Первый вуз Башкортостана

Уфимский учительский институт — первый вуз в истории Башкортос­тана, правопреемником его является Башкирский государственный университет.

В имеющейся литературе по истории Уфимского учительского института даются лишь фрагментарные сведения о первых годах его деятельности. Это естественно, так как авторы в своих работах оперировали только данными Центрального государственного исторического архива РБ (ЦГИА РБ). В этом архиве, кроме мелких, разбросанных фактов, нет цельных данных о начальном периоде истории института. Ценнейшие материалы, а именно отчеты по Уфимскому учительскому институту за 1909—1911 годы, в которых содержатся подробные сведения по истории этого учебного заведения в указанные годы, хранятся в Российском государственном историческом архиве (РГИА), в Санкт-Петербурге. Эти документы недавно выявлены мною. Что касается личности директора института, то исследователи, которые занимались или занимаются историей педагогического образования в Башкортостане, справедливо отмечают, что первым директором Уфимского учительского института был выпускник Новороссийского университета, статский советник Лисовский. Об этом есть свидетельства в ЦГИА РБ, в делах фонда «Уфимский учительский институт». Но больше никаких сведений о нем в литературе не сообщается.

В ЦГИА РБ, в фонде «Директор народных училищ Уфимской губернии» (И-113) мною обнаружено дело «О назначении действительного студента Императорского Новороссийского Университета Александра Николаевича Лисовского преподавателем древних языков в Уфимскую гимназию» (оп.1.д. 386). В этом деле содержатся аттестат, формулярный список о службе и другие документы, которые позволяют с достаточной полнотой обрисовать жизненный путь Лисовского до назначения его директором Уфим-ского учительского института. А о деятельности в качестве директора института имеются данные в отчетах.

Данная статья написана на основе охарактеризованных архивных материалов, хронологически она охватывает 1909—1912 гг., завершается первым выпуском института в июне 1912 года.




2 июля 1909 года министр народного просвещения России А.Н. Шварц отдал распоряжение о разрешении открыть в Уфе трехгодичный учительский институт с 1 июля 1909 года, т.е. со дня начала финансирования. Одновременно Министерство народного просвещения поручило попечителю Оренбургского учебного округа подыскать подходящую кандидатуру на пост директора. Выбор пал на преподавателя Уфимской гимназии Александра Лисовского.

Александр Николаевич Лисовский родился 21 января 1858 года в дворянской семье. В 1878—1881 гг. учился на классическом отделении историко-филологического факультета Новороссийского университета. По окончании университета получил свидетельство учителя древних языков в гимназиях и прогимназиях и был направлен на работу в Оренбургский учебный округ. Распоряжением попечителя Оренбургского учебного округа 21 августа 1881 года назначается преподавателем древних языков в Уфимскую мужскую гимназию, а с 12 сентября этого же года — еще классным наставником. Лисовский со временем стал одним из лучших преподавателей гимназии. Об этом свидетельствуют его рост в классных чинах и императорские награды.

Чины в России распределялись на 14 классов и присваивались Правительствующим Сенатом. Указом Правительствующего Сената от 30 июня 1881 года Лисовский утверждается коллежским асессором, т.е. в чине 8 класса, с 21 августа 1881 года. Как видно, сразу с первого дня работы Лисовский был представлен на чин 8 класса, хотя в то время гражданскую службу выпускники университета начинали с 12 классного чина. Указом от 3 марта 1887 года с 21 августа 1887 г. он произведен за выслугу лет в надворные советники, т.е. в чин 7 класса. По указу от 12 марта 1892 г. ему присваивается звание коллежского советника, т.е. чин 6 класса, и от 25 апреля 1894 г. — статского советника, т.е. чин 5 класса. Для сравнения отмечу, что попечители учебных округов России обычно были статскими советниками.

А.Н.Лисовский «за отличную усердную службу и особые труды» был Высочайше пожалован высокими государственными наградами. 27 декабря 1887 г. — орденом св. Станислава 3 степени, 1 января 1893 г. — орденом св. Анны 3 степени, 14 мая 1896 г. — орденом св. Станислава 2 степени и 1 января 1902 г. — орденом св. Анны 2 степени. Кроме того, в 1897 г. был награжден серебряной медалью в память об императоре Александре III. По распоряжению попечителя Оренбургского учебного округа за «ревностную и полезную педагогическую деятельность» неоднократно награждался денежными премиями.

