Творчество, прошедшее испытание временем

Крупной фигурой в башкирской литературе начала ХХ века был Мажит Гафури. Он — современник трех революций, пламенный пропагандист революционно-демократических идей, выразитель народных чаяний и устремлений, классик башкир­ского искусства слова, основоположник критического и социалистического реализма в нем, первый народный поэт Башкортостана. Его творчество привлекало внимание научной и литературной общественности еще в 10-е годы ХХ века. Заботливо и требовательно отнеслись к нему Р.Фахретдинов, Г.Тукай, Г.Камал, Г.Ибрагимов, Ф.Амирхан и др.

Мажит Гафури (Габдельмажит Гафуров) родился 20 июля (2 августа) 1880 года в деревне Зилим-Караново Стерлитамакского уезда (ныне Гафурийский район Республики Башкортостан) в семье сельского учителя (хальфы) Нургани, который происходил из старинного башкирского рода кальсер-табын.

Дедушка Нургани Габдельман (Абдельман; родственники М.Гафури и в настоящее время носят фамилию Абдельманов) со своим сыном Габдельгафуром переехал в Зилим-Караново из деревни Таштамак нынешнего Гафурийского района. От Габдельгафура и родился будущий хальфа Нургани.

Получив начальное образование у отца, Мажит продолжает учебу в известном медресе соседнего села Утяш. Но вскоре 13-летнего подростка постигает большое горе: внезапно заболев, умирает отец, а затем — мать. Несмотря на это, Мажит упорно продолжает учебу. Ради куска хлеба он был вынужден переписывать для детей богачей книги, готовить им обед и кипятить самовар. В 1896 году молодой шакирд, получив благословение своего учителя Хатипа, уезжает в Уфу для поступления в медресе «Гусмания», но из-за отсутствия денег не может осуществить свою мечту и вынужден вернуться в родную деревню. Через два года бывший его учитель Хатип уговаривает Мажита ехать поступать в известное медресе «Расулия» в город Троицк. Так он становится шакирдом медресе ишана Зайнуллы Расулева. Однако вскоре покидает Троицк и продолжает учебу в медресе «Мухамадия» в Казани (1904—1906) и «Галия» в Уфе (1906—1908). Круглый сирота вынужден был сам зарабатывать деньги на учебу и пропитание: летом работал на золотых приисках или же учил казахских детей, зимой, в свободное от учебных занятий время, нанимался чернорабочим. Поэтому ему были хорошо известны и близки судьбы обездоленных.

В таких тяжелых условиях и начался творческий путь М.Гафури. В этой статье мы ведем речь об идейно-эстетической и жанровой природе дооктябрьского творчества этого крупного писателя. Первый его литературный опыт «Шакирдам ишана» появляется в 1902 году в Троицке. В нем начинающий поэт, обращаясь к форме жанра мактуб — стихотворного послания, стремится к утверждению непреходящей ценности человека, в котором превыше всего ставятся его разум и нравственность. В них М.Гафури видел источник всех добродетелей. С этих позиций он дал нравственную оценку «деятельности» ишана, подверг критике средневековые религиозные догмы, сорвал ореол святости с «ученого мужа» и раскрыл его гнусную нравственную сущность: жадность, жестокость, бездарность, двуличие, ограниченность. А в довольно большом мактубе «Жалоба одного татарского шакирда на свое положение» (1906), адресованном молодым шакирдам-подросткам от имени «тридцатилетнего шакирда», М.Гафури уже открыто обрушивается не только на служителей культа, приверженцев средневековой схоластики, но и на всю старую религиозно-схоластическую систему образования. Для передачи своих идей он умело использует канонические, традиционные поэтические приемы и средства, нашедшие широкое применение в мунажатах и баитах известных и анонимных авторов, а также в песнях-кличах (садалар) шакирдов и студентов. Мактуб написан в строфической форме рубаи, основанной на восьмисложном метре, последние слова первых строк которого рифмуются между собой, а четвертая строка является редифом всего произведения. Средний размер стиха, ритмичность, частые повторы одних и тех же или созвучных слов и целых синтагм делают мактуб доступным для исполнения нараспев. На эту особенность произведения указывает и сам поэт: «Исполняется в ритме «Первого стихотворения-клича» («Беренсе сада»), то есть на мелодию «Проснись, шакирд!».

В 1902 году М.Гафури пишет свое первое прозаическое произведение — рассказ «Жизнь, прошедшая в нищете», который в 1904 году издается в Казани отдельной книгой. По своей теме и жизненному материалу это произведение было новым словом в башкирской литературе. В нем он ввел совершенно нового героя — «маленького человека», низведенного до самого дна жизни. В рассказе нищая, прошедшая в нескончаемых скандалах и ссорах жизнь деревен­ского батрака Нигматуллы и его жены Сарви изображается в трагикомических ситуациях. Но смех этот — смех сквозь слезы. Уже то, что живущие из-за бедности в постоянной нервозной обстановке Нигматулла и Сарви не могут спокойно съесть кашу из заработанной горсти зерна и остаются голодными — само по себе маленькая трагедия. Вокруг этого события группируются смешные и печальные происшествия, показывающие трагичность судьбы героев. Произведение завершается трагической развязкой: Нигматулла погибает во время бурана, Сарви выходит замуж за другого бедняка, но из-за своего дурного характера не может ужиться с ним и уходит от него со скандалом, подвергая себя еще более тяжелой, беспросветной жизни в одиночестве. Автор рисует жизнь своих героев реалистическими красками, но из-за ограниченности мировоззрения не может должным образом раскрыть причины социального неравенства, тем более показать пути его устранения.

