Мухаметсалим Уметбаев как социолог

 В литературоведческих, философских, общественно-политических публикациях, появившихся в конце ХХ века, М.Уметбаев признается прежде всего как просветитель. Есть полное основание говорить, что он не просто просветитель, а просветитель-социолог, еще точнее — социолог-прикладник. О социологическом аспекте его творчества раньше особо не говорили, видимо, потому, что в недавнем прошлом социологическое видение в целом не поощрялось.
Главное, что определяет позицию М.Уметбаева как социолога — особенности его творчества, а именно сосредоточенность на происходящих в самой жизни социально-экономических явлениях. На это обратил внимание еще А.И.Харисов, который писал, что «…многие его (М.Уметбаева. — Р.И.) произведения не столько будят в читателе образную мысль, как делает это Акмулла, сколько несут ему знания. Он не столько воспроизводит в художественных образах былое, сколько говорит о нем, перечисляя факты и явления. Таким методом написано, например, стихотворение «Прошедшая жизнь» («Үткән ғүмер»), в котором перечислены важнейшие явления в жизни башкирского общества… Образная мысль здесь, можно сказать, почти отсутствует» (Харисов А.И. Литературное наследие башкирского народа (ХVIII—ХIХ вв.) 2-е изд. доп. — Уфа: Китап, 2007. — с.332).
Более полно М.Уметбаев как социолог представлен в его работе «Общес­твенные порядки», которая написана в ответ на просьбу уфимского губернатора Богдановича. В 1898 году губернатор обращается к М.Уметбаеву с письмом:
«Милостивый Государь Мухаметсалим Ишмухаметович! Ознакомившись ныне подробно с Уфимской губернией, я не могу не придти к крайне печальному выводу, что коренное население губернии башкиры-вотчинники, при обширной территории владеемых ими земель, находятся в крайне плохом экономическом положении, значительно худшем в сравнении с благосостоянием остальных пришлых народностей, и несомненно требующем особых административных забот. Степень экономического достатка башкир, однако, крайне разнообразна в различных частях губернии и находится отчасти в зависимости от того или иного фазиса переходного состояния, которое переживают башкиры. Вместе с тем, по мнению некоторых местных деятелей, среди этого коренного населения края проявляются признаки вымирания, наблюдается даже в некоторых местах уменьшение населения против числа душ Х ревизии (перепись населения 1857—1858 гг.
— Р.И.). В виду сего, озабочиваясь выяснением действительного положения башкир в различных районах губернии и причин, вызывающих приведенные ненормальные условия существования вотчинников, я просил члена Губернского Присутствия В.П.Михайлова принять на себя лично разработку этого вопроса по имеющимся материалам.
Вместе с тем, представлялось бы крайне важным для существа этой работы выслушать беспристрастное мнение лиц, близко стоящих к народу, знакомых с бытом башкир и условиями их жизни минувшего и настоящего времени, чтобы, таким образом, яснее и всестороннее осветить положение этого населения и возможно точнее определить ряд мер, которые могли бы быть применены с пользою для аборигенов страны.

Ввиду сего, позволяя себе обратиться к Вам, как к компетентному в этом деле лицу, я был бы крайне благодарен, если бы Вы нашли возможным сообщить свои соображения и заключения по этому вопросу непосредственно на имя Г.Михайлова (Уфа, Губернаторская ул. Д.Медисланского).
Примите уверение в отличном почтении и совершенной преданности».
(подпись М.Богдановича)
(Архив УНЦ РАН, ф.22, оп.1, ед.хр.1. Далее все ссылки по этому источнику).
