На журнал "Ватандаш" можно подписаться в любом почтовом отделении РФ. Индекс - 78384.//Подписка по каталогу «Почта России» через ФГУП по РБ для индивидуальных подписчиков.//Альтернативная (льготная) подписка через редакцию.






Первенец среди нефтяных городов Башкортостана

 Ишимбайская земля имеет сложную, богатую событиями историю.
С древнейших времен в бассейне реки Белой расселилась большая часть башкир рода юрматы. После вхождения в 1557 году Башкортостана в состав Российского государства эта территория отнесена к Юрматинской волости Ногайской дороги. В пределах современного Ишимбайского района также проживали подразделения кипчакского рода гирей-кипчак, которые относились к Гирей-Кипчакской волости Ногайской дороги. Колониальная политика Российского государства приводила к многочисленным волнениям башкир. Широко известно восстание башкир этой дороги в 1735—1736 гг., в ходе подавления которого осенью 1736 года только в Мишар-Юрматинской волости были сож­жены 18 деревень, в Тальтим-Юрматинской — 16, в Макаровской волости 5 деревень. Активное участие приняли башкиры Ногайской дороги в Крестьянской войне 1773—1775 гг.
В 1781 г. был образован Стерлитамакский уезд, в 1798 г. введена войсковая кантонная система управления, которая просуществовала до 1865 г. Территория Стерлитамакского уезда входила в состав 8-го башкирского (с 1803 г. — 7-го башкирского) и 3-го мишарского кантонов Башкирского Войска. В 1865 г. кантонная система управления была упразднена, башкиры вышеуказанных кантонов переведены из военного сословия в гражданское Уфимской губернии.
В 1896 г. территорию современного Ишимбайского района составляли: Азнаевская, Аллагуватская, Верхнеторская, Гирей-Кипчакская, Макаровская, Петровская и Татьяновская волости Стерлитамакского уезда.
После Октябрьской революции 15 ноября 1917 года Башкирским Центральным шуро провозглашен Автономный Башкурдистан. В 1918 году после подписания «Соглашения центральной Советской власти с Башкирским правительством о Советской Автономной Башкирии» Башкурдистан был преобразован в Автономную Советскую Башкирскую республику, а территория края вошла в Юрматинский кантон. В августе 1930 года на территории этого кантона были образованы Макаровский, Торский и Воскресенский районы. Постановлением ВЦИК СССР от 30 марта 1937 года был образован Ишимбайский район.
Но когда и кем был основан населенный пункт Ишимбай, на базе которого впоследствии возникли и рабочий поселок, город и район? Согласно «Ишимбайской энциклопедии» (Уфа: Башкирская энциклопедия, 2015 г.) деревня Ишимбаево была основана в 1815 году башкирами Юрматинской волости Стерлитамакского уезда на собственных землях, и названа по имени первопоселенца Ишимбая Акбердина, чиновника кантонного управления. Деревня тогда состояла из 1 двора с 14 жителями. Жители деревни занимались скотоводством, пчеловодством и земледелием. Военный топограф Нелюбин, производивший топографические съемки земель Стерлитамакского уезда в 1738 г., так описал жизнь башкир этого края: «Во время зимы имеют свои жительства в постоянных зимовых домах в коих ничем не занимаются, как только прокармливают свой скот сеном и соломой, который у богатых людей загоняется в хлевы, а у бедных большой частью кормится в степи травой, которую скот своими копытами выбивает из-под снега… С наступления весны и по слитии воды жители сии выходят из зимних домов в летние кочевья».
К 1936 г. численность населения деревни Ишимбаево увеличилась до 28 человек, у которых имелось 105 лошадей, 79 коров, 20 овец, 105 коз и 24 улья. В 1865 году в 26 дворах проживало уже 116 человек, в 1906 г. — 216, в 1920 г.
— 298 человек.
В 1934 г. д.Ишимбаево перестала существовать как самостоятельный населенный пункт: она вошла в состав рабочего поселка Ишимбай как микрорайон «Старый Ишимбай». В средствах массовой информации и даже среди специалистов часто путают эти два названия — Ишимбаево и Ишимбай, объясняя, что это вызвано изменениями в правописании названий населенных пунктов. Поэтому правильным следует считать название предприятий, объектов и нефтяного месторождения до 1934 г. — как Ишимбаевские, а позже — как Ишимбайские.
От ветеранов нефтяной промышленности Башкортостана ещё в середине прошлого века мне удалось услышать и другую легенду происхождения названия Ишимбаево, отличную от вышеописанной официальной версии. Согласно этой легенде, после разгрома войск Емельяна Пугачева и Салавата Юлаева в 1775 г.,
их соратник Хайдар долго скрывался от царской расправы на берегах таежной сибирской реки Ишим. Через много лет вернулся в родные края как Ишим-бай (так он называл себя). Однажды он обнаружил в ручье «земляное масло». Боясь огласки, никому не рассказывал о своей находке. Только перед смертью он открыл тайну своим сыновьям и завещал им верно хранить её. Прошли годы, одно поколение сменялось другим, но крепко хранил тайну род Ишимбаевых. Но вот прогнал народ всех баев — угнетателей, и молодой красноармеец, потомок Хайдара, рассказал эту тайну «земляного масла» самому Ленину, который прислал в окрестности деревни Ишимбаево геологов, которые нашли здесь нефтяное местонахождение. Конечно, фактически история первого нефтяного месторождения была несколько другой. Но она основана на том, что о башкирской нефти было известно давно, народ верил и надеялся на светлое нефтяное будущее своего края, и что только при советской власти удалось воплотить в жизнь эти надежды. И небольшой экскурс в прошлое позволит, на мой взгляд, лучше понять и оценить роль, значение и место Ишимбая в истории нефти. Это важно и потому, что в мае 2017 года республика будет отмечать 85-летие башкирской нефти.
