Курултай — высшая форма башкирского национального общественного движения

Возникнув в 1995 году, Всемирный курултай башкир прочно вошел в культурно-духовную жизнь башкирского народа, народов Башкортостана и Российской Федерации. За десять прошедших лет в его деятельности было много успехов, достижений и немало ошибок. И я уверен, что будущие исследователи документально оценят отдельные этапы истории его возникновения и развития. Как первый председатель Исполкома Всемирного курултая башкир, я хотел бы обратить внимание читателя на некоторые малоизвестные моменты этого вопроса.

Избрание председателем Исполкома для меня было полной неожиданностью. Произошло это так. Я, профессиональный ученый-историк, член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан, профессор, до вечера 31 мая 1995 года занимался любимым делом — наукой, не зная ни отдыха, ни перерыва. По программе созыва Первого Всемирного курултая башкир его открытию должна была предшествовать Международная научная конференция по истории и культуре тюркских народов — Вторые Валидовские чтения, и я в составе Оргкомитета выполнял работу по ее подготовке и проведению. На конференцию приехало много гостей из городов Российской Федерации и зарубежных стран. Свою работу конференция завершила лишь к вечеру 31 мая. Усталый, но с чувством выполненного долга, я пришел на правах заместителя председателя Оргкомитета в здание Правительства информировать заведующую социально-гуманитарным отделом Р.И.Султанову. Выслушав информацию, она пригласила меня на совещание, где обсуждались все процедурные вопросы открывающегося завтра I Курултая. Когда я пришел в зал Общественно-политического центра, заседание уже шло, его вел руководитель Администрации Президента РБ И.А.Габитов. Здесь стало известно, что мою кандидатуру рекомендуют съезду в качестве председателя Исполкома Курултая. Участники совещания согласованно утвердили состав Президиума курултая, Исполкома курултая и другие вопросы, связанные с работой съезда. Много лет спустя я неожиданно узнал, что вопрос о будущем председателе Исполкома обсуждался на заседании в Администрации Президента РБ, где присутствовали тогдашний госсекретарь М.А.Аюпов и ректор БГУ Р.Н.Гимаев, и там была одобрена моя кандидатура.

Признанным лидером БНЦ «Урал» был М.М.Кульшарипов, и я был уверен, что съезд изберет председателем Исполкома именно его. Нельзя было исключать кандидатуры профессора Д.Ж.Валеева, Р.З.Шакурова или других лидеров «Урала», но выбор пал на меня. Примерно через месяц после съезда состоялось первое заседание Исполкома ВКБ и на нем я был официально избран его председателем.

Моему избранию председателем Исполкома решающее влияние оказало, вероятно, следующее малоизвестное обстоятельство. О нем стоит рассказать подробнее.

Февраль 1993 года. Меня вызывает ректор БГУ Р.Н.Гимаев и знакомит с главой администрации Бардымского района Пермской области, который специально приехал в Уфу с целью пригласить делегацию из Башкортостана для участия в научно-практической конференции по истории своего района. Тогда от ректора я получил задание оперативно заняться формированием делегации Республики Башкортостана и программы ее участия в предстоящей конференции. Из бесед с гостем нам стало известно, что указанная конференция готовилась давно, при активном участии ученых из Татарстана, Всемирного конгресса татар и должна была завершиться принятием резолюции об объявлении Бардымского района «национальным татарским районом в составе Пермской области». Инициатива подготовки и созыва конференции принадлежит общественному центру татар Пермской области; представительная делегация района уже побывала в Казани, вся программа конференции там была согласована, но перед самым началом конференции в Оргкомитете представители сел и деревень района решительно возразили против как состава гостей конференции, так и проекта ее резолюции. Дело в том, что население Бардымского района почти на 90% состоит из башкир, и такой национальный состав стабильно подтверждался на протяжении всех переписей XVIII—XX веков, включая перепись 1979 года. В Оргкомитете конференции возник спор: население района состоит в основном из башкир, и почему вдруг хотят объявить район «татарским национальным районом». Было принято решение пригласить на конференцию делегацию из Башкортостана.

