Билет за границу «Седьмого климата»

 Галина САЛИХОВА

БИЛЕТ ЗА ГРАНИЦУ
«СЕДЬМОГО КЛИМАТА»

Эта далекая северная страна, по арабским географическим сведениям, лежала на самом краю «седьмого климата», то есть на границе известного мира. Эту границу еще в IX веке обозначил среднеазиатский ученый Аль-Бируни («Область, занимаемая седьмым климатом (в текстах — «а-клим», отсюда происходит «а-клим-ат», или «климат»), проходит через горы Башхард...»). Причудливые хребты, тянущиеся на многие сотни фарсахов, древние исследователи назвали «Башхард» (в некоторых переводах — «Башкард», «Башкорд»). Эти горы считались священными, многие жители степей считали долгом побывать здесь. На современной карте уральского региона описанные Аль-Бируни и Ибн-Фадланом гористые места находятся в пределах Башкирского государственного природного заповедника, созданного в 1929 году в числе первых охраняемых природных территорий СССР. Здесь ведется целенаправленная работа по развитию экологического познавательного и научного туризма. Этнико-экскурсионный комплекс «Башхардский шарьяж» ежегодно принимает свыше трех тысяч посетителей, в заповеднике регулярно работают группы специалистов различных направлений — гидрологи, почвоведы, биологи. В минувшем году российские ученые в ходе экспедиций сделали на территории заповедника сенсанционные открытия. Однако не все, кто устремляется сюда, мечтает пополнить копилку знаний. Кому же доступен билет за границу «седьмого климата»? Как сегодня строятся отношения людей с уникальными сокровищами старейшего уголка дикой природы Южного Урала? Об этом и многом другом рассказывает Василя Ахатовна ЯНЫБАЕВА — директор Башкирского государственного заповедника, кандидат биологических наук.
...В нашей республике 187 заповедников, заказников и памятников природы. Башкортостан обладает уникальным биоразнообразием природных сообществ, флоры и фауны. Но, к сожалению, нам далеко до продвинутой Германии или вдохновленной Японии, где на учете каждая травинка, цветок, рыбка в уличном аквариуме. У нас так много всего и всякого, что до частностей руки не доходят как у государства, так и у граждан. Старый подход к вечно актуальной теме экологии — мыслить глобально, действовать локально — пока еще не стал в России общепринятой нормой. Сложно выстроить логичную систему действий в условиях требующего обновления законодательства в сфере охраны природы, недостаточного финансирования природоохранных структур, слабого обеспечения природных экосистем правовой защитой. И пока наверху учатся мыслить глобально, нам на местах приходится работать по ситуации.
Башкортостан, как и вся Россия, провозгласил инновационный курс развития, основанный на ресурсосберегающих технологиях, в том числе бережных по отношению к природе. Для успешного функционирования охраняемых природных территорий важно обеспечить не только государственную поддержку их деятельности, но и активное участие общественных организаций и сограждан. А чтобы человек проникся заботой о нашем национальном богатстве, надо со школьной скамьи привлекать его к экологическому просвещению в реальной обстановке, помогать формированию основ экологической этики и культуры.
Согласно Федеральному закону, коллектив Башкирского государственного природного заповедника в течение двух лет ведет работу по программе познавательного туризма. Документ, как у нас водится, средствами не подкреплен, поэтому специалисты заповедника самостоятельно разработали экономичный и максимально насыщенный информацией проект, позволяющий принимать группы туристов, проводить экологические школы, научные конференции. В 2005 году международная комиссия подтвердила: по структуре и возрасту формирования (до палеозоя) нет в мире равных нашему хребту Крака, самые древние толщи пород находятся здесь. Мы использовали эти уникальные особенности заповедника при создании собственного просветительского бренда «Башхардский шарьяж». В этнико-экскурсионный комплекс объединили визит-центр со смотровой площадкой, историко-экологические тропы, музей природы. Знакомство с географическим естественным памятником «Горный перевал «Башхард», упомянутым в трудах Аль-Бируни, и есть тот самый заветный билет за границу «седьмого климата». В пределах экскурсионной зоны гости продвигаются по старой рудниковой дороге к шахтам, где вручную добывались хромоносные руды, наблюдают все типичные экосистемы заповедника. По программе научного туризма здесь можно исследовать такие природные явления, как рев марала, миграция лосей, ток глухарей, цветение реликтовых горных степей, редких видов семейства орхидных, плодоношение можжевельника.
Нынешним ученым, юным экологам и просто любознательным людям повезло в том плане, что сегодня они имеют возможность соприкоснуться с нетронутой территорией, где состояние природы не знает вмешательства человека. Но так было не всегда, в судьбе заповедника есть страшная страница. В середине прошлого столетия ему грозила реинтродукция: всю систему деятельности заповедника пытались перестроить на хозяйственный лад. В 1951 году вдоль малых рек вырубали леса. Потом, видимо, спохватились, и с той поры стука топора заповедник не слышал. Если в здешних горах вырубить леса, то очень скоро останутся одни голые скалы, вскоре пересохнут и многочисленные горные речки.
