 г.6
Из жителей Зилялитдин Шамсутдинов (1793 года рождения) в составе 20-го башкирского полка участвовал в Отечественной войне 1812 г., имел серебряную медаль “В память войны 1812 года”7 .
По IX ревизии 1850 г. отметим лишь одного из жителей деревни 65-летнего зауряд-хорунжего Хабибуллы Хамзина, имевшего 9 сыновей и 11 внуков. Старший сын Мухаметдин (его — Мухаметшарип, Мухаметхан, Шукур, Гумер, Мухаметфаиз, Гакир, Мирхайдар, Нугушар, Ардарьяр), указной мулла Абдулшарип, азанчи Ганиятулла (его — Шагислам, Динислам), Хаббихузя, Мухаметкашаф, Тафигани, Хужахмет, Хамат, Ахметгирей.
В 1834 г. была зафиксирована мечеть.
О хозяйстве населения. В 1842 г. на 76 дворов и 404 башкира было засеяно 744 пуда ярового хлеба8. Озимый хлеб и картофель для всех жителей Красноуфимского уезда еще не были известны.
А теперь предоставим возможность ознакомиться с именами башкир почти 150-летней давности9 для того, чтобы попытаться установить их родственную связь с жителями сегодняшнего села. (Имена приводятся в книге «Башкирские деревни Свердловской области». — Ред.).
В д.Акбашево в 1834 г. в 20 дворах проживало 106 башкир, в 1850 г. в 19 дворах — 157, в 1859 г. в 27 дворах — 238 человек. Все они вотчинники Упейской волости, имевшие собственные общинные земли.
В 1842 г. на 106 человек было засеяно 584 пуда ярового хлеба. Жители Акбашево и Шокурово постоянно жили в своих деревнях, не выезжая на кочевку.
К Терсятской волости относилась одна деревня — Аракаево. В 1834 г. в 16 дворах было взято на учет 118 башкир, в 1850 г. в 20 дворах — 187, в 1859 г. в 22 дворах — 207 башкир.
По IX ревизии 1850 г. среди 96 мужчин был зафиксирован 63-летний Асмандияр Ракаев, имевший сыновей Нигматуллу, Сабитуллу, Ямалитдина, Ахмадия, Валия. Его фамилия говорит о том, что отца звали Ракаем (Аракай), имевшим непосредственное отношение к названию поселения. Аракай — искаженное имя Ракая. В начале XIX в. был известен старшина Аракай Асылбаев, в подчинении которого находилась д. Аракаево, состоящая тогда из 16 дворов с 99 башкирами1 0. Аракай — отец Асмандияра Ракаева.
Вместе с тем отметим, что нам не известно раннее название деревни.
В 1842 г. на 16 дворов и 118 башкир было засеяно 160 пудов ярового хлеба.
Башкиры д. Аракаево жили на земле Михайловского завода, проданной ими заводовладельцу.
Ниже приведем имена башкир за 1850 г. (Имена приводятся в книге «Башкирские деревни Свердловской области». — Ред.).
10-15 деревень относилось к Больше-Кущинской (Оло Єошсо) волости. Племя кошсо, по Р. Г. Кузееву, относилось к древнетюркскому этническому компоненту. Часть кущинцев проникла с северо-востока на север11 — на современную территорию Свердловской области, где создали свои населенные пункты.
Один из них — д. Урмекеево. В 1834 г. она состояла из 20 дворов, где было учтено 98 башкир. Количество дворов сохранилось к 1850 г., а жителей насчитывалось 107 человек. 140 башкир при 22 дворах зафиксировано в 1859 г.
Урмекеевцы не имели собственной земли по той причине, что свою вотчину они продали с башкирами деревень Уфа-Шигири и Арти-Шигири барону С.Г.Строганову по купчей крепости от 19 июля 1755 г. На их бывшей земле в 1748 г. Лугининым был построен Артинский молотовой завод. При этом башкиры выговорили себе право беспрепятственно проживать и пользоваться всеми угодьями на уступленных землях12.
