Жизнь — подвиг

Если проехать 30 километров на юг от Кумертау, можно попасть на родину Газиза Альмухаметова — в деревню Мурапталово. Она находится на границе с Оренбургской областью. Деревня сейчас разрослась, благоустроилась, в ней открыт музей знаменитого земляка — одного из основоположников башкирской профессиональной музыки, певца, композитора Газиза Салиховича Альмухаметова.
А тогда эта была маленькая бедная деревня в одну улицу — на одной стороне жили башкиры, на другой — татары, среди степей, песков, на берегу маленькой речушки. Здесь 29 октября 1895 года третьим после старших братьев Абдуллы и Абдрахмана родился Газиз. Потом родились еще Фатых, Гали, Хайбрахман. Из шести братьев только Газизу передался музыкальный дар матери Галима-апы, первой певуньи на деревне.
Жили бедно, удалось окончить только начальную школу, и когда старший, Абдрахман, решил уехать в Ташкент к двоюродному брату в надежде найти работу, 14-летний Газиз упросил взять его с собой. Долго добирались до Ташкента, по дороге батрачили у казахских баев.
В Ташкенте Газиз подрядился работать у богатого купца, а вечерами учился. И всегда пел. Сначала слушателями были просто соседи, а потом стали приглашать выступать. Абсолютный слух, прекрасная музыкальная память и голос — сначала дискант, затем лирический тенор — позволили начать карьеру певца.
Очень любили его и за то, что, кроме родных башкирских узун-кюй, он всегда пел песни народа, среди которого жил. Для этого выучил языки — казахский, киргизский, узбекский. Он говорил: “Артистом я стал в Средней Азии”.
Географически Газиз Альмухаметов повторил путь Шаляпина — из Средней Азии поехал в Баку, имел успех, был приглашен выступить в спектакле открытого в 1920 году Оперного театра. Скорее всего, это был “Аршин мал-алан” — искрометная музыкальная комедия Узеира Гаджибекова, где впоследствии в главной роли — этакого восточного Фигаро — блистал Рашид Бейбутов. Конечно, у молодого Газиза была не главная роль, но само участие в спектакле так вдохновило его, что он решил тоже написать оперу — свою, национальную, на собственное либретто. Сюжет прост: дочь богатого купца Сания полюбила бедняка Зию. Всё против них: родители, общество, законы шариата, но влюбленные преодолевают все препятствия.
Дело продвигалось трудно, и друзья посоветовали: “Поезжай в Казань, там есть профессиональные музыканты, а пока это не опера, а только эскизы”. Так он оказался в Казани, где образовалось творческое трио, впоследствии долгие годы неразлучное: Султан Хасанович Габяши, Василий Иванович Виноградов и Газиз Салихович Альмухаметов. Альмухаметов сочинял мелодию, Габяши подбирал к ней аккомпанемент, а Виноградов оркестровал. Помочь в написании либретто согласился татарский писатель Фатых Амирхан. После пожара 1919 года, уничтожившего здание Оперного театра, труппа распалась. Но желание поставить “Санию” на сцене было необычайно велико. К постановке были привлечены артисты Татарского драматического театра и студенты Казанского музыкального техникума. А главную партию — возлюбленного Сании, бедняка Зии пел сам Альмухаметов.
1925 год — год первого произведения профессиональной татарской музыки. Это событие отметила зарубежная пресса. Успех окрылил, определил дальнейшие творческие планы: опера на сюжет из башкирского эпоса. Однако писатель Галимджан Ибрагимов предложил более современный сюжет для оперы. Это поэма “Эшсе” (“Рабочий”, другой вариант перевода — “Труженик”) Мажита Гафури. Летом 1926 года Альмухаметов и Габяши приехали в Уфу с концертом, встретились с Мажитом Гафури. Сначала он отказался: “Я же не либреттист! А вдруг ничего не выйдет? Тогда и вас подведу!”, но потом с энтузиазмом взялся за дело, ради чего приезжал в Казань.
Если “Сания” была наивно-романтической, то “Эшсе” — широкое полотно народной жизни. Главный герой — Нигмат (его пел Альмухаметов), простой деревенский парнишка, уходит на заработки, вливается в рабочий коллектив, приходит в первую русскую революцию и погибает на баррикадах. Эта большая 5-актная опера потребовала развернутых музыкальных характеристик. Уже во 2-м действии недостаточно было опираться на народные башкирские и татарские песни, и авторы отправились в творческую командировку в рабочий Златоуст. Наконец, зимой 1929 года опера была завершена, а в марте 1930 года поставлена в Казани.
