Его имя — гарантия успеха

Оперный и балетный сезон 2005—2006 годов был богат на премьеры, яркие зарубежные гастроли в Португалии, Таиланде, новые имена певцов-солистов, танцовщиков, дирижеров, постановщиков, интересные творческие проекты. Театр оказался в центре внимания республиканских средств массовой информации, российские масс-медиа также не обошли вниманием деятельность БГТОиБ. Значительные изменения в деятельности театра связаны с тем, что один из самых известных в мире современных дирижеров — Роберт Эрнстович Лютер, в репертуаре которого свыше 50 оперных и балетных спектаклей, — с октября 2005 года является главным дирижером Башкирского государственного театра оперы и балета. С его приходом театр приобрел новое дыхание, особенно преобразился оркестр. Роберт Эрнстович при подписании контракта заявил, что сможет за кратчайшие сроки поднять уровень оркестра до стандартов, позволяющих вывести его на западноевропейскую сцену. И Лютер этого добился.

Современный театр должен чувствовать пульс времени, отвечать на стремительно меняющиеся тенденции современности, или предвосхищать их. И в связи с этим уместно будет вспомнить о роли личности в каждом деле.
Первое знакомство уфимской публики с Р.Э.Лютером состоялось на премьере балета С.С. Прокофьева «Ромео и Джульетта» в октябре 2004 года, поставленного совместно с главным балетмейстером театра Ш.Терегуловым.
Лютер, придя в новый коллектив, не только привнес стремительные темпы развития, но и открыл новый качественный аспект творческой деятельности, заставил по иному ощутить оперную и балетную музыку, взглянуть на себя с другой стороны. Новый главный дирижер предложил коллективу БГТОиБ начать мыслить в других категориях, сделать переоценку времени, его смыслового наполнения.
Роберту Эрнстовичу Лютеру 61 год. По отцовской линии его родословная идет от прибалтийских (остзейских) немцев. В роду есть и латышские корни. Его дед служил в одном из полков латышских стрелков, охранявших Смольный во время Октябрьской революции. Был репрессирован и расстрелян в 1938 году. Отец — участник Великой Отечественной войны.
Родители дирижера познакомились в госпитале, где его отец Эрнст Робертович Лютер лечился после ранения, а мама служила медсестрой. Анна Петровна Самохина была из города Нежина. Вскоре молодая семья обосновалась в Ленинграде. «Она — женщина с сильным характером, настоящая, доминантная мама», — отмечает Роберт Эрнстович. Самоотверженно трудилась для того, чтобы поставить своих детей на ноги, дать им достойное образование. «В тяжелое послевоенное время мама много работала, — вспоминает Лютер, — а летом устраивалась в дома отдыха деятелей культуры и искусств на Рижском взморье, чтобы мы с младшим братом могли хорошо отдохнуть». В советское время Прибалтика являлась излюбленным местом отдыха творческой интеллигенции, среди которой были известные писатели, большие музыканты, актеры. Профессор Ленинградской государственной консерватории им. Н.А.Римского-Корсакова Э.П.Грикуров как-то сказал молодой женщине, что у ее старшего сына есть яркие музыкальные способности: он обладает хорошим голосом и феноменальным музыкальным слухом. Пораженная словами знаменитого профессора, Анна Петровна отдала семилетнего ребенка обучаться музыке в знаменитую Ленинградскую государственную академическую хоровую капеллу имени М.И.Глинки, при которой было образовано Хоровое училище* . Данное обстоятельство навсегда определило профессиональную и творческую судьбу Лютера.
Роберт Эрнстович получил прекрасное музыкальное образование в Хоровом училище при Ленинградской государственной академической хоровой капелле имени М.И.Глинки, которое и поныне является одним из самых престижных средних специальных музыкальных учебных заведений страны. Здание, где оно размещается, находится в самом центре города, на Дворцовой площади, рядом с Зимним дворцом.
Музыкальные занятия в училище вели высокопрофессиональные педагоги, некоторые из них начали там работать еще в царское время. Например, маленькому Роберту запомнилась яркая личность педагога-хормейстера П.А.Богданова, который до революции служил регентом (дирижером) хора и был одним из наиболее значительных музыкантов, воспитавшим не одно поколение деятелей отечественной хоровой культуры. Завершил Лютер первый этап профессионального обучения в классе известного хорового дирижера, выпускника капеллы, впоследствии и ее директора (1967—1972 гг.) Ф.М.Козлова.