27 ноября 1898 г. Лисовский, как отличный и опытный преподаватель, одновременно с работой в мужской гимназии, по предложению попечителя Оренбург­ского учебного округа, был назначен председателем педагогического совета Уфимской Мариинской женской гимназии.

В дореволюционной России преподавателям, отработавшим 25 лет, оформляли пенсию по выслуге и они освобождались от службы. А Лисовский же, по предложению управляющего Оренбургским учебным округом от 4 июля 1906 г., по выслуге 25-летнего срока был оставлен на службе еще на пять лет, хотя ему и была оформлена пенсия.

16 августа 1909 г. попечитель сообщил директору Уфимской гимназии: «Впоследствии телеграфного представления г. Управляющему Министерством Народного Просвещения телеграммой от 14 сего августа за № 369022 уведомил меня, что преподаватель Уфимской гимназии Лисовский командируется к исполнению обязанностей директора Уфимского учительского института. О сем извещаю Ваше Превосходительство для немедленных надлежащих распоряжений» (ЦГИА РБ, ф. И-113, оп. 1. д. 386, л. 46.). Лисовский сразу же приступил к исполнению новых обязанностей, хотя приказ о назначении его директором института был подписан министром просвещения позднее, а именно 25 августа 1909 года.

Институту было выделена часть первого этажа в здании Уфимского дворянского пансионата-приюта (ныне ул. Цюрупы, 9). Половину третьего этажа этого же дома занимало городское училище при институте в составе 2-х классов (3-й и 4-й годы обучения).

А.Лисовский с архитектором Оренбургского учебного округа Чаплицей, специально прикомандированным в институт, занимались приспособлением уступленной части здания под учебное заведение. С 1 сентября им помогали принятые на работу законоучитель и штатный преподаватель русского языка и истории. С этого дня начинается организационная работа по подготовке к открытию института.

С 15 сентября были приняты на работу Мурзаев Всеволод Семенович, на-дворный советник, преподавателем черчения, рисования и чистописания, Ишпайкин Иван Павлович, не имеющий чина, учителем пения, Знаменский Сергей Парфеньевич, не имеющий чина, врачом, с 15 августа принят по найму Жуков Орест Алексеевич, титулярный советник, исполняющим обязанности письмоводителя (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр. 2234, л. 27 об.).

Новые преподаватели и сотрудники сразу включились в организационную работу. 16 сентября создается Педагогический совет института, на который возлагается вся организационная работа. На его заседаниях заслушивались и принимались к руководству распоряжения Оренбургского учебного округа, разрешались хозяйственные проблемы, рассматривались и выносились решения по всем вопросам внутренней жизни института.

Педагогический совет рассмотрел и утвердил составленные преподавателями списки книг и учебных пособий для фундаментальной и ученической библиотек. Перечень книг для приобретения был представлен в книжный склад Уфимского губернского земства. К 1 января 1910 года в библиотеках института числилась часть книг, полученная от земского склада, в фундаментальной — 41 название в 72 томах и ученической — 49 названий в 49 томах.

Одновременно велась работа по созданию физического и естественно-исторического кабинетов. Приборы для физического кабинета были выписаны из Саксонии, от фирмы «Макс Коль». До получения выписанных приборов опыты по физике проводились во внеклассное время в физическом кабинете Мариин-ской 1-й женской гимназии. Для учащихся это было удобно, так как преподаватель физики женской гимназии Петр Петрович Киснемский по найму читал естествоведение в институте. Для естественно-исторического кабинета приборы и коллекции были заказаны в русских фирмах. Предполагалось, что библиотека и кабинеты начнут функционировать в феврале или марте 1910 года.

О приеме на I курс института было подано всего 130 заявлений. Вступительные конкурсные экзамены проводились с 23 сентября по 29 сентября. По плану было принято 25 человек. Уфимский учительский институт относился к христианским учебным заведениям, поэтому представители другого вероисповедания, даже если смогли выдержать вступительные испытания, могли приниматься на учебу только с разрешения министра народного просвещения. Таким образом, 4 декабря был зачислен в институт один человек римско-католического вероисповедания, а еще раньше, а именно 5 ноября, с разрешения попечителя Оренбург­ского учебного округа был принят в число учащихся один мусульманин. К концу 1909 года воспитанников I класса института было 27 человек.