В 1929 году Альмухаметов по приглашению Башкирского правительства переезжает в Уфу, получает трехкомнатную квартиру на улице Сталина, 17 (теперь Коммунистическая). Его дом стал своего рода клубом местной интеллигенции. Он привлекает в Уфу сильных профессиональных музыкантов: Александра Ключарёва, Султана Габяши. Дружит с Мажитом Гафури (жена Газиза Салиховича — Мастура Гильмановна, член партии с 1917 года, сотрудник Наркомата здравоохранения, приглашает к больному туберкулезом Мажит-агаю лучших врачей), со знаменитым врачом-офтальмологом Габдуллой Хабировичем Кудояровым, профессором Бомсом. Дома для гостей он поет, аккомпанируя себе на рояле, в городе выступает с концертами на различных сценах: в Театре сада Луначарского, в Доме офицеров (любил его за хорошую акустику). Он — актер Башкирского драматического театра, что, несомненно, помогает и в песнях создавать яркие, запоминающиеся образы. Он — сотрудник Научно-исследовательского института национальной культуры. Газиз Альмухаметов — автор нескольких песен. Немногое сохранилось из его творческого наследия, но то, что осталось, говорит об умении работать в разных жанрах: баллада “Зловещий ветер”, песня-марш “На смерть Маяковского”, бытовая песня “Спесивая жена”, лирические песни “Лодки”, “Пастух”. По всей республике ездит Альмухаметов с гастролями. Его деятельность можно назвать концертно-просветительской. Он пел не только народные песни, в его репертуаре были и арии из опер, в частности, ария Ленского из оперы П. И. Чайковского “Евгений Онегин”, песенка герцога из “Риголетто” Верди. Вначале он объяснял слушателям, что им предстоит услышать, а оперные арии сам переводил на башкирский язык.
В том же 1929 году он первым в республике получил звание “Народный артист БАССР”. Интересы Альмухаметова широки: его волнует состояние башкирского профессионального искусства, пишет большую статью “На путях борьбы за создание башкирской советской музыки” (1933 г.). Но главное — его практическая работа. Он — создатель и руководитель Башкирской студии при Московской консерватории. Ее выпускники стали основой труппы оперного театра, об открытии которого он мечтал. На подводах, а то и пешком по бездорожью он изъездил, исходил весь Башкортостан, приезжал в глухие деревни, расспрашивал, прослушивал талантливую башкирскую молодежь. Часто те не умели ни читать, ни писать, не говорили по-русски, были разуты, раздеты. Из 500 он отобрал 25 будущих студийцев. И ни в ком не ошибся! Они стали основой оперной труппы Башкирского государственного театра оперы и балета, а впоследствии прославленными мастерами, гордостью Башкортостана: народная артистка РСФСР и БАССР, профессор Бану Валеева; народный артист БАССР и заслуженный артист РСФСР Габдрахман Хабибуллин; заслуженный артист РСФСР и БАССР Хабир Галимов; заслуженная артистка БАССР Асма Шаймуратова; заслуженный артист БАССР, заслуженный работник культуры БАССР Салих Хуснияров; а также наши знаменитые композиторы Загир Исмагилов, Хусаин Ахметов, Рауф Муртазин. Надо было собрать их в дальнюю дорогу, а в Москве следить за ними, обеспечить общежитием, питанием. Для самых талантливых и перспективных он даже нанимал частные квартиры с инструментом. Часто помогал из своего кармана, бескорыстно. Роза Газизовна, его дочь, с которой я имела счастье встречаться, рассказывает: “Ночью проснешься — весь пол занят ночующими, приезжали из деревень, папа никому не отказывал, всех принимал”.
