Учреждение Уфимской провинции в начале XVIII века

Уфимской провинцией в I половине XVIII века называли Башкирию, которая являлась административно-территориальной единицей России. По истории образования Уфимской провинции очень мало исследований. Дореволюционные, советские и современные историки лишь мельком упоминают в своих работах термин «Уфимская провинция».
Петровским указом «Об учреждении губерний и о расписании к ним городов» в 1708 году Казань превращается в губернский город. К Казанской губернии было приписано 36 городов уездного значения с 34 подчиненными им «пригородами». Среди них — Уфа и приписанные к ней Бирский и Соловарный городки, село Каракулино.1 Но в 1712—1714 годы в Башкирии вводится особое управление, образуется Уфимская провинция, напрямую подчиненная Сенату. В 1719 году был издан важный сенатский указ об устройстве губерний, где в составе Казанской губернии оказались 4 провинции: Казанская, Свияжская, Пензенская и Уфимская.
Немаловажную роль в учреждении Уфимской провинции играло географическое положение Башкирии. Крупные реки играли роль естественных границ между различными народами. Со временем башкиры обосновались на территории, границами которой выступали: на западе башкирские земли доходили до Волги в районе Саратова и Самары, на северо-западе — до устья р. Кинель, далее шли по среднему течению р. Сок, верховьям Кондурчи, затем по р. Шешме и до р. Камы. Местами башкирские земли заходили за Каму. Известно, например, что на правом берегу Камы в районе устьев рек Вятка, Иж и Очер частично располагалась территория башкир Булярской, Байлярской, Енейской, Уранской, Гирейской и Гайнинской волостей, и во второй половине XVIII века на этих землях существовали башкирские аулы. На севере башкирские земли доходили примерно до устья р. Сылва и среднего течения Чусовой, далее на северо-востоке они суживались к югу и шли по северному берегу р. Исеть, от верховья до ее впадения в Тобол. Южная граница Башкирии проходила примерно от нижнего течения р. Илек, далее — вверх до среднего течения р. Яик, затем — по р. Уй до верховьев Тобола. 2
Казахи проживали к югу от р. Яик и восточнее р. Тобол, а калмыки — главным образом между Нижней Волгой, Нижним Яиком и Самарой, татары же — к северо-западу от р. Камы.
Таким образом, Башкортостан представлял собой обширный край, где в настоящее время расположены полностью Республика Башкортостан, Оренбургская и Челябинская области, частично Самарская, Курганская, Пермская, Свердловская и Саратовская области и восточные районы Республики Татарстан. Правильность указанных границ подтверждается историческими источниками. Сохранившиеся в архивах многие официальные документы XVII—XVIII веков подтверждают очерченные выше границы Башкирии. Следовательно, и царские власти признавали принадлежность башкирам этих земель.
Однако не следует путать Уфимскую провинцию до образования Оренбургской губернии в 1744 г. и Уфимскую провинцию в составе Оренбургской губернии. Нужно также отметить и изменение и ограничение полномочий уфимских провинциальных воевод. До учреждения Оренбургской губернии уфимский воевода был хозяином огромной территории, оставшейся после упразднения Уфимского уезда. И поэтому при разделении Российской империи на губернии, с причислением к ним вначале уездов, а в последующем провинций, огромная Уфимская провинция просто не вписывалась в состав Казанской губернии. И поэтому длительное время Уфимская провинция была лишь причислена к ведомству Казанской губернии. Она представляла собой обособленную, самостоятельную территориально-административную единицу и претендовала на образование одноименной губернии.
Уфимская провинция была учреждена в 1700 году. В книге «Справочная книжка Уфимской губернии» говорится: «1700 г. по указу Петра I, Уфа, Мензелинск, Бирск с Заинском и Соловарным городком Табынском составили особую провинцию под главным начальством Казанских воевод».3 А в 1708 году образована Казанская губерния с причислением Уфимской провинции, состоявшей из Уфы, Бирска, Мензелинска, Самары, Осы, Заинска, Билярска, Табынска и села Каракулина. Составителем книги, изданной в 1883 году, является Н.А. Гурвич, однако данный указ приводится и в статье Р.Г. Игнатьева «Хроника достопамятных событий Уфимской губернии». Статья интересна тем, что указ Петра I от 1700 г., приводимый Р.Г. Игнатьевым, остается загадочным для нас, так как нет ссылок на данный документ, а оригинал документа пока не найден.