При полной поддержке руководства республики был определен состав нашей делегации: руководитель — депутат Госсобрания РБ Р.З.Хажиев, доктора наук, профессора Н.Х.Максютова, Р.Г.Буканова, Р.А.Султангареева, Н.М.Кулбахтин, М.М.Кульшарипов, Р.М.Юсупов, А.М.Сулейманов, журналистка З.Ханова и знаменитый творческий коллектив «Караванcарай».

Начало конференции подтвердило услышанное накануне: организаторы ставили целью объявить ее решением Бардымский район татарским национальным районом в составе Пермской области. Эта мысль прозвучала в докладах главы района, а также представителей делегации Татарстана. Но когда члены нашей делегации спокойно, аргументированно начали выступать об истинной демографической ситуации в районе, месте и роли бардымских и в целом пермских башкир в составе всего башкирского народа, ситуация на конференции в корне изменилась. Ее делегаты — представители населенных пунктов в своих выступлениях говорили, что считают себя башкирами и приводили аргументы в пользу этого. Надо было видеть, с каким восторгом они встречали выступления прославленного творческого коллектива! Как один из организаторов этой поездки, я до сих пор полон чувством благодарности всем членам делегации за интереснейшие и доходчивые доклады, беседы и общение со своими соотечественниками из Бардымского района, вынужденными жить изолированно от основной массы своего народа. Так, после долгого перерыва, возник мост дружбы и общения Башкортостана с башкирами Пермской области.

Патриот своего народа и своей республики не может оставаться нейтральным наблюдателем происходящего процесса насильственной фальсификации современной истории башкирского народа — с такими мыслями я вернулся из Бардымского района и под этими впечатлениями в течение примерно 1-2 месяцев написал программу «Башкиры северных и северо-западных районов Башкортостана: многоэтничная среда, историческая ретроспектива, современность и прогноз» и представил в Правительство РБ и Администрацию Президента РБ. Этот документ я подготовил быстро, так как имел многолетний опыт работы с населением северных, северо-западных районов Башкортостана и Пермской области.

В этом документе я изложил свое понимание проблемы: подверженность башкир этого региона влиянию татарской культуры, татарского языка, незнание башкирским населением области своей подлинной истории, необходимость терпимого и уважительного отношения к этой проблеме. Я был уверен в том, что они нуждаются в достоверной информации. Конечно, в программе были изложены конкретные предложения по изучению истории районов и региона в целом. Я предложил профессору Р.Г.Кузееву быть соавтором, доработать программу и вновь представить на реализацию. Р.Г.Кузеев внес незначительные изменения и наша программа в начале 1996 года вновь была представлена, но уже как подпрограмма общей программы «Возрождение и развитие башкирского народа», разработанной под руководством З.Г.Ураксина. I Всемирный курултай башкир поручил авторскому коллективу проекта под руководством академика З.Г.Ураксина доработать проект программы «Возрождение и развитие башкирского народа». В процессе обсуждения этих документов на различных этапах я всегда обнаруживал близость концептуальных подходов к плану возрождения и развития как башкирского народа в целом, так и северной и северо-западной его групп. Близкое совпадение взглядов ученых-гуманитариев на вопрос консолидации и возрождения башкирского народа и, в частности, северо-западных районов Башкортостана свидетельствует, что проблема назрела, и у научной общественности республики выработался единый концептуальный подход к ее решению. Особо хочу выделить вклад академика З.Г.Ураксина в обеспечение высокого научного и методологического уровня при обсуждении и принятии решений по любым вопросам Исполкома. Без преувеличения можно сказать, что разработанная его коллективом и утвержденная Правительством РБ Программа «Возрождение и развитие башкирского народа» легла в основу Государственной программы «Народы Башкортостана».

Я полагаю, что те люди, которые приняли решение рекомендовать меня на должность председателя Исполкома ВКБ были в курсе моих инициатив, и в этом плане я не был случайным и неподготовленным человеком.