На письмо-обращение губернатора М.Уметбаев дает ответ, озаглавив его «Общественные порядки». Он состоит из двух частей — в первой дается анализ причин, вызвавших бедственное положение башкир, во второй — излагаются рекомендации, как выправить положение, в свою очередь первая часть состоит из 13, а вторая — из 9 пунктов. Положение башкир рассматривается как объективное явление, состояние которого стало результатом стечения ряда других, также объективно существующих, обстоятельств. М.Уметбаев пишет: «прежде чем дать какое-либо заключение о башкирах, необходимым считаю объяснить некоторые порядки, утвердившиеся среди башкир…»
Ухудшение социального положения башкир М.Уметбаев связывает прежде всего с отсутствием надлежащего порядка в земельных отношениях. Башкиры исстари владели и пользовались землей на основе вотчинного права, по которому земля являлась общинной собственностью и каждый член общины имел равные права на пользование общинной землей. С вхождением Башкортостана в состав России это право царским правительством было признано, и оно впоследствии неоднократно получало подтверждение. С началом колонизации края царской администрацией предпринимаются усилия по лишению башкир своих земель. Она (царская администрация) старалась внедрить среди башкир порядок землепользования, действующий в России. Начиная с реформы 1861 года земельная политика царской администрации в Башкортостане была направлена на постепенное выравнивание социального положения башкир-вотчинников и пришлого населения. 10 февраля 1869 года был издан Закон о размежевании башкирских земель. По этому Закону из единого фонда башкирских земель образовывались три категории земельных фондов: 1) душевые наделы башкир-вотчинников;
2) «свободные», сверх душевого надела, земли башкир-вотчинников; 3) запасные земли. Земли 2-й и 3-й категорий могли сдаваться в аренду.
Словом, в земельном вопросе происходило столкновение разных подходов к его рассмотрению. С одной стороны, продолжали действовать, правда, в сильно усеченном виде, традиционные порядки (вотчинное право) пользования башкирами землей, с другой — царское правительство внедряло порядки, обеспечивающие изъятие башкирских земель и пользование ими по законам товарного производства (продажа, сдача в аренду). Этим пользовались всякого рода ловкачи. Проверкой, проведенной в ходе сенаторской ревизии в 1880—1881 годов, были выявлены массовые злоупотребления чиновников местных властей во главе с губернатором Оренбуржья Н.А.Крыжановским, факты захвата вотчинных земель башкир, подлога и взяточничества при покупке и льготной продаже запасных участков, предназначенных для малоземельных припущенников. По итогам ревизии Оренбургское губернаторство было упразднено, Крыжановский отстранен от должности. В итоге к концу ХIХ века в Башкортостане складываются крайне запутанные отношения в системе землевладения и землепользования. Усилия правительства в земельном деле ожидаемого результата не давали, облегчения положения сельского населения не происходило. «Экономическое положение крестьянского населения, — писал М.Уметбаев, — за последние 30—35 лет, если не ухудшилось, то нельзя сказать, что улучшилось».
Уметбаев в своем ответе Уфимскому губернатору раскрывает полную картину землевладения и землепользования в крае. Он пишет, что рассмотрение вопросов владения землей, сдачи ее в аренду, даже допущения на выпас на определенных участках находится в руках узкой группы людей, во главе которой стоят руководители местной власти. Под давлением этой группы принимаются решения и составляются документы. Каждый член такой группы имеет много скота и содержит его не только у себя, но и у знакомых в соседних деревнях.
Уметбаев на фактических примерах показывает, как члены такой группы обманным путем наживаются. Так, назначив цену за десятину отдаваемой в аренду земли в сумме 5 руб., в договоре указывают сумму в 1—2 руб., а всю разницу разбирают между собой «под названием карманных». Против воли так называемых безлошадных, рабочих, а также подчиняющихся крестьян почти третья часть земли у малоземельных отводится под пастбище, где безо всяких договоренностей пасется скотина богатых людей, старост, судей. Выражающие протест против таких порядков всегда рискуют подвергнуться наказанию. Кроме того, по уборке хлебов на озимые поля для поедания мягкой травы пускают гурты скота, поэтому у вотчинников всегда обмолот хлеба наполовину меньше, чем у других крестьян. Жаловаться на такие порядки не смеют, потому что это будет шаг против местных начальников. Даже при опросе всегда отвечают, пишет М.Уметбаев, что начальниками довольны.
Одна из причин низкой эффективности хозяйствования башкир, считает М.Уметбаев, состоит в том, что им не удается вести дела в соответствии с требованиями агротехники. Отмечается, что хотя трехпольная система земледелия (трехполье — севооборот с чередованием, например, озимых, яровых и пара, т.е. после двух лет выращивания сельскохозяйственной культуры на третий год земля «отдыхает» для воспроизводства плодородия и накопления влаги. — Р.И.) принята повсеместно, однако даже в многоземельных дачах «вследствие отсутствия искусства и ремесла живут не лучше малоземельных башкир».
