Корни

Насыров Рауф Хаевич родился в 1935 году в деревне Кажаево Учалинского района. Окончил Наурузовскую среднюю школу. Работал шлифовщиком в г. Миассе, служил в армии, после демобилизации принят радиотелеграфистом и начальником отдела кадров Поляковского совхоза.
В печати с 1960 года. С 1967 по 1982 год был редактором объединенной газеты “Серп и Молот”. Затем перешел в республиканскую печать. Был зав. отделом пропаганды, заместителем гл. редактора газеты “Совет Башкортостаны” (“Башкортостан”), редактором отдела журнала “Ватандаш”.
Окончил 3 курса Стерлитамакского пединститута, затем факультет журналистики Уральского гос. университета им. М. Горького.
Член Союза писателей Башкортостана. Автор семи книг. Заслуженный работник культуры РБ и Российской Федерации, лауреат премий им. Ш. Худайбердина и Мусы Муртазина.

Из древнего шежере барын-табынского рода.
Рассказывает Абдулла Ярмухаметов (род. в 1878 г.): “Основатель нашей деревни переселился из Чебаркуля. Табуны его заблудились и направились в сторону Учалов; и Тунгатар, разыскивая лошадей, оказался на берегу Уя. Так понравились ему новые земли, что он решил осесть здесь”.
Выходец из этой же деревни Хаким Рустанов (род. в 1889 г.) лет сорок назад рассказывал: “Наши предки прибыли сюда из села Лапы нынешней Челябинской области, осели сначала возле речки Тулпарбаскан возле горы Сиратур, а потом перебрались к Малому Ирендыку. Наш дед Шамурат Рустанов служил в казачьем полку зауряд-есаулом и тоже сбежал сюда, не хотел быть казаком”.
Шэжере рассказывает также, что Рустанов Шамурат вскоре был назначен начальником кантона. Был очень жестким, требовательным человеком, так как был уверен, что без установления порядка, дисциплины ничего хорошего не добьешься. Рустанов сумел достойно организовать жизнь своих родичей. Барын-табынцы разделились на деревни Тунгатарово, Курамино, Кажаево, Старо-Муйнаково и Мало-Муйнаково. К ним потянулись каримовцы, мулдакаевцы и т.д. — кара-табынцы, куваканцы.
Исследуя родословную, необходимо вспомнить и факты более позднего времени. Один из Рустановых — Шагимухамет — был членом Государственной думы. “Член Мухаммет”, как называли его в народе, остался в памяти земляков. Вероятно, был достаточно грамотным, ибо после Октябрьской революции, судя по архивным документам, он неоднократно приглашался Тамъян-Катайским канткомом, организованным в Белорецке, на руководящую должность. Но Рустанов упорно отказывался принять это предложение. Причина его отказа стала понятной чуть позже: он не соглашался с порядками, которые устанавливали белорецкие большевики. Более того, как только Центральная советская власть пошла на свертывание автономии башкирского народа, объявленной в 1919 году, и усилила продразверстку среди голодного башкирского населения, он стал одним из вдохновителей восстания недовольных башкир. Во главе их в северных волостях Тамъян-Катайского кантона стал бедняк Фатхулла Магасумов из Мало-Муйнаково, а главной опорой его были Рустановы, Аккужины, Вильдановы из Тунгатарово. В недалеком прошлом наша историография оценивала это движение как контрреволюционное, только сейчас стало понятно, что это было продолжением борьбы за суверенитет, за свободную торговлю, демократию. В этой борьбе, кроме самого Шагимухамета, положили свои головы его брат Закир, внук Шамурата Гумер, а также Касим, Ситдык Рустановы.
Жестокой была та борьба. Но победила новая сила, революционная. И что характерно, ее представителями были также Рустановы, например, Хаким Рустанов.
1921 год. Батраки деревни Тунгатарово — Хаким и Даршат Рустановы, Загидулла Рахматуллин, всего семь человек (вскоре их станет 33), обобществили все, что имели в своих хозяйствах: жалкий сельскохозяйственный инвентарь, тощих коров и лошадей, и объявили, что будут жить коммуной. Председателем ее был избран Хаким Рустанов, имевший к тому времени опыт руководителя: работал в канпродкоме, заведовал отделом управления в волости, был начальником милиции в селе Учалы, в 1921 году организовал трудовую артель в Тунгатарово. Однако страшная засуха погубила все посевы. Артель распалась.
И вот снова новое дело. Сельскохозяйственная коммуна поселилась в стороне от деревни, поближе к пашням. Государство оказало батракам помощь: земли, которые арендовали вознесенские богачи Сапаевы, были переданы им. Пахотных земель оказалось более 100 га. Рустанов поехал в Уфу получать от Наркомзема два трактора, а член коммуны Гайнулла Мухамедьянов — в город Муром за 33-мя коровами. Через год в общественном стаде содержалось 152 головы овец.
