”Я лиру посвятил народу своему”

Гори, гори, моя звезда,
Гори, звезда приветная!
Ты у меня одна заветная,
Другой не будет никогда.
В. Чуевский


Вряд ли кто оспорит утверждение историка Л.Н.Гумилева о том, что одним из факторов, определяющих природное дарование человека, является географическая среда обитания. Не зря Урал считается тем заветным местом, откуда вышли многие известные музыканты, актеры, певцы, одним словом — люди искусства. Будущий оперный певец, гордость и слава башкирской и отечественной сцены Александр Васильевич Сутягин родился в 1915 году в казачьей станице Магнитная Оренбургской губернии. Притяжение земных недр было, видимо, той волшебной силой, озвучившей его баритон, который через годы приводил в трепет ценителей оперной музы.
В семье, где рос смышленый подвижный мальчик, было шестеро детей. Братья Михаил, Анатолий, Виктор, Иван, сестра Мария, которая была для всех братьев непререкаемым авторитетом, и самый младший — Саша. После окончания семилетки и техникума Саше пришлось работать в мартеновском цехе Белорецкого металлургического завода. Семья Сутягиных туда переехала из станицы Магнитной в мае 1917 года, когда мальчику было два года. Его отец был родом из поселка Белорецкого металлургического завода, основанного знаменитыми уральскими промышленниками Демидовыми. Предки Сутягиных, согласно семейной легенде, передаваемой из поколения в поколение, отливали пушки для войска самого Емельяна Пугачева. В переломные годы судьба оберегала эту семью от белых и красных, многократно проносившихся мимо их родных мест. Во время работы на заводе Саша активно участвовал в художественной самодеятельности при клубе и исполнял старинные романсы. Родные и близкие отмечали, что в детстве он чуть ли не с пеленок обладал чудесным дискантом. Как утверждали тогда многие, такой голос он унаследовал от своей матери Анисьи Андреевны, уральской казачки, до глубокой старости исполнявшей русские народные песни.
Вероятно, прав был писатель О. Генри, сказавший однажды: «Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу». Дальнейшая жизнь юноши подтвердила правильность этого изречения мудрого писателя. В 1938 году в поисках одаренной молодежи для обучения оперному искусству в Москве по крупным промышленным предприятиям Южного Урала и городам разъезжала комиссия, в составе которой находились опытные педагоги из столицы. Услышав от заводчан об увлечении Александра оперной классикой, его пригласили на прослушивание. А спустя месяц после их отъезда на имя директора завода, и совершенно неожиданно для молодого металлурга, пришла телеграмма о том, что А.В. Сутягин зачислен студентом Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского к педагогу Марии Владимировне Владимировой. Обладая редким даром — прекрасным голосом, тем не менее, она всю свою жизнь посвятила воспитанию молодых оперных талантов, являясь профессором консерватории. Годы учебы совпали с военными буднями — шла Великая Отечественная война. Консерватория жила напряженной жизнью. Здесь учились многие будущие светила башкирской национальной и отечественной оперной сцены, музыканты и композиторы. В консерватории окрепли таланты певцов Габдрахмана Хабибуллина, Магафура Хисматуллина, Бану Валеевой, композитора Загира Исмагилова.
В 1941 году А.В. Сутягин был зачислен солистом (баритон) в штат Башкирского театра оперы и балета, отметившего тогда свое трехлетие. После окончания в 1943 году консерватории певец приезжает в Уфу. В эти же годы здесь работают эвакуированные артисты Киевского театра оперы и балета имени Т.Г. Шевченко, а также актеры и других театров страны. Вместе с ними одновременно выступали и уфимские артисты. В те годы на сцене шла опера Дж. Пуччини «Чио-Чио-сан». Как вспоминает народная артистка РСФСР и народная артистка БАССР Магафура Салигаскарова, А.В. Сутягин тогда исполнял роль Консула, ей пришлось выступать в партии Судзуки. Роль маленькой девочки, дочки Баттерфляй (Б.Н. Валеева, лирико-колоратурное сопрано) исполняла моя сестренка — Флорида Кудашева, которой тогда было 5 лет. И она хорошо запомнила, как «дядя Саша» (А.В. Сутягин) спросил у нее на сцене, как ее зовут, а та, не моргнув глазом, сказала «Флорида», что, согласитесь, звучит совсем не по-японски. С той поры у сестренки как память о выдающемся актере сохранилось расшитое яркими цветами детское кимоно. Партия Пинкертона была исполнена солистом Куйбышевского оперного театра Белоусовым. Другой интересной ролью этого артиста явился образ тореадора Эскамильо в опере Ж. Бизе «Кармен». Впервые знаменитую арию я услышал именно в его исполнении в 1948 году в Чкалове (нынешний город Оренбург). Тогда отец — народный артист РСФСР Хусаин Кудашев — взял меня с собой во время своей гастрольной поездки в этот город. Он был дублером А.В.Сутягина и часто напевал эту арию дома. В тот год мне довелось играть малозначительные мальчишеские роли в операх «Кармен» и «Флория Тоска» (Дж. Пуччини) и впервые близко увидеть А.В. Сутягина. Почему-то запомнился он в белой рубашке и светлых брюках, высокий, стройный и стремительный. Сразу же меня поразила его четкая и звучная, чеканная речь. Не ошибусь, если скажу, что таких редких людей — с красивым слогом — я встречал только трижды: это моя первая учительница Смольянинова Лидия Ивановна, статная русская красавица, Сутягин Александр Васильевич — оперный певец, и моя учительница русского языка и литературы Андреева Людмила Николаевна.
