Энергия света, энергия радости

Время иногда не властно над людьми. Для Ивана Поликарповича Котова работа в энергетической отрасли стала делом всей жизни. Сам все такой же — громкоголосый, юморной, подвижный. Мы встретились с ветераном и поговорили обо всем — о времени, об отрасли, о героическом труде энергетиков, о семье.

Его жизнь — словно добрый смешанный лес, в котором есть место и солнечным полянкам, и непролазным чащобам. Родственные корни Ивана Поликарповича — в деревне Петровка, что в Сармановском районе Татарстана. С учебой проблем не было, после школы начал работать станочником на Челябинском тракторном заводе, по первому, затем и по пятому разряду. То была надежная и хорошая ступень в биографии. Служил в рядах Советской армии, затем, закончив электромеханическое отделение Копейского горного техникума, молодой специалист прибыл в Башкортостан.
С 1 апреля 1961 года начал работать мастером Абзелиловского участка Учалинского РЭС «Башсельэнерго», спустя некоторое время стал начальником Абзелиловского участка ЗЭС «Башкирэнерго». Представьте себе, в те годы в этом районе от энергосистемы не было электрифицировано ни одного населенного пункта. Электроснабжение (если это можно так именовать) осуществлялось от местных дизельных электростанций (ДЭС), работа которых регламентировалась по времени (10—12 часов в сутки), а мощность их варьировала от 10 до 100 квт.
На май 1968 года практически весь район был электрифицирован от энергосистемы. Совместно со строителями СМК-100 «Сельэлектрострой» ( начальник Г.П.Бобров) при повседневной помощи руководства района ( первый секретарь РК КПСС Ф.Ш.Хисматуллин, председатель райсовета С.Г.Ишбердин) за эти годы была проведена огромная работа, по сегодняшним меркам, просто неподъемная, да и немыслимая. Район поддерживал энергетиков в большом и малом: от обеспечения хорошими бытовыми условиями — передвижными вагончиками и кухнями для командированных, до выделения техники, ГСМ. Организовывали крупные работы по подготовке трасс под ВЛ-6-10кв с вырубкой леса, расчисткой трасс, сооружением площадок для подстанций, подъездов к местам работ.
— Подключение каждого ТП (трансформаторный пункт) становилось торжественным событием, — вспоминает Иван Поликарпович. — Собирался добродушный сельский люд — от стариков до шустрой вездесущей ребятни, велись задушевные искренние речи о житье, и всегда лейтмотив — огромная признательность энергетикам. В центре собравшихся обычно и находились Ф.Ш.Хисматуллин, С.Г.Ишбердин, председатель колхоза или директор совхоза. Не было случая, чтобы они не принимали участия при включении «госэнергии» в крупном ли, малом ли поселке. Нас хвалили, благодарили, зазывали в дом за праздничный стол.
В районе нас знали поименно. Позже, когда энергохозяйство стало солидным по объемам, надежным и круглосуточным в работе, их буквально на всех уровнях ставили в пример, как высоко дисциплинированный, слаженный, дружный, грамотный коллектив во всей округе. Трудиться в энергетике района было высочайшей честью — и это не просто громкие слова. Каждый электромонтер, шофер, тракторист был готов выехать на устранение аварий от стихий (других отключений просто не было) в любое время суток, быстро, без суеты.
В быту все было организовано на коллективных началах: заготовка сена, дров, обустройство базы участка. К слову, руководство района (в порядке исключения) разрешало нам выбирать участки для покоса и заготовки дров в лучших местах и вести эти работы в любое время ( в период посевной, уборки урожая). Это было по тем временам немыслимым отступлением от политики партии.
За эти годы (1961—1968 гг.) Абзелиловский участок (а потом РЭС) стал одним из лучших в энергосистеме по уровню надежности электроснабжения, обустройству базы РЭС, по состоянию ВЛ-0,4-35 кв, КТП-10/04 кв, оснащенности транспортом и механизмами. В мае 1968 года Котова перевели в управление ЗЭС РУЭ «Башкирэнерго» (г.Белорецк) заместителем директора этого предприятия. В марте следующего года он заочно закончил электромеханический факультет Челябинского института механизации и электрификации сельского хозяйства.
Переезд из села Аскарово в город Белорецк был быстрым и не обременительным. Скарб молодой семьи тогда вмещался в одну небольшую грузовую машину, это в основном книги и домашняя мелочь, тогда о крупном никто не «бредил», главное — работа, работа и работа. И мысли, и дела — все тогда было во благо «светлого будущего». Белорецк принял Котовых (его, супругу Клавдию Павловну, дочь Галю и сына Леню) по-свойски, так как многих белорецких работников они уже знали по совместной работе в селе Аскарово. За небольшой срок в Белорецке удалось кое-что сделать, на его взгляд, очень важное — объединить в одну крепкую, работящую, смелую в поисках и внедрении нового, бойкую, здоровую и духом, и статью команду. В ней были все — от деревенских и заводских ребят, получивших образование без «толкачей» и «поводырей», до потомственных интеллигентов, пришедших в большую энергетику не по воле случая, а по призванию. Это Р.И.Байдавлетов, К.Н.Селиванов, Г.А.Самохин, А.А.Сафонов, В.И.Липунков, М.Н.Ахмадеев.
Отношение к энергетикам в городе было подчеркнуто уважительное, так как предприятие определяло будущее города — его металлургию, строительный комплекс, социальную сферу. В этот период интенсивно ведутся работы по проектированию производственных баз и ВЛ-04-110кв и ПС во всем предприятии, в том числе и в юго-восточных районах республики. Это и предопределило рост объема обслуживания электрических сетей зоны ЗЭС РЭУ «Башкирэнерго». Предприятие и по территории, и по объему обслуживания становилось трудноуправляемым, что приводило к серьезным сбоям в работе, особенно в нештатных ситуациях: гололед, снежные заносы, половодья, грозы. От Учалов до Зилаира — расстояние не малое, а связь в те годы была далека от требуемой для энергосистемы.
В РЭУ «Башкирэнерго» и Минэнерго СССР приказом от 30 июня 1969 года было принято решение о создании на базе ЗЭС РЭУ «Башкирэнерго» двух самостоятельных предприятий электросетей (ПЭС) — БелЭС и СЭС . Решение это явилось стратегическим и во многом определило на длительную перспективу развитие юго-востока Башкортостана вплоть до реформ, начатых командой Ельцина.


