Есть только миг .

Рамиля Латыпова

ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ…

Прошло 200 лет со дня завершения Бородинского сражения — битвы, определившей исход всей Отечественной войны 1812 года, о чем впоследствии в своих мемуарах Наполеон вспоминал: «Французы были достойными одержать победу, а русские — называться непобедимыми».
22 ноября 2012 года на Малой сцене Большого театра России, в рамках Торжественных мероприятий, посвященных победе русского оружия в этой военной кампании, коллектив Башкирского государственного театра оперы и балета показал москвичам и гостям столицы оперу «Кахым-туря» З.Исмагилова о славных защитниках Родины с далеких берегов Агидели…
В 2002 году, на сцене Башкирского государственного театра оперы и балета увидела свет рампы народно-патриотическая драма «Кахым-туря», повествующая о жизни и последних минутах борьбы легендарного полководца. В 2004 году драма была показана коллективом Башкирской оперы (автор либретто Б.Бикбай, режиссер Р.Валиуллин, дирижер А.Людмилин, художник Р.Арсланов, хормейстер Э.Гайфуллина, балетмейстер Ш.Терегулов) московским зрителям в рамках Национального театрального фестиваля «Золотая маска», где спектакль стал лауреатом этого престижного театрального форума, в номинации «лучшая работа дирижера» (А.Людмилин).
Более 10 лет заглавную партию в опере исполняет заслуженный артист России и народный артист Башкортостана Фанави Салихов, получивший благословение на эту роль от классика башкирской музыки — Загира Исмагилова… Вот сцена прощания башкирских воинов с родными. С напутственным словом к ним обращается полководец Кахым… Красивый, с мягкими обертонами голос тенорового плана свободно парит в зрительном зале, и кажется, что никакие вокальные тесситуры не смущают певца; меняется лишь его отношение к ситуации, где драматизм и психологический контраст достигают мартена. Вот он во главе бесстрашных «северных амуров» наводит ужас на противника или вспоминает о далекой, но такой близкой Родине. На протяжении всего действа башкирский полководец остается вдохновенным поэтом и убедительным борцом, не очерст­вевшим от кровопролитных боев…
Более четверти века работает Фанави Зикафович в музыкальном театре нашей республики. За эти годы им исполнены более 60 партий в произведениях отечественных и зарубежных композиторов. Это Ленский («Евгений Онегин» П.Чайковского), Владимир Игоревич («Князь Игорь» А.Бородина), Тамино («Волшебная флейта» В.-А.Моцарта), Арлекин («Паяцы» Р.Леонкавалло), Акмурза («Шаура») и Салават («Салават Юлаев») З.Исмагилова и др.
В них Фанави Салихов работает прежде всего над «музыкой слова» и культурой исполнения, а потом «подключает» богатый обертонами голос с безупречной вокальной техникой, что позволяет ему петь легко и свободно. Именно этой «тактикой» руководствуется Салихов в своем творчестве и это нельзя назвать излишней скромностью, скорее наоборот, проявлением высочайшего профессионализма.
Видимо, это отношение к профессии Фанави Салихов унаследовал от знаменитых педагогов Фарзаны Сагитовой и Раисы Галимуллиной, последняя была «творческой внучкой» яркого представителя русской вокальной школы, итальянца по происхождению Умберто Альбертовича Мазетти, выпускники которого составляли цвет русской культуры. Антонина Нежданова, Надежда Обухова, основатель и первый руководитель Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной Армии Александр Александров, педагог первого выпуска вокалистов башкирской студии Московской государственной консерватории им.П.Чайковского (1938) Екатерина Милькович, солистка Мариинского театра Мария Владимирова.
«Пойте красиво!» — не уставала повторять Мария Владимирова, резюмируя свое требование осмысленного пения и эмоционально окрашенного звучания голоса своим ученикам, когда в 1941—1943 гг. возглавляла оперную студию Московской государственной консерватории в Башкирском государственном театре оперы и балета. Ее творческую лабораторию (днем — учеба, а вечером спектакли) или «школу на ходу» (по Станиславскому) окончили будущие звезды башкирской сцены — народные артисты Башкортостана Александр Сутягин и Гата Сулейманов, заслуженная артистка Башкортостана Асма Шаймуратова и лауреат международного фестиваля в Праге Р.Нигматьянов. Одной из последних уфимских учениц Владимировой была Раиса Галимуллина (выпускница Московской государственной консерватории им.П.Чайковского, 1954 г.), позже ведущая солистка оперного театра и Башкирской филармонии…