Божественной силы и красоты голос Сутягина звучал в партиях Онегина («Евгений Онегин»), Елецкого («Пиковая дама») — обе П.И. Чайковского, Риголетто («Риголетто») Дж. Верди и других. По воспоминаниям одной из зрительниц, когда он пел партию Риголетто, а это роль сильнейшего драматического накала, то удержаться от слез стоило большого труда. Каждый раз во время потрясающего исполнения арии убитого горем дочери отца (Риголетто) в зрительном зале в определенные моменты чувствовался специфический запах валерьянки. Сутягин обладал поразительной дикцией, и поэтому не случайно в годы войны он был приглашен на работу в качестве диктора Башкирского радио. Подлинным триумфом певца накануне его сорокалетия стало участие в Декаде башкирской литературы и искусства в Москве в 1955 году. Эти гастроли совпали с 17-й годовщиной со дня основания Башкирского государственного театра оперы и балета. Спектакли проходили в помещении филиала Большого театра Союза ССР. Москвичи и гости столицы увидели на сцене первого в стране исполнителя роли Емельяна Пугачева в опере З.Г. Исмагилова «Салават Юлаев». Колоритная внешность и сочный баритон создали емкий сценический образ. Партия исполнялась им на башкирском языке.
Другой оперой, в которой столичный зритель увидел Александра Васильевича, был спектакль «Царская невеста» (Н.А. Римский-Корсаков), где он исполнял роль опричника Григория Грязного. Сюжет действия построен на безответной любви героя-опричника к Марфе, с юности помолвленной с другим — Иваном Лыковым. Государь Иван Грозный, увидев ее и пленившись красотой девушки, останавливает на ней свой выбор — она становится царской невестой. Соперница Марфы — Любаша, влюбленная в Грязного, решается извести ее. Ее необоснованная ревность к Марфе и чувство безответной любви к Грязному оказались настолько сильными, что она ценой своей чести выпрашивает яд у коварного царского лекаря Бомелия, обещавшего приготовить также приворотное зелье для царского опричника, пытавшегося расположить к себе Марфу. Григорий Грязной (Сутягин) видит обезумевшую от отравы свою возлюбленную, которая вместо приворотного зелья приняла яд. Григорий потрясен страданиями девушки и признается, что это он оклеветал Ивана Лыкова и подлил в предназначенный для Марфы кубок с медом зелье, ловко замененное Любашей ядом. Узнав о губительном умысле Любаши, он убивает ее. Царские слуги уводят Грязного на расправу. Одна из зрительниц, побывав на этой опере, написала: «А какой это был Грязной в «Царской невесте!». Мало того, что слушая и смотря на него я получила огромное эстетическое удовольствие. После этой роли хотелось скорее прочитать все относящееся к этой эпохе, к этому времени. Так он был заразителен в своей подаче исторического материала». Здесь уместно говорить не только о силе воздействия искусства на человека, но и о глубоком уважении актера к интеллекту зрителя, принявшего сценическую игру за серьезное историческое повествование. Не зря в те годы среди уфимских любителей оперы была в ходу фраза «сходить на Сутягина», в которой искрилось чувство любви к нему благодарных соотечественников.
После заключительного концерта в декаде в Москве в 1955 году, где выступали солисты Башкирского государственного театра оперы и балета, и среди которых был и А.В. Сутягин, по воспоминаниям его брата Михаила, к нему в грим-уборную за кулисы зашли К.Е. Ворошилов и В.М. Молотов и поблагодарили его. В 1957 году А.В. Сутягин был приглашен в качестве солиста в Ленинградский Малый театр оперы и балета. Северная столица с теплотой приняла уральского посланника. Здесь ему пришлось исполнять партию Онегина вместе с замечательным актером С.Я. Лемешевым в роли Ленского. Первая встреча состоялась с ним еще в 1954 году в Уфе на оперной сцене. Кстати говоря, эту партию Онегина он исполнял и на выпускном дипломном спектакле в Московской государственной консерватории, любовь к которой пронес через всю свою жизнь. Он окунулся полностью в оперную стихию, разучивал новые арии, посещал концерты видных мастеров пения. Так, на вокальном вечере Александра Ворошило, состоявшемся в 1977 году, после его исполнения эпиталамы Нерона из одноименной оперы Рубинштейна и песни Веденецкого гостя из оперы «Садко» певец подарил ему программу концерта с надписью: «Тезке Александру Васильевичу на добрую память», которая бережно хранится у его дочери Наталии Александровны.