Наша справка

В соответствии с приказом Минэнерго СССР №85 от 25 июля 1969 года в составе РЭУ «Башкирэнерго» организовано Сибайское предприятие электрических сетей с самостоятельным балансом, с местонахождением в городе Сибае Башкирской АССР. Директором был назначен Котов Иван Поликарпович. Так что июль 1969 года — точка отсчета его трудовой жизни в Сибае, семья в Белорецке пополнилась к тому же сыном Андреем.

Коллективу вновь организованного предприятия нужно было выполнить большой объем работ по строительству производственных баз, ни один участок не имел базы, и само предприятие первую зиму провело в вагончиках, а к весне 1970 года арендовало заброшенное помещение в районе плотины реки Туяляс. До организации предприятия в зоне обслуживания СЭС от энергосистемы было электрифицировано менее 50 процентов населенных пунктов. В электроснабжении сельхозпотребителей, так же как и в Абзелиловском районе, используется еще много местных дизельных электростанций; преобладающее количество дизелей приходится на сельское хозяйство Зилаирского района с процентом электрификации менее 50 процентов.
На месте бывшей заброшенной свалки мусора в трех вагончиках и ветхом гараже Сибайского РЭС вместе с главным инженером Г.Ш.Хайбуллиным с благословения тогдашнего первого секретаря горкома партии Г.З.Янтилина и председателя горсовета В.А.Силаева и приступил к исполнению своих обязанностей И.П.Котов. Дела шли туго, особенно в части кадров и обустройства рабочих мест. Народ хлынул на новое предприятие разный и не самый толковый, пришлось ему часто «обжигаться», а строительство настоящей базы предприятия было в те времена прерогативой Минэнерго.
Он сразу же активно включился в этот процесс при огромной поддержке в хождениях по высоким инстанциям Москвы Мухамета Султановича Резяпова, управляющего РЭУ «Башкирэнерго». История тех хождений — это целый отдельный этап его директорской жизни, он в равной степени интересен и поучителен, как и знаменателен тем, к чему может привести сверхцентрализация любых госфункций в таком огромном государстве, как СССР. Уже тогда была видна недолговечность такой системы управления, чему теперь некоторые ветераны, как И.П.Котов, от души рады. Нужно было подбирать и обучать кадры, строить энергообъекты в районах, обустраивать места дислокации будущих РЭС. Зона обслуживания Сибайского предприятия электрических сетей была установлена в пределах трех административных районов: Баймакского, Хайбуллинского, Зилаирского — это 224 населенных пункта, 19 колхозов, 17 совхозов, общая площадь — 13, 5 тыс. кв.км, численность населения — свыше 120 тысяч человек.
В эксплуатации предприятия находились в то время 4 подстанции — в Яковлевке, Темясове, Матрае, Таналыке. Объем обслуживания составлял 5100 у.е., протяженность высоковольтных линий порядка двух тысяч километров, количество ТП — 320 штук, 10 единиц спецтехники, 2 грузовых автомашины, 11 тракторов. Среднесписочная численность персонала составляла 138 человек.