Башкиры издавна замечали во многих местах их проживания родники и другие поверхностные проявления чёрной жидкости, которую называли «ер майы», которой можно смазывать оси колес телег, сбрую, лечить болезни людей и животных, освещать жилища. Бурлаки, сплавлявшие по реке Белой лес, руду, металл и причаливавшие около деревни Ишимбаево, при разведении костров использовали черный, дурно пахнущий песок, горевший жарким пламенем. Летописцы Чингисхана отмечали, что его войска при штурме крепостей использовали зажигательную смесь на нефтяной основе, которую изготовляли племена, проживающие на Южном Урале. Можно предположить, что это были башкирские племена, которые, согласно фольклорным источникам, в 1219—1220 годах заключили договор с Чингисханом о вассалитете.
Первая попытка добычи и промышленного использования нефти в Урало-Поволжье была предпринята в 1753 году башкирским старшиной Надыром Уразметовым — жителем д.Надыровка Уфимского уезда Казанской дороги. Он обратился в Берг-Коллегию России с просьбой провести анализы проб нефти из 4-х поверхностных нефтепроявлений на своих землях и разрешить построить нефтезавод. После получения положительных результатов по дистилляции этих проб императрица Елизавета Петровна дала разрешение на строительство завода. Но из-за болезни и скоропостижной смерти Н.Уразметова проект этот не был доведен до конца. Но его заслуга в том, что он впервые показал перспективность башкирских земель для добычи и переработки нефти, указал на районы, где возможны залежи нефти, привлек внимание правительства, ученых и геологов России к этому региону. Действительный член Академии наук Республики Башкортостан Д.Л.Рахманкулов весьма справедливо назвал его первым башкирским нефтепромышленником. К сожалению, его имя и заслуги в республике забыты, а вот наши соседи в Татарстане воздвигли Надыру Уразметову прекрасный памятник.
В 1770 году академик российской академии наук И.И.Лепехин впервые описал нефтепроявления на берегах реки Белой в районе деревни Ишимбаево. В своих дневниковых записях он отмечает: «Раскапывая землю, напали на родник, состоящий из горной нефти. Из чего без сомнения заключить можно, что труд и иждивение не потеряются, если сии места надлежащим образом разработать приказано будет». К сожалению, рекомендации академика тогда остались без внимания. Но почти через 2 века в 1943 году в этих местах около р.Тайрун было открыто знаменитое тогда Кинзебулатовское местонахождение нефти, сыгравшее значительную роль в победе в Великой Отечественной войне в 1941—1945 годах.
Целая серия подтверждений перспектив нефтеносности этого района была сделана в XIX в. в 1804 году А.Шекатов в географическом словаре упоминает «Кизлияр, в пяти верстах от Кусяпкулово», где был найден «нефтяной ключик». В 1864 г. горный инженер А.К.Васильев при бурении разведочной скважины глубиной 32 метра для поисков угля около деревень Яр-Бишкадак и Урман-Бишкадак обнаружил прожилки асфальта.
Предприниматели Некеров и Попов в 1880 г. вели разведочное бурение на нефть вблизи д.Нижне-Буранчино, но из-за недостаточной глубины скважин положительных результатов не достигли, хотя и остались убежденными, что нефть залегает на больших глубинах.
Наиболее полное геологическое исследование территории вокруг деревни Ишимбаево провел в 1880—1881 годах геолог Горного ведомства России В.Н.Меллер, где дал описание выходов нефти на поверхность. Но и он, как и другие представители Горного ведомства, отрицал перспективы нахождения промышленных запасов нефти в этом районе. Стерлитамакский городской глава А.Ф.Дубинин, наоборот, был убежденным сторонником богатой нефтеносности этого района. Он в компании с предпринимателем Н.А. Резяпковым и инженером по горной электромеханике Г.Е.Евреиновым в 1890—1897 годах пробурили ряд скважин глубиной от 21 до 91 метра около деревень Нижне-Буранчино и Кусяпкулово, но нефть не нашли. Компаньоны были убеждены, что залежи нефти находятся на глубинах свыше 300 метров, но они не имели технику и финансы для таких работ. Поэтому было подано прошение в Геологический комитет России о проведении глубокого бурения за счет казны. А.Ф.Дубинин неоднократно обращался в комитет с таким прошением, однако все его обращения наталкивались на отрицательное отношение специалистов, которые придерживались мнения о малых запасах нефти в пермских отложениях этого района и бесперспективности поисков. В 1902 году Геолком России в ответ на прошение А.Ф.Дубинина направил в район Ишимбаево своего старшего геолога А.А.Краснопольского. 31 декаб­ря того же года Геологический комитет заслушал доклад А.А.Краснопольского и одобрил его отрицательное заключение, указав, что ходатайство А.Д.Дубинина об организации за счет правительства разведочных работ на нефть близ Нижне-Буранчино удовлетворению подлежать не может.
По поручению начальника Уральского горного округа в 1905 году горный инженер Ф.И.Кандыкин и геолог А.П.Иванов обследовали все нефтепроявления в районе Ишимбаево и ознакомились с материалами разведочного бурения, осуществленного А.Ф.Дубининым и Г.Е.Евреиновым. Было организовано бурение скважин глубиной около 22—24 метра на Ишимбаевском острове реки Белой. По результатом исследования было сделано заключение о перспективности района для промышленной добычи нефти. Ф.И.Кандыкин считал необходимым сначала наметить площади распределения наиболее богатых нефтью пород путем бурения неглубоких скважин, а затем исследовать нижележащие горизонты глубоким разведочным бурением.
В 1911—1914 гг. частный предприниматель А.И.Срослов пробурил несколько скважин глубиной от 20 до 90 метров и одну шахту глубиной 20 метров на Ишимбаевском острове. В этой шахте он обнаружил асфальт и густую нефть. Уфимское губернское земство, ознакомившись с результатами работы А.И.Срослова, решило оказать ему поддержку в поисках нефти.
Изыскания А.И.Срослова привлекли внимание крупных нефтепромышленников России. Товарищество нефтяного производства братьев Нобелей направило в Башкирию своего геолога-доктора Р.Андерсена, который предложил А.И.Срослову продать им участок разведки. Проявили интерес к этой работе также нефтяная компания «Волга» и концессионер И.М.Мешков. Предложение А.И.Срослова провести в этом районе глубокое разведочное бурение за счет казны не было услышано.