В 1842 г. жителями Урмекеева было посеяно 488 пудов ярового хлеба. Они вели оседлый образ жизни. Кочевка ушла в прошлое.
Д.Уфа-Шигири, как и д.Арти-Шигири, по мнению Н.Л.Скалозубова, заселилась в 1647 г. на земле, пожалованной башкирам царем Алексеем Михайловичем13, но проданной Строганову за 300 рублей14.
Приводим текст купчей от 19 июля 1755 г. “Лета тысяча семьсот пятдесять пятаго июля девятого на девять дня Уфимскаго уезду Сибирской дороги команды старшины муллы Козяша Рахмангулова Шигировской волости башкирцы Мухтар Камаев, Саганбай Кашаев, Сапар Корсаков, Якуп Сабанчин, Азикай Сабанчин, Акзигит Мурзагильдин, Мухамбет Касимбаев, Чюрюбаев, Емакай Сеитов, Метюк Аитов, Канчюра Кансуяров, Батыр Юльметев, Азнаш Кансуяров, Кутуш Мансуров с товарыщи большими и малыми со общаго согласия чрез поверенных своих товарищей башкирцов Муртазы Бикзянова, Мавлюкая Катаева, Акмаша Явгильдина от Уфимских крепостных дел дали сию купчую его превосходительству г.-л. действительному камергеру и орденов св. Александра и св. Анны кавалеру господину Сергею Григорьевичу Строганову, детям и внучатам его и по них наследникам в том, что мы, башкирцы, Мухтар Кашаев с вышеписанными товарищами своими, по силе состоявшегося прошлого тысяча семьсот тридцать шестаго году марта пятого на десять имяннаго блаженны и вечно достойныя памяти великой государыни императрицы Анны Иоановны указу... по данному от нас, башкирцов, татарскому письму, кое при заключении сей купчей в Уфимской провинциальной канцелярии у крепостных дел объявили в вечное владение впрок безповоротно своей тюбы вотчинную землю с лесами и речками и со всякими угодьи для строения по разводе места по нижеписанным межам, а имянно: начав от межи Кущинской волости от Теплянской речки с вершины оной по правую сторону прямо на вершину речки Буркотья, которая пала в речку Артя с левой стороны, а с той вершины Буркотья по большой дороге, по которой ездят в Красноуфимскую крепость в город Кунгур и прочия места до вершины Черного Ключа называемого, по-башкирски Кара-Зилга, и вниз, оставляя ево в левой стороне до устья оного ключа, который впал в речку Артю на правую сторону подле самую межу Упейской вотчины прямо на вершину речки Малой Алабужки, а с той М.Алабужки на вершину речки Большой Алабужки, а от сей Алабужки, перейдя чрез речку Арему, которая впала в речку Артю с правой стороны прямо на вершину речки Барандам, и вниз по оной до устья ее, которая пала в реку Шараму с левой стороны и по оной вниз до устья ж, где она пала с левой стороны в старицу и с того устья вниз по реке Уфе и, перейдя оную на устье речки Большей Упуди, которая пала в реку Уфу с правой стороны, а с того устья Андашлы до речки Арак-Зилги, которая пала в речку Упуду с левой стороны, а вверх по Саран-Зилге до вершины оной к сырту, со оного сырту и от вершины речки Арак-Зилги прямо до вершины вышеупомянутой речки Упуды, со оной же вершины речки Упуды по сырту на вершину речки, называемой по-башкирски Улаер-Зилги, а с той вершины на речку Бердыш-Зилги, которая пала в речку Алуир-Зилгу с правой стороны, а с той вершины прямо же до устья речки Яманчи, которая пала в речку Яман-Зилгу с левой стороны, а от того устья