В социальном отношении учащиеся распределялись следующим образом: потомственные дворяне — 1, личные дворяне — 1, мещане и цеховые — 9, казаки — 2, крестьяне — 14. Как видно, по социальному происхождению большинство учащихся составляли крестьяне (51,85 %).

4 октября состоялось официальное открытие института. После объявления попечителем Оренбургского учебного округа институт открытым, была тотчас же составлена и послана телеграмма от имени всех присутствующих министру народного просвещения с выражением верноподданнических чувств императору. Она была подписана уфимским губернатором, епископом Уфимским и Мензелинским, преосвященным Нафанилом, попечителем Оренбургского учебного округа, уездным предводителем дворянства, председателем губернской зем-ской управы, директором Уфимского учительского института и другими официальными лицами, присутствовавшими на торжестве. Эта телеграмма в числе 20 других посланий из разных уголков России государю с «выражением верноподданческих чувств, безграничной любви и преданности» была представлена 12 ноября 1909 года министром народного просвещения императору Николаю­ II. 18 ноября 1909 года всеподданнейший доклад министра прочитал император и написал на нем: «Искренне всех благодарю» (РГИА, ф. 744. Оп. 1. ед. хр. 257, лл. 53-55 об.). Эти слова Николая II были доведены до сведения коллектива института 17 декабря 1910 года директором Лисовским. Они «вызвали чувство радости и восторга, вылившихся во многократном пении гимна «Боже, царя храни» и с несмолкаемым «ура» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр. 2233, л. 2.).

Штат преподавателей и сотрудников состоял из 9 человек: директор, законоучитель, штатный преподаватель русского языка и истории, штатный учитель чистописания, черчения и рисования, штатный учитель пения, преподаватель математики по найму, преподаватель естествознания и географии по найму, штатный врач и письмоводитель по найму. Фамилии некоторых преподавателей, врача и письмоводителя были упомянуты выше. Перечень одновременно показывает, какие дисциплины изучали учащиеся I класса. Это — закон божий, русский язык, история, математика, естествоведение, география, чистописание, черчение, рисование и пение. Как видно, институт не имел деления на циклы и носил общеобразовательный характер.

Во внеурочное время учащиеся имели возможность бесплатно учиться играть на скрипке и фисгармонии. Занятия проводил учитель пения И.П.Ишпайкин. Скрипкой занимались 17 воспитанников, а фисгармонией — 19. С целью поддержки этих занятий были приобретены 10 скрипок и фисгармония.

Основная деятельность педагогического коллектива была направлена «к тому, чтобы внедрять в сердца воспитанников твердые истины религии и патриотизма: воспитатели заботились о том, чтобы развить и укрепить в воспитанниках живое религиозное чувство, подготовить из них преданных слуг царю и отечеству и воспитать в них лучшие человеческие чувства, а также всегда старались напомнить им, что большинство из них бывшие учителя, готовящиеся теперь к более обширному педагогическому поприщу» (РГИА, ф. 205, ед. хр. 2233, л. 3 об.).

Плата за учебу в институте составляла 20 рублей в год с каждого своекошт­ного* ученика. По указанию Оренбургского учебного округа 20 учащихся получали стипендию в размере 150 рублей в год. Этих денег для воспитанников было мало. Поэтому педагогический совет института ходатайствовал перед учебным округом об увеличении каждой стипендии до 200 рублей. Тем более, что общежития при институте не было и иногородние учащиеся вынуждены были снимать углы в частных квартирах за определенную плату.

Следует отметить, что директор института делал все зависящее от него, чтобы помочь учащимся в быту и учебе. Так, по его договоренности с местной школой поварского искусства воспитанники института получали там обед по низкой цене. По ходатайству же директора Уфимское губернское земство бесплатно снабдило 10 комплектами учебников малообеспеченных учащихся — бывших народных учителей Уфимской губернии. По договоренности с администрацией городской общественной библиотеки учащиеся института бесплатно пользовались ее научными книгами. Таких примеров, не попавших в отчет, видимо, было немало.