Наша справка

В 1970 году создан Хайбуллинский РЭС, в 1972 — Баймакский РЭС, а в 1974 — Зилаирский РЭС. Построена ВЛ-110 кв «Бурибай—Зилаир», подстанции «Галиахметово», «Зилаир», построены вновь и приняты на баланс 6 подстанций 35 кв. Параллельно проводится интенсивная электрификация лесной зоны Зилаирского и Хайбуллинского районов. В некоторые годы объем строительства сети 0,4-10 кв достигал 560 км (1970). Объем предприятия возрос до 10535 у.е., протяженность ВЛ-35-110 кв достигла 718 км, количество подстанций 17 шт., ВЛ-0,4-10 кв — более 3 тысяч километров.

Нередко природа чинила капризы в работе. Так, в конце 70-х — начале 80-х годов наблюдалось интенсивное обледенение проводов и опор ВЛ в Зилаирском и Хайбуллинском районах. Проводилась большая работа по организации плавки льда на ВЛ-6-10 кв. Организовывались посты наблюдения. Высоковольтные линии оснащались схемами плавки, протяженность таких линий достигала 1357 километров. Плавки производились практически без технологических карт, все обсчитывалось на месте. Для монтажа ЗМВ был организован специальный участок, где начал трудовую деятельность будущий главный инженер предприятия Р.Ф.Ибрагимов.
Опоры на ВЛ были деревянные, непропитанные, была принята программа усиления механической прочности с применением железобетона. Первая такая линия построена от ПС «Кананикольск» до «Надеждинска», на остальных ВЛ были установлены железобетонные приставки — кстати, в труднопроходимой пересеченной местности.
Позднее эти опоры в Зилаирском районе заменили на железобетонные. Такое же решение было принято и по ВЛ-35 кв «Бурибай—Матрай», которая была построена на деревянных опорах типа «ласточкин хвост». Реконструкция проводилась хозяйственным способом двумя бригадами: одна из «Башсантехмонтажа», вторая — бригада СЭС, руководимая начальником СВЛ А.С.Зиновьевым. Опоры «ласточкин хвост» были заменены на П-образные деревоопоры на 6-метровых приставках с горизонтальным расположением фаз. Это была первая большая ответственная работа предприятия. В 1983—1986 годы проведена замена таких же деревянных опор на железобетонные на ВЛ «Сибай—Яковлевка».


Наша справка

Период с 1975 по 1980 год отмечен дальнейшим ростом и укреплением предприятия. Объем реализации к концу 1980 года достиг 317,75 млн.квт/час, из них доля села составляла 63 млн. Предприятие обслуживало к тому времени 12580 у.е. Построена ПС 110/10 кв «Ивановка», введена в эксплуатацию ВЛ-110 кв «Ирикла—Бурибай 2 цепь», «Магнитогорск—Сибай 3 цепь», начато строительство переключательного пункта, построено три подстанции 35 кв, и количество ПС к 1980 году достигло 24. Введены в строй РПБ в Баймакском и Хайбуллинском районах. Организованы учебные полигоны на центральной базе и в названных двух районах. Ведутся работы по установке приборов учета электроэнергии, снижению ее потерь.