Яманчи прямо лесом сосновым и березовым чрез речки Нагыш-Зилгу и Тал-Зилгу к реке Уфе до межи Кущинской волости до устья речки Средний Курай и вверх по Уфе реке течения оной правою стороною по смежности Кущинской же волости перешел устье речки Югуш вверх же по Уфе и, перейдя чрез оную реку Уфу на левую сторону, иттить логом прямо на вершину речки Тарта-Зилги и вниз по оной до речки Арти, перешед речку Артю вниз по оной левою стороною до устья речки Такли и вверх по оной до самой ее вершины, откуда началась вышеписанная межа со всеми в реку Уфу падшим со обоих сторон речками и истоками, озерами и со всякими угодьями и с подземными рудами, с рыбными и другими ловлями и с красным и черным лесами, с пахотными и сенокосными местами без малейшаго остатка в показанной же речке Арте от вышеписанной речки Текла от устья оной вода (?) не по нашей Шигиринской волости владения и за оную проданную вотчинную землю взяли мы, башкирцы Мухтар Камаев с вышеписанными товарищами, от его превосходительства триста рублев. Токмо нам, башкирцам, на оной проданной земле жить и в угодьях старыми дельньми деревьями владеть и в лесах зверей, птиц и бобров ловить, хмель щипать и всем довольствоваться, а рыбу ловить пополам и в том его превосходительству нам не воспрещать, а ежели же во оной земле дельныя наши деревья срубят, то за оныя деревья его превосходительству заплатить нам, башкирцам, что по указу надлежить. Оная же наша проданная вотчинная земля по вышеписанным урочищам напредь сей купчей иному никому не продана и не заложена и в никакие крепости не укреплена, а ежели вышеписанную проданную вотчинную землю кто из посторонних будут вступаться, то нам, башкирцам, женам, детям и внучатам нашим из роду в род от тех вступщиков его превосходительство детей, внучат его и полных наследников очищать и убытка никакого не доставить, а буде от нас, башкирцов жен, детей, внучат и наследников наших, в чем учинится какая наша не устойка или его превосходительству от чего может учинится препятствие или от посторонних людей остановка и наше неочищение, то его превосходительству, детям и внучатам его и по них наследникам взять на нас, башкирцов, на женах и детях и внучатах наших вышеписанныя взятые нами деньги триста рублев”15. В результате такого акта башкиры-вотчинники сами отказались от своих вотчинных прав на землю, оказавшись фактически припущенниками-жильцами теперь уже чужой вотчины. В документах о жителях этих трех деревень Урмекеево, Уфа-Шигири и Арти-Шигири сказано, что “живут на даче Артинского казенного завода на проданной ими земле”16.
О развитии д.Уфа-Шигири несколько цифр. В 1834 г. в ней было 29 дворов, где проживал 141 башкир. 28 дворов и 175 жителей было взято на учет в 1850 г. 220 человек при 29 дворах было в 1859 г.
В 1842 г. на 29 дворов засеяли 296 пудов ярового хлеба. В обеих деревнях еще в 1834 г. имелись мечети. О хозяйстве мало материала. Отметим, что в 1842 г. на 125 человек сеяли 212 пудов ярового хлеба.
Д.Арти-Шигири в 1834 г. имела 22 двора. Здесь проживало 125 башкир. В 1850 г. было 156 человек при 22 дворах. 183 человека и 26 дворов взято на учет Х ревизией 1859 г.
Артинцы имели кочевья, выезжали летом на яйляу.