Сын земли янаульской

Для Фанави Салихова, родившегося в многодетной семье, ежедневный труд был делом привычным и радостным. И когда нужно было помочь маме Нафиге Хайерлаваровне приготовить домашнюю лапшу, и когда помочь отцу Зикафу Загитовичу накосить травы или вскопать огород. Все спорилось в руках мальчишки… Даже в годы учебы в Уфимском училище искусств строгая Фарзана Фаткулловна Сагитова поражалась работоспособности ученика, его стремлению узнать и сделать больше, чем предусмотрено программой, а главное — умению почувствовать и передать в звучании голоса неповторимый мир исполняемого произведения.
«С детства я слышал народные песни. Их было огромное количество, как игрушек у моего внука», — говорит Фанави Зикафович. И была у него самая любимая — «Рамай». Ее пела мама, укачивая в навесной люльке малыша. Став постарше, ради этой песни Фанави был готов переделать все дела по дому, лишь бы мама спела ее, как тогда, в далеком детстве.
Кто знает, может, с тех лет и зародилась та влюбленность в песню, переросшая в большое и светлое чувство. Календарные праздники, а особенно сабантуй, были той отдушиной для селян, когда с шутками-прибаутками они отдыхали душой от повседневной работы. К этим народным гуляниям готовились все от мала до велика. Школьная агитбригада готовила концертные номера, а администрация — призы отличившимся в труде передовикам. И, как правило, именно на таких праздниках рождались новые таланты… Старший брат выводил красивые мелодии на баяне, а Фанави, подражая старшим, лихо отбивал башкирскую дробь. Да так, словно был рожден танцевать.
«Деревня Исхак была небольшой, дворов пятьдесят, а сегодня ее и вовсе нет на карте Янаульского района, — с ностальгией говорит Фанави Зикафович. — Окончив начальную школу в деревне, дети шли за знаниями в Ново-Артауловскую восьмилетнюю школу, что в 7 километрах от родного дома. А выпускные классы — в школе-интернате посёлка Янаул, куда добирались на перекладных до железнодорожной станции Бадряш, а дальше — 2—3 остановки на проходящем товарном поезде. Ехали на подножке, а ветер беспрерывно свистел в ушах, а мимо пролетали леса и поля. Вот где романтика!
В течение двух лет мы ходили в поход «за знаниями». На неделю мама давала нам 5-6 буханок свежеиспеченного домашнего хлеба, а на выходные приезжали домой. Столько было радости у нас, словно мы возвращались с другой планеты. Вскоре детей из многодетных семей стали поддерживать, — продолжает Фанави Зикафович свою исповедь, — и в 1967 году у меня появилось первое пальто. А в начале 70-х умер отец. Младшему брату исполнилось лишь три года. Так мама с детьми осталась одна и мы старались помогать ей. Я мыл полы, варил суп, ухаживал за скотиной во дворе, и все же она до глубокой ночи занималась хозяйством. Видимо, в труде и заботах мама отвлекалась от печальных мыслей».
В интернате ребята приобщились к художественной самодеятельности, а вскоре у Фанави появился наставник — Мирзанур Хафизович Гирфанов, который посоветовал ему учиться петь профессионально.
После окончания десятого класса Фанави поехал погостить к старшему брату Азату, проживавшему с семьей в Казахстане, да и задержался на год, работал учеником токаря на заводе «Целиноградсельмаш».
После двух лет армейской службы в Западной Белоруссии Фанави устроился токарем на Нефтекамский завод самосвалов.
Но юношеское увлечение не прошло, а только укрепилось в сознании. После рабочей смены стал заниматься в вокальном кружке Дворца культуры строителей, которым руководил заслуженный работник культуры Республики Башкортостан Риза Зиякаев. Даже шум работающих станков не мешал ему напевать понравившиеся мелодии.
Двадцать первый день рождения! Нужно было определяться с профессией.