В 1904 году в Оренбурге появляется и вторая книга М.Гафури — поэма «Сибирская железная дорога, или Положение нации», написанная в стиле оды. Первые же ее строки привлекают читателя бодрым тоном, радостным ак­кордом, воспевающим век прогресса культуры, науки и техники, величие рос­сийского государства, созидательную силу русского народа:

Отныне прогресс царит во вселенной нашей,

Его достижения день ото дня все краше.

Вдоль дороги большие растут города,

А по рекам большие проходят суда,

И народ, на сибирской живущий земле,

Благодарен великой России всегда.

Честь и слава России — могучей стране,

Чье дыханье я слышу в ночной тишине...

Этому расцвету жизни приемом антитезы поэт противопоставляет отста­лость своего народа и рьяно призывает его овладевать знаниями, вооружать­ся науками, ибо только благодаря им европейские и русский народы сумели подняться высоко, «нашли... путь к полюсам», на земле не осталось мес­та, «куда б не ступила их нога».

В 1905 году, перед бурными революционными событиями, М.Гафури пишет свою поэму «Моя молодая жизнь». Она поразительно автобиографична. В ней явно прослеживается влияние поэтических традиций баш­кирской и татарской просветительской литературы. Как и некоторые предста­вители этих литератур, М.Гафури в своем произведении подробно и последо­вательно описывает свой жизненный путь и при этом часто проявляет недо­вольство самим собой, результатами своих дел, порою сознательно умаляет их значение. Однако в дальнейшем его поэма теряет камерный, узколичностный характер. Поначалу эпически-спокойная по интонации, она, внутренне накаля­ясь, преобразуется в «маленький» морально-этический и социально-философс­кий трактат в стихах. Автор очень быстро переходит от состояния душевной «распахнутости», искренней, временами иронической самооценки своих поступ­ков и сомнений к привычным для поэтов-просветителей наставлениям, призы­вам и лозунгам. По его мнению, общественное положение человека определяет­ся не размером накопленного богатства, а степенью его нравственности и образованности, и именно высокая мораль, культура и знания спасут людей от беспросветной, тяжелой жизни. Поэме присуща абсолютизация контрастов при изображении духовной и экономической жизни народов Европы и Востока, в том числе башкир и татар, которые до сих пор не взяли в свои руки «факел знаний», «не вооружились науками». Одним словом, в ее центре — испо­ведь-размышление поэта о смысле жизни, о судьбе человека и народа, о доб­ре и зле, духовных ценностях, обрамленное контрастирующими ремарками. Через разговорную лексику, через точные оценочные эпитеты, сравнения и афоризмы поэт стремится раскрыть светлые и негативные стороны повседневного бытия человека, утвердить настоящие духовные ценности, способствующие, по его мнению, выходу народа на путь прогресса и процветания.

Так, своими взглядами на жизнь, ищущей душой М.Гафури в первых же поэмах развивает идеи великих башкирских поэтов-просветителей М.Акмуллы, М.Уметбаева и татарского ученого-просветителя К.Насыри. В обо­их про-изведениях, при всех их недостатках, предстает перед нами духовно богатая, мыслящая творческая личность начала ХХ века со своими болями и тревогами, мучительными поисками путей процветания родного народа и своей личной позиции в меняющемся мире. Несмотря на то, что в поэмах сильно дают о себе знать элементы авторской субъективности, этот герой представляет собой типичный, социально определенный человеческий характер, лич­ность, прочно вплетенную в движение общественной жизни своего времени. Вот почему поэмы М.Гафури, хотя в них и нет всестороннего, вызывающего «потря­сения» открытия народной судьбы, стали событием в творческой биографии не только самого поэта, но и его поколения, оказывали на современников большое влия­ние. Вот что пишет, например, поэт Д.Юлтый об истории создания своего сти­хотворения «Положение башкир» (1908): «На «Положение башкир» большое вли­яние оказала «Моя молодая жизнь» М.Гафури — я его наполовину знал наи­зусть».

Революция 1905—1907 годов произвела серьезный сдвиг в творческой эволюции М.Гафури. Он от души приветствует идеи социального преобразования, живо откликается на происходящие события. Огромной радостью пронизаны стихи «Настала пора», «Перемена», «Наши дни». Высшим достижением политического стихотворного послания (мактуба) в башкирской поэзии этого времени были его произведения «Стихи радости», «Завещание 1906 года 1907 году» и «Ответ 1907 года 1906 году». В них подъем движения народных масс, пробуждение их революционного и национального самосознания находят восторженный отклик. Первое произведение от начала до конца проникнуто панегирическим духом. Поэт от всей души приветствует революцию:

Эй, перо, веселей! Нажимай, что есть силы!

Эй, перо, потрудись, не жалей чернил!

Я народу письмо-поздравленье пишу:

Горе, из дому прочь, светлый час наступил!

Путь свободы открыт, и ведет он вперед.

Заживем, говорю, заживем, мой народ!..

Перед нами теперь путь широкий лежит,

А проклятый тиран пусть от страха дрожит.

М.Гафури высоко оценивает принесенную народу революцией свободу, с огромной радостью и гордостью сравнивая ее со «свежим ветром», «теплой весной».