Башкиры деревень Азигулово и Биткино еще в 1792 г. продали часть своей вотчинной земли заводчикам Лугининым17. Продажа и сдача в аренду своих земель чужим продолжалась и в дальнейшем. Обратим внимание на один из фактов подобного рода. “1816 года 28 марта Пермской губернии Красноуфимского уезда 2 башкирского кантона деревни Азигуловой от миру вотчинников башкирцов ныне по наличию состоящих есаула Мутала Мухаматова и Валита Сайфуллина с товарищи доверенности той же губернии и уезда избранному разных волостей от крестьян таковой же Крестовоздвиженской волости живущему в деревне Мончаше Евтею Павлову Кардашину и доверителям его разных волостей крестьянам же и красноуфимским мещанам, живущим в дер. Мончаше (перечисляются фамилии).., дали сию запись в том, что сходно данного от первых последним договору, писанному прошлого 1810 года апреля 24 дня от верителей вотчинников вышеписанному Евтею Кардашину и верителям его земли по особо заключенному тогда договору уступили они вотчинники башкирцы Рафик Юсупов с доверителями Кардашину и доверителям его то же самое место, какое значилось в прежнем договоре, под хлебопашеством, селидьбу, усадьбу и скотской выпуск (каковое огорожено поскотинным огородом). Земли, по значучимся ниже сего межам и урочищам, а имянно: от плотины и мельницы крестьянина Семена Мельникова, состоящие на речке Мончаше, ... пользоваться им впредь 31 год (межи примерно в длину три с половиной, а окружность 6 верст). За что получили вотчинники башкирцы с тех крестьян (35 домов) в мирскую сумму денег и сверх того платить им в каждый год кортому с каждого дому по 25 копеек”18.
По VIII ревизии 1834 г. в д. Азигулово были зафиксированы сыновья первопоселенца: 1. Кызылбай (1746-1820). 2. Саит (1760-1832), сыновья Саита: Мухаметшарип, Мухаметфазыл, Сайфулла, Сайфутдин. 3. Валит (1764-1826). 4. Абдулмазит, с 1780 года. 5. Рахматулла (1806-1844) Азигуловы19. На основании возрастов сыновей Азигула можно установить приблизительную дату возникновения деревни под названием Азигулово — 1720-1725 гг.
Тогда же в д. Биткино взят на учет сын Битки Бикина — Бигаш Биткинин, проживавший в 1750-1819 гг. (Известны и его сыновья: Калимулла, Нигматулла, Ибатулла).20
Здесь же отметим, что ранние названия деревень Азигулово и Биткино нам не известны.
По сведениям, полученным от информаторов в 1980-х годах, авторы коллективного труда делают правильный вывод о том, что д. Старое Биткино Артинского района Свердловской области была основана башкиром Бикин, от которого впоследствии землю получали татары-тептяри (припущенники) и татары-кунгурцы (этэмбай)21. Тем самым население становится многонациональным. Но по всем населенным пунктам Красноуфимского уезда Пермской губернии ревизия 1850 г. взяла на учет только башкир, находившихся в составе юрт 1 башкирского кантона.
О развитии этих поселений приводим статистические материалы по VIII-Х ревизиям. Еще в 1823 г. в Азигулове и Биткине было учтено 67 дворов с 437 жителями22. По VIII ревизии их жители зафиксированы по каждой деревне в отдельности. В 1834 г. в Азигулове было 472 человека при 78 дворах. Этих жителей Х ревизия 1859 г. показала по социальному признаку. В 60 дворах было 218 вотчинников, значит башкир; в 80 дворах 616 припущенников (тептярей)23. Выходит, что в 1834 г. в общее количество жителей вошли и вотчинники (башкиры) и припущенннки (тептяри). Хотя другой источник указывает незначительное количество тептярей — всего 14 душ мужского пола; их численность в 1859 г. оказалась внушительной.
В 1834 г. на 472 человека было засеяно 3376 пудов ярового хлеба.
В д. Биткино в 1834 г. насчитывалось 153 башкира. Х ревизия 1859 г. различает вотчинников (183 человека) и припущенников (61 человек).
В этих двух деревнях имелось по одной мечети.
В 1842 г. на 153 человека сеяли 1320 пудов ярового хлеба.
По другим поселениям кущинцев очень мало выявленных материалов.
