Башкиры минской земли

От прошлого — к будущему


16 июня этого года в Уфе при поддержке Башкирского народного центра “Урал” и Исполкома Всемирного курултая (конгресса) башкир прошел II йыйын (собрание) общественной организации “Минцы”. Первый йыйын родов мин был проведен в марте 1994 года. Нынешнее мероприятие посвящено 450-летию добровольного вхождения Башкортостана в состав России.
Йыйын ставит целью возрождение исторической памяти народа, языка, традиций, духовной культуры, поиски путей решения социальных проблем.
На йыйыне с докладом “Башкиры Минской земли. От прошлого — к будущему” выступил известный писатель, доктор филологических наук, профессор Рашит Шакур. Приветственное слово от имени Всемирного курултая (конгресса) башкир произнес председатель Исполкома ВКБ профессор А.М.Сулейманов. В обмене мнениями по докладу приняли участие председатель Башкирского народного центра “Урал”, руководитель общественной организации “Юрматы” Р.Ш.Исянов, доктор медицинских наук, профессор Башкирской академии государственной службы и управления при Президенте РБ Р.К.Мухаметдинов, директор издательства “Гилем” Ф.С.Тикеев, генеральный директор ООО “Урал-Аудит” Н.К.Низамутдинов, заместитель председателя общественной организации “Минцы” А.Д.Тимербулатов.
Участники йыйына приняли резолюцию, обращение к башкирскому народу, устав, избрали правление общественной организации “Минцы”.
Вниманию читателей журнала “Ватандаш” предлагаем выступление на собрании минцев председателя правления общественной организации родов мин профессора Рашита Шакура.

Если внимательно присмотреться к карте современного Башкортостана, то нетрудно заметить, что в самом центре республики, там, где Караидель и Дёма сливаются с Агиделью, на живописной возвышенности расположился один из древних городов страны башкир — Уфа. Отсюда, с высоты уфимских гор, на юге и западе по долинам рек Дёма, Уршак, по берегам озера Асылыкуль, почти на всём протяжении рек Чермасан и Кармасан, а также в верховьях и среднем течении Ика, а на севере — по нижнему течению Караидели простираются обширные земли, заселенные с ханских, как принято говорить в народе, то есть с незапамятных времен многочисленными родами башкир-минцев. Старинные владения минцев, таким образом, включают в себя земли Уфимского, Чишминского, Давлекановского, Альшеевского, Миякинского и Бижбулякского районов, большую часть Аургазинского, части Нуримановского, Иглинского, Благоварского, Кушнаренковского, Илишевского, Дюртюлинского, Шаранского, Бакалинского, Благовещенского, Кармаскалинского, Буздякского, Туймазинского районов, примыкающие к основной территории минцев. Отдельные деревни башкир-минцев имеются в Стерлибашевском и Стерлитамакском районах. Наша столица Уфа, города Благовещенск, Туймазы, Октябрьский, Белебей, Давлеканово расположены на землях минских башкир. В более ранние времена, до XIV века, как пишет академик АН РБ Р.Г.Кузеев, башкиры рода мин расселялись в самых северо-западных районах исторического Башкортостана — по берегам рек Степной Зай, Мензеля, Сюнь и по нижнему течению реки Ик1 . Таким образом, они являются древнейшим автохтонным населением края и первоначально обитали на территории современной северо-восточной части Республики Татарстан. С тех времен в том регионе — в северо-восточных районах современного Татарстана, проживает значительное количество потомков минских башкир. Например, только в Сармановском районе, расположенном по соседству с Илишевским, насчитывается 12 деревень рода сарайлы-мин. Одна из деревень носит название самого этнонима — Сарайлы. 4 деревни сарайлы-минцев расположены в Мензелинском районе, 2 деревни рода уршак-мин имеется в Апастовском районе. В низовьях реки Ик проживали ик-минцы. А всего на территории современной Республики Татарстан 220 деревень, жители которых во время переписи 1897 года зафиксированы как башкиры.