В таких патетических манифестационно-публицистических произведениях поэта вместе с выражением восторга и радости в связи с наступлением «светлого часа» бросается в глаза и некоторая наивность его суждений. По его мнению, революция — это «весна» для всех, для всей нации без ограничений и классовых различий. Он возлагает большую надежду на Манифест от 17 октября и I Думу. Однако под влиянием дальнейших революционных событий поэт быстро освобождается от конституционных и просветительских иллюзий и встает на позицию революционно-демократических идей. Для выражения этих идей он очень удачно использовал жанровые формы васыятнаме (стихотворное завещание) и мактуб (стихотворное послание). Его стихотворное «Завещание 1906 года 1907 году» и послание «Ответ 1907 года 1906 году» стали поэтическим обобщенным выражением больших революционно-демократических сдвигов в мироощущении не только самого поэта, но и всего тюркоязычного населения Урало-Поволжья. В них М.Гафури, умело используя художественные возможности имеющего глубокие корни в восточной литературе жанра тамсил — своеобразного масаля (басни) с твердой документальной основой, изображающего сложные общественные явления через образы животных, и особенно неодушевленных предметов и явлений, сделал серьезный шаг вперед в претворении дидактической поучительности в образную, а прямолинейно-публицистического утверждения идеала — в реалистический образ положительного героя. Через послания-диалоги аллегорических образов Шестого и Седьмого годов он сумел довольно четко раскрыть суть и задачи революции, дать яркие картины борьбы народа за свое счастье в 1906 году, в которой «схватились яростно богатый, властелин и бедный», «объединились интеллигенты и голодные под лозунгом «Равенство всем!» А «равенство» и «счастье» давались людям нелегко. Схватка шла не на жизнь, а на смерть:

Игрою были взрывы бомб в тот год,

Кто погиб, счастливейшим был тот.

В людей стреляли, убивали, отправляли

Дорогою прямой на эшафот.

Поэт с радостью приветствовал завоеванные в этой «кровавой борьбе» демократические свободы, «ликвидацию цензуры», пробуждение «внимания ко многим голодным, оборванным и бездомным» и ограничение «бесчеловечных деяний волков-кровопийцев», растущее самосознание башкир и татар. Он с удовольствием приходит к выводу: «Столько дел за один год — немало это, Большое дерево свалить не так-то просто». Если под аллегорическим образом «волка» подразумевались представители имущих классов, то под образом «большого дерева» — подгнившие основы самодержавия. Писать с таким подтекстом было в ту пору большой смелостью. Не случайно поэт и сам сравнивает свой карандаш с острой стрелой и завершает произведение традиционным для завещательного письма строками:

О многом написал, острый, как стрела, карандаш мой.

Найдешь и ты свою правду, постарайся, год Седьмой!

Прими же от меня пламенный привет, друг мой.

В своем ответном послании Седьмой год, отвечая на завещания и призывы Шестого года смело продолжать начатое дело — сеять на земле сияющие лучи равенства, пишет:

Получил от вас завещание я, ваш покорный слуга...

Молодец! Боролся так упорно целый год.

Сеял ты на земле лучи равенства,

Не давая на пути правды задний ход...

На славном пути поистратил ты много сил,

Надо теперь, чтоб дело ты нам поручил.

Мы в очень известного всем человека

В мере возможностей острые зубы вонзим.

Так, Седьмой год ставит перед собой более трудную цель: бороться с самим царем — «известным всем человеком», «оставить без зубов алчущих крови волков» и помочь «всем людям вникнуть в суть правды». Здесь уже поэт вплотную приближается к пониманию целей революции, открыто выступает поборником революционно-демократических требований: дать народу свободу, восьмичасовой рабочий день рабочим, землю — крестьянам. Его Седьмой год отвечает на завещание Шестого года с заверением «не отдать на съеденье волкам овец», «покончить навсегда... с беспечностью», «не предавать никогда бедный, голодный народ ради потехи горстки пустых сердец» и «не оставить от зверстви тени». Он убежден, что народ переустроит мир, чтобы «землю одеть в другой наряд».

В другой наряд землю оденет народ,

На смену горю радостный смех придет.

Пронизанные боевым духом, верой в светлое будущее васыятнаме и мактуб М.Гафури быстро нашли в народных массах горячий отклик. Этому способствовали образность, доступность стиха, умелое использование автором изобразительных средств народной поэзии — развернутых сравнений и образных параллелизмов. Отдельные строфы произведений полностью основаны на параллелизме и сравнении. Например:

Нынче пора больших перемен грядет,

Не сомневайся, как солнце, она взойдет!

Не испытав больших грозовых дождей,

Красивый красный цветок не расцветет.

Актуальность призывов, романтика борьбы, устремленность в будущее, страст­ное желание свободы как бы выводили эти манифестационные произведения М.Гафури за рамки дидактической поучительности. Не прямолинейный призыв, не нравоучение, а высокое гражданское слово, биение сердца и страсть души берут в них верх. Эти лирико-гражданские стихи были первыми образцами социально-политических васыятнаме и мактубов не только в творчестве самого поэта, но и во всей башкирской поэзии данного периода, внесшими в нее совершенно новую струю.

Он очень надеется, что «к правде пойдет человек» и «остановит алчущих крови волков», «в другой наряд землю оденет народ, на смену горю радостный смех придет».

В стихах М.Гафури периода 1905—1907 годов часто повторяются призывы к действию.

Настала пора выверить каждое дело,

Стоять в стороне, пряча глаза, не дело, —

бросает клич поэт, например, в своем стихотворении «Прогресс». Он хорошо видит острые противоречия в обществе, беспощадно критикует социальное неравенство. Его элегическое стихотворение «Я вышел на базар» (1907) — яркий тому пример. Оно свидетельствует об успешном вступлении поэта на путь критического реализма. В нем картина городского базара как бы символизирует общество, разделенное на два противоположных лагеря: на одной стороне «крестьянин в рваном зипуне, простой мастеровой», ищущий работу рабочий, девочка-попрошайка, а на другой — «на центральной улице» — бездушные, высокомерные богачи, не желающие даже «бросить на окружающих взгляд», у которых хотя бы одну лошадь продать — «на эти деньги десять лет кормиться б мог бедняк».