Действительно, о новой единице — провинции — упоминалось еще в указе 27 октября 1699 г., однако он не был претворен в жизнь.4 По этому поводу А.Лохвицкий пишет: «Прежде введения разделения государства на губернии, именно в 1699 году, Петр ввел разделение на провинции. Эти первые провинции надобно отличать от последующих, бывших второстепенным делением, тогда как в 1699 году они были первостепенными. Смысл этого деления был следующий: царь выражает желание, чтоб наши купцы образовывали компании и вообще имели бы установления, подобные западной коммерции, а так как элементов для подобных установлений было очень мало в отдельных, даже больших городах, то и определено — приписать к Петербургу, Архангельску, Москве и другим большим городам средние и малые города, и этот район назван провинцией, причем купечество всех городов провинции составляло одно целое для коммерческих учреждений, надзора за торговлей и т. под.»5 . «Далее указом от 27 октября предоставлено торговым людям устраивать компании для более прибыльнаго торга и разделить все города на провинции и в провинциях выбрать главных бурмистров, которые бы надсматривали за городскими бурмистрами, а главное управление всеми торговыми и промышленными людьми, чтобы было в Бурмистрской Палате, в Москве, куда должны подаваться все отчеты из всех провинций. Наконец, в ноябре месяце того же года Бурмистрская Палата в Москве переименована в Ратушу, которой предоставлено управление не только посадскими, но и уездными тяглыми людьми. В 1700 году Ратуше подчинены и торговые иноземцы»6 . В этом указе было упомянуто слово «провинция», и из него же ясно значение этого слова в то время. Так стали называть группу городов, приписанных к одному главному «в присудство», как тогда было принято говорить.7
Термином «провинция» определялась группа городов: «посланы для смотру и свидетельства и переписки дворов … ландраты… и дано им для того дела не по одному городу, но по провинциям, города по 2, и 3, и по 4, и по 5».8 И. Андреевский по этому поводу пишет, что «…самый принцип устроения губерний, необъясненный законодателем при учреждении оных в 1708 г., несколько объясняется его предварительным распоряжением 1699 г. об учреждении провинций посредством приписки по торговым делам к большим городам, как Новгород, Псков, Астрахань, небольших городов и уездов». Там же автор дополняет, что «собственно название провинция употреблено было еще до учреждения губерний в 1699 г., но провинция как часть губернии явилась только в 1719 г.».9
Это разделение городов на провинции по указу 1699 года являлось не административным делением государства, а именно специальным назначением, подобно тому, как теперь существует разделение территории страны на федеральные или военные округа.
Однако указ 1700 г. об образовании Уфимской провинции, подчеркнутый Р.Г.Игнатьевым в статье, опубликованной в «Справочной книжке Уфимской губернии», в архивных документах не обнаружен. Автор данного труда, конечно, мог и ошибиться с датой принятия указа, или могла произойти описка. Этим он вводит в заблуждение других авторов. Так, например, Н.А.Гурвич в своем «Юбилейном сборнике г. Уфы», изданном в 1887 г. после смерти Р.Г. Игнатьева, продолжает пользоваться его данными, публикуя собранные им материалы. А другой автор — А. Кривощеков в своей работе10 , используя упомянутый указ 1700 г., ссылается на «Юбилейный сборник» Н.А. Гурвича. Дореволюционный ученый В.А. Ефремов,11 который много писал об истории Уфимского края, ни на что не ссылаясь, утверждает, как и предыдущие авторы, что Уфимская провинция образована указом 1700 г. Вероятно, он также пользовался работами Р.Г. Игнатьева и Н.А. Гурвича, а может и А. Кривощекова, так как его работы опубликованы позже, только в 1913 году. Эти факты заставляют нас более внимательно изучить историю образования Уфимской провинции.