Для того, чтобы более наглядно представить место минских башкир в составе всего народа, необходимо сказать несколько слов об историко-этнографических областях Башкортостана. Еще в 1925 г. профессор С.И.Руденко в соответствии с наиболее характерными типами хозяйства, особенностями материальной и духовной культуры обосновал тезис о разделении территории расселения башкир на четыре области и обозначил их следующим образом: 1) восточная, 2) горная, 3) юго-западная и 4) северная области. По характеристике академика Р.Г.Кузеева, в составе башкир также выделяются четыре географические группы, расселение которых совпадает с границами историко-этнографических областей: юго-восточная, северо-восточная, юго-западная и северо-западная. В свою очередь минцы входят в северо-западную и юго-западную группы или историко-этнографические области башкир2 .
В целом насчитывается более 140 деревень башкир-минцев, 128 из них — в Республике Башкортостан. Многие деревни Башкортостана, где проживают минцы, являются этнически смешанными. Причем здесь речь идет о собственно башкирских населенных пунктах, где проживают представители самых разных родов. Так, в отдельных деревнях Дёмской долины совместно с минцами проживают кыпсаки, бурзяне, катайцы, тамьянцы, усерганы и др. Даже такие селения, как Кыпсак-Аскарово, Тамьян-Таймасово, Сатай-Бурзян и другие в Альшеевском и Миякинском районах, наименования которых, казалось бы, являются прямым указателем на их родовую принадлежность, на самом деле также не являются только кыпсакскими, тамьянскими и др. Во всех из них кыпсаки, бурзяне, тамьянцы давно смешались с местными родами минцев.
Еще один интересный пример. Большое село Казангул в Давлекановском районе по своему происхождению, безусловно, минское, это одно из старинных поселений кырк-уйле-минцев. Но в нем представлены также айлинцы и табынцы, а количество родовых подразделений в селе доходит до восьми: сэпрэ-куян, сэрме, сарт, турна, кузян и т.д. Есть еще и тип этнически смешанных сел и деревень как бы в обыденном понимании. Таких населенных пунктов, в которых представлены люди двух, иногда и более национальностей, в районах Дёмской долины несколько десятков. В целом численность башкир-минцев, с учетом тех, кто проживает в городах и за пределами своей этнотерритории, составляет около 100 тысяч человек. Следовательно, это очень значительная и по численности часть башкирского народа.
Земля минцев… Как обширна и разнообразна в природном отношении, так и многообразна она в этническом плане. Вот уже несколько столетий башкиры живут здесь бок о бок с русскими, украинцами, татарами, чувашами, мордвой и представителями других народов. Здесь, на вотчинных владениях минцев, выросли крупные города и поселки, здесь, всеми сердцами любя родной Башкортостан и, несмотря ни на какие невзгоды, полные светлого чувства оптимизма и надежды на будущее, мы вступили в новый век, новое тысячелетие. Думая о будущем, мы столь же внимательно оглядываемся назад, ибо там, в прошлом, наши корни, начало всех начал. Отрадно, что в последнее время возросли внимание и интерес к истории малой родины, а следовательно, и интерес к проблемам воспитания подрастающего поколения на лучших традициях прошлого. На тех богатствах духовной культуры, которые накоплены многими поколениями своего народа, рода.
Отдельные наши ученые в начале 90-х годов, когда были созданы первые общественные организации башкирских родов, выступили против этого движения, опасаясь якобы того, что это может привести к так называемому трайбализму, т.е. к противопоставлению одних родов другим. Со времени организации движения башкирских родов прошло около 15 лет, но, кроме пользы в деле возрождения национального и языкового самосознания, исторической памяти народа, это движение ничего негативного не принесло. А вот важность и актуальность познания корней своих, духовно-нравственного опыта и традиций предков не вызывает никаких сомнений. Наоборот, это могло бы помочь в решении тех негативных явлений, с которыми мы столкнулись в наше время. Разгадка многих проблем современности нередко связана с прошлым. Об этом хорошо знали и наши предки. Вот что сказано в одном из шежере башкир рода мин: “Знайте, не будьте беспечными, умный поймет, у глупого в одно ухо войдет, из другого выйдет. Не сказал ли нам Агзам-хазрет, что человеку, не знающему молитв и своей родословной, не пристало говорить перед падишахом; [человек] не осведомленный о прошлом, не может быть у власти, сказал он”3 .