В годы Первой русской революции определенные сдвиги наблюдались и в прозе М.Гафури. Его рассказы «Голодный год, или проданная девушка» (1906) и «Дети-сироты» (1907) привлекают внимание читателя четкой позицией писателя к описываемым событиям. А они крайне трагичны. В первом рассказе, например, описывается незавидная судьба девушки-сиротки. После безвременной смерти бедняка Рахматуллы, его жены Гайши и сына Асхата близкие родственники этой семьи продают как рабу пятнадцатилетнюю Марьям, дочь Рахматуллы, в жены случайному человеку — кавказцу. При этом ее дядя Лотфулла цинично заявляет: «Женщины для того созданы, чтобы их продавать. Они ничем не отличаются от животных, разве что двуногие». В своем произведении автор беспощадно разоблачает бесчеловечную мораль буржуазного общества.

В рассказе «Дети-сироты» автор подробно освещает историю распада одной благополучной семьи. Счастливая жизнь семьи муллы Гали длится недол­го. Его женитьба после смерти жены Зухры на злой женщине Латифе, участие и ранение в русско-японской войне становятся причиной трагических событий: старшая дочь Зайнаб умирает после того, как мачеха скалкой разбивает ей голову, сын Галиахмет погибает, утонув в колодце, постепенно угасает жизнь «превращенной в живого трупа» болезненной Фатимы. В этом произведении, особенно в рассказе «Голодный год, или проданная девушка», обличающем пороки и гнилую мораль буржуазного общества, ярко проявляется критический реализм М.Гафури.

По глубине реалистического повествования, резкости критического духа против несправедливости, жизненности образов одним из лучших произведений М.Гафури того периода является повесть «Бедняки» (1907). В ней во всей глубине раскрывается беспросветное существование городской бедноты. К объяснению причин зла автор подходит не с общей просветительской, а с классовой позиции. Он уже не возлагает вину на самих людей, на их невежество, леность, бескультурье, а открыто противопоставляет два мира — баев, наживающихся за счет угнетения народа, и сотен полуголодных бедняков, скитающихся подобно Шарифу в поисках заработка. В повести прослеживается трагическая судьба бедняков-поденщиков. Они готовы простоять весь день на городской базарной площади, несмотря на лютые морозы, лишь бы получить возможность заработать на жизнь. В конце концов, глава семьи Шариф, главный герой произведения, простудился и тяжело заболел. Но даже находясь на дне жизни, Шариф и его жена Бадриямал делятся последним куском хлеба с брошенной мужем, отвергнутой состоятельными родственниками беременной женщиной Ямилей. Через эти образы писатель показывает звериную природу буржуазного общества, бесчеловечность богачей, восхищается широтой души бедняков, свойственной им готовностью к взаимовыручке. Безрадостная жизнь не убивает в них человеческого достоинства. Повесть завершается трагичной развязкой. Особенно ярко описана картина смерти Ямили, брошенной мужем-тираном и пьяницей и доведенной до самого крайнего отчаяния. Из глаз умирающей женщины-роженицы выкатываются две слезинки. Одна из них — как бы благодарность Шарифу и Бадриямал, принявшим участие в ее драматичной судьбе, а другая — проклятие немилосердной, погубившей ее жизни. В этом же доме после тяжелой болезни умирает и глава семьи Шариф. Его жена Бадри вынуждена вернуться с тремя детьми в деревню. Нетрудно предположить, какое испытание их там ожидает.

Таким образом, в своей повести М.Гафури выступил непримиримым обличителем социального неравенства. Произведение проникнуто, с одной стороны, жгучей жалостью к существующему на дне жизни человеку, всепроникающим чувством гуманности, с другой — негодующим протестом против несправедливости и бесчеловечности, беспощадной критикой существующих общественных порядков.

Одним словом, в своих произведениях периода бурных революционных событий М.Гафури удалось отразить существенные черты эпохи, социальные противоречия в обществе, революционное настроение народа. Такие его произведения, как «Я вышел на базар», «Завещание 1906 года 1907 году», «Ответ 1907года 1906 году», «Голодный год, или проданная девушка» и особенно «Бедняки», свидетельствуют об успешном освоении М.Гафури метода критического реализма. По сути, последнее произведение — повесть «Бедняки» — является одним из самых видных произведений критического реализма не только в творчестве М.Гафури, но и во всей дооктябрьской башкирской литературе. Эти произведения ярко показывают, как М.Гафури, постепенно освобождаясь от утопичных просветительских идей, шаг за шагом поднимался до революционно-демократических идей. Он искренно верил, что революция, грядущее принесут народу много радости.

Однако надежды писателя полностью не оправдались. Начались годы черной реакции. Обесценивание лозунгов и идей свободы и равенства привели творческую интеллигенцию к духовному упадку. Некоторые писатели отошли от активной общественной жизни. Атмосфера уныния не могла не отразиться и в творчестве М.Гафури.

Верил я — наступит исцеленье,

Нет, напрасно! Пыл надежды сник, —

пишет он в 1908 году, отворачиваясь от неприглядных сторон жизни, обращает свой взор к природе и чистой любви, хочет забыться в их объятиях. В своих элегиях «В степи» (1909), «В иной момент» (1910), сборнике стихов «Любовь к нации» (1907) поэт мучительно ищет свой идеал красоты, «облегчающей душу, рассеивающей печаль», не в самой жизни, а в природе, в созданном в мечтах нереальном мире, идеализированной прошлой жизни:

Днем ухожу я в степную даль:

Может, душу мне облегчат,

Может, рассеют мою печаль

Зелень деревьев, цветов аромат.