Название д.Гайны подсказывает нам, что ее жители были выходцами из Гайнинской волости. Башкиры-гайнинцы осели на вотчинной земле Больше-Кущинской волости в качестве припущенников24. Хотя их в другом источнике называют вотчинниками25. В 1834 г. в 17 дворах взято на учет 99 башкир26. В 1859 г. 234 башкира проживало в 39 дворах.
О занятиях ее жителей мало выявленных сведений. Тем не менее отметим, что в 1842 г. на 99 человек (по VIII ревизии 1834 г.) было засеяно 156 четвертей (1248 пудов) ярового хлеба.
Д. Битково (Бишково) в 1834 г. состояла из 20 дворов с 54 башкирами, в 1859 г. в 12 дворах взят на учет 91 человек. Жители — вотчинники. В 1842 г. в деревне было засеяно 368 пудов ярового хлеба.
Д. Еманзелга была тептярской, где проживало несколько дворов башкир, которых насчитывалось в 1834 г. 9, в 1859 г. — 21 человек. Тептярей было в 1834 г. 240 душ мужского пола, в 1863 г. — 400 душ.
В д. Рахмангулово проживали башкиры Большие-Кущинской волости, которых насчитывалось в 1834 г. 165, в 1859 г. — 282 человека. Х ревизия учла также и припущенников (60 человек).
В 1842 г. на 165 человек сеяли 1280 пудов ярового хлеба.
В д. Усть-Баяк на собственной вотчинной земле проживали башкиры-кущинцы. В 1834 г. их было 169, в 1859 г. в 38 дворах — 238 человек. Х ревизия взяла на учет и припущенников, которых насчитывалось в 10 дворах 53 человека.
В 1842 г. на 169 башкир сеяли 1472 пуда ярового хлеба.
В д. Бахметево башкир насчитывалось в 1834 г. 60, в 1859 г. — 72 человека. По договору от 9 февраля 1793 г. сроком на 50 лет они приняли тептярей, которых было в 1834 г. 142, в 1859 г. — 220 человек.
В 1834 г. только башкирами было засеяно 368 пудов ярового хлеба.
В д. Кояново (Коянково) проживали одни башкиры-вотчинники, которых было в 1834 г. 56, в 1859 г. — 76 человек. В 1842 г. на 56 человек сеяли 128 пудов ярового хлеба.
В д. Верхний Баяк башкиры Мало-Кущинской волости (в 1834 г. — 8, в 1859 г. — 18 человек) с конца XVIII в. проживали с тептярями из татар, бывших мастеровых завода и припущенных татарами Мончажской волости, которые сами в свою очередь заселились по припуску башкир-вотчинников27. В 1834 г. тептярей из татар было 13, в 1859 г. — 21 человек.
На вотчинной земле башкир Больше- и Мало-Кущинской волостей в первой половине XVIII в. возникли следующие деревни марийцев-тептярей, припущенных вотчинниками: Малая Тавра, Большая Тавра, Байбулдино (с 1767 г.), Иванайково (с 1755 г.), Багишково (с 1761 г.). Нижний Бардым, Курки, а также поселение татар под названием Бакейково28.
Значительную часть юго-западной территории Свердловской области в прошлом занимали башкиры Сызгинской волости. По утверждению Р.Г.Кузеева, башкирское племя Сызгы относилось к древнесамодийскому этническому компоненту, который был тюркизирован еще в древнебашкирской среде. В ХVII-ХIХ вв. сызгинцы находились под сильным влиянием татар и в ряде случаев были татаризованы29.