Его репертуар пополнился новыми операми. Впервые в 1957 году прозвучала на отечественной сцене партия Голландца («Летучий голландец», Р. Вагнер). В мае 1959 года состоялась премьера оперы «Эсмеральда» (А. Даргомыжский), где в образе горбуна Клода Фролло — Сутягин. Вне всякого сомнения, обладатель прекрасной домашней библиотеки Александр Васильевич был уж давно знаком с творчеством выдающегося французского романиста Виктора Гюго, написавшего «Собор Парижской богоматери», где разворачивается панорама трагической любви звонаря Квазимодо к юной Эсмеральде. Роль Клода Фролло на советской сцене им была исполнена также впервые. В марте 1968 года на премьере оперы итальянского маэстро Г. Доницетти «Любовный напиток» он дебютирует в роли шарлатана и странствующего лекаря Дулькамара. Его проделка состояла в том, что дешевое вино он выдает за любовный напиток, который преподносит юноше Неморино, чтобы покорить сердце Адины. Спустя месяц после этой премьеры ленинградский зритель встречает певца в роли вербовщика рекрутов графа Омоная в оперетте И. Штрауса «Цыганский барон». Ему приходилось из северной столицы приезжать на гастроли в Уфу и … вновь исполнять партию Григория Грязного в «Царской невесте».
Шли годы. Десятки сыгранных образов и исполненных партий: Елецкий, Меркуцио, Роберт, Жермон, Алеко, князь Игорь, Амонасро, Яго, Скарпиа, Фигаро, Валентин и другие в операх «Пиковая дама», «Ромео и Джульетта», «Иоланта», «Травиата», «Алеко», «Князь Игорь», «Аида», «Отелло», «Флориа Тоска», «Севильский цирюльник», «Фауст»... Герои Сутягина пели арии, дуэты, речитативы. Особняком стоит опера лауреата Ленинской и Государственных премий, народного артиста СССР Д.Д. Шостаковича «Катерина Измайлова», в которой ему довелось спеть партию Бориса Тимофеевича. В основе оперы лежит либретто, написанное по повести Н.С. Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». В этой опере перед нами предстал могучий, еще далеко не старый русский гильдийный купец — Сутягин с прекрасной осанкой и окладистой бородой, не лишенный зоркого хозяйского взгляда. Несмотря на то, что опера не стала достоянием большого круга любителей сцены в стране, она свидетельствует о широком диапазоне артистического дарования певца. А.В. Сутягин был импозантен и доброжелателен, в нем была врожденная грациозность, и не показная, а естественная. Такое бывает только у людей, обладающих природной красотой. На протяжении всей сценической карьеры он имел прекрасную юношескую фигуру.
Александр Васильевич объездил с гастролями многие города страны, в 1960 году был в Китае. Когда делился своими впечатлениями о гастрольной поездке в Поднебесную, то перед глазами слушателей вставала объемная картина китайской жизни, будто ты сам прожил там какое-то время. С людьми, которые были ему особенно дороги, был нежен и бережен. Трепетно относился к дочери и сыну, после каждой премьеры дарил им свои фотографии. Работая в Ленинграде, ему пришлось быть заместителем председателя городского отделения Всесоюзного театрального общества, которое возглавлял народный артист СССР Ю. Толубеев. На этом посту Сутягин встречался со многими видными актерами, у него сложились доверительные отношения с председателем и своими коллегами, но он никогда не боялся высказывать свое мнение, не всегда совпадающее с вышестоящим. Он также вел вокальную студию. Несмотря на присущий ему демократизм при общении со студийцами, был достаточно строг с ними.
Во время своих последних гастролей в Уфе на сцене Башкирского театра оперы и балета А.В. Сутягин исполнял партию Дулькамара в опере Г. Доницетти «Любовный напиток». Слышавшим голос певца всегда чудится аристократ Онегин, стоящий в заснеженном лесу и целящийся из пистолета в своего близкого друга Ленского, красавец Роберт перед нежной Матильдой, тореадор Эскамильо в ладном пурпурном одеянии, плачущий Риголетто перед бездыханной дочкой Джильдой, стойкий князь Игорь — всех их для нас открыл Александр Васильевич Сутягин.
Сердце актера остановилось 10 января 1991 года в Ленинграде. Согласно завещанию, его прах предан земле на Сергиевском кладбище города Уфы. В августе 2005 года ему исполнилось бы 90 лет. За заслуги в деле развития искусства и успехи в творческой деятельности в 1946 году А.В. Сутягину присвоено звание заслуженного артиста БАССР, в 1949 — народного артиста БАССР. За большие заслуги в области театрального искусства в 1954 году получил звание заслуженного артиста РСФСР, а за выдающиеся заслуги в развитии искусства и в связи с Декадой башкирской литературы и искусства в городе Москве в 1955 году удостоен звания народного артиста РСФСР.

Кудашев Р.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018