Или:

Вон у этой красной горы

Разбивали ханы шатры.

Пасли кобылиц на воле,

На яйлау задавали пиры…

Жили радостно, ели, пели.

Прошлая жизнь башкир в подобных стихотворениях М.Гафури изображается как сплошная идиллия. Поэт совсем забывает, что в этой «праздничной» жизни были богатые и угнетаемые ими бедные. Он выдает себя за человека, борющегося за общенациональные интересы башкир и татар, даже всех мусульман. Возвратившись к прежним просветительским взглядам, поэт поддается иллюзорной идее о создании гуманной, справедливой жизни путем уравнивания всех слоев общества. В произведении «Гимн электрическому фонарю» (1907) он прямо пишет, что «богач и бедняк… близнецы», и призывает их «беседу вести… на равной основе, как мудрецы».

Однако душевные уныния, романтические и просветительские иллюзии, буржуазно-националистические заблуждения, увлечение прошлым не смогли полностью увести вышедшего из народа поэта от общественной жизни своего времени. И в годы реакции он мучительно искал правду, думал о народе, переживал за судьбу трудящихся, вскоре стал своим человеком, самым уважаемым поэтом среди них. В стихотворениях «Цель» (1907), «Надежда» (1909) и других он прямо заявляет о своей неразрывной связи с родиной, с народом:

Хочу я куда-то сбежать!

Но этого мне не позволят

Народ и Родина-мать!

(«Цель»),

Поэт призывает не поддаваться унынию, стремиться вперед:

Смотри вперед! Вдали сияют зори!

С тобою правда! Ты осилишь горе!

(«Надежда»).

В 1908—1913 годах М.Гафури написал много произведений, обличающих бесчеловечность власть имущих, звериную мораль буржуазного общества («Богач и работник», «У богачей», «Нищий», «Жалею», «Я и мечта», «Борьба за свободу», «Путь жизни» и др.). Поэт открыто заявляет: «Я там, где стонут бедняки. Все нищие — мои друзья». Идеал честного, настоящего человека он ищет среди тех, у которых хотя и «пятна на одежде, но нет пятен на душе». Его идейно-эстетическое кредо еще более четко было изложено в стихотворении «Я и мой народ»:

Лишь сделаю я шаг вперед,

Как тотчас оглянусь назад:

Желая знать, куда шагнул,

К народу обращаю взгляд.

Чувство органического единства народа и поэта, боевой наступательный дух усиливаются в поэзии М.Гафури особенно в годы нового революционного подъема. Надежда поэта на народные массы, как на движущую силу истории, проявилась во многих его стихотворениях. Укрепление народно-демократической эстетики, усиление реалистических тенденций в поэзии М.Гафури были своего рода ударом по пессимизму, упадочническим настроениям, романтическим мечтаниям, успевшим занять значительное место в башкирской поэзии. К тому же, в некоторых произведениях поэт стал критиковать современных поэтов-романтиков, увлекающихся темой любви, образами райских красавиц (гурий). Он даже написал несколько юмористических пародий («Уподобление», «Приложение», «Стихи своего времени» и др.), в которых очень тонко, иносказательно, не задевая достоинства своих собратьев по перу, иронизирует по поводу бесплодных мечтаний, ухода от реальной жизни в мир грез и сладкой любви. В стихотворениях «Борьба за свободу» (1912), «Путь жизни» (1913), «Свет зари» (1913), «Поиски счастья» (1913), «Раздумье» (1913) и других поэт уже выдвигает на первый план судьбу, жизненные проблемы земного человека, открыто отстаивает идеи свободы, призывает народ к борьбе за свое счастье и радость жизни. Идеал красоты он находит в людях труда, в их морали, жизненных принципах.

В эти годы в поэзии М.Гафури усиливаются критический дух, сатирический пафос. Это проявилось в обличении поэтом невежества мулл, законов религии и шариата, дурных привычек, гнилой морали власть имущих («Он не старик», «Чудотворец», «Всезнающий мулла», «Хвастун», «Времена, когда мы жили в старом медресе» и др.). Например, герой стихотворной сатиры «Чудотворец» славится своей леностью и неуемным обжорством. В гостях мулла удивляет всех чрезмерным аппетитом. А ведь до этого он побывал на шести обедах. Однако он:

Не смотрит, что тоще, а что пожирней,

Проглотит и снова добавит скорей...

И все ему впору, и все ему впрок —

И щи, и пельмени, и гусь, и пирог...

К столу он как будто прирос — и не встать...

Кого еще «чудотворцем» считать?

Одна лишь забота: наполнить живот.

Пожрать да поспать — для того и живет!

В стихотворной сатире «Всезнающий мулла» М.Гафури создает образ невежественного, но кичливого, самонадеянного муллы, который всегда спорит, считая себя знатоком всех наук. «Ученость» бурлила в нем через край. Поэт едко высмеивает его идиотизм:

Он заявил уверенно, солидно:

— Земля плоска, и это очевидно!

И держится она на двух быках!..

— А солнце, — наш мудрец сказал потом, —

Вокруг земли гуляет день за днем!

Все ходят — солнце, звезды и луна,

Одна земля на месте, как пришита!

В ответ на вопрос, почему же сам по себе плывет по реке пароход, «мудрец» с важным видом заявляет: «В нем колдовство! Шайтан сидит в середке. И пароход своей рукой ведет!» Когда пытаются ему объяснить, что на пароходе установлены механизмы, которые приводятся в движение паром, мулла говорит: «Пар! Но что такое пар?.. Так почему не ходит самовар?» В сущности, таким муллам, «преуспевающим во всех науках», не нужна никакая наука — ни химия, ни астрономия, ни алгебра. Они только одно «знание» допускают — такое, что учит, как без физического и умственного труда множить доход.