Так была начата новая жизнь бедноты во главе с Х.Рустановым. Тунгатаровская сельскохозяйственная коммуна, возникшая в районе задолго до сплошной коллективизации хозяйств, оказала большое влияние на сознание крестьян. Она явилась примером добровольного перехода от мелких, единоличных хозяйств к общественному, коллективному труду.
Еще несколько страниц из истории Тунгатаровской волости, позже более известной как Поляковский совхоз. Безрадостные они, хотя эта территория в 30-е и в военные годы одарила страну тоннами драгоценного металла — золота. А в деревнях та же бедность, что и в прошлом. Во все времена продолжалась борьба между добром и злом, между нищетой и богатством. И в легендах сохранился отзвук этой борьбы.
Есть легенда-рассказ русского писателя Ф.Д. Нефедова “Ушкуль” (Избранные произведения. Ивановское книж. изд-во, 1959). Побывал писатель в северной части района и на основе легенды, рассказанной ему в конце XIX в. в Аушкуле, написал замечательное произведение. Вкратце суть рассказа такова. На горе Ауш жил злодей. Если не положить конец его власти, народ Башкортостана ждет беда. Нужен человек, который изгнал бы злого духа. А в это время местный князь Хасан Фаткулла готовился к свадьбе своей дочери Нады. Девушка поставила условие: она выйдет замуж за джигита, который поднимется на высокую гору Ауш, разрушит царство злого духа, победит врага народа — шайтана, и Башкирия станет свободной и счастливой.
На такой подвиг решается молодой батыр Галиахмет.
Опасна была эта затея. Высока и велика Ауш-гора. Остроконечную вершину дерзко вскинула к небу. Одета она снежным покровом, точно мертвец лежит в саване. Ледяным дыханием веяло от Шайтан-горы.
Но Галиахмет благополучно достиг подножия горы и стал подниматься. Взбирался выше и выше, и вот он уже на самой вершине. Радость озарила лица всех людей, румянец вспыхнул на щеках Нады, раздались голоса и понеслись к небу с молитвами:
— Взошел! Ступил на темя злого духа!
Так, по легенде, пришло в Башкортостан счастье, благополучие. А в реальности горе и бедность долго не отпускали из своих когтей этот край. Посудите сами: рядом с Аушкулем, возле деревень Балбуково, Шарипово, Мулдакаево, Тунгатарово веками мыли золото, обогащая этим Россию. А сами жители жили в нищете. И сейчас эти деревни — самые захудалые, хорошие дороги проходят где-то стороной от них.
Как “подняться на Ауш” и победить бедность? Об этом немало думали, строили планы отличные организаторы производства, которые родились и выросли на этой земле: Ярмухамет Мухамедьяров из Шарипово, Талха Фазылов из Старо-Муйнаково, Зиннур Сайфетдинов из Аушкуля, Ишдавлет Фаизов из Абдулкасимово, председатели районного совета Галиулла Валеев и Барый Алимчурин. За ними следовали великие труженики: доярки Сайда Абшагитова, Минсабира Мухаметшина, Талиба Ибрагимова, Тагира Аккужина, Файзулла Гайнуллин, Тарих Сайфетдинов. У каждого были успехи, довольно заметные высоты. Но никто, пожалуй, не смог подняться на такую крутизну, как Ауш, и наступить на темя шайтана-бедности. И вот по-прежнему стоит гора, вершиной теряясь в облаках. А внизу плещется огромное озеро — Аушкуль. И местные острословы по-прежнему вздыхают шутливо: “Эх, кабы была Ауш-гора вкусным караваем, кабы был Аушкуль прохладным каймаком!”
Но кто сделает гору хлебным караваем, а озеро — каймаком? Бесспорно, люди. Но кто поведет их на дикую гору, где, как и раньше, дуют одни злые ветры да шелестит засохшая трава?
Долго не находилось такого Галиахмета. И вот в последнюю поездку в Учалы я неожиданно услышал такую новость: в малых деревнях бывшего Поляковского совхоза началась телефонизация. На горе же Ауш установили телевизионную вышку. Туда проложили дорогу, и на верхотуру поднялся трактор.
Трудно было даже вообразить это: чтобы рядом с многовековой могилой какого-то странника, некоего проповедника ислама, на дикой горе появилась мощная современная техника. И вот с вершины, откуда, по легенде, злой дух вонзал свой смертельный взгляд, сейчас понеслись в деревушки радиоволны. Неужели приходит удача, и легенда становится явью?

Р. Насыров


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018