Традиции музыкального образования и воспитания здесь хранились бережно. Капелла по своей сути напоминала элитный кадетский корпус, где учились одни мальчики, сумевшие пройти огромный отборочный конкурс. Девочкам разрешалось посещать праздничные вечера, устраиваемые в капелле, в возрасте, когда ученикам исполнялось по 15—16 лет. В учебном заведении царила строгая, полувоенная учебная дисциплина, не допускавшая расхлябанности и несобранности. Принцип «не умеешь — научим» господствовал здесь во всем, и отсев был жестокий. «Из 28 учеников, поступивших в первый класс, — вспоминает Роберт Эрнстович, — через 10 лет осталось только 7, завершивших полный курс обучения. По своим исходным, природным музыкальным данным мы были в одинаковом положении. Однако в процессе обучения постепенно выявлялось, что не все в равной степени справлялись со сложившейся напряженной системой обучения. А нас учили по-настоящему».
Много учебных часов отводилось хоровым занятиям, поскольку капелла готовила молодежь с конкретной профессиональной ориентацией — дирижер хора. Учащимися исполнялись сочинения различных эпох и стилей — Баха, Генделя, Моцарта, вокальное переложение финала Шестой симфонии П.И.Чайковского — одного из самых глубоких, драматических произведений не только отечественной, но и мировой музыки конца ХIХ столетия. В течение первых двух лет обучения Лютер, обладающий незаурядной музыкальной памятью, уже пел Реквием В.А. Моцарта наизусть, не заглядывая в нотную тетрадь. Ученики капеллы постоянно принимали участие в многочисленных концертах, в иных случаях заменяли взрослый хор, или присоединялись к нему.
Помимо хоровых занятий, ученики проходили курс обязательного обучения игре на фортепиано, и по выбору — на духовом или струнном инструментах. Вторым инструментом, на котором Лютер стал учиться играть, была скрипка, вновь выбранная мамой. Таким образом, именно мама Роберта Эрнстовича во многом определила все компоненты его последующего творческого развития. Впоследствии перед ним больше никогда не вставала проблема профессионального выбора.
Отметим, что в 50-е годы в отечественном музыкальном образовании, как и в репертуарной политике в целом, действовали ограничения на исполнение произведений западноевропейских композиторов. Поощрялось исполнение произведений Л.В.Бетховена, поскольку он являлся любимым композитором В.И. Ленина. В то же время целый ряд произведений западных авторов оказался под запретом. Надо отдать дань уважения педагогическому коллективу капеллы, который в столь непростой идеологической обстановке, господствовавшей в стране, оставался верен высоким профессиональным критериям, а не политической конъюнктуре. Наряду с музыкальными, ученики изучали и общеобразовательные предметы. Ленинградскую Хоровую капеллу закончило не одно поколение выдающихся русских музыкантов. Среди ее выпускников — композиторы А.Аренский, М.Балакирев, автор гимна «Боже, царя храни» Н.А.Львов и нынешний главный дирижер БГТОиБ, чьи имена увековечены на мемориальной доске учебного заведения. Р.Э.Лютер по-настоящему гордится тем, что и имя его сына, Святослава, в настоящее время являющегося главным дирижером Государственного концертного оркестра города Санкт-Петербурга, также занесено на эту почетную доску.
Следующим этапом профессионального обучения дирижера стал факультет хорового дирижирования (класс профессора Е.П. Кудрявцевой) в Ленинградской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова* , которую он благополучно окончил в 1972 году. Однако произошло непредвиденное — Роберт Эрнстович увлекся джазом, стал играть в различных ленинградских оркестрах. Но вскоре окончательно осознал, что все-таки его призвание — стать дирижером оркестра. Поэтому Лютер продолжает образование в консерватории, на факультете оперно-симфонического дирижирования. Обучаться на нем могли только музыканты, имеющие высшее музыкальное образование по другим специальностям. Специализацию он проходил у того самого профессора Э.П.Грикурова, который когда-то предопределил его музыкальную судьбу.
С 1973 года начинается его творческая карьера хорового дирижера в одном из старейших театров страны — Ленинградском государственном академическом театре оперы и балета имени С.М. Кирова (ныне Мариинский государственный академический театр оперы и балета г. Санкт-Петербурга),* что являлось престижным и почетным. Для этого необходимо было пройти конкурсный отбор, поскольку на данное место претендовали 14 человек. Сама система обучения, сопровождавшаяся постоянными и жёсткими конкурсами, которые ему приходилось проходить с детства, помогла стать победителем. Ему предложили дирижировать оперой А.П. Бородина «Князь Игорь». Именно она была первым музыкально-театральным произведением, которое стало «пробным камнем» его профессионального мастерства. Впоследствии подобные совпадения будут неоднократно сопутствовать ему в течение жизни.