Говоря о познании прошлого, я хотел бы остановиться на отдельных наиболее значимых моментах истории минских башкир. Прежде всего, несколько слов об их этногенезе. В историческом плане минцы — это союз нескольких родов, основу которого составлял древнейший автохтонный род мин, вокруг которого и сгруппировались различные другие этнические группы. Количество родов в минском объединении колеблется в разные эпохи от семи до двенадцати и более. Академик Р.Г.Кузеев перечислил в составе минского объединения следующие 9 крупнейших родов: илекей-мин, куль-иле-мин, кырк-уйле-мин, суби-мин, уршак-мин, меркит-мин, кубау-мин, сарайлы-мин и собственно мин. Судя по такому ценному документу, как “Раздельное письмо башкир-минцев царю Алексею Михайловичу”, написанному в 1671 году, минцы в то время поделили свои вотчинные владения между одиннадцатью родами. Колебания количества родов в объединении связаны, с одной стороны, с изменением их этнического состава в результате присоединения новых родов и, с другой, с процессом дробления наиболее крупных из них и возникновением новых родов. Например, башкиры группы деревень низовьев Демы называют себя сыулы-мин, т.е. живущие в низовье, у устья (на их наречии ур — верховье реки, буй — среднее течение, сыу — устье).
Минцы сохранили в своей памяти множество преданий и легенд о своем прошлом. Одни из них восходят к глубокой древности, другие повествуют о событиях XIV века, достоверность которых подтверждается историческими источниками (Р.Г.Кузеев). Так, в свое время известный башкирский краевед Сагит Мирасов обнаружил шежере, согласно которому минцы свою родословную ведут от гуннского предводителя Баламира. А по древнетюркской мифологии, одного из восьми сыновей легендарного родоначальника тюрков Яфеса звали Минг4 . Шежере и предания башкир основного рода мин (собственно мин) своим родоначальником указывают, как правило, Урадас-бия с тысячью стрелами (Меѕ әаҠаєлы УраҠас бей), владения которого простирались от берегов Камы на севере до земель ногайцев, сартов и уйгуров на юге и востоке. Новейшие данные археологической науки, исследования антропологов и особенно генетиков доказывают, что костяк этнического состава минцев представлен в основном автохтонным населением Предуралья. Прародиной минцев — то есть собственно первоначального рода мин является Приуралье, центром их земель всегда оставалось место слияния рек Дема и Караидель с Агиделью, а первоначальной родиной минцев являются земли на крайнем северо-западе исторического Башкортостана — в нижнем течении рек Агидель и Ик.
Более шести веков отделяет нас от времени, когда жил наш далекий предок Урадас-бий. Между тем, благодаря шежере, бережно хранившемуся вначале в устной форме, передаваясь из поколения в поколение, затем составленному в виде родословного древа, многие из современных минцев могут определить с большой достоверностью свое родство с этим легендарным правителем второй половины XIV века и тем самым прикоснуться к своим отдаленным истокам. Действительно, в указанном шежере, рукописный список которого относится к середине или второй половине XIX века, в генеалогии родов мин включены имена башкир более двух десятков поколений. Краеведы в наше время, беря за основу эту родословную, успешно дополняют ее именами новых поколений минцев. Такую работу по исследованию генеалогии своего рода проделал уважаемый аксакал из Благоварского района Раис Гайнисламович Курбангулов. Его доклад “Мы — потомки Канзафар-бия” вызвал большой интерес на заседании секции “История народа и ее роль в формировании национального самосознания башкир” на II Всемирном курултае башкир, проходившем в июне 2002 года. Р.Г.Курбангулов в издательстве “Гилем” выпустил также объемную книгу об истории рода мин под названием “Памятка поколениям” (“Буыннарга ядкөр”) и тем самым внес неоценимый вклад в изучение истории башкирских деревень Благоварского и Чишминского районов. Им составлено родословное древо более тридцати фамилий.