На том же памятном первом заседании Исполкома ВКБ было избрано его бюро-штаб, куда вошли И.Г.Акманов, Д.Ж.Валеев, М.М.Кульшарипов, Н.А.Мажитов, Б.З.Рафиков, З.Г.Ураксин и другие видные люди. Моим заместителем был избран З.Г.Ураксин, директор Института истории языка и литературы Уфимского научного центра РАН, вице-президент Академии наук РБ. Заседание Исполкома вел госсекретарь РБ М.А.Аюпов, присутствовали министр культуры и национальной политики Х.Х.Ишмуратов, заведующая социально-гуманитарным отделом Кабинета Министров РБ Р.И.Султанова. Все выступавшие говорили о задачах по претворению в жизнь решений I Всемирного курултая башкир.

Таким образом, на меня легла вся ответственность по организации работы Исполкома, по подбору кадров его аппарата и определению методов и стиля работы. Свою работу Исполком начал с нуля. Не было помещения, денег, даже телефона. Для начала нам была выделена комната на 5 этаже в здании Правительства республики. Вскоре из бюджета выделили финансирование, а затем автомашину из правительственного гаража.

На бюро было принято решение о том, что вся конкретная работа Исполкома будет сосредоточена в комиссиях по важным направлениям его деятельности, а председатель будет координировать работы комиссий, обеспечивать делопроизводство, связи с правительственными и другими органами. Было образовано 8 комиссий, которыми руководили авторитетные ученые республики и общественные деятели, профессора И.Г.Акманов, Д.Ж.Валеев, М.В.Зайнуллин, М.М.Кульшарипов, Н.Х.Максютова, З.А.Нургалин и Н.Б.Салимов.

С ноября 1995 года началась кампания по подготовке и проведению районных, городских и областных курултаев. Как заведующий кафедрой археологии БГУ, я продолжал читать лекции студентам, но вскоре мне пришлось ограничить работу в университете.

Я сейчас с трепетом вспоминаю те годы. Первый Всемирный курултай башкир поистине явился важнейшим событием в истории башкирского народа и народов республики. Он прошел как большой праздник, принявший программные документы по возрождению социально-экономической и культурно-духовной жизни башкирского народа. Без преувеличения можно сказать, что I Курултай и его решения произвели переворот в сознании башкир, укрепили уверенность в преодолении пассивности и душевной подавленности, внедренных в годы советской власти.

В сферах государственной власти республики царила обстановка готовности оказать любую помощь в деятельности Исполкома по претворению в жизнь решений I Всемирного курултая башкир. На I Всемирном курултае башкир Президент Республики Башкортостан М.Г.Рахимов от имени руководства Башкортостана заявил, что «естественным долгом республики является всемерное содействие полному и всестороннему социальному и духовно-культурному развитию башкир, и она верно выполняет взятые на себя обязательства как составную часть общей государственной (национальной) программы социально-экономического и культурного развития».

Все мы находились под впечатлением деловой и праздничной обстановки I Курултая, понимали ответственность возложенных на нас обязанностей и горели желанием внести свой вклад в улучшение жизни своего народа. Часто ошибались в методах работы, но эти промахи легко компенсировались демократической обстановкой, инициативной работой каждого члена Исполкома, бюро и широкой общественности, прежде всего сотен активистов в районах, городах и областях. Как правило, планы и работа комиссий Исполкома периодически обсуждались, оценивались на заседаниях бюро, вносились необходимые коррективы.

Сейчас я с благодарностью вспоминаю всех коллег, друзей по Исполкому, бюро, которые эмоционально и искренне участвовали в обсуждении поставленных вопросов и порою нелицеприятно, но справедливо критиковали. Конечно, в основном критика адресовалась мне, как председателю, и в этом от­ношении бескомпромиссными были Д.Ж.Валеев и М.М.Кульшарипов. По многим обсуждаемым вопросам у них было свое мнение, и их откровенные выступления всегда помогали выработке общего решения, определении тактики и стратегии как руководителя, так и всей нашей организации. При окружении таких энергичных и темпераментных коллег-профессионалов от меня требовались выдержка и правильная реакция на критику. Старался поступать по принципу: в любой критике есть положительное зерно, принципиальные или второстепенные для дела замечания. Все услышанное (за­протоколированное) потом обсуждалось и вносилось в планы работ для реализации.