Дореволюционные авторы С.М. Черемшанский, В.А. Новиков и В.Н. Витевский относят образование Уфимской провинции к 1708 г., связывая этот факт с возникновением Казанской губернии.12 Известный историк Оренбургского края Н. Чернавский образование Уфимской провинции вовсе относит к 1706 г.13
По мнению Н.Ф. Демидовой, возникновение Уфимской провинции произошло раньше, «а именно в 1700 г., с 1708 г. получившее наименование Уфимской провинции»14 . Известный историк Б. Х. Юлдашбаев относит время переименования уезда в провинцию к 1704 г., соотнося его с годом выхода Уфимского уезда из ведомства Приказа Казанского дворца.15 Историк В. Н. Муратова образование Уфимской провинции, не называя точной даты, относит к 1712—1715 гг., ссылаясь на то, что в эти годы появились должности коменданта и обер-коменданта.16 С мнением последнего автора можно согласиться, так как в архивных документах делопроизводственные материалы, ранее относящиеся к Уфимской приказной избе, с 1714 года начинают подписываться как документы Уфимской провинциальной канцелярии. Некоторые авторы по поводу обязанностей коменданта и обер-коменданта цитируют, что: «Петр I, разделив в 1719 г. каждую губернию на определенное число провинций, при устроении управления губернского и провинциального, не нашел возможным точно отделить общее губернское управление от управления военного. Встретив необходимость по соображениям военного и финансового управления расположить по губерниям и провинциям войска, он нашел нужным управление тех городов, в которых имелись гарнизоны, вверить управлению комендантов, коим поручалось таким образом и общее управление, а с другой стороны эти военные начальники поставлены в подчинение начальникам провинций, воеводам и начальникам губерний — губернаторам».17
По нашему мнению, Петр I и его окружение, учреждая неточными указами провинции и губернии, начиная с указа 1699 г.18 (далее 1707 г.19 , 1708 г.20 , 1710 г.21) и заканчивая указом 1719 г.22 , возможно, просто не смогли сразу учредить провинцию, а могли дать лишь толчок к постепенному складыванию, переходу уезда к провинции. Тем более, в период башкирских восстаний 1704—1711 гг., а также внешних войн правительство не в силах было решить административно-территориальные вопросы, касающиеся башкир. Главной задачей правительства было всеми возможными методами, уступками предотвратить башкирское восстание. Лишь после успокоения народных волнений в крае правительство могло пойти на административно-территориальные реформы, учреждая особую Уфимскую провинцию на территории, занимаемой башкирами, сохраняя привилегии и права народа, не вмешиваясь в его внутреннюю жизнь. Факты недовольства и сопротивления башкир проведению административно-территориальных реформ указаны в документах 1708 года. В расспросных речах, взятых у башкирского султана Мурата 20 апреля 1708 г., говорится, что «башкирцы говорили ему, что де им уфинцам чинятся великие налоги от прибыльщиков, которые сидят в Казани из боярских людей и другие худые люди и в казанских пригородах и на Уфе и от тех налог быть им тут под державой в. г-ря не мочно для того, что де в Казани и казанских городех и на Уфе против прежних лет прямых воевод нет, а ему бы Мурату над ними башкирами быть салтаном, для того что у них башкирцев особого владельца не выбрано…».23 В последующие годы после образования Уфимской провинции при попытках правительства вмешаться во внутренние дела общин оказывалось ожесточенное сопротивление. Требование сохранения старого положения, прежних привилегий проходит красной нитью во всех коллективных прошениях, подаваемых время от времени башкирскими старшинами. В одном из подобных прошений 1733 г., поданном башкирским посольством в Петербурге на имя императрицы, прежде всего оговаривается сохранение того исключительного положения Башкирии, при котором «перед протчими провинциями нашу Уфимскую провинцию в особливой милости содержать изволите».24 И поэтому Уфимская провинция, хоть и была причислена к Казанской