В генеалогическом древе, составленном Р.Г.Курбангуловым на основе старинного шежере с привлечением новых, как устных, так и письменных источников, перечисляются имена до тридцатого колена. Не это ли пример познания своих корней! При этом в самом начале шежере стоит имя Урадас-бия. Далее, от Урадаса до Канзафар-бия, предводителя минцев в период присоединения Башкортостана к Русскому государству, следуют имена десяти поколений. Это выглядит следующим образом: Урадас-бий с тысячью стрелами, его сын Улан-бий, его сын Кускар-бий, его сын Буга-бий, его сын Булгак-бий, его сын Булут-бий, его сын Уга-бий, его сын Сангусин-бий, его сын Сасбуга-бий, его сын Муса-бий, его сын Канзафар-бий. А вот о Канзафар-бие и его потомках — особый разговор. Во-первых, это один из влиятельнейших князей, во главе с которым посольство минских башкир еще в 1555 году предприняло поездку к наместнику “белого царя”. Тем самым Канзафар-бий и его сподвижники навсегда вписали свои имена в историю. Однако, как говорится, неисповедимы пути господни. Имеются предания о том, что спустя какое-то время, проявив недовольство злоупотреблениями царских чиновников, Канзафар-бий попал в немилость к властям и вынужден был скрываться среди лесов в верховьях Дёмы. Между тем у него выросли четыре сына: Кужабакты, Байбакты, Кадаш и Дистан. Жители многих деревень Благоварского, Чишминского, Миякинского районов являются прямыми потомками этих самых четырех сыновей Канзафар-бия. От двух его сыновей — Кадаша и Дистана — берут свое начало коренные жители полутора десятков деревень Благоварского и Чишминского районов, в том числе Башкирские Термы, Сарайлы-Муталыпово, Староусманово, Среднеусманово, Новоусманово, Караякупово, Кучум, Нижнее, Среднее и Верхнее Хозятово, Яшекай и другие. Все они являются прямыми потомками Канзафар-бия и полноправными представителями древнейшего княжеского рода.
Следует также назвать имена выдающихся людей, которых дал республике и России род минцев. Попутно следует отметить: в одной из ветвей генеалогического древа, составленного Р.Г.Курбангуловым, наряду с другими известными людьми, прапраправнуком Канзафар-бия в 17-м поколении обозначен выдающийся ученый-физик, академик Российской академии наук, директор Института космических исследований РАН Альберт Абубакирович Галеев. А другой академик РАН из башкир-минцев, ученый-математик Ильдар Абдуллович Ибрагимов, о котором знаю по его публикациям, — сын башкира уршак-минца Абдуллы Ибрагимова, уроженца деревни Мрясово Давлекановского района. Великий башкирский поэт-просветитель Мифтахетдин Акмулла, 175-летие со дня рождения которого мы отмечаем в этом году, как по отцу, так и по матери — башкир рода куль-иле-мин. Не могу не назвать еще одно имя — это Муллакай Исанбаев, житель деревни Ново-Ябалаклы современного Чишминского района, участник Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии 1813—1814 гг. По преданиям, Муллакай Исанбаев изображен на картине художника А.О.Орловского “Всадник-башкир”, cозданной в первой четверти XIX века5 . К сожалению, мы очень мало знаем об этом легендарном защитнике Отечества. Глядя на эту картину, можно представить себе, какими сильными, поистине могучими и одухотворенными были наши предки. Думаю, что такие замечательные картины должны висеть в кабинетах истории и культуры школ не только башкир-минцев, но и всех школ Башкортостана.