Благодаря такой системе работы аппарата я никогда не услышал замечания членов бюро и Исполкома о том, что высказанные ими предположения не выполняются. Конечно, бывали невыполнимые предложения, но в таких случаях мы находили понимание. В организации работы Исполкома, его бюро мне помогали знание, прежде всего, истории народов Башкортостана, Российской Федерации и в целом социально-политической и культурной ситуации.

Курултаевское движение — тонкая сфера общественной жизни. В нем сотни тысяч людей участвуют не ради денег, а бескорыстно, желая содействовать духовному возрождению, единению своего народа. С людьми надо говорить на языке фактов, могущих их убеждать. Государственные чиновники действуют и мыслят согласно своей трудовой этике, а простые люди мыслят, действуют совершенно по-другому, и лидеры Курултая обязаны вовремя понять их настроение, пожелания, уметь сформулировать их как вопрос, найти методы решения. К такому пониманию особенностей стиля работы Курултая лично я пришел в процессе работы, извлекая из каждого проведенного мероприятия и беседы полезные уроки.

Уже в конце 1995 — начале 1996 года в районах, городах республики были созданы местные отделения Всемирного курултая башкир, а в течение всего 1996 года такие отделения возникли в Челябинской, Свердловской, Пермской, Оренбургской и Самарской областях, а также в Москве.

В плане удовлетворения своих культурно-духовных потребностей башкирское население за пределами Башкортостана живет в несколько иных условиях, нежели в самом Башкортостане. Там нет ежедневных газет, радио-, телевизионных передач на башкирском языке и т.д. Во время регулярных поездок по районам и городам Челябинской, Курганской, Свердловской, Пермской, Оренбургской, Самарской областей и общения со своими соплеменниками нетрудно было заметить, что проживание веками в иноязычной среде оказало на них сильное ассимилирующее влияние. Чтобы стимулировать развитие национального самосознания, интереса к родному языку, культуре, истории своего народа, необходимо было найти более эффективные формы работы Исполкома в этих регионах. После долгого обдумывания с Правительством республики было найдено простое решение этого вопроса: многие районы Башкортостана заключили договора о культурном и экономическом сотрудничестве с близлежащими районами соседних областей, и контакты заработали в полном объеме. По предложению Исполкома был увеличен прием в Башкирскую республиканскую гимназию имени Рами Гарипова башкирских детей из этих регионов. Исполком ВКБ и его бюро развитие культурных связей с башкирами, проживающими за пределами республики, рассматривали как важнейшее направление своей работы.

Таким образом, Всемирный курултай башкир уже к середине 1996 года сформировался как общественная организация со своими областными (республиканскими), городскими, районными и первичными отделениями, и теперь мы могли довести до сведения жителей самых отдаленных населенных пунктов программные цели и задачи Всемирного курултая башкир и вести разъяснительную и органи­зацион­ную работу, направленную на активное участие населения в претворении в жизнь решений I Курултая.

Я не буду перечислять работы, которые удалось поставить на обсуждение и получить приемлемое решение, их было очень много. Но некоторые из них следует вспомнить.

Уже в начале 1996 года я перед сотрудниками аппарата поставил задачу подготовить сравнительные таблицы о национальном составе населения всех северных и северо-западных районов республики по результатам переписей 1979 и 1989 годов. Составленные таблицы поразили не только меня, но и всех членов бюро. Например, по переписи 1979 года жители 24 деревень в Кушнаренковском районе свою национальность определили как башкирскую, а в 1989 году почти все они записаны татарами. Возникало много вопросов, а ответ был один: имело место намеренное искажение реальной демографической ситуации. Чтобы получить более конкретный ответ, на бюро было принято решение составить такие сравнительные таблицы по итогам всех состоявшихся переписей, начиная с XVIII века. К этой работе мы привлекли видного историка, профессора А.З.Асфандиярова, К.Г.Асфандиярову и Д.Г.Кускильдина. Эта кропотливая работа продолжалась вплоть до 2002 года и закончилась изданием отдельных брошюр по 42 районам о национальном составе населенных пунктов по переписям XVIII—XX веков. Брошюры послужили важным информационным материалом накануне переписи 2002 года.

Думается, что эти мероприятия сыграли определенную роль в росте национального самосознания башкир в различных районах республики, живущих в тесном окружении иноязычной среды.



Мажитов Н.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018