Зайтуна Ильбаева, сначала юная исполнительница народных песен, затем солистка Оперного театра, заслуженная артистка БАССР, вспоминала: “У многих, поднявшихся из низов и достигших успеха, появилось зазнайство. У Газиза Салиховича его совершенно не было”. Современники отмечали его жизнерадостность, оптимизм. Еще бы! Ему нет и 40, а все задуманное осуществилось и осуществляется: он популярен как певец, напето свыше десятка пластинок, разошедшихся большим тиражом в Татарстане, Башкортостане, Средней Азии, Казахстане; в Башкирском государственном комитете по радиовещанию он желанный гость, у него свой репертуар, который он подбирает с большой ответственностью, сознавая, какая широкая аудитория его слушает. С Камилем Рахимовым делает обработки башкирских народных песен. Сам человек широкой музыкальной культуры, он страстно желает приобщить к ней и свой народ. Открыта студия при Московской консерватории. А в 1934 году произведен первый набор из Башкортостана в Ленинградское хореографическое училище имени Вагановой, то есть создана основа труппы для Башкирского театра оперы и балета, об открытии которого он страстно мечтает.
Но даже он, человек, далекий от политики, не мог не чувствовать сгущающейся тревоги в общественной атмосфере: люди, считавшиеся верными делу партии, вдруг объявлены “врагами народа”. В последнее перед арестом лето 1937 года он взял дочь в большое — по времени — путешествие на пароходе до Москвы. И в долгих беседах с 13-летней девочкой рассказывал ей о своей жизни, словно чувствовал, как мало ему осталось. В декабре 1937 года его арестовали. Предъявили обвинение: участие в контрреволюционной деятельности — мол, в 1918 году выступал против Советов и участвовал в валидовской группировке. В действительности — два раза пел перед Валиди. А какие песни? — Башкирские народные. Значит, ты националист. Поставил свою подпись под пытками, но ни на кого не наговорил. Приговор Военной коллегии: конфискация имущества, высшая мера наказания.
Семью переселили в одну комнату их квартиры, остальные комнаты отобрали. Через неделю арестовали жену: за недонесение. За что и была посажена в тюрьму. Кудояров и Бомс хлопотали об ее освобождении в связи с резким ухудшением здоровья. И добились — через 9 месяцев она была освобождена. Все это время Роза жила у родителей будущего знаменитого композитора, оперного дирижера Наримана Сабитова — у Гиляж-агая и Райхана-апай. А когда мать выпустили, и она, безработная, почти голодала с дочкой, жена Габдрахмана Хабибуллина приносила им ночью хлеб. Светлая память всем этим людям!
10 июля 1938 года расстреляли 32 человека — весь цвет башкирской интеллигенции: Газиза Альмухаметова, Валиуллу Муртазина, Даута Юлтыя, Макарима Магадеева, Булата Ишемгулова... Не было ни последнего слова, ни последнего желания приговоренного — десятиминутного интервала хватало, чтобы быстренько зачитать приговор и поставить к стенке следующего.
А дальше началось то страшное, чего больше всего боялись тысячелетия назад мудрые египтяне: забвение после смерти. На пластинках с записью голоса прекрасного певца нельзя было прочесть его имя: его тщательно вымарывали, да и сами его пластинки можно было купить только из-под полы, и то старые. Многое из его творческого наследия бесследно сгинуло в подвалах КГБ. Имя нельзя было даже упоминать. Целые поколения музыкантов изучали башкирскую профессиональную музыку, даже понятия не имея об Альмухаметове, авторе первой оперы!
Наконец, в 1965 году отметили его первый юбилей — 70-летие со дня рождения.
В 1970-е годы организовали конкурс вокалистов имени Газиза Альмухаметова, который возродился с 1995 года как Республиканский конкурс певцов имени Г.Альмухаметова. Его лауреатами стали замечательные певцы, cолиcты Башкирского театра оперы и балета: Раиль Кучуков, Олег Кильмухаметов, Руcлан Хабибуллин, Гульнур Нарымбаева, Наталия Маcлова, Олеcя Хуcнутдинова, Резеда Аминова, Эльвира Фатыхова, Лариcа Ахметова, Владимир Копытов. Конкурс стал популярным, престижным. Он живая память о Газизе Альмухаметове.
В 1994 году тогдашний директор Республиканской музыкальной гимназии Фанзиль Булякович Саньяров добился присвоения гимназии имени Альмухаметова, а во дворе гимназии был установлен бюст композитора — единственный на весь Башкортостан памятник!
На родине, в деревне Мурапталово, открыт музей их знаменитого земляка.
Даже в далеком Ташкенте стараниями знаменитой исполнительницы народных песен и танцев, народной артистки СССР Тамары-ханум создана мемориальная комната Газиза Альмухаметова в местном музее.

Турицына Н.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018