Вернемся к Канзафар-бию и его сыновьям. Большинство башкирских родов в 1557 году получили жалованные грамоты на право вотчинного владения своими землями. Жалованная грамота минским башкирам, как пишет Р.Г.Курбангулов, была оформлена на имя его сыновей. А спустя более века после присоединения к России внук Канзафар-бия Янбакты-князь Кадашев вместе с Уразлой Урмановым, Махмутом Дистановым, Камачиком Яиксубиным с товарищами написали так называемое “Раздельное письмо башкир-минцев царю Алексею Михайловичу” с просьбой о размежевании жалованной им, минцам, земли и вотчины между одиннадцатью родами. В письме содержатся сведения и о размере ясака, который платили башкиры-минцы в тот период. Об этом читаем: “И ныне платим в Вашу, Великого Государя, казну ясаку 171 куницу, 18 батманов меду”. Невероятно интересен этот документ как с точки зрения истории минцев, так и в плане топографического описания их земель. В последующем, конечно же, произошло немало изменений в жизни родов, но, тем не менее, карта расселения минцев, характерная для второй половины XVIII века, сохранила свои основные очертания по сей день. Узнаваемы и многие географические названия, упомянутые в документе. В ряде случаев они могут послужить весьма ценным сравнительным материалом для этимологических исследований в топонимии. Так, например, в “Раздельном письме…” современный гидроним Аургаза, от которого получил свое наименование Аургазинский район, упомянут трижды, причем один раз в форме Ургазиз, дважды — в форме Ургазы. Выходит, форма Аургазы возникла в более позднее время, где гласный звук «а» в начале наименования является протетическим по своему происхождению. Тем самым гидроним Ургаза—Аургазы можно считать состоящим из двух собственно башкирских географических терминов ур — “ров” и газы — “река” (другое значение слова ур — «верхняя»).
Минцы, будучи самобытной, но в то же время неотъемлемой частью башкирского народа, древней автохтонной этнической группой самого центра Башкортостана, прошли длительный путь исторического развития. Их прошлое и настоящее, особенности языка и культуры, богатства фольклора, мифология, обряды, обычаи и традиции могут стать предметом специальных монографических исследований. Я думаю, что мы в дальнейшем ни в коей мере не должны допускать недооценки истории и культуры своей малой родины. Можно было бы привести много примеров того, насколько важными и нужными могут быть такого рода исследования. Выше я уже называл большой краеведческий труд Р.Г.Курбангулова. Мне самому посчастливилось довольно подробно изучать топонимию бассейнов рек Дёма и Уршак, защитить на эту тему кандидатскую диссертацию и выпустить книгу под названием “По следам географических названий”. Башкирские фольклористы собрали, исследовали и издали множество произведений башкир Дёмской долины. Довольно хорошо изучен говор дёмских башкир. В этом году на кафедре башкирского языка Башгоспедуниверситета имени Акмуллы одна из моих соискателей завершила кандидатскую диссертацию на тему “Уршакский говор башкирского языка”. Сейчас можно считать, что разговорный язык минских башкир в основном относится к двум довольно близким друг к другу говорам — дёмскому и уршакскому, которые входят в состав южного диалекта башкирского языка. Но ареал расселения минцев не ограничивается южным регионом — гораздо большая их часть живет в центральных и западных районах, поэтому требуется тщательное комплексное изучение языка, истории и культуры всех минских родов. При этом, не ограничиваясь языком и историей, в целях восстановления национального самосознания, консолидации этноса, следует особое внимание обратить на восстановление её древней культуры.
Восстановление культурного наследия минцев имеет и огромное политическое значение в масштабах всего Башкортостана по целому ряду причин. Во-первых, это связано с расположением нашей столицы Уфы в самом центре земель минцев. Во-вторых, это благоприятно отразится на национально-культурном развитии всей западной части республики, в том числе и северо-запада, как территории этногенеза наиболее древней части рода. Видимо, следует начать с восстановления традиций в культуре. Например, можно восстановить их стиль танца (туєытыу — своеобразный стиль танца с использованием очень частой, энергичной дроби), музыкальные инструменты (буҠ и шігір, или єыуыє — одна или несколько дудок, прикрепленных к пузырю, на которых играли, надувая дыханием бычий пузырь (єыуыє, буҠыр) или кожаный воздушный мех), разновидности национальной борьбы (у минцев в борьбе курэш не было принято бросать противника оземь — требовалось его побороть, приподняв и оторвав ноги от земли). Также требуется восстановление древнего геометрического орнамента и рунического алфавита, тамг, ковроткачества, национальной одежды, художественной обработки кожи, дерева, кузнечного дела, изготовления серебряных украшений для женщин и многого другого.