В мае 1913 года Ф.И.Кандыкин обращается с аналогичной просьбой к главному начальнику Уральского горного округа, где он доказывает, что «на некоторой глубине можно встретить скопления нефти промышленного значения». Но и эта просьба осталась неудовлетворенной.
11 октября 1913 года Уфимский губернатор обращается в Геологический комитет России с просьбой снарядить за счет казны геологическую экспедицию для исследования нефтепроявлений в районе деревень Ишимбаево, Нижне-Буранчино и Кусяпкулово. Но Геолком основывался на отрицательное заключение А.А.Краснопольского 1902 года и принял решение проводить изыскания за счет средств частных предпринимателей.
В мае 1914 года с аналогичной просьбой обращается в Геолком России окружной инженер Уфимского горного округа Н.С.Ставровский. Эта просьба была поддержана комиссией Уральского горного округа.
В 1916 году по заданию Геологического комитета район деревни Ишимбаево посетил геолог А.Н.Замятин, который в своем отчете снова указал на бесперс­пективность поисков нефти в этом районе.
Затем в России начались революционные события, поиски нефти в Башкирии в 1916—1917 годах не производились.
Молодое советское государство в 1917—1918 годах разработало концепцию развития тяжелых отраслей промышленности в Урало-Поволжье. Весной 1919 года Горный совет ВСНХ направил геолого-поисковую партию в Уфу с целью подтверждения информации о поверхностных нефтепроявлениях в районе. В 1918—1921 гг. по инициативе Башкирского СНК в районе Ишимбаево было пробурено 25 скважин глубиной до 57 метров, в которых были обнаружены нефтепроявления. Буровыми работами руководили Ф.В.Сыромятников и К.С.Данилов. Как отмечал позже А.А.Блохин, «в 6 скважинах были обнаружены прослои гудрона, асфальта и тяжелая жидкая нефть». Однако разведочные работы были прекращены по указанию Главного нефтяного комитета страны. В конце сентября 1919 года Советское правительство направило в республику геологическую партии, на базе которой была сформирована Ишимбайская изыскательная контора при Уральском военном округе. Отсутствие достаточно мощных буровых установок, большая глубина залегания нефтеносных горизонтов и разногласия среди ученых и геологов в оценке нефтеносности региона снова не позволили получить положительные результаты в поисках нефти.
Укрепление экономики страны позволило уже в конце 20-х годов вновь вернуться к поискам нефти в Урало-Поволжье. Первый успех пришел в апреле 1929 года, когда было открыто в районе Верхне-Чусовских городков нефтяное месторождение на глубине 332 метров. Так оказалось, что геологические условия в районах Ишимбаево и Чусовских городков во многом схожи, поэтому башкирские геологи во главе с начальником горного отдела Башсовнархоза Ф.Д.Курбатовым предложили вновь начать поиски нефти в Стерлитамакском районе БАССР. В мае 1929 года Башсовнархоз обратился в Государственный исследовательский нефтяной институт (ГИНИ) и Геологический комитет страны с просьбой незамедлительно организовать разведку на нефть в Башкирии. Уже в конце мая в республику прибывает геологическая партия ГИНИ, возглавляемая геологом А.А.Блохиным. Партия состояла из 4 человек: А.А.Блохин и геологи В.Н.Носаев и М.Афанасьев, и 1 рабочий. А.А.Блохин так вспоминает свой первый визит в республику: «В теплые майские дни мы приехали в Уфу. Оттуда до Ишимбаево надо было добираться на лошадях. Проехать нам предстояло 138 км по оттаявшим полевым дорогам. На постоялых дворах Уфы мы несколько дней искали возчиков. У нас было немало снаряжения, палатки, шанцевый инструмент, комплект для ручного бурении. Не всякий возчик соглашался ехать в такую даль».
В его командировочном удостоверении было указано, что он «…командируется в Стерлитамакский кантон Башкирской Республики. ГИНИ обращается ко всем местным организациям с просьбой оказывать полное содействие тов. Блохину А.А.
по найму рабочей силы, помещения, закупке материалов и др. Согласно Постановлению Народного Комиссара внешней и внутренней торговли СССР от 10 апреля кооперативные органы, хлебозаготовительные пункты и другие по месту работы тов. Блохина А.А. снабжают его нормированными продуктами и фуражом в первую очередь». Сейчас этот документ, а также некоторые личные вещи Блохина находятся в музее г.Ишимбая.
Предварительные итоги своих изысканий он представил на Всесоюзном совещании геологов-нефтяников, проходившем в Москве 26 ноября — 4 декабря 1929 г. Совещание наметило ряд конкретных объектов для глубокого разведочного бурения на нефть, в том числе в районе Ишимбаево.
2 марта 1930 г. Башсовнархоз с повторной просьбой обращается в Президиум ВСНХ СССР, который постановил: «Признавая резкое несоответствие между неутвержденной пятилеткой развития промышленности БАССР и теми возможностями, которыми располагает Башкирия… обеспечить намеченное проведение глубокого бурения в районе Ишимбаево». В июле 1930 г. на конференции треста «Уралнефть» в г.Перми было намечено пробурить здесь 4 скважины по предложению А.А.Блохина. Правительство СССР 28 октября 1930 г. приняло Постановление, обязывающее ВСНХ СССР обеспечить в планах «Союзнефти» на 1931 г. глубокое бурение месторождений нефти в БАССР. В соответствии с постановлением были приняты меры по укреплению материально-технической базы Стерлитамакской нефтеразведки треста «Уралнефть», руководителем которого был Ходырев К.А.
Осенью 1930 г. после окончания геологических исследований Блохиным А.А. были намечены 4 точки для бурения структурных скважин в районе Ишимбаево, которым были присвоены номера от 701 до 704. В некоторых публикациях такая нумерация объясняется тем, что до них в республике было пробурено 700 скважин. Это неверно, так как точного учета ранее пробуренных скважин никто не вел, и их было намного меньше. В 30-е годы нумерация скважин была единой по тресту «Уралнефть», который вел разведку во многих районах страны.