Лютер с улыбкой вспоминает о своей легкомысленности в молодости. С высоты своего юношеского снобизма он заключил, что спектакль был достаточно рядовым, не лишенным недочетов (впоследствии он понял, что каждый спектакль — живой организм, в создании которого участвует целый творческий коллектив. Его неминуемо сопровождают как взлеты, так и некоторые упущения, потери объективного и субъективного плана) и… отказался. Надо отдать должное главному хормейстеру Кировского театра, который смог образумить талантливого молодого человека, и тем самым способствовать его дальнейшему творческому и карьерному росту. Кстати, нужно отметить и финансовую сторону профессиональной деятельности дирижера-хормейстера такого уровня оперного театра в советское время, которая предоставляла возможность быть достаточно материально обеспеченным и независимым человеком. Так Лютер стал оперным хормейстером в одном из самых престижных театров СССР.
С этого момента началась его профессиональная работа. После интенсивных репетиций он уезжает в составе труппы театра на свои первые гастроли в Германию.
В консерватории ему пришлось перевестись на вечернее отделение факультета оперно-симфонического дирижирования. Консерватория и оперный театр находятся на Театральной площади друг против друга, что, безусловно, облегчало возможность одновременного совмещения работы и продолжения учебы в консерватории.
Завершая факультет оперно-симфонического дирижирования, Лютер решил «делать карьеру симфонического дирижера». Его надежды и стремления оправдались. В 1976 году главным дирижером Кировского театра назначили Юрия Темирканова. В качестве государственного экзамена, в присутствии государственной комиссии, Лютеру было предложено продирижировать оперой Д.Верди «Травиата» без предварительных репетиций. Нужно отметить, что он практически уже в течение пяти лет работал хоровым дирижером и у него, конечно, уже имелся некоторый профессиональный опыт. Оценивая свое первое выступление в качестве дирижера симфонического оркестра с критической точки зрения, он считает, что это еще был очень студенческий подход. Сыграло свою роль и волнение. Тем не менее, его перевели из хормейстеров в ассистенты к главному дирижеру. Закончился еще один важный этап обучения и профессионального роста — Лютер стал оперно-симфоническим дирижером. Перед ним открылись новые перспективы творческой карьеры. Благодаря своему профессиональному универсализму, Лютер оказался очень удачной кандидатурой для театра оперы и балета: мог работать с хором, певцами-солистами и оркестром.
В 1979 году отмечалась знаменательная дата — 30-я годовщина образования Германской Демократической Республики. К ней была приурочена постановка в Берлине оперы «Князь Игорь» А.Бородина, которой должен был дирижировать немецкий дирижер. Однако, по договоренности с Министерством культуры СССР и ЛГАТОиБ им. С.М Кирова, репетиции должен был осуществить советский дирижер. Выбор пал на Р.Э.Лютера, который, как отметили руководители, сочетал в себе три ипостаси оперного искусства: работу с хором, солистами и оркестром. В течение двух месяцев он готовил спектакль, прошедший с большим успехом, но за пультом в день премьеры стоял не он. Это соответствовало условиям контракта. Конечно, в тот момент у молодого, уверенного в себе и работавшего с большой отдачей музыканта сложившаяся ситуация вызвала чувство неудовлетворенности.
Вернувшись из ГДР в Москву, где Лютер должен был представить финансовый отчет и получить соответствующий гонорар, музыкант столкнулся с жесткой и несправедливой советской финансовой системой. Возникшую ситуацию он запомнил на всю жизнь. В соответствии с условиями контракта он привез из Берлина честно заработанные 120 тысяч немецких марок, равные очень значительной по тем временам сумме в 40 тысяч рублей. Однако эту сумму забрали в фонд государства. Он получил суточные и среднюю зарплату за два месяца. В результате совершенных перерасчетов он оказался должен государству 41 марку суточных, хотя в Берлине в течение двух месяцев жил крайне скромно.
Оперная и балетная труппы Кировского театра в советские годы часто выезжали на гастроли, представляя отечественное искусство за рубежом. Поэтому Лютер в качестве хормейстера объездил с театром всю Западную Европу. Однако постоянно дирижировать оркестром ему еще не давали, и он ездил в роли ассистента Ю.Х.Темирканова. Осуществляя основные репетиции с оркестром, он, если предоставлялся случай, заменял главного за дирижерским пультом. В качестве примера из своей практики приводит такой случай. Однажды, когда главный дирижер внезапно заболел, Лютеру позвонили поздно вечером, предложив продирижировать оперой М.И. Глинки «Иван Сусанин» на следующий день. Это означало в буквальном смысле то, что дополнительных репетиций не будет. Но Лютер всегда к таким неожиданностям был готов и знал досконально всю партитуру произведения — сольные, хоровые, ансамблевые и оркестровые партии, специфические особенности исполнения солистов, среди которых были такие знаменитости, как народные артисты СССР Б.Штоколов, В. Кравцов, Г. Ковалева и другие. Непредсказуемая и, в сущности, экстремальная ситуация могла возникнуть в любой момент. Да и ответственность была велика, поскольку Кировский театр представлял музыкально-театральное искусство СССР в западной стране. Но все были уверены, что Роберт Лютер не подведет. Такие жесткие испытания, конечно, тоже способствовали росту профессионального мастерства.
