Башкирские рукописные исторические источники конца XIX — начала XX вв. и письменное наследин Г.Киикова

Конец XIX — начало XX столетий характеризуется заметным усилением интереса к прошлому башкирского народа и Башкортостана. B этом можно убедиться и при общем обзоре дошедших до наших дней рукописных памятников, таких как родословные записи, сочинения по истории края и региона. К примеру, в 80-x годах XIX века башкирский поэт Гали Сокрый написал большое сочинение под названием «Таварих-и Булгария, яки Такриб-и Гари» («История Булгарии, или Приближенный комментарий Гари»), где пытается разносторонне осветить прошлое всего Урало-Поволжья. Им в нескольких вариантах составлены также шежере ирактинских башкир. Об истории края писал и другой башкирский историк — Гарифулла Салихов. Его перу принадлежат такие сочинения как «Тарих-и булгар ва сакалиба» («История булгар и славян»), «Хуласат ал-ахбар фи тарих-и бургур ва булгар ал-мусамма би билад ас-сакалиба» («Основные известия по истории бургур и булгар, называемых странами сакалиба»), «Хуласат ал-ахбар фи тарих-и бургур, бургуз ва булгар» (Основные известия по истории бургур, бургуз и булгар»), «Булгар тарихы» («История Булгара»), которые хранятся ныне в фонде тюркских рукописей Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения Российской Академии наук. Региональный характер носит также многотомное биобиблиографическое сочинение «Асар» крупнейшего башкирского просветителя-востоковеда Ризаитдина Фахретдинова. Помимо того, в его рукописном наследии хранятся десятки оригиналов и списков башкирских родословных записей. На стыке веков историческое прошлое родного народа довольно углубленно изучал и просветитель Мухаметсалим Уметбаев. Часть его работ увидели свет в книге «Ядкар» («Памятки»), изданной в Казани в 1897 году, а остальные дошли до наших дней в рукописной форме. Из последних наиболее значительными являются сочинения «Башкиры», «Общественные порядки» и «Родословная башкир Юмран-Табынской волости», хранящиеся в настоящее время в различных архивах и фондах страны.
Гарифулла Кииков — сын вышеупомянутого башкирского поэта Гали Сокрыя. Он родился 4 апреля 1861 года в деревне Старый Сокор Татышлинской волости Бирского уезда Уфимской губернии (ныне Татышлинский район Башкортостана). Учился в Апанаевском медресе г.Казани, затем около шести лет служил в царской армии. После демобилизации переселился в деревню Старый Курдым той же волости, где открыл новометодное медресе и одновременно выполнял обязанности главы духовенства уезда. Жизнь его трагически оборвалась в сентябре 1918 года — он стал невинной жертвой обезумевших красноармейцев.
Г.Кииков оставил весьма богатое и многогранное творческое наследие. В начале века он подготовил и издал две книги, одна из которых является поэтическим сборником для детей1 , вторая посвящена жизни и творчеству отца2 . В периодической печати и сборнике «Языковое состязание «Шуры» Г.Кииковым опубликовано несколько статей просветительского характера, причем в одной из них впервые в национальной публицистике ставится вопрос о защите законных прав башкирского языка. Однако большая часть его письменного наследия осталась в рукописном виде.
В статье «Скачка языков», опубликованной в 1910 году в сборнике «Языковое состязание «Шуры», Г.Кииков сообщает о том, что в течение нескольких лет он написал большой труд по истории башкирского народа, но, поскольку он был изложен «на собственном башкирском языке», опасаясь издевательств казанских книгопечатников, все еще не осмеливается представить его на издание. К глубокому сожалению, этот труд так и не был издан и бесследно исчез. Тем не менее в результате целенаправленных поисков автору этих строк удалось выявить часть черновых записей Г.Киикова по истории башкир. Анализ этих записей, хранящихся ныне в фондах восточных рукописей и старопечатных книг Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН3 и Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН4 , дают возможность в определенной степени представить общее содержание и структуру сочинения Г.Киикова, именуемого «Таварих-и башкордиан ва ансаб-и ирактавиан» («История башкир и родословная ирактинцев»). По содержанию и стилю изложения найденные записи делятся на два типа: в одних записях историческое прошлое народа освещена в легендарном плане, а в других — на базе документальных источников.
Примечательно, что в тех записях, которые посвящены древнейшим периодам истории, обнаруживается много общего с «Чингизнаме» («Сочинение о Чингизе»), написанным неизвестным автором в XVII веке. Более того, в текстах имеются ссылки на это сочинение. Следует отметить, что «Чингизнаме», на которого ссылался Г.Кииков, по содержанию несколько отличается от изданий этого сочинения 1822 и 1882 годов. Оно в какой-то степени напоминает монгольские манускрипты XIII века «Юань чао би ши» («Сокровенное сказание») и «Алтан дептер» («Золотая тетрадь»), а также знаменитую книгу «Джамиг ат-таварих» («Собрание исторических сочинений») иранского историка Рашид-ад-Дина Хамадани (1247-1318). Этот факт лишний раз подтверждает бытующее среди ученых мнение о том, что широко распространенное в прошлом среди башкир, татар и казахов «Чингизнаме» имело несколько вариантов.