В целом, в первый год существования Уфимского учительского института, благодаря усилиям педагогического коллектива и сотрудников, при поддержке Оренбургского учебного округа, было сделано многое для успешного функционирования нового учебного заведения. В отчете за 1909 год совершенно правильно заключается: «вновь открытое учебное заведение с первых шагов стало на твердую почву. Это обстоятельство дает полное право надеяться, что и в будущем Уфимский институт оправдает надежды, возлагаемые на него правительством и обществом, т.е. даст Приуралью основательно подготовленных учителей, в которых ощущается теперь такая острая нужда» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр. 2233).

1910 год — второй год существования Уфимского учительского института. В институте обучаются уже два класса. Увеличение контингента учащихся привело к возникновению множества проблем, разрешением которых занимались директор и педагогический совет.

В 1910 году происходит дальнейшее развитие библиотечной сети института. Было приобретено книг: в фундаментальную — 206 названий в 501 томах, в ученическую — 355 названий в 435 томах. К 1 января 1911 года в библиотеках насчитывалось книг: в фундаментальной — 301 название в 573 томах, в ученической — 404 названия в 484 томах. Следует отметить, что в фундаментальной библиотеке в числе приобретенных книг были 34 названия по педагогике и психологии. Они положили начало специальному отделу в библиотеке — педагогики и психологии. Кроме того, педагогический совет рассмотрел и утвердил списки книг, составленные преподавателями для пополнения ученической и фундаментальной библиотек, на 1500 рублей.

В 1910 году начал работать физический кабинет. Если в 1909 году учащиеся института занимались в физическом кабинете Мариинской I женской гимназии, то в этом году такая необходимость отпала. Кабинет имел уже необходимые приборы и инструменты по основным разделам физики. К 1 января 1911 года их количество составляло 166 штук.

К концу 1910 года естественно-исторический кабинет имел 49 предметов: зоологических предметов — 3, по минералогии — 36 и по ботанике — 10. Кабинет учебных пособий по рисованию располагал 192 предметами.

Со второго полугодия 1910 года в институте была введена «сокольская» гимнастика. Для ее преподавания был приглашен специалист из Праги. Мариинское женское училище уступило институту для гимнастических занятий большой, высокий зал на втором этаже дворянского дома. В зале были установлены разборные гимнастические приспособления, для учащихся приобретены специальные спортивные костюмы. Занятия гимнастикой проводились два раза в неделю для каждого класса вечером.

Кабинет пособий по музыке и пению дополнился приобретением виолончеля и двух альт. Выписаны были также ноты и пособия для игры на фисгармонии. В институте был организован небольшой струнный оркестр.

Коллектив преподавателей и сотрудников состоял из 11 человек, в том числе директор, 4 штатных наставника наук, штатные преподаватели рисования и чис­тописания, учитель пения, по найму — законоучитель и учитель гимнастики, сотрудники: штатный врач, по найму — письмоводитель. Директором института продолжал работать А.Н.Лисовский.

Преподаватели Мурзаев В.С., Ишпайкин И.П., врач Знаменский С.П. и письмоводитель Жуков О.А. работали с 1909 года. Новыми являлись: Грушин Иван Семенович, не имеющий чина, преподаватель математики с 1 января 1910 г., Сысоев Николай Федорович, не имеющий чина, преподаватель русского языка с 10 сентября 1910 г., Киснемский Петр Петрович, не имеющий чина, преподаватель естествоведения с 1 августа 1910 г., Насилов Александр Федорович, не имеющий чина, преподаватель истории и географии с 10 октября 1910 г., приняты по найму: Лукьянов Платон Михайлович, священник-законоучитель, Янчак Ярослав Осипович, австрийский поданный — учитель гимнастики с 1 августа 1910 года.