«Главная причина обеднения и разорения вотчинников, — подчеркивает М.Уметбаев — это нежелание некоторых влиятельных лиц делить душевой надел на наличные души, а потому еще во многих местах владеют по Х ревизии, хотя уже более 1/3 душ этой ревизии не существует, и родившиеся после ревизии 1859 года, стало быть 38 тыс. людей, остаются без земли».
Существующие арендные отношения, по мысли М.Уметбаева, — еще один несправедливый и не менее вредный и противозаконный порядок. «В законе сказано, — пишет он, — что душевые наделы башкир могут отдаваться (в аренду. — Р.И.) лишь на один год, но это обходят частным образом. Каждый бедняк свою часть отдает, но расписку-то засвидетельствуют старостою на несколько лет. Но только на каждый год пишут особую расписку, дабы указательно было, что земля отдана на один год, между тем на одну и ту же десятину ростовщика снабжают несколькими расписками. Таким образом, земля душевого надела отдана до 5 и более лет. Продавец при нужде потом сам берет у кулака же, платя тройную цену. Если не в состоянии уплатить просимую сумму, то отсрочки нет, а отдавай землю еще на следующий год. Таким образом, хозяин и в следующем столетии будет находиться в руках своего кулака».
М.Уметбаев в своем письме не ограничивается выявлением мошеннических действий членов местной группы влиятельных людей, но и выражает свое отрицательное отношение к таким мерам, которые предпринимались по земельному вопросу в правительстве. 20 апреля 1898 года правительством был принят новый указ о размежевании башкирских земель между сельскими общинами. По этому указу башкиры-вотчинники должны были наделяться 15 десятинами земли на душу. М.Уметбаев подсчетами показывает, что из этих 15 десятин часть будет выделяться на под пары, еще часть — под пастбища, еще какая-то часть окажется занятой кустарниками и т.д. и в итоге для реального пользования останется 5—6 десятин, что явно недостаточно для выгодного хозяйствования.
Возмущает М.Уметбаева и то, что «с целью легче покупать земли, обычно распускали слух о том, что если где не сумеют продавать сами добровольно, то там казна будет отбирать земли за ничтожную цену». По М.Уметбаеву, от такого разбазаривания башкирских земель оградило бы общинное пользование землей.
В объяснительной части своего ответа на губернаторское обращение М.Уметбаев посчитал нужным дать характеристику башкирам с точки зрения наличия у них способностей к возрождению. Отмечает, что «народ башкирский к наукам и искусствам весьма способен», «в полевых работах башкиры выносливее и расторопнее других народов» и т.д. Считает, что «образование юношества послужило бы конечно к знанию и необходимых предметов и занятий, но почему-то у нас мусульмане во введении русских школ видят одну лишь миссионерскую цель».
В конце объяснительной части работы, как бы указывая на обоснованность своих мыслей, М.Уметбаев пишет, что во всем вышеизложенном убедился, будучи у башкир-вотчинников и проживая между ними старшиною, участвуя в рассмотрении спорных вопросов по размежеванию земель, а также работая учителем русского языка в Стерлитамакском медресе.
Во второй части работы М.Уметбаев дает рекомендации по исправлению социального положения башкирского населения. Эти рекомендации носят сугубо практический характер, являются логическим завершением проделанного анализа в объяснительной части.
В первом пункте «Заключения» М.Уметбаев предлагает развивать ремёсла среди населения. Ремесло, как известно, представляет собой мелкое ручное производство промышленных изделий, предшествовавшее машинному производству. Ремесленному производству присущи частная собственность на средства производства, применение простых орудий труда, индивидуальный характер изготовления и реализации продукции. Ремесленник — это труженик, в отличие от скотовода-общинника, полностью обособившийся от других. Ремесленное производство непосредственно связано с потреблением производимой продукции. Ремесленник постоянно находится в ситуации поиска более эффективных способов производства продукции и ее сбыта. В этих целях он совершенствует технологию, переключается на выпуск ходовых товаров и т.д. В итоге ремесленное производство, насыщая рынок предметами потребления, обеспечивает более полное удовлетворение повседневных бытовых потребностей людей.