Во многих районах республики созданы в последние годы свои собственные, районные энциклопедии и историко-краеведческие труды. Первыми на земле минцев такие издания выпустили чишминцы и аургазинцы. На подходе — книга “Земля моя — Мияки”. Большого одобрения заслуживает краеведческая работа в масштабе родов, т.е. группы родственных деревень, а также отдельных деревень и в них — родовых подразделений. Мы поддерживаем и такие формы работы по возрождению нашей исторической памяти, как праздник “Здравствуйте, односельчане!” и праздники шежере. Такой праздник был организован в апреле этого года в деревне Мурадымово Аургазинского района. Впрочем, это одно из старинных поселений меркит-мин-ских башкир, которому вместе с соседними селами Турумбетово, Турсагазы и Итикеево предстоит отметить свое 600-летие. Это ли не повод для того, чтобы в контексте реалий современности обозреть пройденный путь, продумать и обозначить проблемы сегодняшнего, наметить и обозначить способы их решения.
Как ты живешь, родная минская земля? Какие боли и тревоги не дают тебе покоя? Какова судьба твоих сел и деревень? Какие последствия несет с собой земельная реформа России, нагрянувшая на голову не только сельчан, но и всего народа? Что может и что должно предпринимать в этих условиях руководство республики, чтобы ослабить ее удар, чтобы не допустить нового ограбления башкирских земель, какое происходило при царской власти? Достаточно ли активно адаптируются наши сородичи к жестким порядкам рыночной экономики? Как нам мобилизовать все свои силы для того, чтобы преодолеть пьянство и не допустить распространения наркомании?
Родина моя! Я хочу, чтобы ты была во все времена прекрасной и процветающей. Для этого мы и должны объединить свои усилия и вместе со всеми родами и со всеми народами искать и находить наиболее оптимальные пути продвижения к будущему. Об этом — одно из моих восьмистиший (в переводе народного поэта Башкортостана Александра Филиппова):


Одиннадцать беркутов в небе парят,
Сильные крылья на солнце горят.
У племени минцев во веки веков
Было одиннадцать гордых родов.
Знаю, надежда моя высока,
Как и дорога моя, далека.
Башкира зовут и зовут за порог
Одиннадцать тысяч троп и дорог.


1 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа: Этнический состав, история расселения. М.: Наука, 1974. С. 301—302.
2 Кузеев Р.Г. Указ. соч. С. 93—99, 299.
3 Башкирские шежере. Уфа, 1960. С. 52.
4 Кузеев Р.Г. Указ. соч. С. 307.
5 Чишмы — край светлых родников. Уфа, 2004. С. 198.