Директор института устанавливал учебный распорядок и следил за его беспрекословным выполнением. Он преподавал педагогику. А.Н. Лисовский пользовался каждым случаем, чтобы «указывать и разъяснять учащимся их обязанности и в настоящее время, и в будущем в роли воспитателей и учителей в городских школах» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр. 2234, л. 5 об.). Директор работал в тесном сотрудничестве с членами педагогического совета. Для него было характерно «частое посещение классов и уроков г.г. преподавателей, совместное с последними ежедневное наблюдение за прилежанием воспитанников, за исполнением ими классных работ и других обязанностей, постоянное руководительство и помощь воспитанникам во всех трудных и необходимых моментах школьной и личной жизни, главным же образом забота о нравственном поведении и внешнем благосостоянии воспитанников, как вне, так и в стенах учебного заведения — составляли главнейшую заботу директора и воспитательного персонала» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр. 2234, л. 5 об.).

Во внеурочное время учащиеся, как и в 1909 году, имели возможность бесплатно заниматься игрой на скрипке или на фисгармонии. Скрипкой занимались 25 воспитанников, а фисгармонией — 27. Уроки, как и в прошлом году, давал И.П.Ишпайкин. Занятия «сокольской» гимнастикой 2 раза в неделю, по 2 часа для каждого класса, проводил Я.О. Янчак. Преподаватель русского языка Н.Ф. Сысоев по 1,5 часа в неделю безвозмездно организовывал для обоих классов чтения по курсу русской (после Белинского) и западноевропейской литературы. Внеурочные занятия способствовали общему развитию учащихся, столь нужному для будущих учителей городских училищ.

С целью приучения учащихся к будущей практической деятельности в качестве учителей, как и в 1909 году, практиковались ежедневные дежурства воспитанников в городском училище на переменах. Кроме того, с этой же целью в этом году впервые наиболее подготовленные учащиеся, с разрешения директора, замещали уроки отсутствующих учителей городского училища. Естественно, под руководством и контролем учителей училища.

В августе проводились вступительные экзамены. По их результатам на I класс было зачислено 26 человек. К 1 января 1911 года в институте училось 53 человека, из них в I классе — 26, в II классе — 27 учащихся.

По социальному происхождению учащиеся распределились так: потомственные дворяне — 1, личные дворяне и чиновники — 1, купцы и мещане — 15, казаки — 4, крестьяне — 32. Большинство воспитанников I и II классов института составляло по социальному происхождению крестьянство (60%).

Общежития, как и в 1909 году, не было. Все иногородние воспитанники жили в частных квартирах. 15 учащихся I класса и 20 учащихся II класса получали казенную стипендию из расчета по 150 рублей в год. Еще в августе 1909 года было возбуждено ходатайство перед министерством народного просвещения об увеличении размера каждой стипендии до 200 рублей. Тогда положительного ответа не последовало. В связи с возросшей дороговизной жизни в Уфе и невозможностью существовать учащемуся на пособие в 12 рублей 50 копеек в месяц, педагогический совет института снова вышел с ходатайством об увеличении каждой стипендии до 200 рублей в год. Наконец просьба была удовлетворена и со второй половины 1910 года все казенные стипендиаты получали стипендию по 200 рублей в год. Позднее, по всеподданнейшему докладу управляющего Министерством народного просвещения, император Николай II от 14 августа 1910 года разрешил увеличить размер стипендии в Уфимском учительском институте до 200 рублей в год. Правда, с соответственным сокращением количества стипендий. По установке Министерства народного просвещения плата за учебу с каждого своекоштного воспитанника была установлена, как и в 1909 году, в размере 20 рублей в год.

Педагогический институт не мог оказывать материальной помощи своим малообеспеченным, подчас бедным воспитанникам. Педагогический совет не раз ставил вопрос о завтраке для учащихся хотя бы в виде чая и порции белого хлеба. Но никак не могли найти денег для осуществления мысли о чайном довольствии учащихся. В первой половине 1910 года на помощь пришла известная в то время благотворительница, жительница Уфы Грибушина. Она изъявила желание организовать для учащихся института и городского училища чай во время большой перемены на очень дешевых условиях, а именно: стакан чая с сахаром — 1 копейка, с хлебом — 2 копейки.

Педагогический совет со своей стороны, согласно инструкции о порядке управления учительскими институтами от 1 июля 1876 года, ассигновал на приобретение самовара, посуды и других вещей для чайного буфета 25 рублей. Одновременно с целью установления надлежащего присмотра и нормального функционирования чайного буфета, а также во избежание лишних расходов, педагогический совет привлек в качестве помощниц Грибушиной членов семей преподавателей института. Постановлением педагогического совета от 16 ноября 1910 года для чайного буфета было ассигновано еще 15 рублей.