губернии, имела особый статус, с большими правами воеводы, и напрямую подчинялась Сенату. А в 1728 году указом Ее императорского величества Уфимская провинция, кроме г. Мензелинска, «во внимание обширности, разнородности племен, в ней обитавших, и по ее пограничной местности», была вовсе отчислена от Казанской губернии и поручена управлению особого воеводы, равного по правам губернаторам и подчиненного непосредственно Сенату. Указ от 27 июля 1728 года, изданный от имени Верховного Тайного Совета, гласил: «Указали мы, по челобитью присланных из Уфимской провинции выборных челобитчиков башкирцев Яркея Акчурина с товарищи, в Уфимской провинции быть воеводою бригадиру Петру Бутурлину, и быть той провинции в особливом ведомстве нашего Сената, и о всяких делах писать ему и требовать нашего указа от Сената; а Казанскому губернатору той провинции не ведать, токмо подушные деньги, которые положены на уездных русских людей, те отсылают к Казанскому губернатору, а таможенные и кабацкие сборы куда оные по указам надлежит».25 А уже указом 1730 года были введены прямые сношения с сенатом и для всех остальных воеводских и провинциальных канцелярий.26
Первое упоминание в архивных документах самого названия «Уфимская провинция» относится к 1719 г., когда 29 мая 1719 года был издан важный сенатский указ об устройстве губерний, где все губернии разделялись на провинции, провинции имели уезды: «… в Казанской — 4 провинции: Казанская, Свияжская, Пензенская и Уфимская»27 . Частое упоминание в документах названия «Уфимская провинция» начинается с 1721 года28. Есть документы, которые относятся к 1721 г., однако в самом содержании документа термин «Уфимская провинция» упоминается 1720 годом. Так, например, в Доношении уфимского дворянина Дмитрия Гладышева В. Н. Татищеву от 26 декабря 1721 г. «Об отказе вотчинника Сальяутской волости Чубара Балагушева явиться на переговоры» говорится, что «прошедшего октября 12 дня (…) по наказу из Уфимской провинции прислан я до Вашего благородия с послушным указом на Сибирскую дорогу к башкуртам в Челжеутскую волость к вотчиннику Чубару Балагушеву с товарищи. И против оного наказу сего декабря 19 дня отправлен с Уктуса с наказом от Вашего благородия во оную ж Челжеутскую волость»29 . Надо обратить внимание на первое предложение документа «прошедшего октября 12 дня (…) по наказу из Уфимской провинции…», из чего можно сделать вывод, что упоминание в архивных документах самого названия «Уфимская провинция» относится к 1720 году.
Любопытно, что в просторечии название «провинция» почти не употреблялось, и даже в официальных документах того времени продолжало бытовать обозначение Уфимского уезда вместо Уфимской провинции. По этому поводу некоторые авторы считают, что губерния создана по примеру уезда, поэтому и губернские учреждения суть новая комбинация уездных; то же должно сказать и об учреждениях провинциальных, образовавшихся на практике, но до 1719 года не уложенных в законе.30
Что касается губернских и провинциальных канцелярий — то они суть повторения одного и того же типа приказных палат и съезжих изб, органов областного управления XVII века, они лишь получили новые иностранные названия. Что же касается образования Уфимской провинции, то переход от уездного правления к провинциальному длился несколько лет, с 1700 года по 1719 год, когда областная реформа 1719 г. придала «Обер-комендантской провинции» более четкое оформление.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII в. Уфа, 1997. С. 40; Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Т. IV. № 2218. С. 436; Законы Российской империи о башкирах, мишарях, тептярях и бобылях. Уфа, 1999. С. 20.
2Материалы по истории БАССР. Т. 3. № 577; Историческая записка о местности прежней Уфимской провинции, где был центр древней Башкирии. СПб., 1867. С. 7-8; Кулбахтин Н. М. Границы Башкортостана в XVIII в. // Агидель, №7. 1996. С. 149-171; Хрестоматия по истории Башкортостана. Сб. док. и материалов. Уфа: «Китап», 2005. С. 85-87.