Башкиры Сызгинской волости владели своей вотчиной по грамоте царя Алексея Михайловича от 1652 г.30 Сызгинцы имели вотчинные земли и в верховьях р. Уфы. Оберегательную грамоту от 1697 г. получили они от Петра Алексеевича. В прошении их доверенного лица Иликея Бикбаева говорилось, что “в прошлых годах владели деды и отцы их вотчинною землею и сенными покосы и рыбными ловли с озеры и ыстока и бортным угодьем и хмелевым щипаньем и з бобровыми гоны и кунишным и всякими звериными ловлями в Уфимском уезде по Сибирской дороге вверх по Уфе реке по обе стороны, верхнея межа Карамалий исток, а по другую сторону Уфы реки Березовый мыс, а нижнея межа — речка Чечат по обе стороны, а по другую сторону Уфы реки речка Беолом(ш) по обе стороны, а те де... вотчинною землею и вышеписанными всякими угодья владеют они, а в ту их вотчину выезжают насильством разных городов всякие русские люди и в той их вотчине землю пашут и всякие налоги и обиды чинят и нам, великому государю, пожаловати б их велить на ту их вотчинную землю послать с Уфы дворянина и подъячего, чтобы описать их землю... и велено от сторонних людей отмежевать их землю по старым урочищам как владели деды и отцы и их.
Кущинские башкирцы подтвердили точность граней и межей вотчины Илекейки Бекбаева с товарыщи и владели они ею по грамоте 1652 г.”31
Сызгинцы, как впрочем и упейцы, и кущинцы, свои вотчинные земли растранжиривали за мизерную цену как и когда хотели. Потеряв значительное количество своих земель, составлявших материальную основу существования рода-волости, сызгинцы постепенно теряли свои этнические особенности, растворяясь среди других этносов.
Продажа земли продолжалась и в XIX в. 21 апреля 1801 г. башкиры Сызгинской волости продали владельцу Саранинского завода Ивану Осокину землю, находившуюся по течению р. Уфа по правому ее берегу по следующим ориентирам: “От межи Красноуфимска служилых казаков по р. Санаре по обеим сторонам и от устья оной речки до вершины длиною на 30, а в ширину от межи Красноуфимских казаков чрез оную Санары прямою же линиею в 20 верст за сверх оной еще состоящей смежно ниже речки Санары по речкам же Быргынды, Саргаю и Чуч(г)ату, впадающим в р.Уфу по течению с правой стороны с устья до вершины и до меж...”32
На сызгинской земле возникли башкиро-тептярские села. С марийцами-тептярями жили башкиры-сызгинцы в деревнях Верхний Бугалыш (из 249 душ мужского пола в 1834 г. башкиры составили 62 души), Усть-Бугалыш (из 72 душ — 27), Юва (из 236 душ — 53 души), с тептярями из татар в деревнях Новый Бугалыш (из 75 душ 17 душ башкиры), Средний Бугалыш (из 291 души 11 душ башкир)33. По другим данным в д. Усть-Бугалыш в 1834 г. было 160 башкир (которые сеяли к 1842 г. 1212 пудов ярового хлеба). В 1859 г. в той же деревне вотчинников-башкир было 297 человек (43 двора) и 246 припущенников (40 дворов)34.
С 1757 г. на вотчине Сызгинской волости известны деревни марийцев-тептярей Сарсаз 1-й и Сарсаз 2-й35, припущенных башкирами.
Относительно ранней истории д.Средний Бугалыш в литературе высказано мнение о том, что она наиболее древнее поселение, основанное татарами 400 лет тому назад36. Для такого ответственного утверждения основанием послужила лишь легенда, услышанная из уст информатора в наши дни. Это послужило поводом для торжественного проведения 400-летнего юбилея села. С каких пор в науке легенда стала достоверным источником, не подкрепленным никакими историческими документами? На самом деле деревни еще не было ни в XVI, ни в XVII вв. Она могла возникнуть лишь в первой половине XVIII в., когда начинается массовая колонизация башкирского края крестьянами Поволожья. Деревня была основана башкирами Сызгинской волости на своей вотчинной земле, принимавших в свое селение татарских и марийских крестьян на правах припущенников.