12 декабря воспитанники института организовали литературно-музыкально-вокальный вечер. Приглашенные гости пожертвовали 108 рублей 30 копеек. Из этой суммы 70 рублей были выданы семи своекоштным учащимся института (по 10 рублей каждому) в возврат полученной с них платы за право учебы в первом полугодии 1910 года. Остальная сумма в размере 38 рублей 30 копеек была выдана в долг учащимся, отправившимся в экскурсию в столичные города, но не более 5 рублей каждому с условием обязательного возврата из стипендии.

Педагогический совет обращался в местные общественные собрания и в кружок любителей драматического искусства с просьбой оказать материальную помощь бедным учащимся института. На просьбу откликнулось только объединенное собрание, которое ассигновало в 1910 году пособие институту в сумме 100 рублей на уплату за право обучения в первой половине 1910—1911 учебного года 10 беднейших воспитанников. Губернская земская управа по собственной инициативе пришла на помощь учащимся, ассигновав 300 рублей на приобретение учебников для воспитанников, которые работали учителями до поступления в институт.

Таким образом, усилиями педагогического совета удалось организовать материальную помощь для бедных учащихся отдельными лицами, общественными и государственными организациями. Кроме того, следует «отметить здесь также и то внимательное и доброжелательное к учащимся отношение всего педагогического совета, которое постоянно выражалось и выражается в приискании подходящих занятий, советах и указаниях, значительно облегчающих учащимся их необеспеченное в материальном отношении существование» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед.хр. 2234, л. 14 об.).

1911 год — третий год существования учительского института. В августе был произведен новый прием учащихся в первый класс. В институте обучаются уже три класса. Он является полностью укомплектованным. В июне 1911 года первый этаж Уфимского дворянского собрания был полностью передан в распоряжение института. До этого часть нижнего этажа находилась в ведении дворянского приюта. Кабинеты и библиотеки помещаются в отдельных комнатах. Институт не испытывает прежней тесноты. Вопрос о строительстве собственного здания для института, поднятый перед Министерством народного просвещения еще в августе 1909 года, оставался открытым.

Педагогический совет, как и в предшествующие годы, был озабочен пополнением библиотеки. В 1911 году было приобретено книг: в фундаментальную библиотеку — 264 наименования в 308 томах, в ученическую — 206 названий в 251 томе. К 1 января 1912 года в фундаментальной библиотеке имелось книг и брошюр 565 названий в 881 томе и в ученической — 610 в 735 томах.

Состояние кабинетов стало вполне удовлетворительным. Если к 1 января 1911 года в физическом кабинете было 166 приборов и инструментов, то за год их стало 251, т.е. увеличилось на 85 единиц. Для кабинета естественных наук была приобретена большая коллекция чучел и скелетов, а также минералы. Если к 1 января 1911 года в кабинете было всего 49 предметов, то к 1 января 1912 года их насчитывалось уже 190, в том числе по зоологии 110 наименований, по минералогии — 46, по ботанике — 24, прочих пособий — 10. Институт располагал достаточным количеством учебных пособий по рисованию, необходимыми снарядами для преподавания гимнастики, пособиями по музыке и пению.

Институт придавал большое значение подготовке будущих учителей музыки. Имелось 10 скрипок, 2 альта, виолончель и фисгармония. В первые два года существования института занятия по музыке вел безвозмездно учитель пения Ишпайкин И.П. «Желая поставить обучение музыке на более прочных основаниях» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр.2235, л.3), педагогический совет с 1 января 1912 года предполагал поручить преподавание музыки тому же учителю пения, но с окладом в 160 рублей в год из средств института. На это было получено официальное разрешение попечителя Оренбургского учебного округа.

Коллектив преподавателей и сотрудников состоял уже из 12 человек: директор, законоучитель, 4 штатных наставника, штатные преподаватели графических искусств и пения, штатный врач, работали по найму учитель гимнастики и преподаватель гигиены и письмоводитель. Наряду со старыми сотрудниками появились новые: Диев Павел Александрович, священник — законоучитель с 21 октября 1911 года, Скляров Василий Игнатьевич, докторант медицины, коллежский асессор, преподаватель гигиены по найму с 1 августа 1911 года. Почетным попечителем института с 4 октября 1911 года стал Парфенов Прокопий Иванович.