М.Уметбаев называет и конкретные пути активизации ремесленнического дела среди башкир, а именно: строительство в каждой волости мастерских первоначально с помощью земства, особенно там, где на содержание этих мастерских у людей нет денег; введение общественных запашек, на доходы которых могли бы содержаться мастерские, если таковое потребуется; открытие ремесленных училищ «особенно и исключительно для башкир», но «без участия миссионеров. Потому что при участии последних всякое и явно полезное дело правительства встречает препятствие и принимается с недоверием» и т.д.
Большое внимание в рекомендациях уделяется вопросам регулирования земельных отношений. М.Уметбаев пишет, что «следует первым долгом распорядиться немедленно и предоставить, даже обязать делить земли душевого надела на наличные рабочие души, вообще пользовать бы наличные души, а не владеть бы по Х ревизии. Распределение же повторять по крайней мере, через 5—6 лет».
М.Уметбаев считает, что следует «продажу свободной земли вовсе запретить», а «в малоземельных дачах, где не более 15 десятин на душу Х ревизии, запретить отдавать земли обществом в аренду. Отдельному домохозяину запретить отдавать свою часть далее одного года». А если кто его землю берет на три и более лет, в случае возникновения спора в последующем между хозяином земли и арендатором, последнего лишить права на притязания вообще. Старшинам, судьям, писарям, старостам, как было во времена башкирского войска (кантонного управления. — Р.И.), земли и других угодий не отдавать и в компанию арендаторов их не допускать под опасением немедленного отстранения от должности.
Высказаны предложения по наведению порядка в землепользовании. Считается необходимым «ввести обязательную трехпольную систему…» В малоземельных дачах как на выгон, также в поле чужую скотину, даже гусей не принимать под опасением штрафа по 1 рублю с крупного скота и 40 коп. с гуся, как заведено у некоторых помещиков. Пастухов, пользующихся этими промыслами, подвергать волостному суду по заявлению даже двух добросовестных людей. За допущение в малоземельных дачах чужого скота на выгон, в поле или луга, вообще на душевой надел, и за составление для этого условий или приговоров подвергать виновных волостному суду. «Занятие огородничеством сделать обязательным, как это вводилось еще во времена башкирского войска. Не сеявших хлеба и огородных растений без уважительных причин в виде показания гонять на общественные работы, как-то: строить мосты, исправлять дороги, ставить вехи и наряжать к землемеру на межевание до тех пор, пока не будет окончательно введено огородничество. О предполагаемых мерах не бесполезно было бы публиковать в губернских ведомостях и объявить заранее на волостных и сельских сходах. Только пред упразднением войсковых управлений за нерадение к хлебопашеству и огородничеству начальство войсковое принималось подвергать башкир к телес­ному наказанию; по передаче же в гражданское общество, бедные башкиры, освободившись от строгого надзора и опеки, при незнакомстве с ремеслами и искусствами, охотно подпали под власть богатых землевладельцев и постоянно находятся в зависимости от них, работая за заработанные деньги. В такое положение подверглись они вследствие безответственных общественных порядков, злоупотреблений близко поставленных начальников и бесконтрольности действий сельского начальства в пользовании землею и другими угодиями».
М.Уметбаев также высказывает предложение, предусматривающее регулирование взаимоотношений государства и крестьян в вопросе поддержки последних в неурожайные годы. В документе упоминается прецедент получения крестьянами в неурожайный 1867 год пособия от государства. В этой связи М.Уметбаев пишет, «чтобы крестьяне не полагались на постоянные денежные пособия от казны (как они выражаются), следовало бы лучше везде ввести общес­твенные запашки, которые могли бы выручать их в неурожайные годы и хлебом, и деньгами. Во время же неурожайных хлебов и трав главным подспорьем будут служить огородные растения, почему эту часть хозяйства желательно было бы ввести между башкирами в виде обязательного труда, потому что и по магометанскому закону труд есть из первых обязанностей человека; за нерадение же к обязанности и шариат подвергает наказанию».
Работа М.Уметбаева «Общественные порядки» дает возможность не только ознакомиться с бедственным положением башкирского населения во второй половине ХIХ века и причинами, его обуславливающими, но манерой исполнения свидетельствует о компетентности автора как исследователя социальных проблем. Задача, стоящая перед М.Уметбаевым, была непростой — надо было найти истоки бедственного положения башкир, которые, обладая таким богатством, как земля в огромных масштабах, находились «в крайне плохом экономическом положении, значительно худшем в сравнении с благосостоянием пришлых народностей».