В годы реакции и нового революционного подъема М.Гафури обращается не только к жанру стихотворной сатиры, но и к басне. В 1913 году он впервые в истории развития башкирской басни издал свои 20 произведений отдельной книгой под названием «Амсал» («Басни»). Поэт, обратившись к приемам тонкого эзоповского языка, намного расширил масштабы общественной направленности содержания произведений басенного типа: наряду с баснями морально-бытового характера, высмеивающими человеческие пороки («Рыбы и рак», «Алмаз», «Глупец и жемчуг», «Осел», «Старик и медведь» и др.), написал значительное количество басен социально-политического плана, освещающих проблемы социального неравенства и несправедливости, национально-колониального гнета и международного положения, вопросы искоренения общественных пороков («Кошка и мыши», «Петух и соловей», «Иголка и нитка», «Кто съел овцу?», «Бык и волк», «Падеж зверей», «Зло», «Выборы птицами своего царя» и др.). Возьмем, к примеру, басню «Иголка и нитка». В ней поэт не морализирует, он как бы наблюдает за происходящим событием и выносит на суд читателя результаты увиденного. А они печальны: Иголка работает день и ночь, не разгибая спины; благодаря ей сотни людей носят красивые атласные платья и рубашки, украшенные даже золотыми вышивками; но, несмотря на это, никто не обращает на нее должного внимания, потому что она совершенно гола. На вопрос нитки: «Почему гола ты и нет у тебя ни гроша?» Иголка сердитым тоном отвечает:

— Нету счастья простому народу, его не ищи,

Оттого, что неволят свободу у нас богачи.

Видишь, пятеро их надо мною, неволят меня,

Я в работе не знаю покоя, ни ночи, ни дня.

Перед нами неведомая до этого в башкирской литературной басне острейшая социальная сатира, иносказательно-ироническое изображение совершенно конкретных социальных пороков классового общества. В баснях «Петух и соловей», «Бык и волк», «Кто съел овцу?», «Падеж зверей» и других еще более явственнее выражено социально-политическое кредо поэта:

Прав был петух: при свободе нужда

Сытой неволи ценнее всегда.

Лучше свободы нет дара на свете…

Это вы сами узнаете, дети!..

(«Петух и соловей»)

В своих баснях М.Гафури четко проявил свою классовую позицию, заявив об оппозиционности к существующему общественному укладу жизни, иерархии угнетателей. Например, в басне «Падеж зверей» поэт «сквозь слезы» смеется над ханжеством, хитростью, своеволием, самодурством и жестокостью сильных мира сего. Его персонажи наделены типическими чертами определенной социальной психологии и морали. Тигр, Лев, Медведь, Волк и Лиса, совершившие в этой жизни немало гнусных дел, пролившие много крови, когда настал час расплаты, ради оправдания себя и спасения своих шкур, начинают притворно каяться и хвалить друг друга. В это время на поляну выходит Бык и чистосердечно признается в том, что когда-то из-за сильного голода «утащил клочок гнилого сена» с одного крестьянского двора. Хищники как будто этого только ждали, тотчас же хором закричали: «О, боже! Вот кто грешник настоящий!»

Смех «сквозь слезы», комизм достигается в басне абсурдным решением хищников, погрязших «в злодействах и грехах»:

— Так вот из-за кого страдаем мы

И тщетно у небес пощады просим!

Должны мы в жертву принести Быка —

В огонь преступника давайте бросим!..

Эта басня М.Гафури, как и многие другие его подцензурные произведения, является не только сатирой на господствующие сословия, но и открытым стихотворным заявлением траго-элегического характера о тяжелом положении трудового народа.

Тяжелое положение народа тонко показано и в баснях поэта, написанных на политическую тему. Особенно отличаются басни «Утка и Сокол», «Гадюка и царица лягушек». В первой из них М.Гафури острие своей критики направляет против захватнических войн, политики притеснения и угнетения одних народов другими, проводимой правителями, зараженными психологией паразитизма, безнаказанного присваивания плодов чужого труда. Во второй басне он высмеивает бестолковых, чванливых и невежественных правителей, ненавидящих свой народ и с самодовольным бесстыдством одобряющих действия различного рода вельмож-подхалимов, безжалостно угнетающих, мучающих и даже уничтожающих бедных людей — мазлумов. Основной персонаж басни — царицу лягушек, жерт­вующую каждый день двумя сородичами ради своего благополучия и славы, поддаваясь лести и обману Гадюки, поэт сравнивает с эмиром Марокко, беззастенчиво продавшим свою страну и народ иностранным колонизаторам.

Большинство басен М.Гафури — образцы художественного мастерства. Многие его басни отличаются своей краткостью, разнообразием художественных приемов и интонацией. В создании их поэт, наряду с международными литературными сюжетами, широко использует сюжеты, образы и мотивы уст­-ного народного творчества. Вся система подбора образов во многих его баснях, особенно в баснях морально-бытового характера, выдержана в манере традиционной сказки, доступной любому читателю. Например, по своему ироническому строю басни «Осел», «Алмаз», «Козел и зеркало» очень напоминают сатирические сказки — разновидности бытовых сказок, высмеивающие невежд-простаков, набитых дураков и хвастунов. А басни «Две мухи», «Старик и смерть» проникнуты незлобивым народным юмором. В своих баснях поэт чаще, чем в других поэтических произведениях, с такой силой и яркостью возводит язык народный в ранг литературного языка. Он делает просторечие поэтичным, необычно гибким. Поэт тонко улавливает в нем богатство оттенков и красок. Выбор, словесный отбор совершается у него в зависимости от темы басни, от той жизненной сферы, в которую она погружена. Скажем, в его баснях почти отсутствуют архаизмы, арабизмы и фарсизмы. Если они иногда и встречаются, то в основном связаны с персонажами басен на социально-политическую тематику, символизирующими невежественных, злых, жестоких консервативных людей.