27 октября 1930 г. приказом №347 временно исполняющего обязанности управляющего трестом «Уралнефть» Р.З.Бучацкого для ведения буровых работ в районе д.Ишимбаево создается Стерлитамакская районная хозрасчетная контора бурения (КБ) — первое нефтяное предприятие республики, управляющим которого назначается Кирилл Ходырев. 3 декабря того же года КБ была преобразована в Стерлитамакскую контору разведочного бурения, управляющим которой назначается опытный бакинский нефтяник Константин Матвеевич Приц, а его заместителем К.А.Ходырев.
Ишимбайскую нефтяную целину поднимала вся страна: из Баку и Грозного начало поступать оборудование, из Москвы, Ленинграда и других городов специалисты. Уже в октябре 1930 г. в Башкирию прибыли 725 специалистов из трестов «Азнефть» и «Грознефть», в том числе 220 плотников по строительству деревянных буровых вышек. Бурение глубоких скважин в районе, расположенном в 120 км от железной дороги, где отсутствовала всякая инфраструктура и не было сети дорог, электроэнергии, связи, квалифицированных кадров, было сверхтрудным. Обстановка в стране была такой, что любые промахи, просчеты и ошибки зачастую квалифицировались как «вредительство наймитов иностранных разведок». Тяжелые механизмы, вес которых достигал 20 т., тащили волоком от станции Раевка до Ишимбаево. Часть материалов удалось доставить во время паводка по реке Белой. Буровые вышки начали строить зимой 1930 г. Процесс сооружения деревянных вышек был трудным и опасным. На строительство одной вышки уходило до 150 кубометров леса и 1,5 тонн крупных гвоздей. Для поднятия грузов на высоту использовались ручные лебедки и системы блоков. Для отопления и привода буровых станков монтировались паровые машины и котлы, которые отапливались дровами. Топлива требовалось очень много, в каждом котле за сутки сжигалось 20 кубометров дров.
Вышкостроители буквально совершили подвиг, построив все 4 буровые на 2 месяца раньше плановых сроков. 21 февраля 1931 г. началось бурение скважины №703, в апреле №701, в мае №704 и 3 июня — скважины №702. Буровыми мас-
терами были Л.С.Рахимкулов, Т.Е.Куценко, И.Ф.Лебедев и М.А.Коровников. Во многих средствах массовой информации ошибочно называют Михаила Ивановича Коровина буровым мастером, пробурившим скважину-первооткрывательницу Ишимбаевской и башкирской нефти №702. Мне удалось найти документы в Государственном архиве г.Красноуфимска, вносящие полную ясность в этот вопрос. На самом деле начинало бурение скважины №702 бригада бурового мастера Максима Алексеевича Коровникова, который в феврале 1931 г. прибыл в Ишимбаево из Красноуфимской КБ треста «Уралнефть» Свердловской области. Бурение всех 4 скважин шло очень трудно. Не хватало дров, долот, бурильного инструмента, квалификация членов буровых бригад оставляла желать лучшего. Отрицательно влияли на обстановку слухи, распускаемые местными кулаками. Они призывали крестьян не ходить строить вышки и бурить, так как, мол, если найдут нефть, то отберут земли и сельчане будут голодать. Некоторые специалисты Союзнефти и треста «Уралнефть» начали ставить вопрос о прекращении разведочных работ. Но руководство нефтеразведки района и республики продолжало настаивать на продолжении буровых работ. При этом рабочие буровых бригад согласились временно работать без оплаты своего труда.
В октябре 1931 г. на скважине №702 на глубине 533 м произошла серьезная авария, для ликвидации которой из Верхне-Чусовских городков был командирован в Ишимбаево опытный буровой мастер Степан Григорьевич Логинов. После 6 месяцев безуспешных попыток в октябре 1931 г. было принято решение забурить новый ствол с глубины 439 м. Бурение скважины №702 было продолжено буровой бригадой мастера С.Г.Логинова, а дальнейшая судьба М.А.Коровникова неизвестна. Судя по обстановке тех лет, за такие серьезные аварии следовали самые серьезные наказания. Но история знаменитой 702-ой скважины на этом не закончилась. Заканчивал ее и сдал в эксплуатацию с дебитом 11,4 тонн в сутки 12 июня 1932 г. буровой мастер из Баку П.Х.Сипатов. 20 июля 1935 г. началось очередное, третье углубление скважины № 702: ее забой был доведен до 800 м и дебит до 20 т. в сутки. За 10330 дней эксплуатации она дала стране 37885 т. нефти. 16 мая 1981 г. она была законсервирована и сохранена как мемориал.
Первая ишимбаевская нефть была получена 19 апреля 1932 г. из скважины №702 с глубины 627 м, а 1 мая 1932 г. — из скважины №703 с глубины 614 м.
1 мая 1032 г. разведчики рапортовали об открытии в Башкирии первого нефтяного месторождения. Бурение скважины №702 было продолжено и 16 мая 1932 г. из нее, когда глубина составляла 680 м., был получен мощный фонтан нефти — в течение 4 часов выброшено на поверхность 50 т. нефти. Именно этот день позже был назван днем рождения нефтяной промышленности Башкирии. Весть о фонтанах мгновенно распространилась по округе и в Ишимбаево начали собираться толпы людей, чтобы своими глазами увидеть это чудо. Многие молились, восклицая «Аллах!», и трудно было понять, чего больше в этом: страха от увиденного или надежды на светлое будущее. Так стала былью легенда о нефти на берегах реки Белой. Это была победа всего советского народа, а в первую очередь — результат героического труда разведчиков недр, которые в невероятно трудных условиях, живя в землянках, терпя всякие лишения, совершили чудо. Они по-братски делились всем, учились друг у друга совершенно новой для республики профессии нефтяника. Именно здесь закладывались основы интернациональной дружбы народов, которой так славится Башкортостан. Для многих Ишимбаево, республика стали второй родиной, и они навсегда связывали свою судьбу с Башкирией.