Время было спрессовано до предела: поездки по Союзу, беготня по городским и районным властям. К их чести, Котова они воспринимали по-свойски, хотя и не без вопросительных взглядов. К варягам всегда отношение «вопросительное» и без восторга. Наверное, это жизнью узаконено.
— Относиться к себе худо я не давал повода, не клянчил себе каких-то благ и уюта, — говорит ветеран. — Мне нужна была от них помощь для их же блага — развития энергетики и роста уровня жизни на их же территории.
Шло время, коллектив комплектовался, привыкал к порядку, а это не для всех подходило — некоторые уходили сами, с некоторыми пришлось распрощаться. Были периоды, когда «отсев» составлял 40-50 процентов, а это по тем временам — работа вразрез с «мудрой политикой партии». Котову приходилось выслушивать нарекания, всякое словоблудие и… намеки — если и дальше не улучшится этот показатель, то… «Но, слава Богу, — улыбается Иван Поликарпович, — тихонько народ «умнел», мы тоже «мудрели», и нас в этом плане стали меньше шпынять, а когда меньше учат плавать, к воде привыкаешь быстрее и без последствий».
В юго-восточных районах кипела работа, строились линии электропередач, подстанции базы РЭС и участков, о чем свидетельствуют цифры тех лет. С вводом в эксплуатацию Сибайского переключательного пункта в 1983 году повысилась надежность электроснабжения потребителей Башкирского Зауралья. Правда, при его вводе столкнулись с трудностью эксплуатации масляных вы-ключателей ММО-110 болгарского производства. Однако благодаря модернизации они эксплуатировались вплоть до их замены в 1994 году. Началось внедрение электроотопления в сельской местности, которое получило особенное развитие на хайбуллинской земле.
С 1987 года предприятие перешло на новую форму оплаты труда: была проведена аттестация руководителей и специалистов, перетарификация работ и рабочих, пересмотрены структурные подразделения с учетом роста объемов. В том же году на базе участка организована служба СДТУ.
А дальше — эпоха «перестройки и реформ». За взлетами грянуло падение. К концу 80-х — началу 90-х годов происходит резкий спад строительства как основных сетей, так и распредсетей. Предприятие вынуждено искать другие пути повышения надежности и развития. Если в распредсетях при этом ведутся в основном ремонтно-эксплуатационные работы с целью поддержания их работоспособности, то в основных еще больший импульс получают реконструкция, обновление и установка вторых трансформаторов. Последние были установлены на ПС «Акъяр», «Ивановка», «Зилаир», «Акмурун», «Целинная», «Туркменово», заменены трансформаторы на ряде станций. Всего и не перечислить.
— Я думаю теперь, как же наш народ един был, добродушен, терпелив, участлив, наивен по-детски, доверчив и благодарен даже за небольшие блага, — рассуждает с высоты нынешнего века ветеран. — А тут еще к ним пришли со светом на все время, без какой-либо платы, без поклонов, без претензий на благодарность, пришли, чтобы они почувствовали себя людьми одной страны — одних законов, одних интересов, одних моральных и материальных ценностей, одного кодекса совести, взаимовыручки, взаимопомощи и товарищества. Жизнь в 70-80-е годы показала, что мы можем творить благие дела, как никто иной.
Он не мог не вспомнить в нашей беседе добрым словом умных, мудрых, глубоко порядочных, ответственных, скромных, заботливых, неординарных работников, от бригадиров сельских бригад и мастеров промышленных предприятий до первых лиц городов (Сибая и Баймака) и районов. Они вместе со строителями и эксплуатационниками электрифицировали юго-восточный регион республики. В Сибае — это Г.З.Янтилин, В.А.Силаев, Р.Н.Ахмеров, М.К.Резбаев, А.Н.Рыков, З.Г.Ярмухаметов; в Баймаке — Х.М.Кашапов, Р.И.Имамов, Р.А.Сырлыбаев, И.Х.Ситдиков; в Зилаире — Ю.С.Валеев, А.Т.Никифоров, Х.М.Ахметов, Д.В.Аверьянов, З.Я.Кучарбаев; в Хайбуллах — Г.Г.Якупов, А.И.Сабин, Б.И.Лобанов, Ф.М.Казакбаев. Для них энергетики были всегда вне очереди по любому вопросу, касающемуся строительства и эксплуатации энергохозяйства их территорий, а хозяйство это стало громадным, сложным и уязвимым.
Я помню с детства, что «Башкирэнерго» всегда было показательным предприятием, куда не стыдились гостей приводить. Как же удавалось содержать его в порядке и чистоте? На что делал ставку руководитель в своей работе, и как поддерживались высокая дисциплина, ответственное отношение рабочих к делу?