Одним словом, М.Гафури поистине совершил революцию на поприще басенного творчества в смысле новизны и содержания, а также и художественной формы. Он создал блестящие образцы жанра басни, которые по своей проблематике и художественному своеобразию занимают центральное место в башкирской сатире начала XX века.

В годы реакции и накануне Первой мировой войны М.Гафури в своих элегических произведениях поднимал те же проблемы, которые были в центре внимания его поэзии. В поисках истинного героя-борца он обратился к историческому прошлому родного народа, к образцам его фольклора, проникнутым высокой романтикой. В 1910 году прозаик издает легенды и вариант эпоса «Заятуляк и Хыухылу», проникнутый высокой романтикой, задушевным лиризмом. Главный герой эпоса, хотя и сильно любит дочь подводного царя, не согласен жить в подводном царстве. Мужеством и верностью в любви, а самое главное, преданностью народу, любовью к родной земле он привлек внимание писателя.

Высокими порывами, романтикой, светлой мечтой о свободе и чистой любви пронизаны рассказы прозаика, созданные в эти годы. Так, в рассказе «Впечатления» («В лунную летнюю ночь») М.Гафури воспел природу, преклонившую голову перед величием любви. Он объявляет любовь «богом этого мира» и рисует любовные чувства в полной гармонии с божественной природой. А в «Истории одной тайной любви» писатель изображает любовь всепобеждающей силой, стоящей превыше всего. Вот что говорит главный герой, противопоставляя себя и свою любимую этому миру, действительности своего времени: «В этом бессмысленном мире не стоит тратить время на мелочи, только любовь украшает наш бренный мир, вся красота жизни лишь в ней и только любовью ты сможешь омолодить свою душу».

Одним словом, в романтических рассказах М.Гафури любовь как символ красоты противопоставляется социальной среде, находится только в гармонии с природой.

Иногда писатель отдается фатально-пессимистическим чувствам, говорит о кратковременности счастливой любви на земле, о бренности мира и несправедливости жизни, где даже красота делится по социальной иерархии неравномерно («В городском саду», «Девушка-булгарка Айсылу» и др.). Писатель выступает за свободные от социальной действительности интимные чувства.

Среди эпических произведений М.Гафури, посвященных теме любви, были и рассказы критического характера. Глубиной критического реализма особенно выделяются рассказы «Забытое преступление, или воспоминания о прошлом» (1909) и «Терпению Зайнаб пришел конец» (1912). В них писатель изображает несовместимость чистой и счастливой любви с моральными нормами буржуазного общества, бичует буржуазно-мещанские и патриархальные отношения к женщине.

В годы реакции М.Гафури написал одно из лучших своих эпических произведений — повесть «Жизнь Хамита, или Лейла и моя жизнь» (1910). Она представляет собой своеобразную исповедь героя об окружающем мире, о проблемах морали и бытия. В ней мы встречаемся с новым типом героя, не согласным со своей судьбой. Художественная ценность повести состоит прежде всего в раскрытии его внутреннего мира во всех его противоречиях и изменениях. Этому способствует удачно найденная автором сюжетно-композиционная форма дневника главного героя, охватывающего его жизненный путь с детских лет до возмужания. Именно форма дневника-исповеди дает возможность последовательно показать в повести своеобразную диалектику души, переживания и воспоминания, процесс роста самосознания героя-рассказчика, судьба которого часто перекликается с биографией самого автора (описание картин детства, учебы в медресе, безвременной кончины матери и др.). Под влиянием идей нового времени герой-рассказчик Хамит приходит к пониманию того, что полученные в медресе знания не соответствуют его благому намерению принести пользу своему народу, и в его душе разгорается обида и негодование за «пустое времяпрепровождение» в медресе, где в души шакирдов «засевают противные природе семена». По его мнению, религия не должна мешать развитию наук, ремесел, светских знаний. Она не должна стать причиной отсталости родного народа от прогресса своего времени.

Большое внимании в повести уделено проблемам любви и семьи. Автор против легкомысленного подхода к этому вопросу. Он — убежденный сторонник равноправия женщин. По его мнению, только чистая, свободная, основанная на взаимном уважении любовь является основой создания счастливой семьи. Писатель с реалистических позиций изображает несовместимость чистой, свободной любви с нормами буржуазной морали, осуждает буржуазно-мещанские взгляды на женщину. Повесть «Жизнь Хамита, или Лейла и моя жизнь» была тепло встречена общественностью, потому что, как писал Г.Тукай, «все, что в нем написано — сама жизнь».

Первую мировую войну М.Гафури воспринимает как трагедию для народа. В элегии «Пора безвременья» он смотрит на войну как на проклятие, посланное Богом за грехи людей на земле, и в Аллахе видит силу, вызволяющую их из этого «земного ада». Обращаясь к Богу, поэт просит его быть милосердным, снисходительно отнестись к заблуждениям людей, вновь «сеять добро и любовь» на земле. Однако его обращение к Богу с просьбой озарять землю лучами чистой совести, любви и справедливости были напрасными. В стихотворении «Возмездие» М.Гафури уже не говорит о сплошной порочности людей, а начинает выделять злодеев, заслуживающих посланную Богом кару. По его мнению, это трагическое событие, посланное Богом на землю, когда-нибудь «поставит заслон злодеяниям» тех, кто заставляет народ проливать слезы. Но поэт опять связывает этот день возмездия с Богом:

На землю придет тишина после бурь грозовых,

Наступит пора возмездия для сильных и злых.