Открытие нефти сразу же породило множество проблем, больших и малых. В первую очередь надо было уберечь население и животных от отравления сероводородсодержащим газом, который выбрасывали скважины. Крупный рогатый скот и лошади не могли выносить даже небольшие концентрации его, поэтому их надо было выводить из района фонтанирующих скважин. Нефтяники не располагали достаточным количеством резервуаров для сбора и хранения нефти, поэтому нефтью были заполнены все близлежащие овраги, а часть попала в реку Белую. Поэтому необходимо было организовать охрану хранилищ нефти, чтоб туда не попали животные и любопытные дети. Нарком тяжелой промышленнос-
ти СССР Серго Орджоникидзе распорядился рыть котлованы для хранения нефти. Нефтяники, все жители близлежащих деревень вручную выкапывали огромные ямы. Надо было строить новые буровые, дороги, объекты сбора и транспортировки нефти и, самое главное, жилье.
После открытия нефти в Ишимбаево возникло немало временных поселков из палаток, землянок и саманных домиков, которые назывались Вышстрой, Буровой, Веселый, Волчий, Кызыл-Аул, Собачий, Не Рыдай и т.д. По инициативе секретаря Башкирского обкома ВКП(б) Я.Б.Быкина, поддержанной И.В.Сталиным, были начаты дноуглубительные работы на р. Белой от Уфы до Ишимбаево, так как первоначально планировалось перевозить нефть баржами. Однако вскоре было принято решение и в 1934 г. построили железную дорогу до Ишимбаево, по которой нефть стала поступать на НПЗ Саратова и Грозного. Согласно решению правительства началось строительство НПЗ в Ишимбае и Уфе. Осенью 1936 г.
Ишимбайский нефтеперегонный завод вступил в строй. В следующем 1937 г. по вновь сооруженному нефтепроводу Ишимбай—Уфа нефть стала поступать на Уфимский НПЗ. Когда более четко определились перспективы по объемам добычи нефти, Председателем БашЦИК А.М.Тагировым было принято решение сосредоточить строительство рабочего поселка нефтяников на правом берегу
р.Белой, в районе нынешнего микрорайона Прибельский.
Вот как описывает условия проживания нефтяников только что назначенный управляющий трестом «Востокнефть» С.М.Ганшин в своем письме от 30 января 1934 г., отправленному начальнику Главнефти М.В.Баринову: «Дорогой Миша! Вряд ли нужно описывать ту неприглядную картину, которую я застал на Ишимбаевском промысле. Народу здесь набралось много. В течение 1934 г. мы доведем количество работающих до 3000. Народ живёт скученно. В общежитиях и бараках грязь, и, как следствие этого, мы имеем за последнее время увеличение заболеваний сыпным тифом, который весной грозится превратиться в эпидемию, если немедленно не принять срочных мер. Культуры здесь никакой. С грязью мы начали бороться жестоко, но все наши мероприятия не дадут должного эффекта, если нам не будет оказана помощь в целом ряде вопросов. Первое. Я написал письмо Фигатнеру и Питерскому с просьбой дать Ишимбаево постельные принадлежности и постельное белье. На Ишимбаевском промысле нет ни одной простыни, ни одной наволочки и имеется всего лишь около 20 одеял. Как мне здесь передавали, УК вынес решение о выделении средств для оборудования клуба. Клуб здесь есть. Но он в таком состоянии, что клуба не напоминает… Дыр здесь в социально-культурной области столько, что средств, нам выделенных, явно не хватает, чтобы порадовать ишимбайцев. Особо прошу добиться покупки для Ишимбаево звукового кино…» (РГАЭ. Ф.7734. Опись 2. Д.104. Л.189).
29 марта 1934 года подписан документ «Об организации рабочего поселка ишимбаевских нефтепромыслов», так как уже к началу года население центрального поселка превышало 10 тысяч человек. Свой поселок местные жители называли по фамилии первого управляющего трестом «Уралнефти» К.А.Румянцева. Вначале строились плетневые, каркасно-засыпные и саманные бараки. Несмотря на указание о сносе временного жилья, самострой бурно процветал.
10 июня 1934 г. Председатель ВЦИК М.И.Калинин подписал постановление об образовании в Стерлитамакском районе БАССР нового рабочего поселка Ишимбай. В его состав были включены «…пункт на нефтепромысловых и селения Ишимбаево, Юрматы, Ирек и Кызыл Батыр». Деревни Смакаево и Буранчино в состав поселка не вошли. В первый поселковый совет было избрано 134 депутата, в том числе 71 рабочий, 14 колхозников. По национальному составу он был таков: 39 башкир, 69 русских, 20 татар, по 2 казаха, украинца и мордвина. Первым председателем поселкового совета избрали бывшего батрака, члена ВКП(б) Шангарая Гареева, которого вскоре заменил Петр Иванович Куприянов. Согласно данным «Ишимбайской энциклопедии», в начале 1935 года в постоянных домах поселка проживало лишь 18,3% людей, в бараках — 14,4%, в землянках — 37%, в близлежащих деревнях — около 20%.
Многим приходилось приезжать на работу из г.Стерлитамака. Часть рабочих до ноябрьских морозов ютились в палатках — по 50 человек в каждой. В комнате засыпного барака размещались по 3, а иногда по 5 семей. Для приближения руководство треста «Башнефть» к местам производства работ в феврале 1936 г.
аппарат треста переводится из города Стерлитамак в рабочий поселок Ишимбай, где он размещался до мая 1940 года. В 1937 году в Ишимбае, кроме треста «Башнефть», работали 3 самостоятельных нефтепромысла, контора бурения, центральная электростанция, транспортные и другие организации. Добыча нефти в Ишимбае возросла в 1937 году до 962 тысяч тонн, что составляло 3,5% в общесоюзных объемах добычи.
Управлять всем этим сложным хозяйством из Стерлитамака стало сложно, поэтому руководство поселка и города ходатайствуют об образовании самостоятельного Ишимбайского района. Постановлением ВЦИК СССР от 30 марта 1937 года был образован Ишимбайский район, а рабочий поселок Ишимбай стал центром района. Председателем райисполкома был избран Зуфар Шайгарданович Мурзаханов, секретарем райкома ВКП(б) — Иван Ильич Шныра.