— Главное, думаю, работать без окриков, нотаций, больше — убеждением, справедливостью и уважением к подчиненным, быть с ними на равных, — считает Иван Поликарпович. — Мой принцип таков: у руководителя нет прав, у него — ответственность и обязанности, сплошные обязанности! Как только руководитель почувствует вкус прав, он потерян, его нужно гнать. Вкус власти и прав развращает, расслабляет, притупляет, оглупляет, ожесточает, вытравляет здоровую человеческую суть.
Труднее всего Котову давались приказы о взысканиях. Последнее — не право, а обязанность руководителя — вовремя увидеть, упредить. Какая-то червоточина мешала все время: вроде бы и приказ готов, осталось его подписать, но он снова и снова переделывал его, откладывал на утро, чтобы на «свежую голову», не сгоряча; были случаи, когда подготовленный приказ летел в корзину. Нередко приглашал к себе провинившегося, увещевал, стыдил один на один: «Слушай, Ильшат (Ришат или еще кто-то)! Больше по такому поводу мы не должны говорить, понял?». Иногда ведь достаточно внушения, прохладного отношения к нарушителю, чтобы он понял. Строгости директора откровенно боялись. Ну и, конечно же, важен был личный пример: не призывать к чести и труду, шляясь по притонам, не болтать о скромности, утопая в роскоши; не панибратствовать и не заноситься, принимать нужды подчиненных как свои кровные, а не должностные и навязанные; уметь прощать и забывать обиды — мстительный руководитель опаснее всего.
Забота о людях не для шума на площади и в СМИ — это главный принцип жизни и работы руководителя. В 1989 году на базе предприятия введена в экс-плуатацию столовая на 50 посадочных мест, введен холодильный комплекс для хранения продуктов; даже свой хлеб начали выпекать в столовой, и слава о нем быстро разошлась тогда по городу. Постоянно улучшались условия работников предприятия строительством жилья на долевых началах и хозспособом двухквартирных домов в Зилаире, Акъяре, Баймаке, Сибае.
Ему радостно встречаться с коллегами, вспоминать былое. Иван Поликарпович счастлив тем, что на смену пришло молодое, уверенное, современно мыслящее поколение энергетиков. Имен близких по работе много, но можно ненароком обидеть, забыв кого-то из них, поэтому он рискнул назвать только своих первых замов. Это Гайса Шайхисламович Хабибуллин — спокойный, уравновешенный, работящий, мягковатый; Чингиз Рахимзянович Ахметзянов — интеллигент «по крови», умный, выдержанный, честный, незлобивый, заботливый, приветливый; Раис Фаритович Ибрагимов — высочайшего уровня специалист, волевой, твердый, решительный, немногословный, категоричный, разносторонне одаренный (музыкально-художественно); Хайдар Вахитович Ягафаров — умничка, прагматик, скромный, щедрый, осмотрительный, аккуратный, хозяйственный, принципиальный, терпеливый. Всех их роднило ответственное отношение к делу, честность, забота о престиже предприятия, умение организовать персонал на выполнение любых нештатных заданий, в любых условиях. В отношении замов Котову в самом деле везло.
О чем бы мы ни заговорили, Иван Поликарпович невольно сворачивает в одно русло — к производству. Все-таки 32 года в директорах!
— До сих пор соскакиваю ночью, как фронтовики войны, — полушутя, полусерьезно рассказывает Котов. — Ведь все было: срывы, аварии, увечья, невы-платы зарплаты…
Когда началась «свистопляска» с невыплатами, Иван Поликарпович умудрился, коли не живыми деньгами, то другим путем поддерживать семьи рабочих. Они приходили питаться в рабочую столовую, получали все необходимые продукты домой — полуфабрикаты, муку, крупу, масло, сахар и даже промтовары в счет зарплаты. А когда запросили работники «ну хотя бы мелочь на сигареты, спички», Иван Поликарпович затеял обмен товаров на живые деньги с межрайбазой.
До сих пор вспоминает тот период с содроганием: был стыд перед людьми. «Как! — сокрушался про себя Котов. — Они, работники, выполнили свои обязанности перед предприятием, государством, а я, руководитель, — нет!» Удивлялся и интересовался у других директоров предприятий: как, мол, вам мужики на работе морду не бьют, не бушуют?! К чести самого Котова, его предприятие было единственным в городе, где максимальная задержка составляла всего месяц и 6 дней, а по энергетической системе — 4 месяца.