Коренным поселением башкир-сызгинцев было село Сызги. В 1834 г. здесь насчитывалось 235, в 1859 г. — 410 башкир. Были здесь и тептяри из татар, припущенные вотчинниками по записи от 7 сентября 1793 г. с условием уплаты по 50 коп. с двора в год. Всеми угодьями, кроме бортевых деревьев, они владели совместно с припускавшими их башкирами37. В 1834 г. взято на учет 40 тептярей. По Х ревизии 1859 г. их оказалось 46 человек.
Д. Озерки — одно из сравнительно больших поселений сызгинцев. В 1834 г. здесь было 227, в 1859 г. — 409 башкир-вотчинников при 53 дворах. В последнем случае зафиксированы и припущенники, которых насчитывалось 26 человек при 6 дворах.
В 1842 г. посев ярового хлеба был показан по двум деревням Сызги и Озерки вместе. На 462 человека этих селений засеяно 430 четвертей (3440 пудов) ярового хлеба.
К Красноуфимскому уезду относились деревни Арсланово и Юлдашево (Старое и Новое), но находящиеся сегодня в Нязе-петровском районе Челябинской волости.
Д. Арсланово при р. Уфа находится в 12 км от Белокатайского района Башкортостана и примерно на таком же расстоянии от границы Свердловской области. В 1834 г. в 45 дворах проживало 120 мужчин и 124 женщины. Жители показаны тептярями. В 1859 г. в 63 дворах было 189 мужчин и 192 женщины. Жители названы припущенниками.
В ведомости, составленной исправляющим должность тептярского старшины Зюмадиловым от 15 ноября 1840 г. видно, что тептяри из татар заселились до 1765 г., причем имеется там любопытнейшая запись следующего содержания: “По первобытному их состоянию в башкирском сословии в Упейской волости имеют грамоту от великих государей и великих князей Иоанна и Петра Алексеевичей” от сентября 1695 г.38 Выходит, что основное население деревни — башкиры Упейской волости, затем их перевели в сословие ясачных татар, впоследствии переведенных в сословие тептярей. Только так можно найти ответ на вопрос — как они могли получить владенную грамоту для башкир Упейской волости в конце XVII в. Башкирское происхождение жителей Арсланова подтверждается еще и тем, что по закону о земле 1832 г. тептярям полагалось на душу по 30 десятин земли. В 1834 г. их было 120 душ мужского пола, значит, им на всех приходились 3600 десятин. Однако они имели землю, в 26 раз превышающую норму, т.е. 92 730 десятин39. Это означало, что жители деревни унаследовали всю вотчину Упейской волости. Доказательством башкирского происхождения большинства жителей Арсланова может послужить и письмо учащихся этой деревни под названием “Помогите нам” с просьбой, чтобы оказали им помощь в изучении родного башкирского языка40.
В часто упоминаемой нами работе “Пермские татары” приводится легенда из уст двух информаторов об основании д. Арсланово. Деда Арслана считают они первопоселенцем, прибывшим из-за Камы, откуда бежал от притеснений Строгановых. Женился он на башкирке из д. Шокурово и в качестве приданого от башкир получил землю41.
Подчеркнем, что легенда не подкреплена никакими историческими фактами. Во-первых, Арслан, его дети не были первопоселенцами, основателями одноименного селения. Первоначальное его название было Кусимово. Кусим был основателем поселения. По ревизии 1834 г. известен сын Арслана — Габбас Арсланов (1744—1824). Его отец жил примерно в 20-60-х годах XVIII в. Во-вторых, передача участка земли в качестве приданого у башкир не практиковалась, а вот в состав калыма действительно входили земельные угодья42. И последнее. Об участии башкир в походе Ермака мы до сих пор не имеем и не знаем источника. А вот об участии их в борьбе против завоевателей — Ермака и затем правительственных отрядов на стороне хана Кучума имеются сведения в работе Г.Ф.Миллера (“Описание сибирского ханства”. СПб., 1787).
Время возникновения села почти совпадает с датой владенной грамоты, полученной упейцами в 1659 г.