3Справочная книжка Уфимской губернии. Уфа, 1883. С.7.
4Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII в. Уфа, 1997. С. 40.
5Лохвицкий А. Губерния, ее земские и правительственные учреждения. Ч.1. С.-Пб., 1864. С. 46.
6Беляева И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1879. С. 622-623.
7Богословский М. М. Исследования по истории местного управления при Петре Великом. Отт. из журнала Мин. нар. просвещения. Ч. 349/ 1903. С. 65.
8ПСЗ РИ. № 1706; Дитятин И. Устройство и управление городов России. Т. I. С.-Пб., 1875. С. 162.
9Андреевский И. Указ. соч. С.-Пб.; М., 1866. С. 359.
10Кривощенков А.И. Исторические судьбы Оренбургского края //Вестник Оренбургского учебного округа. Отд. III. №3. 1912. С. 107.
11Ефремов В. А. Из истории Уфимского края. Уфимский край в первой половине XVIII века // Вестник Оренбургского учебного округа. № 7-8. Уфа, 1913. С. 238-239.
12Черемшанский С.М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. С. 5; Новиков В. А. Сборник материалов для истории Уфимского дворянства. Уфа, 1879. С. 14; Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Вып. 3. Казань, 1891. С. 388.
13Чернавский Н. Оренбургская епархия в прошлом и настоящем // Труды Орен. уч. арх. комиссии. Вып. VII. Оренбург, 1900. С. 77.
14Демидова Н. Ф. Управление Башкирией и повинности населения уфимской провинции в первой трети XVIII в. // Исторические записки. М.,1961. Т. 68. С. 214.
15Юлдашбаев Б. Х. Проблема нации и политическое положение башкир в составе царской России. Учебное пособие. Уфа, 1979. С. 46.
16Муратова В. Н. Управление Башкирией во второй половине XVI — 40-е годы XVIII в. // Автореф. канд. дисс. Уфа, 1991. С. 14.
17Андреевский И. Указ. соч. С.-Пб.; М., 1866. С. 365.
18ПСЗ РИ. № 1706.
19Время перваго учреждения губерний // Сборник статей Н.М. Коркунова. С.-Пб., 1898. С.120-121; Ключевский В.О. Русская история. Т.3. Минск, 2003. С. 85.
20История административно-территориального деления Республики Башкортостан (1708—2001). Сб. док. и материалов. Уфа: «Китап», 2003. С. 9.
21Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т. II. С.-Пб., 1893. С. 234.
22ГАРФ. Ф. 728. Коллекция документов Зимнего дворца. Оп. 1. Ч. 1. Д. 44. Л.10.
23Материалы по истории каракалпаков. Т. VII. М.- Л., 1935. С. 153-154.
24Демидова Н.Ф. Башкирские восстания 30-х годов XVIII века // МИБ. Т.VI. Уфа, 2002. С.7; Акманов И. Г. Челобитная башкир Уфимской провинции на имя императрицы России Анны Ивановны о своих нуждах от 1733 г. // Ватандаш № 6, 2005. С. 89.
25История административно-территориального деления Республики Башкортостан (1708—2001). Сб. док. и материалов. Уфа, 2003. С.10; Витевский В.Н. Указ. соч. С. 388.
26ПСЗРИ. Т. VIII. № 5585; Готье Ю. История областного управления от Петра I до Екатерины II. С. №385-386.
27 ПСЗ РИ. Т. V. №3380. С. 701-709; История административно-территориального деления Республики Башкортостан (1708—2001). С. 9-10.
28ПСЗ РИ. Т. VI. № 4027; «Горная власть» и башкиры в XVIII веке. Сб. док. Уфа: «Гилем», 2005. № 4. С. 82.
29«Горная власть» и башкиры в XVIII веке. №4. С. 18.
30Мрачек-Дроздовский П. Н. Областное управление России XVIII в. до учреждения указа о губерниях 7 ноября 1775 г. Ч. 1. М., 1876. С. 74.

Биккулов И.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018