К сожалению, волна политических репрессий, прокатившаяся в 30-е годы, очень больно сказалась на судьбах многих ишимбайцев. Они были направлены в основном на инженерно-технический персонал, интеллигенцию и местных руководителей. В 1937 г. руководителям Ишимбайского района З.Ш.Мурзаханову, И.И.Шныру, руководителям треста «Башнефть» и его подразделений С.М.Ганшину, Р.З.Бучацкому, Н.В.Самострелову, Н.И.Новикову, В.П.Скворцову, Л.Р.Боярогло, Я.Л.Давидовичу и другим (только среди нефтяников репрессиям подверглись 86 человек) были предъявлены серьезные обвинения как «врагам народа». Их обвинили «…во всемерной задержке разведки новых месторождений, срыве добычи нефти по Ишимбайскому промыслу, неправильном месте выбора для строительство рабочего поселка Ишимбай и т.д.». В конце декабря 1937 г. 33 нефтяника были расстреляны с конфискацией имущества, 31 — осуждены на сроки от 10 до 20 лет, 22 — получили сроки до 10 лет. Были осуждены многие жены нефтяников как «члены семей врагов народа». Только в 1957 г. Коллегия Верховного Суда СССР отменила приговоры в отношении их за отсутствием состава преступления, все они реабилитированы. Их добрые имена восстановлены, но огромный вклад в становление и развитие нефтяной промышленности республики до сих пор никак не оценен. Патриарх нефтяной промышленности страны, почетный гражданин г.Ишимбая Н.К.Байбаков еще в 2002 году для увековечивания памяти о них предложил установить в городе Ишимбае стелу. К сожалению, это до сих пор не сделано.
При создании рабочего поселка Ишимбай в 30-е годы велись нешуточные споры. Долго обсуждался вопрос транспортировки и переработки ишимбаевской нефти. В конце 1931 года управляющий трестом «Уралнефть» Р.З.Бучацкий в докладной записке в ЦК ВКП(б) отмечал: «Мы считаем, что нет никаких оснований строить нефтеперегонные заводы в районе промыслов Стерлитамака… Они должны быть расположены в крупных промышленных центрах или при узловых путях сообщения… Транспортировка стерлитамакской нефти возможна за счет сооружения нефтепровода от Стерлитамака до р.Белой с последующим выводом нефти баржами по Белой на Каму и Волгу и постройкой нефтезавода в одном из центров на Волге или сооружением нефтепровода непосредственно к Орлу, где уже производится большое заводское строительство». Тогда к этим предложениям Р.З.Бучацкого наверху не прислушались. Жизнь показала, что он был прав, говоря о нецелесообразности строительства НПЗ в Ишимбае. В 1983 г. завод прекратил свою деятельность как НПЗ и стал работать как специализированный химический завод катализаторов.
17 августа 1938 г. вышло постановление Совнаркома. Промысел не мог дальше развиваться из-за отсутствия жилья, невозможности расселить рабочих и специалистов. Основная часть ИТР снимала или имела квартиры в Стерлитамаке, а пассажирское сообщение между Стерлитамаком и Ишимбаем отсутствовало. В Ишимбае не было завершено геологическое изучение площадей для строительства поселка, и строительство всех объектов инфраструктуры велось в качестве временных. Поэтому на страницах республиканских и центральных газет велось бурное обсуждение проблем застройки поселка. Так, в газете «За индустриализацию» от 30 марта 1934 г. была опубликована статья М.Лапидуса «Прокат города Маниловска», где ставился вопрос о целесообразности расширения поселка нефтяников в Ишимбае. Он предлагал вести жилищное строительство для нефтяников в Стерлитамаке, а перевозку рабочих оттуда организовать по железной дороге. Он утверждал, что через 3 года месторождение в Ишимбаево будет разбурено и там останется только 500 человек эксплуатационных рабочих. В другой статье этой же газеты от 22 марта 1935 года «Политика крохоборчества и штурмовщины» автор Горохов назвал программу жилищного строительства в Ишимбае «крохоборчеством».
В постановлении СНК БАССР от 31 июля 1937 г. «О состоянии поселка Ишимбайских нефтепромыслов им. С.М.Кирова и планировке г. Стерлитамака» отмечалось «…совершенно недопустимое отношение Главнефти НКТП к проведению в жизнь приказа товарища Орджоникидзе о сосредоточении в
г. Стерлитамаке всего хозяйственного, коммунально-жилищного строительства Ишимбайских нефтепромыслов». Из него следовало, что основная масса рабочих нефтепромысла подлежит переселению в г. Стерлитамак. Это 2450 работников, а вместе с членами семей — 7350 человек. На промысле в Ишимбае предлагалась оставить в основном вахтовых рабочих, а также 2100 человек основных рабочих. Вину за неудовлетворительное состояние условий проживания в Ишимбае СНК БАССР возложил на бывших руководителей треста «Башнефть» Ишимбайского промысла. В постановлении СНК БАССР от 31 июля 1937 г. указывается, что «…в результате вредительской работы бывших руководителей треста «Башнефть» поселок Ишимбай строился с полным нарушением элементарных санитарных норм и противопожарной охраны (размещение рабочих в домах, расположенных среди вышек, допущение строительства большого количества землянок, загрязнение р.Белой нефтью и отработанными водами Ишимбаевского НПЗ, необеспечение населения питьевой водой, неприятие мер к герметизации вредного газа и т.д.)». Была создана Правительственная комиссия по обследованию санитарно-бытовых условий на нефтепромысле. По результатом его работы СНК БАССР 17 августа 1938 г. принял Постановление №1076, в котором отмечается:
2. Учитывая тяжелые санитарные условия поселка нефтепромысла, признать необходимым проведение строгого ограничения количества населения в них… общим количеством в первом поселке 1400 и во втором — 90 человек рабочих и служащих, не считая членов их семей.
3. Ликвидировать все мелкие поселки и землянки…
4. Признать единственно правильным и целесообразным выбор г.Стерлитамака в качестве места для размещения рабочих и служащих нефтепромыслов…, считать г. Стерлитамак центром нефтяной промышленности данного района. Срок полного перевода из Ишимбая в Стерлитамак всего излишнего населения… установить в течение 3-х лет, т.е. к 1941 г.
5. В связи с переселением населения г.Ишимбай… в г.Стерлитамак считать целесообразным с 1 ноября 1939 г. ликвидированный Ишимбайский район присоединить к Стерлитамакскому району. Просить Президиум Верховного Совета БАССР обсудить данный вопрос и войти с ходатайством в Президиум Верховного Совета РСФСР».