В 1980 году Лютер завершил обучение в ассистентуре-стажировке по специальности «Оперно-симфоническое дирижирование» у Г. Рождественского в Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского. Стажировка проходила с перерывами, так как Г.Рождественский в то же время руководил и Лондонским симфоническим оркестром BBC, одновременно имея аспирантов в России, и приезжал в столицу урывками. На госэкзамене Лютер должен был дирижировать оперой А. Петрова «Петр I», которую хорошо знал, поскольку работал в постановочной бригаде в качестве хормейстера. На этот раз ему предоставили возможность репетировать с оркестром. На успешно завершившемся госэкзамене присутствовали ректор Московской консерватории Климов, Рождественский и другие члены комиссии. Итогом данного этапа повышения профессионального мастерства стало официальное назначение Р.Э.Лютера вторым дирижером оркестра Кировского театра. В общей сложности он проучился в высшем учебном заведении 13 лет, что является типичным для музыкантов, посвятивших себя этой профессии.
Темирканов назначил Лютера музыкальным руководителем и дирижером-постановщиком балета Лёвенсхольда «Сильфида» в хореографии Бонанвиля. Для молодого, начинающего самостоятельную карьеру дирижера данный факт стал переломным событием в жизни. Ведь, в сущности ему предоставлялась возможность сформировать музыкальное «лицо» спектакля. К тому же из Бельгии в качестве хореографа-постановщика приехала известная Анна-Мария Роуз, продолжавшая развивать традиции известного балетмейстера-новатора. Однако это назначение не привело молодого дирижера в восторг. Его изысканный музыкальный вкус и эрудиция протестовали против необходимости заниматься примитивной музыкой, подогнанной под хореографические идеи Бонанвиля. Лютер скептически относился к новациям хореографа, к необходимости подлаживаться под танцовщиков, дирижируя оркестром. Конечно, привычный к дисциплине Лютер сделал этот спектакль и сделал хорошо, ведь у него эта была первая полностью самостоятельная работа. Поставить спектакль на всемирно известной сцене Кировского театра являлось честью для него. Первый спектакль повлек за собой последующие — мюзикл «Кай и Герда» С.Баневича, оперы «Декабристы» Ю.Шапорина, «Манон Леско» Дж.Пуччини и т.д. В начале 80-х годов Лютер совместно с режиссером Ю.Александровым основали Камерную оперу в ЛГАТОиБ им. С.М.Кирова и осуществили первые постановки оперы Г.Доницетти «Колокольчик».
Постановка «Сильфиды» также стала знаковой в творческой судьбе дирижера и сулила интересные творческие перспективы и знакомства. Вместе с дирижером Е. Колобовым (в 90-е годы возглавившим театр «Новая опера» в Москве), с которым он работал в Ленинградском театре, они в 1983 году уехали на гастроли в Париж, Женеву, Лозанну, продолжавшиеся почти четыре месяца. При этом каждый из них должен был продирижировать по 27 спектаклей. Лютер дирижировал практически ежедневно балетом «Сильфида», а Колобов «Лебединым озером» П.И.Чайковского. Лютер вспоминал, что это были престижные, но изматывающие гастроли, поскольку музыкальные амбиции были удовлетворены, оркестр — очень хороший, танцовщики знаменитые (Бережной, Комлева и др.). Но ежедневное исполнение одной и той же «Сильфиды», музыка которой не отличалась высокими художественными достоинствами, оказалось непростым занятием.
Вместе с тем ему пришлось постичь достаточно специфические особенности дирижирования балетным спектаклем. «Танцовщики — очень прихотливые люди, — заметил Роберт Эрнстович. — Танец требует очень точного сопровождения, поскольку встает проблема не ритмического, а темпового соотношения. Музыку в балете надо «подкладывать» так, чтобы всем было удобно ее танцевать. Поэтому чистую балетную классику Л.Минкуса, Р.Дриго, Ч.Пуни дирижировать чрезвычайно сложно». Попутно Лютер для ленинградской постановки балета Л.Минкуса «Дон Кихот» пишет марш под названием «Рыцарь печального образа». Такая информация выявила еще одну грань таланта Лютера — композиторскую.
Именно на одном из парижских спектаклей «Сильфиды» в 1983 году Лютер впервые увидел Рудольфа Нуреева, который пришел на спектакль родной ленинградской труппы. Эмигрировавший из СССР в 1961 году танцовщик был живой легендой. В 1983 году он возглавил балет знаменитой парижской Grand Оpera. Нуреев знал многих музыкантов оркестра Кировского театра и передал через них предложение понравившемуся ему дирижеру поработать с ним за совершенно фантастические по тем временам для советского музыканта гонорары.