В отличие от монгольских и персидских источников о Чингизхане, в сочинении Г.Киикова описываемые события происходят на территории Башкирии и главными героями выступают башкиры. Отправившихся на поиски Чингизхана родоначальников автор называет «башкирскими беями». В рукописе представлены древние атрибуты многих башкирских родов и племен: перечислены деревья, птицы и кличи, нарисованы тамги. После пересказа легенд о Чингизхане Г.Кииков вкратце излагает историю своего рода Иракте. В конце родовую генеалогию доводит до своего имени. Как известно, в письменном наследии отца автора — Гали Сокрыя хранятся несколько вариантов шежере ирактинских (кара-табынских) башкир. Значит, у Кииковых ведение исторических записей считались семейной традицией.
Рукопись Г.Киикова, названная «О башкирах. Перевод с русского», примечателен тем, что содержит много достоверных исторических сведений. В ней вначале автор упоминает записи арабских путешественников Ахмеда ибн Фадлана, Идриси, Ибн Сагида и Димашки о башкирах и называет границы древней Башкирии. Необходимо отметить, что его сведения об исконных башкирских землях в основном совпадают с результатами исследований современных башкирских историков. Далее, опираясь на труды П.И.Рычкова, И.И.Лепехина, П.С.Палласа, М.П.Красильникова и С.И.Куренкова, Г.Кииков довольно подробно описывает жизнь и быт древних башкир, их героическую борьбу против татаро-монгольских завоевателей, характеризует материальную и духовную культуру народа. Он пишет, что башкиры тесно общались с русскими задолго до присоединения Башкирии к Русскому государству. В рукописе повествуется также об участии башкирских войск в Отечественной войне 1812 года. В последующих строках автор приводит отрывки из книги татарского историка Ш.Марджани «Мустафад ал-ахбар...», где рассказывается о прошлом у башкирского народа, и указывает на некоторые ошибки и недостатки. Кроме того, он частично переписывает исторические записи своего отца и вкратце комментирует их.
В новонайденных рукописях одно из центральных мест занимает проблема башкирских земель. Автор с горечью пишет о колонизации Башкирии, упоминает российские законы о земле, изданные в 1818, 1823 и 1865 годах, и раскрывает их реакционную сущность. Касаясь территории, занимаемой башкирами-ирактинцами, он пишет: «Наши родственники — ирактинцы из нынешнего Минзелинского района с помощью соседних родов также получили грамоту (на владение землей) от российских правителей. Грамота составлена 16 января 1817 года, напечатана и включена в тетрадь «Межавая книга» в августе 1837 года»3 . Эти строки о земле в определенной степени перекликаются с отдельными главами книги М.Уметбаева «Ядкар».
В записях Г.Киикова можно встретить много легенд и преданий, связанных с топонимией северо-западной Башкирии. Достойны внимания попытки автора по своему объяснить этимологию слов «башкорт», «Яик», «Урал», «бурзян», «мишар», «венгр», «ил» (страна), «йорт» (дом), «ій» (дом) и других.
Не менее интересны письма Г.Киикова, адресованные Ризаитдину Фахретдинову и муфтию Мухамедъяру Султанову. В них автор увлеченно рассказывает о своих поездках во многие башкирские деревни с целью выявления и сбора старинных рукописных памятников. Например, М.Султанову он сообщает, что собрал и переписал много рукописных книг, написанных птичьим пером, начиная с 1700 года. Встречал даже тексты, написанные на шкуры зверей. Из этого письма следует, что одновременно со сбором рукописей Г.Кииков занимался переписыванием текстов из древних надгробных камней и фиксацией памятников материальной культуры. Не обходил он вниманием и археологические находки. «Башкир деревни Новый Уртаул Уразлин Бадретдин сын Багаутдина, — пишет он, к примеру, в письме, — когда вспахивал целину в 20-ти саженях ниже правой стороны Киндеркулевской дороги, ведущей в деревню Ушия, нашел предметы женских украшений наших древних предков, ... а именно два белых жемчуга, шесть (штук) желтого жемчуга, одну пуговицу светло-желтого и одну темно-красного цветов, три простые пуговицы желтого цвета, девять светло-голубых и четыре синих пуговиц, а также две стеклянных пуговицы разных цветов... Всего этих украшений насчитывается 35 единиц…”5
Как свидетельствуют письма, в первом десятилетии XX века Г.Кииков проводил комплексное археографическое обследование отдельных деревень северной части Башкортостана. К сожалению, судьба выявленных и собранных им памятников старины остается неизвестной. Вполне возможно, что они были отправлены в архив Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в Уфе, затем, будучи муфтием, Р.Фахретдинов в начале 30-х годов по просьбе академика А.Самойловича часть из них вместе с другими документальными источниками переслал в Ленинград, и они попали на хранение в фонд филиала Института востоковедения.
Таким образом, наряду с литературной, публицистической, педагогической и религиозной деятельностью Г.Кииков вел активные изыскания по освещению истории родного народа. Сохранившиеся до наших дней его записи в данной области, несмотря на черновой и фрагментарный характер, весьма интересны и ценны в плане воссоздания общей картины становления национальной исторической науки.

Пр и м е ч а н и я
1 Кииков Г. Диван-и сыбъян, яки Кафият-и сыбъян. Казан, 1903.
2 Кииков Г. Гайн ар-риза китабы ... Казан, 1900.
3 Фонд рукописей и старопечатных книг ИИЯЛ УНЦ РАН. Рукопись А 78-1.
4 Архив востоковедов СПб. филиала ИВ РАН. Ф.131. Оп.1. Ед.хр.2.

М.Надергулов


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018