Запрет на строительство в Ишимбае продержался недолго из-за того, что переселение рабочих в Стерлитамак потребовало значительного времени и больших капвложений. Уже в конце октября 1938 г. было разрешено строительство в Ишимбае 5 бараков и клуба. Вскоре вернулся в райисполком оправданный З.Ш.Мурзаханов.
К счастью для ишимбайцев, Постановление Совнаркома БАССР №1076 от 17 августа 1938 г. не было одобрено вышестоящими органами республики, и почти через год, учтя, что было проведено немало оздоровительных мероприятий на объектах добычи и переработки нефти в рабочем поселке Ишимбай, Совнарком БАССР своим Постановлением №1323 от 7 июля 1939 г. отменил ранее принятое постановление в части запрещения дальнейшего жилищного строительство в Ишимбае и наметил меры по улучшению санитарно-бытовых условий в поселке. В административном плане больше пострадал Ишимбайский район: Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 10 февраля 1940 г. он был ликвидирован, его населенные пункты и предприятия были переданы в состав Стерлитамакского и Макаровского районов БАССР. Как самостоятельная административная единица Ишимбайский район был вновь образован 13 января 1965 г. Статус рабочего поселка Ишимбай надо было менять, чтобы получить дополнительные средства на жилищно-коммунальное строительство, развитие социальной сферы. Большая нефть Ишимбая (за 1939 г. было добыто 1,67 млн тонн) также являлась главным аргументом для преобразования рабочего поселка Ишимбай в город.
22 августа 1939 г. Президиум Ишимбайского районного совета принял решение:
«1) Просить Президиум Верховного Совета БАССР удовлетворить ходатайство нефтяников о переименовании поселка в город. 2) Присвоить название городу Нефтеград».
Тогда в поселке проживало 13353 жителей. В поселке имелись больница на 80 коек, поликлиники, роддом на 20 коек, 10 школ.
17 сентября 1939 г. Президиум Верховного Совета БАССР принял решение обратиться в Президиум Верховного РСФСР с просьбой удовлетворить просьбу руководства поселка.
10 февраля 1940 г. Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР
Л. Бадаев и заместитель Председателя З. Андреева подписали Указ, в котором сказано: «Утвердить представление Верховного Совета БАССР: 1. О преобразовании рабочего поселка Ишимбай Ишимбайского района в город, с выделением его в самостоятельную административно-хозяйственную единицу республиканского подчинения. 2. О включении в черту города Ишимбая населенных пунктов Буранчино, Кусяпкулово, Саакаево Ишимбайского района». Ишимбай стал городом с населением 14 тыс. человек. В городской Совет было избрано 86 депутатов, в том числе 26 рабочих, 7 учителей, 3 врача, 14 инженерно-технических работников, 28 женщин.
Национальный состав Совета был следующий: 55 русских, 18 башкир, 10 татар. Депутатом горсовета был также избран бакинский нефтяник Дмитрий Тимояреевич Шашин — отец будущего министра нефтяной промышленности СССР Валентина Дмитриевича Шашина. Первым председателем городского Совета избрали бурового мастера Максима Сергеевича Платонова. Из событий, произошедших в Ишимбае в предвоенные годы, следует отметить создание треста «Ишимбайнефть» и перевод треста «Башнефть» в Уфу, где был создан «Башнефтекомбинат» в мае 1940 г.
Тяжелые испытания выпали на долю города в грозные годы Великой Отечественной войны, когда многие нефтедобывающие регионы страны оказались в руках фашистов. Выйдя к Волге, враг отрезал пути транспортирования нефти и нефтепродуктов, нефтепромыслового и бурового оборудования, материалов и запчастей из Азербайджана и Грозного, где добывалось более 90% нефти страны и были сосредоточены основные заводы по переработке нефти и машиностроительные заводы нефтяного профиля. Именно в эти годы наступил «звездный час» Ишимбая, который в полном смысле этого слово стал фронтовым городом в глубоком тылу. «Все для фронта, все для Победы!» — под этим девизом жил Ишимбай все тяжелые военные годы. Многие нефтяники были мобилизованы на фронт, их места заняли женщины, подростки и пенсионеры. Женщины стали работать даже в буровых бригадах и вскоре их удельный вес среди нефтяников Ишимбая достиг почти 50%. Ремесленное училище №2 и школа ФЗО, открытые в 1941 г., за военные годы подготовили около 3000 специалистов-нефтяников. Многие выпускники стали знатными нефтяниками страны как, например, Герой Социалистического Труда буровой мастер Ричард Хайруллович Аллаяров. Большую работу по подготовке специалистов для нефтяной промышленности проводил нефтяной техникум, переведенный в Ишимбай из Стерлитамака в 1942 г.
Руководству города и треста «Ишимбайнефть» пришлось в кратчайшие сроки решать вопросы размещение ряда предприятий и организаций, эвакуированных в Ишимбай. Осенью 1941 г. сюда прибыли около 300 работников Бакинского завода буровых насосов имени И.В.Сталина. А уже в марте 1942 г. он начал выдавать продукцию. Был налажен выпуск спецпродукции и хвостовой части реактивных снарядов для знаменитых «Катюш». Одновременно вводится в эксплуатацию газолиновый завод, турбогенератор на 12 тысяч киловатт из Грозного, из Майкопа переводится строительно-монтажная контора. Строится сажевый завод, завод по переработке нефтяного газа и получению из него бензина. Был налажен выпуск фильмургина для заправки танковых аккумуляторов. Эвакуированные предприятия и специалисты, а также вновь построенные в 1942—1945 гг.