Д.Юлдашево в первой половине XIX в. находилась в составе 5 юрты 2 башкирского кантона. В 1834 г. ее население состояло из 56 башкир Бала-Катайской волости. Жили на своей вотчинной земле, летом выезжали на кочевку.43 В 1850 г. она имела лишь 10 дворов с 62 жителями. Между VIII и IX (1850 г.) ревизиями образовалась дочерняя деревня Новоюлдашево, состоящая в 1850 г. из 13 дворов, где проживало 103 мужчины и 83 женщины.
В 1842 г. на 56 башкир было засеяно 22 четверти (176 пудов) ярового хлеба).44
Прихожане имели мечети в следующих деревнях (1834 г.): Шокурово, Уфа-Шигири, Арти-Шигири, Бит(ш)ково, Биткино, Рахмангулово, Бахметево, Гайны, Азигулово, Еманзелга, Озерки, Сызги.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. С. 218-219.
2 Исхаков Дамир. Пермь татарлары. — Казан утлары. Казань, 1991. № 8. С. 177.
3 Паллас П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. Ч. 3. СПб., 1788. С. 21.
4 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4373. Л. 5. И по другим селам см. это же дело.
5 ЦГИА РБ. Ф. 138. Оп. 2. Д. 694. И по другим селам см. это же дело.
6 Там же. Ф. 2. Оп. 1. Д. 15158. Л. 204.
7 Любезные вы мои... Составитель Асфандияров А. 3. Уфа, 1992. С. 31.
8 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4873. Л. 141. В дальнейшем и по другим поселениям см. это же дело.
9 Там же. Д. 694.
10 РГАДА Ф. 1355. Оп.1. Д.1106. Л. 32.
11 Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. С. 216-217,351.
12 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4531.
13 Скалозубов Н.Л. Очерк экономического положения башкирского населения Красноуфимского уезда Пермской губернии. Пермь, 1893. С. 30.
14 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4531. Л. 6.
15 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д.4531. Лл. 5-7.
16 ЮАС. Вып.2. С.205.
17 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4531. Л. 1.
18 РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 1109. Лл. 131-132.
19 ЦГИА РБ. Ф.138. Оп.2. Д. 570.
20 Там же.
21 Пермские татары. Казань, 1983. С. 160.
22 РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 1106. Л. 37.
23 ЦГИА РБ. Ф.2. Оп.1. Д. 15158. Лл. 224-231.
24 ЦГИА РБ. Ф.2. Оп.1. Д. 15158 (1863 г.).
25 ЮАС. Вып.2. С.206 (1834 г.).
26 ЦГИА РБ. Ф.138. Оп.2. Д. 570.
27 Малоизученные источники по истории Башкирии. С. 124.
28 Там же. С. 122-124.
29 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. С. 47, 218, 219.
30 РГАДА. Ф.1173. Оп.1. Д.1237. Л.6.
31 РГАДА. Ф. 1173. Оп. 1. Д. 1237. Лл. 1-2.
32 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4876. Л. 3.
33 Малоизученные источники по истории Башкирии. С. 121.
34 ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 15158.
35 Малоизученные источники по истории Башкирии. С. 121.
36 Пермские татары. Казань, 1983. С. 160.
37 Малоизученные источники по истории Башкирии. С. 124.
38 Малоизученные источники по истории Башкирии. С. 123.
39 Там же; Асфандияров А.З. Вы упейские башкиры. — И у дедов есть история… Уфа, 1996. На башк.яз. С.215-217.
40 Газета “Йэншишмэ” от 25 декабря 1991 г.
41 Пермские татары. С. 159.
42 Асфандияров А.З. Башкирская семья в прошлом (XVIII — первая половина ХIX в.). Уфа, 1997. С. 55.
43 ЮАС. Вып. 2. С.205.
44 ЦГИА РБ. Ф.2.Оп.1. Д.4873. Л.141.

А.Асфандияров


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018