Я родилась и выросла в поселке Саргая Бурзянского района, где сегодня находятся основные площадки заповедника, задействованные в программе экологического просвещения. Помню, как 55 лет назад мы, школьники, точечным методом сажали на делянках хребта Уралтау сосенки. Они прижились и служат напоминанием о том, что, как говорил великий Д.И. Менделеев, нельзя допустить даже начала истощения лесов. Посмотрите, какая в мире развернулась борьба за нефть. Почему за воду так не радеем? Нынче проблема водных запасов планеты стоит очень остро, а леса — это вода, основной ресурс жизни на Земле. В одном из выступлений Президент России В.В. Путин подчеркнул, что с состоянием российских лесов надо конкретно разобраться. Правильно, но пока будут идти разбирательства, мы, как пить дать, потеряем малые реки, которые питают большие водные артерии страны. Нельзя забывать о «точке невозврата»: ее нельзя переходить, так как за ней начнутся необратимые процессы. Нужно срочно разработать комплексную научную программу восстановления лесов во имя спасения верховий рек. В Башкортостане большинство из них берут начало с горных хребтов Урала. За пределами нашего заповедника, к примеру, уже наблюдается засушливость лесов из-за нарушения водного баланса. Это очень тревожный сигнал.
Почему не прибегнуть к мировому опыту? Взять Турцию, где действует государственная программа «Урман». Там засаживают деревьями все, что только можно. Если россиянам хорошо объяснить, что сегодня от их участия в ресурсосберегающих проектах зависит завтрашний запас питьевой воды большей части Евразии, думаю, народ откликнется и не пожалеет времени на «эмэ» («өмә»), как у нас в Башкортостане принято называть коллективную помощь, а также всевозможные субботники и воскресники. Да, локально проводятся акции «Посади дерево!», но масштаб по России и по нашей республике мизерный. Сердце греет тот факт, что на базе нашего заповедника начинаем научную тему восстановления сосны на хребте Уралтау. По нашим светло-хвойным горным лесам можно вести мониторинг экологического состояния региона. Если в перспективе, надеюсь, недалекой, в России серьезно приступят к программе сохранения лесов как гаранту безопасности водных запасов страны, то образцом, эталоном может стать именно Башкирский заповедник.
В башкирском эпосе «Урал-батыр» заложена ценная мысль о единстве человека с природой. Нельзя делить виды растений, животных на более и менее полезные. Туристы иногда спрашивают, почему из наших лесов не вывозятся погибшие деревья. Популярно объясняем: в экосистемах полезно все. Каждый представленный у нас вид рождается, проживает свой срок, отмирает и не исключается из ландшафта. Благодаря этому в заповеднике на 85% сохранилось разнообразие всех известных лишайников и грибков. Это недавнее сенсационное открытие привлекло к нам новые группы российских и зарубежных ученых. Территория заповедника оказалась интересна и по другим направлениям. Так, исследователи из Татарстана в результате четырех экспедиций отловили много новых видов бабочек. Обнаружены уникальные факты по состоянию лососе-образных видов рыб.
Известный исследователь нашего края П.И. Рычков в 18 веке засвидетельствовал наличие на Урале маралов. К началу прошлого века о них уже не упоминалось, а в 40-е годы к нам в заповедник в качестве эксперимента с Алтая завезли 30 особей. За полвека число маралов достигло 1500, но в 90-е годы из-за скудости солонцов, волчьих разбоев и генетического вырождения стадо сильно сократилось. На весну нынешнего года в заповеднике оставалось примерно 250 маралов. В конце минувшего лета был сделан первый шаг по восстановлению популяции. Часть средств на закупку и доставку девяти особей «алтайцев» мы подкопили сами, солидную сумму выделили спонсоры — бизнесмены Бурзянского района. Сотрудники заповедника соорудили для новоселов вольер, создали им карантинные условия, заготовили сено. К зиме две парочки маралов выпустим в привычную для них среду обитания, а пять красавцев останутся на демонстрационной площадке.
Эта новость уже стала достоянием многочисленных друзей заповедника, юных лесничих, членов экологических клубов, так что всему коллективу из 90 сотрудников впору переквалифицироваться в гидов, экскурсоводов, педагогов, строителей, дизайнеров, аниматоров. Кадровое обеспечение экологических просветительских программ — огромная проблема. Беседы у костра — это романтика, это здорово, но для эффективной работы ученых, волонтеров, экологических школ нужна современная инфраструктура. У нас очень скромные возможности для приема большого числа посетителей. Но если мыслить глобально и в интересах общества, то с возведением туристической деревни следует поспешить. Скорой экономической отдачи идея не сулит, хотя... как знать. Социально ответственный бизнес, а на него вся надежда, возможно, отследит ситуацию, проведет мониторинг спроса на экотуристические услуги с учетом специфики заповедника и станет нашим партнером. По России нас знают, просятся в гости в любой сезон, турбюро даже продают путевки на летние просветительские курсы.
Полагаю, есть шанс проявить себя настоящими рыцарями леса и у членов различных спортивных клубов республики. Без помощи экологически озабоченной общественности заповеднику трудно защитить диких зверей от алчных двуногих. Кто располагает квадроциклами, снегоходами, милости просим на патрулирование территории в период миграции лосей из заповедной зоны в соседние регионы. На маршрутах сохатых, самок с потомством поджидают браконьеры. Волонтеры из Челябинской области не раз спасали лосиное поголовье от гибели. С пропиской новой партии маралов на ПМЖ в Башкирском заповеднике у браконьеров может подняться рука и на переселенцев. Думаю, предложения помощи не заставят себя ждать.

Записала Галина
САЛИХОВА.

Салихова Г.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018