В советский период любой коллектив, выезжавший за границу, обязательно сопровождал сотрудник КГБ. И за один только разговор с Нуреевым могли последовать репрессивные санкции. Тем не менее, в 1988 году ситуация сложилась таким образом, что Р.Лютер познакомился с Р.Нуреевым, которому официально разрешили в период горбачевской перестройки посетить Родину и выступить на сцене любимого театра. Он выбирает «Сильфиду», музыкальным руководителем и постановщиком которой являлся Лютер. Дирижер с ним близко подружился, сохранив о танцовщике самые теплые воспоминания.
После возвращения с парижских гастролей ему предложили возглавить оперный театр в Одессе, где он вновь дирижировал «Князем Игорем» Бородина. Однако дирижер отказался от заманчивого предложения — его творческая судьба была крепко связана с Ленинградом.
Преданный работе, составляющей смысл его жизни, Роберт Эрнстович в 1987 году решил расстаться с женой (профессором Ленинградской государственной консерватории), сохранив с ней дружеские взаимоотношения на протяжении последующих лет. Через год произошло событие, круто изменившее его личную жизнь и творческую судьбу. Он женился на американке, но не собирался покидать страну. Начавшаяся в 1991 году государственная реформа, оказавшая негативные последствия на развитие культуры и искусств, уговоры супруги предопределили отъезд из России, с которой он расстался не надолго.
Первый американский период жизни и работы оказался непродолжительным, но достаточно напряженным. Новым местом жительства дирижера в США стал город Сиэтл — столица авиастроительной компании «Боинг», в котором за последующие годы появилась значительная прослойка выходцев из России, в основном инженеров и ученых. Имея широкий круг знакомств, завязавшихся у него во время западноевропейских гастролей, связи с русскими музыкантами, эмигрировавшими в данный период из России, Лютер столкнулся с не типичной для него ситуацией. Он оказался в изоляции, став для своих коллег реальным конкурентом на рынке труда. Поиски работы в течение трех месяцев ничего не дали. Раздавшийся телефонный звонок дирижера студенческого оркестра престижного Стэнфордского университета Б.Уинстора, предложившего ему возглавить Камерный оркестр, разрешил напряженную ситуацию. Испытывая в тот период проблемы с разговорным английским языком, но являясь коммуникабельным человеком, он быстро подружился с ребятами, которым очень нравилось заниматься с требовательным и вместе с тем очень опытным дирижером. Концерт симфонической музыки, в программу которого вошли Четвертая «Трагическая» симфония Ф.Шуберта и концерт А.Дворжака, прошел успешно. Расставаясь с ним, студенты преподнесли памятный подарок — набор паркеровских ручек.
Вскоре, весной 1991 года ему позвонила хореограф Елена Чернышева, личность легендарная в театральных кругах, некогда работавшая в Кировском театре и покинувшая СССР в 1976 году вместе с мужем, хореографом-модернистом Игорем Чернышевым. В США она работала в балетной труппе Михаила Барышникова главным репетитором классического репертуара. В тот момент, выдержав жесткий конкурс (кстати, в нем принимали участие Ю. Григорович и М. Плисецкая), она получила предложение стать главным хореографом балета Венской государственной оперы. Профессиональная репутация Лютера сыграла свою роль, и он занял должность главного дирижера балета.
19 августа 1991 года, в день путча в СССР, он улетает в Вену, где начинается новый — западноевропейский период работы дирижера. Многие дирижеры мира мечтают хотя бы один раз в жизни встать за дирижерский пульт в австрийской столице, где постоянно выступают звезды первой величины — Л.Паворотти, П.Доминго и другие. Приезжающие со всего мира меломаны выстаивают длинную в два «кольца» очередь за билетами ночью на площади перед театром, чтобы попасть на очередной спектакль.
Положение, в котором оказался Лютер, с одной стороны, являлось престижным, с другой — ограничивало его возможности только жанром балета. Он был музыкальным руководителем и дирижером постановок балетов «Дон Кихот» Л.Минкуса и «Жизель» А.Адана. Однако все очень быстро и неожиданно меняется. В связи с болезнью дирижера Венской государственной оперы Лютеру предложили срочно заменить его и дирижировать «Травиатой» Д. Верди. В жизни Роберта Эрнстовича этот спектакль оказался 114 по счету и прошёл с большим успехом.