Бедой современности становится тот факт, что гибнут люди на высоковольтных линиях, очень часто дети. Каков выход, какими должны быть меры, чтобы уберечь людские жизни? Многоопытный руководитель с болью рассуждает об этом:
— Власть в целом, в масштабах страны, не хочет прикрыть каналы сбыта разворованного и воруемого цветного металла. Думаю, жизнь должна вынудить ее сделать это. Позорно, конечно! До этого сколько людей мы потеряем, угробим.
Мы пытаемся говорить о жизни вне работы, это нам слегка удается.
— Иван Поликарпович, на протяжении долгих лет вы — первый руководитель. Плюсы и минусы этого для семейной жизни.
— Как-то я не задумывался над всем этим. Дома у меня все и всё время в работе, в учебе. А то, что я долгие годы работал директором, ну и что, разве это какое-то благо? Я — муж, отец, моим положением никто из них никогда не пользовался, и даже намеков не было.
— Как повстречались с Клавдией Павловной, какой была история вашего знакомства с ней? Чем вас радуют дети, внуки?
— Познакомились в 1958 году в школьной библиотеке. Клавдия Павловна работала завучем этой школы — понравилась мне скромная брюнетка, вот и все. В следующем году мы поженились. Проблем с детьми, а у нас дочь и двое сыновей, не было: они своим делом занимались — учились, мы своим — работали. Сейчас они живут и трудятся в разных уголках нашего бывшего Союза. У нас одна внучка и трое внуков — старшего в честь деда нарекли Иваном. Они меня радуют, удивляют, озадачивают, слушают, иногда слушаются, иногда протестуют по поводу оценки прошлого.
— Что значит — прожить десятки лет рядом с учителем? И вас пыталась чему-нибудь учить?..
— Я восприимчив к литературе, к языку, иногда иду за помощью к Клавдии Павловне, но не часто.
— Помню ваш рассказ: пришел с работы, вымотанный, нервный, захожу в квартиру — толпа школьников пришла к Клавдии Павловне. Какой была ваша реакция?
— Не помню, честно говоря — это бывало нередко.
— Пожалуйста, раскройте хотя бы некоторые секреты для молодых —долголетия семейных уз.
— Терпение и терпимость, подавление личного эгоизма. Он присутствует у всех от природы, да, да! А главное — ответственность перед детьми.
— Поколение «младое, незнакомое», что вы думаете о нем?
— С тревогой, иногда — с большой. Оно неприкаянное, не в меру меркантильно, не по возможностям прагматично, нетерпимо к нуждам и слабостям других, разобщено, агрессивно. Есть над чем призадуматься власти и всем нам.
— Иван Поликарпович, смирились ли вы с ролью «человека на заслуженном отдыхе»?
— Пока я не до конца почувствовал себя вне энергосистемы.
— Вы всегда с теплотой относились к ветеранам предприятия. Встречаете ли к себе такое же отношение сегодня?
— Ко мне относятся по-разному, так, как я того заслужил: кто-то до сих пор все гадает — кто же он на самом деле? Кто-то говорит: «Это наш мужик!», а кто-то: «Некому нас теперь держать «в узде»… Так и должно быть — сколько людей, столько и мнений.
Иван Поликарпович, вне зависимости от возраста, погоды или чего-то еще, всегда в прекрасном расположении духа. В июне отметил 70-летний юбилей. Человек, весь «пропитанный энергетикой», твердо убежден, что человечество по сей день не придумало в этой системе ничего более гениального, чем план ГОЭЛРО, который комплексно охватывал всю страну — от больших городов до малых сел, и главное — был реализован! Сколько бы времени ни прошло, мы должны быть благодарны за свет, считает ветеран. Благодарны времени, родившей план ГОЭЛРО, гениальным подвижникам-энергетикам эпохи Ленина, как бы мы теперь не относились к нему.
— Все умны задним числом, — прямолинеен, как обычно, Иван Поликарпович. — Мы еще не раскрыли для себя сегодняшних «гениев» команды реформаторов. А когда осмелимся в очередной раз, также будем очень умны, завидно мудры, не в меру рассудительны и, увы, как всегда, нетерпимы и нередко мстительны, а это великий грех!
Добра и света вам, дорогой Иван Поликарпович! Радуйте земляков, коллег и близких своей неуемной энергией и дальше! Видно, и впрямь работа в энергетической отрасли зарядила вас на всю счастливую жизнь.

Якупова М.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018