Нахождение причин, обуславливающих состояние общественного явления — дело весьма своеобразное и тяжелое. Общественные явления, в отличие от естественных, многоплановы, многофакторны. В каждом отдельном случае их состояние формируется конкретным стечением жизненных обстоятельств. Так, социальная напряженность в трудовом коллективе в одном случае может быть вызвана задержкой заработной платы, в другом — неумением руководства формировать требуемые организационные отношения, в третьем — избытком рабочей силы в населенном пункте и т.д. Нахождение причин, обуславливающих состояние общественного явления, есть нечто иное, как выявление тех обстоятельств, воздействие которых испытывает в конкретном случае изучаемое явление. Для этого исследователь должен обладать социологическим видением общественной жизни, социологической методологией анализа общественных проблем, т.е. умением разглядеть, из каких частей они состоят, как взаимосвязаны эти части между собой и формируют реальное состояние образуемого ими явления. В своей работе «Общественные порядки» М.Уметбаев демонстрирует владение социологическим подходом к анализу социальных проблем. Он скрупулезно раскрывает наиболее значимые «общественные порядки», которые так или иначе усугубляли бедственное положение башкирского населения.
Значение работы М.Уметбаева «Общественные порядки» как социологической усиливают содержащиеся в ней рекомендации. Что значит выработать рекомендации? Для этого еще недостаточно выявить причины, вызвавшие проблемную ситуацию в изучаемом явлении. Нужно еще знать, как выглядит в идеале исправляемое явление и как это должно быть достигнуто. В самом упрощенном виде технология формулировки рекомендации схематично выглядит так: фактическое, т.е. проблемное состояние явления сопоставляется с представляемым в мыслях его идеальным состоянием и на основе обнаруженных расхождений определяется то, что нужно делать, чтобы добиться желаемого состояния. Проделывание такой операции с общественными явлениями может дать успех лишь в том случае, если это делается по канонам социологической методологии. Рекомендации, сформулированные в «Общественных порядках», логически вытекают из анализа осуществленной в первой части работы, глубоко аргументированы, и это есть свидетельство того, что М.Уметбаев обладал социологической компетентностью в анализе общественных явлений.
Работа М.Уметбаева «Общественные порядки» представляет собой прообраз современных социологических исследований. Она выполнена в ответ на специальный заказ с соблюдением присущих для данного типа исследований методологических, методических, технико-технологических, организационных процедур.
Своей работой «Общественные порядки» М.Уметбаев предстает как социолог, точнее — социальный технолог. Способность анализировать сложные общественные явления с социологической позиции — свидетельство высокой эрудиции М.Уметбаева. Как выявил видный исследователь творчества М.Уметбаева Г.С.Кунафин, он был постоянным читателем и корреспондентом таких органов русской периодической печати, как «Уфимские губернские ведомости», «Уфимская земская газета», регулярно читал издания различных организаций, выходящие в центральных областях и национальных окраинах России газеты и журналы «Санкт-Петербургские ведомости», «Московские ведомости», «Сын Отечества», «Переводчик», «Новости и биржевая газета», «Оренбургские губернские ведомости», «Волжский вестник», «Правительственный вестник», «Нива», «Луч» и другие. В деятельности некоторых из этих изданий он принимал активное участие в качестве внештатного сотрудника. Устанавливал тесные связи с передовыми представителями башкирской, татарской интеллигенции, с русскими и иностранными учеными, писателями, интересовавшимися историей, бытом, материальной и духовной культурой башкирского народа.
М.Уметбаев, как ученый, вписал яркую страницу в историю развития социологической мысли Башкортостана. Еще в конце ХIХ века он сумел отойти от общих, чисто умозрительных рассуждений об общественной жизни, узреть в ней причинно-следственные связи, осознать важность комплексного рассмотрения социальных проблем. Тем самым он дал новый импульс развитию социологической мысли. Можно без преувеличения сказать, что с М.Уметбаева начинается этап развития социологической мысли Башкортостана, характеризующийся усилением в ней научности, нацеленностью на изучение и обобщение жизненных процессов, происходящих в действительности.

Рашит ИРНАЗАРОВ


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018