Через некоторое время Лютера вызывает к себе директор Венской оперы Вейхтер и предлагает подписать контракт с театром на семь лет. Однако, следуя советам Чернышевой, считавшей, что на Западе нельзя ничего планировать заранее, поскольку это может обернуться в будущем невыгодными финансовыми последствиями, дирижер сразу не дал утвердительного ответа. Следствием этого стали непредвиденные события: скоропостижная кончина директора одного из ведущих оперных театров мира и заключение последующего соглашения на работу с его преемником только на два последующих года, то есть до конца 1994. В это время у Лютера завязываются тесные творческие контакты с Флорентийским оперным театром, куда часто ездил дирижировать оперными спектаклями. Он становится постоянным участником Афинского фестиваля оперы и балета (Греция), периодически бывает в Барселоне (Испания).
После завершения контракта с Венской оперой в конце 1994 года Чернышева предложила Лютеру поехать в Нью-Йорк, где она хотела возглавить Американский балет после ухода М. Барышникова. Однако этим планам не суждено было осуществиться. В этот момент Лютера находит директор Молдавской филармонии и предлагает возглавить симфонический оркестр, а также принимать участие в фестивалях «Мария Биешу приглашает…» и «Марцишор». На телевизионном канале ему предоставляют возможность вести музыкальные программы, что, безусловно, заинтересовало дирижера. Он отмечает, что в США за телеканал нужно платить миллионы, и дает утвердительный ответ. Вместе с тем он сохраняет за собой право совершать гастрольные туры. Лютер параллельно выступает с Амстердамским симфоническим оркестром (Нидерланды), симфоническим оркестром города Беркли (США), а также с труппами Театра американского балета (Нью-Йорк) и «Сан-Франциско опера», совершая туры по Европе и Америке. Работа в Молдавии строилась по принципу: месяц — в Кишиневе, два — в США и Европе. Возможность постоянно заниматься симфонической музыкой вызвала большой интерес у Лютера, который преимущественно был связан с музыкальным театром. Он интенсивно работает с коллективом, и в репертуаре Кишиневского театра появились симфонии Л.В.Бетховена, А.Брукнера, Г.Малера, С.Рахманинова, Д.Шостаковича...
Благодаря своим невероятно широким контактам, Роберт Эрнстович вывозил Молдавский симфонический оркестр на гастроли в Грецию, Испанию, Таиланд и на Тайвань. По сей день он является главным дирижером Молдавского симфонического оркестра, успевая в течение двух-трех недель подготовить с коллективом очередную программу.
Второй американский период работы Лютера начался с 1999 года, когда он поставил в Сан-Франциско оперу П.И. Чайковского «Евгений Онегин». Вслед за этим он получает предложение от представительной антрепризной компании «Американская опера» (ее офис находится непосредственно на Бродвее, рядом с Тайм-сквером) стать музыкальным руководителем и дирижером оперы «Иоланта» П.И.Чайковского. Постановку осуществил известный американский режиссер романтического типа Т.Мен (в Малом театре Москвы он поставил спектакль «Дни ягуаны»), пригласили певцов-солистов из Большого театра, хор Джульярдской школы и замечательный оркестр «Нью-Джерси симфони». С этим спектаклем они совершили успешный гастрольный тур по США. В Вашингтоне, где сначала была показана опера, произошла следующая история, позволяющая раскрыть специфические особенности функционирования музыкальных коллективов за океаном. Каждый штат в стране имеет свои профсоюзы музыкантов, а Вашингтон, как столица, представляет собой некую специальную зону. Когда туда приехал коллектив спектакля, то местные безработные музыканты встретили их плакатами «Вон отсюда!». По местным законам, оказывается, именно здешние оркестры должны быть в первую очередь привлечены к участию в постановке. Спектакль оказался под угрозой срыва. Деятельный по своей натуре Лютер находит блестящий выход из создавшейся ситуации. Он договаривается с российским послом Ушаковым о показе оперы в концертном зале посольства России. Поскольку его территория является зоной другого государства, то законы США здесь не имели юридической силы.
Высокий профессионализм и умение разрешить щекотливую ситуацию были по достоинству оценены администрацией музыкально-театральной компании. Лютера не только пригласили осуществить постановки опер «Риголетто» Д.Верди, «Богема» Д.Пуччини, но и назначили директором компании «Американская опера». На этом посту он проработал до конца 2002 года. Расстался дирижер с агентством по причинам финансового характера, связанным с тем, что репетируя практически все ведущие спектакли, он получал лишь положенную в связи с занимаемой должностью ставку директора. Приглашаемые на разовые постановки дирижеры получали несоизмеримо более высокие гонорары, исчисляемые из долевой прибыли компании. Поэтому он предпочитал (данная ситуация оговаривалась условиями контракта), например, принять участие в Афинском балетном фестивале и продирижировать 16 спектаклями балета «Жизель» Адана, пригласив выступить в США вместо себя, предварительно полностью подготовив спектакль, другого дирижера.