День наступает: кто жил, зло на земле творя, —

Всех покарает всевышний, правый суд сотворя.

Вскоре боль от пролитых народом крови и слез, недовольство жизнью привели поэта к написанию стихотворного послания «Видно, нет тебя, Аллах!», полного гневными словами протеста против войны, против несправедливости:

О, Аллах, видно, нет тебя! Если б ты был,

Ты карал бы неправду и сеял добро,

И не тратил своих сверхъестественных сил,

Чтоб возвысились золото и серебро.

Не глядел бы сквозь пальцы на слезы и кровь,

И не мог бы спокойно стенаньям внимать.

Это произведение усилило существующие в обществе противоречия между демократически настроенными и реакционными силами: с одной стороны, оно получило огромную поддержку у молодежи и простого народа, с другой — подняло шум среди духовенства и «сильных мира сего». Они предали поэта за это стихотворение анафеме.

В 1915—1917 годах М.Гафури написал еще несколько стихотворных посланий — мактубов, посвященных теме войны и свободы. В мактубе «Кто он?» (1915) он раскрывает братоубийственный характер войны, откровенно разговаривая с солдатом, которого заставляют убивать такого же простого человека, как он сам, призывает его сбросить с себя ярмо рабства и «стать хозяином своей судьбы». Другое его стихотворное послание под названием «Другу, пропавшему без вести на войне» представляет собой череду риторических вопросов, заданных в форме обращения, требующего конкретного отклика-ответа. Эти вопросы вытекают из реальных обстоятельств жизни и лишены нарочитости. Они, хотя и адресованы конкретному пропавшему без вести на войне, имеют общенародное, социально-политическое значение: почему, ради чего ты лил свою кровь; почему о тебе никто ничего не знает, ты же человек, а не иголка, потерявшаяся в стогу сена; кому нужна и выгодна эта кровопролитная война? Сам поэт не дает ответа на них и тем самым создает в послании эмфатическую интонацию, заставляя задуматься над поставленными вопросами самих читателей. В стихотворном послании «Противникам свободы» (1917) М.Гафури уже не ограничивается только постановкой вопросов, а стремится разъяснить «противникам свободы» и всему народу суть происходящих событий, открыто заявляя: «Пора сказать правду... Народ — не игрушка властелинов... Пора покончить с войной... И мир человеческий освободить от грязных рук!»

Таким образом, в годы войны М.Гафури остался верен основному направлению своей поэзии: горе и стенания, думы и чаяния народа нашли отражение во многих его стихах. В них поэт с каждым днем все сильнее пропагандирует идею свободы и равенства, воспевает прогрессивные устремления и душевные порывы народа («Сила», «Пророчество», «Долой войну!» и др.).

В тяжелые для народа годы М.Гафури не ограничивал свое творчество рамками лирики. Чтобы шире отобразить различные стороны жизни, он обращался к эпическому виду литературы. В 1915 году он написал рассказ «Солдатка Хамида», который увидел свет лишь после Октябрьской революции. В нем реалистично показано, что империалистическая война ничего не принесла трудящимся, кроме жестоких потерь, горя и разорения, что она глубоко чужда их интересам. Не по воле таких людей, как Гариф и его любимая жена Хамида, развязана братоубийственная война. Именно из-за нее хрупкая женщина Хамида «утратила свою женственность, по-мужски бралась за любое дело». Печален и драматичен конец рассказа: к солдатке Хамиде пришла страшная беда — ее любимый муж, надежная опора семьи Гариф пропал без вести на полях сражений. Через эти образы писатель ярко показал противоестественность, нелепость войны.

Февральскую революцию 1917 года М.Гафури встречает восторженно. Одним из первых в башкирской литературе он откликается на эти исторические события: уже в начале марта создает свою известную оду «Утро свободы», воспевающую всенародную радость:

Струится с небес опьяняющий солнечный свет.

Весь мир этим сказочным утренним светом одет.

Веселое пенье доносится издалека.

По улицам плавно народная льется река.

Над нами знамена, сияющие, как заря.

Сегодня мы с трона низвергли навеки царя…

Свобода! Свобода! Да здравствует радостный день!

Такое же радостное настроение нашло отражение и в стихах-одах «В честь свободы», «Красное знамя». Последнее произведение стало песней-гимном революции, его запел народ. Оно было новаторским стихотворением и по содержанию, и по форме: умилительно-торжественный, залихватский тон, четкий ритм, романтический пафос, революционное содержание. В нем чувствуется дыхание известных русских, французских и польских революционных песен, в частности, «Марсельезы» и «Варшавянки»:

Погляди вперед!

Озаряет тьму

Красное знамя

Политое кровью!..

«Воля! Равноправье!» —

Всюду раздается.

Выше всяких стягов

Это знамя вьется…

Знамя красное,

Озаряй планету!

Рвись вперед, рабочий, —

К новой жизни, к свету!

Всеобщая радость, ликование народа в связи с Февральской революцией продолжалось недолго. Временное правительство не хотело давать народу ожидаемую свободу, решать его насущные проблемы. В этих условиях М.Гафури в своем стихотворении «Врагам свободы» призывает трудящихся крепче держать «святое знамя», чтобы «оно не падало опять».

Октябрьскую революцию М.Гафури встретил в роли подлинного певца народа, глашатая идей свободы и равенства. И как поэт, и как прозаик он шел в авангарде революционно-демократической башкирской литературы, внес большую лепту в становление и развитие в ней принципов критического реализма и прогрессивного романтизма.

Кунафин Г.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018