РЕЗОЛЮЦИЯ II йыйына Общественной организации “Минцы”



II йыйын минских башкир отмечает, что за время, прошедшее после I съезда, усилиями общественной организации минцев проделана определенная работа по возрождению и развитию родов мин и в целом башкирского народа. Большую роль в решении духовно-нравственных, социальных и иных проблем сыграли документы, принятые на I и II Всемирных курултаях башкир. Йыйын считает необходимым и в дальнейшем вести активную работу в интересах родов мин и всего народа Республики Башкортостан и постановляет:
— уделять особое внимание вопросам образования и воспитания в местных школах, воспитанию в национальных традициях: развивать язык, культуру и изучение истории башкирского народа, в целях поддержки талантливых детей поощрять участие в конкурсах, олимпиадах, соревнованиях среди школьников. Рекомендовать правлению организации “Минцы” оказывать всемерную поддержку студентам из села, премировать наиболее способных и одаренных;
— поддержать политику руководства республики в сфере национальной политики и межнациональных отношений, принимать активное участие в мероприятиях, посвященных празднованию 450-летия добровольного вхождения Башкортостана в состав России;
— поддержать инициативу МОО БНЦ “Урал” по возрождению созданных в 90-е годы прошлого века общественных организаций башкирских родов и обратиться к представителям других башкирских родов включиться в это начинание;
— с целью увековечения памяти выдающихся политических и общественных деятелей, положивших первый камень в фундамент договорных отношений Башкортостана и России, считать целесообразным установить памятную стелу выдающимся минцам: Канзафар-бию, Урман-бию, Туман-бию, Сублюк-бию;
— обратить особое внимание на вопросы демографического развития, организовать на местах отделения Общества башкирских женщин с целью воспитания молодого поколения, укрепления семьи, повышения роли женщины в жизни башкирского общества;
— учитывая то, что башкиры являются единственным на Урале народом, который имел вотчинное право на землю, приложить максимум усилий для законодательного закрепления приоритетного права на владение земельной собственностью местного населения. В условиях свободного оборота земель сельскому жителю следует четко знать свои права и добиваться их соблюдения; требовать выделения земельных паев в строгом соответствии с законом; не продавать свои земельные паи; приложить максимум усилий для рационального использования земельных паев;
— обратиться к Правительству РБ с предложением разработать специальную программу по возрождению малых деревень;
— приветствовать образование малых предприятий, кооперативов, инвестиционных фондов и иных форм предпринимательской деятельности, способствующих созданию новых рабочих мест как на селе, так и в городах;
— обратить внимание руководства крупнейших химических и нефтехимических предприятий на то, что на земле Мин расположены самые крупные химические и нефтехимические предприятия нашей страны. Следствием этого является чрезвычайно высокий уровень заболеваемости среди населения этого региона. Поэтому особое внимание следует уделить экологической безопасности и обратиться к руководству Республики Башкортостан с просьбой урегулировать процедуру целевых выплат на оздоровление населения экологически вредными промышленными предприятиями региона;
— обратиться к руководству Республики Башкортостан с просьбой поддержать инициативу Организации минских башкир по защите уникального памятника природы озера Асылыкуль, внесенного в перечень объектов, защищаемых в рамках ЮНЕСКО; объявить озеро Асылыкуль и его окрестности особо значимым объектом, связанным с древней культурой и мифологией башкирского народа, продумать вопрос о создании на южном берегу озера историко-этнографического комплекса, посвященного эпосу “Заятуляк и Хыухылыу”.
— признать, что формирование трезвого образа жизни, создание нетерпимой атмосферы к вредным привычкам должно стать основной задачей организации родов мин;
— считать, что проведение народных праздников Шежере-байрам и “Здравствуйте, односельчане!” служит возрождению исторической памяти башкирского народа и является одним из действенных способов консолидации народов республики;
— поддержать мероприятия в рамках Года благоустройства, объявленного Президентом Республики Башкортостан. Представителям Общественной организации “Минцы” на местах следует выступать инициаторами субботников по очистке родников, берегов рек, озер, рощ и иных природных объектов;
— отметить, что неотъемлемой частью благоустроенного населенного пункта являются правильно оформленные таблички, вывески и наименования сел и деревень. Членам Организации следует обращать особое внимание на реализацию Закона РБ “О языках народов Республики Башкортостан”. Общественность в лице представителей минцев должна обращаться в терминологические комиссии на местах по вопросам исправления ошибок в текстах вывесок, аншлагов, дорожных указателей ит.д.;
— учредить республиканскую общественную премию имени Мифтахетдина Акмуллы за выдающиеся заслуги перед башкирским народом;
— учредить общественный фонд М.Акмуллы, продолжить изучение и издание произведений великого башкирского поэта, усилить пропаганду башкирской литературы среди населения России.
Данная резолюция принята 16 июня 2006 года и одобрена единогласно на II йыйыне минских башкир.

Шакуров Р.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018