Поступившее в 2002 году предложение от импрессарио фестиваля в Бангкоке занять должность музыкального директора стимулировало завершение контракта со стороны Лютера с «Американской оперой». Фестиваль симфонической музыки и балетного искусства в Бангкоке — представительный и престижный, проходит под патронатом королевской семьи. На нем представлены разнообразные виды и жанры музыкально-театральной, симфонической и джазовой музыки. Фестиваль — ежегодный, продолжающийся в течение 45 дней (с 4 сентября — по 19 октября). По его условиям, директор приглашается только на один год.
Завязавшиеся творческие и деловые контакты позволили Лютеру в течение последующих лет привозить на данный музыкальный форум различные творческие коллективы: венгерскую, молдавскую, румынскую оперные труппы, с которыми он предварительно репетировал, а также Государственный Петербургский симфонический оркестр, Молдавский симфонический оркестр, Румынский симфонический оркестр. В содружестве с композитором П.Овсянниковым, художественным руководителем и хореографом «Кремлевского балета» Андреем Петровым (Москва) при участии «Президентского симфонического оркестра» России в 2003 году была осуществлена мировая премьера российско-тайского балета «Катя и принц Сиама», созданного по мотивам легенды начала ХХ века о любви тайского принца к русской дворянской девушке. Королевской семье Таиланда произведение предназначалось в качестве подарка. После четырех представлений балет записали на компакт-диск.
В 2004 году Лютер дебютировал в новом амплуа: на сцене Молдавского театра оперы и балета он поставил оперу «Травиата» Д.Верди. Его всегда привлекала режиссура. В период работы в Мариинском (Кировском) театре тесно контактировал с выдающимися отечественными режиссерами — Б.Покровским, Р.Тихомировым и другими. Со временем Лютер стал хорошо разбираться в тонкостях и режиссерской работы. Осуществленные им постановки спектаклей классического типа нравились режиссерам, к концептуальным, новым версиям опер он не тяготел. Вместе с тем, обсуждая постановку «Риголетто» на сцене БГТОиБ, он предложил любопытный вариант современной интерпретации известного сочинения.
Осенью 2004 года директор БГТОиБ предложил Лютеру поставить балет С.Прокофьева «Ромео и Джульетта» на уфимской сцене. Приехав в Уфу, познакомившись с театром и главным балетмейстером Ш.Терегуловым — представителем хореографической школы Ю.Григоровича, Лютер заключил контракт. Весной 2005 года дирижер становится музыкальным руководителем и дирижером-постановщиком нового балета Л.Исмагиловой «Аркаим», потрясающая премьера которого состоялась 15 июня. Постановка была подготовлена за рекордно короткий даже по лютерским меркам срок. Он отметил, что в Уфе впервые столкнулся с современным национальным, этническим балетным произведением, и ему понравился сценарий, оригинальная музыка Лейлы Загировны Исмагиловой, а также яркий творческий коллектив знаменитых постановщиков — в составе народного артиста РФ, художественного руководителя «Кремлевского балета», профессора Московской государственной академии хореографии и балета Андрея Борисовича Петрова, художника Станислава Бенедиктова, дизайнера по костюмам Ольги Полянской, сценариста Ярослава Седова. «Работать с живым автором всегда интересно, — отметил Лютер, — и с Исмагиловой у нас сложился тесный творческий контакт».
Должность главного дирижера Башкирского государственного театра оперы и балета Лютер занял в октябре 2005 года. «Я возглавил оркестр театра для того, чтобы в нем не просто что-то поставить, — убежденно заявил Р.Э.Лютер, — а для того, чтобы поднять до мирового уровня исполнения музыкальный спектакль. Театр этот должен и может процветать». Далее он отметил, что для этого необходимо прежде всего решить вопрос не просто обновления инструментария оркестра, но его полной замены, что принципиально изменит не только качество звучания оркестра, но и уровень исполнительской культуры оркестрантов, что позволит избегать имеющихся досадных казусов. Желательно увеличить состав оркестра. Важным является и вопрос обновления репертуара, динамизации темпов подготовки спектаклей. Такой подход позволит осуществлять постановки не трех-четырех новых спектаклей в сезон, а значительно больше. Это приблизит коллектив театра к среднему темпу работы, сложившемуся в настоящее время в мировой музыкально-театральной практике. Проще будет решаться проблема приглашения известных певцов-солистов, повысится возможность активизации гастрольной деятельности коллектива за рубежом.
Уфимская публика приняла его новации хорошо, многие театралы стали ходить именно «на Лютера» — все заметили, что с приходом Роберта Эрнстовича оркестр совершенно преобразился и поднялся до уровня стандартов западноевропейской оперы и балета.