заводы значительно укрепили промышленный потенциал города. В Ишимбае были развернуты 3 эвакогоспиталя и спецгоспиталь для лечения немецких военнопленных. К середине 1942 г. общая численность эвакуированных возросла до 1700 человек. Это была колоссальная нагрузка для города. Несмотря на все трудности, буровики Ишимбая за 1941—1945 гг. пробурили около 400 скважин, открыли 4 новых месторождения нефти. Особое значение для Победы имело открытие в 1943 г. Кинзебулатского месторождения — новой жемчужины Башкирии. За годы войны страна получала от ишимбайцев около 4,5 млн тонн нефти (а всего башкирские нефтяники добыли 5,3 млн тонн нефти), Ишимбайский НПЗ переработал около 2 млн тонн нефти. Патриарх нефтяников страны Н.К.Байбаков в своих воспоминаниях писал: «В период войны каждый третий танк работал на горючем, выработанном из ишимбайской нефти». За образцовое выполнение заданий правительства по добычи и переработке нефти в трудных условиях военного времени 50 нефтяников Ишимбая были награждены орденами и медалями страны, а главному геологу треста «Ишимбайнефть» в 1940—1942 гг.
Андрей Алексеевичу Трофимуку, первому среди нефтяников республики, было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Коллективы нефтяников Ишимбая многократно награждались переходящими Красными знаменами ГКО. Ишимбайцы принимали самое активное участие в сборе средств для нужд обороны, в том числе для создания авиаэскадрилий «Башкирский нефтяник», «Башкирский комсомолец», а также танковых колонн. В 1943 г.
ишимбайцев поблагодарил И.В.Сталин: «Передайте трудящимся г. Ишимбая, собравшим 1165000 руб на строительство эскадрильи истребителей «Башкирский нефтяник», мой братский привет и благодарность Красной Армии».
Более 10 тысяч ишимбайцев были призваны в Красную Армию за 1941—1945 гг., из которых более 3 тысяч пали на полях сражений. 8600 посланцев Ишимбая были награждены орденами и медалями, из них 6 человек были удостоены звания Героя Советского Союза: Г.Н.Бердин, Д.С.Нагуманов, Т.Г.Халиков, Н.А.Черных, А.Ф.Рябов и С.У.Сайрянов. Полными кавалерами ордена Славы стали Г.Т.Кузнецов и Ш.Ф.Маннапов. Знатный буровой мастер Семен Михайлович Андриянов в середине июня 1941 г. был командирован в Германию в составе Комиссии по контролю за поставками немецкого оборудования в соответствии с советско-германскими хозяйственными соглашениями. 22 июня 1941 г. он был арестован в г. Дуйсбург. Только через несколько месяцев с помощью Красного Креста удалось вернуть его на Родину.
Много славных дел на счету Ишимбая в послевоенный период, который достаточно полно освещен в многочисленных публикациях в газетах и журналах, книгах «Чудесный клад» (Авторы К.Н.Мангушев, В.Н.Поляков и Ю.В.Уткин. М.: Советская Россия, 1985 г.), «Ишимбайская энциклопедия» (Уфа: Башкирская энциклопедия, 2015 г.), статьях и воспоминаниях Ю.Ф.Газизова, Р.А.Гумерова, В.Л.Игнатьева и др.
За послевоенные годы в Ишимбае построены и введены в эксплуатацию целый ряд заводов. Ишимбай стал крупным индустриальным центром. В небольшой журнальной статье невозможно подробно описать успехи и достижения за 70 послевоенных лет. Мне, как нефтянику, близки и понятны результаты работы ишимбайских нефтяников за все годы существования отрасли. Они воистину впечатляют. Ишимбайскими буровиками открыто 57 месторождений, что составляет четвертую часть всех месторождений республики, пробурено более 4100 скважин, промысловики добыли более 330 млн тонн нефти (около 20% всей добычи башкирских нефтяников). Ишимбайские нефтяники являются пионерами внедрения многих новых технологий бурения и добычи нефти: это турбины и кустовой наклонный способ бурения, проходка сверхглубоких и многозабойных скважин, индустриальные методы вышкостроения, методы повышения нефтеотдачи и многое другое.
Ишимбай являлся подлинной кузницей кадров для нефтяной промышленности страны и республики, они составляли костяк всех последующих предприятий в системе «Башнефти», принимали самое непосредственное участие в освоении нефтяных богатств Западной Сибири, Татарстана и других нефтяных регионов страны. Ишимбайские нефтяники щедро передавали свой богатый опыт коллегам за рубежом. Многие специалисты, получившие трудовую закалку в Ишимбае, стали крупными руководителями союзного и российского масштаба, известными учеными. Весьма символично, что первым Героем Социалистического Труда среди нефтяников республики стал ишимбайский геолог А.А.Трофимук, первым Героем Социалистического Труда среди работников промыслов — мастер подземного ремонта скважин треста «Ишимбайнефть» А.Г.Вахитов, среди буровых мастеров — И.Д.Куприянов, работавший в коллективе ишимбайских буровиков в 1933—1943 гг. Первым Героем Советского Союза среди башкир стал выпускник Стерлитамакского нефтяного техникума Г.Ш.Арсланов. Из 6 Героев Социалистического труда Ишимбая трое являются нефтяниками.
В 2016 году Постановлением Президиума Межгосударственного Союза Городов-Героев «За выдающиеся заслуги перед отечеством, мужество, массовый трудовой героизм, проявленный жителями города Ишимбай в борьбе с фашистскими захватчиками и в ознаменование 71-ой годовщины окончания Второй мировой войны…» Ишимбаю присвоено почетное международное звание «Город Трудовой Доблести и Славы». Постановление подписал 19 июля 2016 г. председатель Президиума, дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт СССР В.В.Горбатко. В Ишимбае в День города 29 августа 2016 г. прошли торжественные праздничные мероприятия, посвященные этому знаменательному событию. Дважды Герой Социалистического труда В.И.Ярыгин по поручению В.В.Горбатко вручил это постановление главе администрации Ишимбайского района М.Х.Гайсину.
Такой почести ранее были удостоены города: Челябинск, Магнитогорск, Новосибирск, Кемерово, Северодвинск, Череповец, Волхов, Закаменск, Электросталь и Королев. Одновременно с Ишимбаем это почетное звание присвоено городам Златоуст, Улан-Удэ и Фрязино. Нелишне подчеркнуть, что Ишимбай — единственный город республики, удостоенный такой чести. Вклад Ишимбая в Великую Победу оценен по достоинству.

Энгель ЗАЙНЕТДИНОВ


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2017