По результатам вступительных экзаменов на I класс было зачислено 22 человека. Всего же к 1 января 1912 года было 23 воспитанника, включая одного учащегося, оставленного на I классе на второй год. К 1 января 1912 года в институте обучалось 74 человека, из них в 1 классе — 23, в 2 классе — 27, в 3 классе — 24.

По социальному происхождению воспитанники распределялись следующим образом: потомственные дворяне — 2, личные дворяне и чиновники — 1, мещане и цеховые — 18, казаки — 4, крестьяне — 48, прочие сословия — 1. Большинство воспитанников института, как и в прошлые годы, по социальному происхождению составляли крестьяне (64,9%).

В первом полугодии казенную стипендию в размере 200 рублей получали 35 воспитанников, и во втором полугодии, в связи в приемом в I класс, 50 человек. Плата за учебу с каждого своекоштного воспитанника, как и в прошлые годы, составляла 20 рублей в год.

Материальная необеспеченность многих воспитанников беспокоила руководство института, поэтому педагогический совет постоянно изыскивал средства для оказания хотя бы скромной помощи нуждающимся. С этой целью 3 марта и 20 октября были организованы благотворительные сеансы в местных кинематографах, давшие в общей сложности сумму в 468 рублей 84 копеек. В ноябре силами воспитанников был организован литературно-музыкально-вокальный вечер, принесший сбор в сумме 495 руб. 15 коп. Таким образом, было выручено всего 963 рубля 99 копеек, которые были использованы на освобождение нуждающихся воспитанников от платы за учебу и оказание материальной помощи.

Педагогический совет, как и в прошлом году, обращался в местные общественные собрания с просьбой об оказании помощи институту. На это отозвалось общее собрание членов местного соединенного собрания от 12 октября, которое выделило из своих средств 100 рублей институту для оплаты за учебу беднейших воспитанников.

Педагогический совет добился, как и в прошлом году, организации чайного довольствия для учащихся на льготных условиях, а для особо нуждающихся и бесплатно. Во время больших перемен стакан чая с сахаром и кусок белого хлеба стоили 2 копейки. В виду увеличения числа учащихся, с разрешения попечителя Оренбургского учебного округа от 29 января 1911 года, педагогический совет отпустил из специальных средств 25 рублей на приобретение еще одного самовара и чайной посуды.

В институте, как и во всех трехклассных православных учительских институтах России, воспитанники изучали на старших классах, кроме указанных выше дисциплин, педагогику, дидактику, школьную гигиену и гимнастику.

Во внеурочное время воспитанники, как и в прошлые годы, имели возможность заниматься игрой на скрипке или фисгармонии. Скрипкой занимались 25 учащихся, а фисгармонией — 37. Уроки, как и прежде, давал учитель пения И.П.Ишпайкин. Занятия гимнастикой 1 раз в неделю, по 2-3 часа для каждого класса проводил Я.О.Янчак. Успешному занятию гимнастикой способствовал просторный зал, оснащенный в достаточной мере соответствующим оборудованием. В отчете отмечалось: «Есть полное основание предполагать, что воспитанники Уфимского учительского института в будущей педагогической деятельности будут опытными руководителями в деле физического развития учащихся в городских училищах» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед.хр. 2235, л. 9).

В институте отступлений от учебных программ не допускалось. Только с разрешения Оренбургского учебного округа вводились некоторые изменения или дополнения в учебный процесс. Так, например, с позволения попечителя Оренбургского учебного округа было введено со второй половины 1911 года преподавание школьной гигиены в 3 классе при двух недельных уроках с зарплатой 120 рублей в год. Также, с разрешения попечителя, от 6 июня 1911 года была установлена следующая таблица недельных уроков в виде опыта на 1911—1912 учебный год:



Предмет I класс II класс III класс Всего

Закон божий 2 2 1 5

Русский язык 5 6 2 13

Арифметика и алгебра 5 4 2 11

Геометрия 2 2 1 5

История 3 3 2 8

География 2 2 1 5

Естествоведение 4 5 2 11

Графические предметы 4 2 1 7

Педагогика и дидактика - 2 2 4

Школьная гигиена - - 2 2

27 28 16 71

Пение по 2 часа в неделю во внеурочные часы

Гимнастика по 2 часа в неделю во внеурочные часы



Увеличение числа уроков по русскому языку, естествоведению и истории произошло за счет уменьшения часов по графическим предметам с 10 до 7. Воспитанники третьего класса в течение всего учебного года проходили педагогическую практику в училище при институте.