Лютер отметил, что он любит гастроли, работу с новыми театральными и оркестровыми коллективами. Если творческий коллектив в него верит, то он готов с ним заниматься самоотверженно. Подтверждением этому стало то, что заключив контракт на гастрольные концерты с испанским симфоническим оркестром, он вынужден был отказаться от них (его заменил сын-дирижер), так как сложившаяся ситуация могла отрицательно сказаться на художественном уровне предстоящей уфимской оперной премьеры. Альтруизм и вера в добро, удачу и, конечно, высокий профессионализм Лютера помогают не только ему самому, но и всем тем, кто с ним работает.
Прошлый музыкально-театральный сезон оказался насыщенным. Р.Э.Лютер осуществил постановки опер Д.Верди «Риголетто» (февраль) совместно с режиссером Иркином Габитовым (Мариинский театр, Санкт-Петербург), художником Михаилом Курилко-Рюминым (Москва), а также «Бал-маскарад» (май) в соавторстве с режиссером и сценографом Уве Шварцем (Германия), хормейстером Эльвирой Гайфуллиной. При его содействии в декабре 2005 года на сцене БГТОиБ состоялась премьера оперы Н.А.Римского-Корсакова «Снегурочка», впервые поставленная в Уфе московской творческой группой в составе дирижера-постановщика М.Грановского, режиссера-постановщика Б.Морозова, художника И.Иванова, балетмейстера И.Лазаревой.
Благодаря обширным творческим связям главного дирижера — маэстро, признанного уже в мировых масштабах, впервые в истории БГТОиБ осуществились масштабные зарубежные гастрольные поездки, в которых был задействован практически весь основной состав театральной труппы и оркестр. В ноябре 2005 года балет и симфонический оркестр под управлением Роберта Лютера показали в городах Лиссабон и Порту (Португалия) «Лебединое озеро» П.Чайковского, в апреле солисты оперы, хор и оркестр — «Риголетто» Дж.Верди. Португальская публика тепло и эмоционально принимала творческий коллектив из Башкортостана. Гастроли в Таиланде состоялись в июне 2006 года. Оперная, балетная труппы и симфонический оркестр исполнили оперу В.А.Моцарта «Волшебная флейта» и балеты П.И. Чайковского «Лебединое озеро» и «Золушка» С.С. Прокофьева. Р.Лютер является музыкальным руководителем и дирижером оперы «Волшебная флейта», которая была представлена в трех номинациях («Лучший спектакль», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая мужская роль») на ХII Национальном фестивале и премии «Золотая маска» в апреле нынешнего года в Москве. В театре все глубоко поверили в эффективность «лютеровских реформ». Его имя стало гарантией успеха и процветания.
ХII Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева стал мощным завершающим «аккордом» театрального сезона 2005—2006 года. Участниками фестиваля стали: труппа театра «Кремлевский балет» (Москва, художественный руководитель народный артист РФ Андрей Петров), танцовщики из ведущих театров России и зарубежных стран (Испании, Латвии, Японии). Оркестром дирижировали главный дирижер БГТОиБ Р.Лютер и народный артист РФ, композитор и главный дирижер «Русского симфонического оркестра ХХ век» П.Овсянников (Москва).

* ЛГАХК им. М.И. Глинки – старейший хоровой профессиональный коллектив России. Он основан в 1479 г. в Москве и назывался Хор государевых певчих дьяков, предназначавшийся для участия в православном богослужении и мирских забавах царского двора. В 1701 году переименован в Придворный хор. Перевод коллектива в С.-Петербург состоялся в 1703 г. Название Императорская Придворная певческая капелла было присвоено ему в 1763 г. Многие известные русские композиторы в разное время возглавляли капеллу. С 1837—1839 гг. капельмейстером являлся М.И. Глинка. С 1840 г. при капелле были организованы дирижеские (регентские) классы. После революции 1917 г. при хоровом коллективе (1922) создается хоровая школа и дневной хоровой техникум, в 1945 г. учреждено Хоровое училише при капелле. С 1954 г. ему присвоено имя М.И. Глинки.

* ЛГК им. Н.А.Римского-Корсакова — первое высшее музыкальное учебное заведение страны. Основана Русским музыкальным обществом (РМО) по инициативе и при участии первого ректора консерватории А.Г. Рубинштейна в 1861 году.

* В 1859 г. осуществилась реконструкция Театра-цирка в Петербурге (архитектор А.К. Кавос), где в 50-е годы выступала итальянская оперная труппа. В 1860 году театр был открыт под названием Мариинский. Наименование Государственный академический театр оперы и балета он получил после Октябрьской революции в 1920 г. В 1935 ему присвоено имя С.М. Кирова. В 90-е годы театру возратили его историческое название.

Половянюк И.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018