В 1912 году институт продолжал помещаться в здании Уфимского дворян-ского приюта. Ни ремонтные работы, ни приспособление отдельных помещений под учебные комнаты не отвечали возрастающим интересам учебного заведения. Архитектор Оренбургского учебного округа Чаплица разработал эскизный план здания для учительского института. 17 января 1912 года педагогический совет обсудил доклад архитектора, насколько проектируемое здание отвечает институтским требованиям. На этом дело кончилось. Вопрос о собственном здании, как и в прошлые годы, оставался открытым.

В 1912 году в фундаментальную библиотеку поступило книг: 189 названий в 357 томах, в ученическую — 80 названий в 135 томах. Если учесть, что к 1 января 1912 года в фундаментальной библиотеке насчитывалось книг и брошюр 565 названий в 881 томе и в ученической — 610 книг в 735 томах, то к 1 января 1913 года фундаментальная библиотека располагала книгами 754 названий в 1238 томах, а ученическая — 690 названий в 870 томах.

Оснащенность кабинетов отвечала требованиям учебных программ. В 1912 году в физическом кабинете количество приборов и инструментов увеличилось на 21 штуку и к 1 января 1913 года оно равнялось 272 единицам. К этому же времени в естественно-историческом кабинете число экспонатов составляло 192 наименования против 190 в 1912 году. К 1 января 1913 года численность пособий по истории, географии, рисованию и другим дисциплинам равнялась 329 единицам. По пению и музыке насчитывалось 14 пособий. Число гимнастических снаряжений — 258. Библиотека, полная оснащенность кабинетов и достаточное наличие пособий по всем дисциплинам являлись важной базой для организации нормального учебного процесса в институте.

Штат института состоял из 12 человек, в том числе директор, 4 штатных наставника, 2 законоучителя по найму, штатные учителя графических искусств и пения, учитель гимнастики по найму, штатный врач и письмоводитель по найму. Коллектив преподавателей был прежний, т.е. как в 1911 году. Но В.С.Мурзаев, учитель графических искусств, подал в отставку. На освободившуюся должность по распоряжению попечителя Оренбургского учебного округа был принят учитель рисования и чистописания Уфимской мужской гимназии Лебедев. В связи с переводом П.А.Диева в Екатеринбургскую 1-ю женскую гимназию, с 16 августа уроки закона божия были поручены законоучителю Уфимской 2-ой женской гимназии протоиерею М.Шестакову. По предложению попечителя Оренбургского учебного округа от 19 октября было разрешено с 1 сентября временно оставить за протоиереем М.Шестаковым 10 уроков закона божия и с того же числа также временно предоставить 5 уроков закона божия священнику Граммакову.

В 1912 году, как и в прошлые годы, директором, всем педагогическим коллективом «особое внимание было обращено на воспитательную сторону в виду несомненной тесной связи успешности обучения с правильно поставленным воспитанием» (ЦГИА РБ, ф. И-123, оп. 1. ед. хр. 5., л. 3-3 об.).

В 1912 году состоялся первый выпуск института. 24 человека завершили полный курс обучения. Решением педагогического совета от 4 июня 1912 года они были удостоены звания учителя городского училища. С золотой медалью окончили институт Борткевич Михаил и Самарин Николай, с серебряной медалью — Антонюк Иосиф, Младенцев Никита, Панков Иосиф, Проскуряков Николай и Толмачев Дмитрий. Все выпускники были распределены учителями в городские училища Оренбургского учебного округа.

Таким образом, Уфимский учительский институт выполнил поставленную перед ней задачу «выпустить из своих стен в первый раз на педагогическую ниву добрых сеятелей, которые честным служением делу оправдают ожидания правительства и общества» (РГИА, ф. 733, оп. 205, ед. хр. 2235, л. 14 об.).

Янгузин Р.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018