Студенческие будни и радости

В 1978 году абитуриентов вокального отделения Уфимского училища искусств прослушивали Фарзана Фаткулловна Сагитова, Лилия Ахметовна Каримова и Адель Хабибовна Шайхлисламова.
— Все сложилось лучшим образом, — вспоминает Фанави Зикафович, — Я поступил в класс заслуженного деятеля искусств России и Башкортостана Фарзаны Фаткулловны Сагитовой. И начались трудные будни освоения музыкальной грамоты… Мои однокурсники, среди которых была Эльмира Ахметзарипова (ныне заслуженная артистка России, солистка Башкирского государственного театра оперы и балета), Ф.Гафиатуллин (Татарский театр оперы и балета им.Н.Жиганова), Д.Фатыхов (Башкирская государственная филармония) поступали с музыкальным образованием, а мне приходилось осваивать еще и нотную грамоту…
Позади четыре года кропотливой учебы. Это единственное учебное заведение среднего звена, которое трудоустраивало своих выпускников. Эта довольно интересная церемония проходила в виде аукциона, где комиссия, куда входили преподаватели отдела, выступала в качестве брокера, а работодатель — покупателем. И чем больше было лестных отзывов о выпускнике, тем выше была его будущая ставка, благо это были далекие 80-е годы…
Фанави Салихов, не задумываясь, решил продолжить образование в Уфимском государственном институте искусств, где пять лет учебы пролетели, как один миг.
Казалось, только вчера ректор Загир Исмагилов присутствовал на прослушивании абитуриентов, где приемная комиссия, учитывая специфику учебного заведения, придавала особое значение профессиональным и внешним данным будущих артистов.
Загир Гарипович предложил доценту Мажиту Самигулловичу Алкину, замечательному исполнителю башкирских народных песен, взять в свой класс первокурсника Салихова. Но тут вмешалась судьба, иначе и не назовешь.
В период распределения педагогической нагрузки заведующая кафедрой «сольное пение» Миляуша Галеевна Муртазина (заслуженный деятель искусств России и Башкортостана, профессор — прим.) демократично спросила застенчивого Фанави:
— Молодой человек, у кого бы Вы хотели учиться?
— У Раисы Галимуллиной, — ответил он.
— Раиса Галеевна была уникальным человеком, — делится своими воспоминаниями один из первых ее студентов Фанави Салихов. — Все было в ней органично, естественно и просто. Она выезжала на гастроли в составе концертных бригад, участвовала в пополнении фондовых записей на радио и телевидении, писала очерки и рецензии о прошедших концертах или премьерах, и, на мой взгляд, самое важное, умела просто говорить об очень сложных профессиональных вещах, и это придавало ей особую прелесть как педагогу.
В начале 80-х годов Раиса Галеевна все больше времени посвящала педагогической работе. Она с большой любовью относилась к преподаванию вокального мастерства и это доставляло ей не меньшее удовольствие, чем пение. Об этом говорят ее ученики, ныне известные в республике и далеко за ее пределами солисты Башкирской оперы Светлана Аргинбаева, Эльвира Фатыхова, Лариса Ахметова, Марат Шарипов, Галина Бутолина, Резеда Аминова, Лариса Потехина… Им Галимуллина передала трепетное отношение к культуре вокального исполнения, как когда-то это качество переняла у своего педагога Марии Владимировны Владимировой, старшей сестры и педагога не менее знаменитой Валерии Барсовой…
Поначалу Фанави Салихову не давался классический репертуар, тогда как сочинения башкирских композиторов и народные песни были для него отдушиной. Летом, в качестве третьего семестра у студентов-второкурсников учебный план предполагал производственную практику в одном из районов республики. Ребята выбрали Гафурийский район и назначили администратором группы Салихова.
— В тот год, — вспоминает Фанави Зикафович, — июль выдался жарким и по-летнему дождливым месяцем. Это самое «горячее» время для селян, а мы должны были поддержать их хорошей песней. А потому программу своих вечерних выступлений (дневные концерты проходили в поле) в Домах культуры мы составили из классических номеров и популярных народных песен. И надо было видеть усталых тружеников, лица которых излучали свет и радость от встречи с любимыми мелодиями…
Будущие артисты дали 17 концертов, что по тем временам приравнивалось к перевыполнению производственного плана. Но для студентов это было малозначительным фактом. Гастроли стали двухнедельной школой мастерства, где выход к зрителю придавал уверенность.
На старших курсах будущие артисты изучают предмет «оперно-сценическая подготовка», где репетируют сцены из классических опер. На протяжении многих лет этот курс преподавал народный артист России и Башкортостана, профессор Магафур Хисматуллович Хисматуллин. И кому, как не ему, знать, какой фрагмент будет выигрышным для его подопечных. А выбор и композиционное построение во многом определяют залог будущего успеха.
По приглашению ректората института искусств председателем экзаменационной комиссии была народная артистка РСФСР, профессор института им. Гнесиных Наталья Шпиллер. В прошлом солистка Мариинского театра, чье творчество критики называли «синтезом взыскательной мысли, благородного чувства и великолепного мастерства». В начале 50-х годов Наталья Дмитриевна приезжала в Уфу, где на сцене оперного театра выступила в заглавной партии в опере Пуччини «Мадам Баттерфляй» и концерте классической музыки в Большом зале филармонии. В 80-е годы супруга знаменитого виолончелиста квартета им. Д.Шостаковича Святослава Кнушевицкого неоднократно бывала в Уфе, только уже в качестве гостя и члена экзаменационной комиссии института искусств.
Вот остались позади волнения и переживания. Фанави прекрасно исполнил партию Герцога из «Риголетто» Дж.Верди, где его партнерами были однокурсница Елена Калинина (Джильда), и солисты оперного театра Наталья Маслова (Магдалена) и Магафур Хисматуллин (Риголетто). Этот успешный дебют в классическом жанре стал судьбоносным для будущего артиста. Долгие годы Фанави был исполнителем этой партии.
— …После объявления результатов экзамена Наталья Дмитриевна неспешно стала подводить меня к мысли о преимуществах работы в оперном театре, — вспоминает Салихов.
— Если вокальное искусство будет основываться только на песнях и маршах, то страна перестанет петь, — с улыбкой сказала Шпиллер.
Фанави выбрал Башкирскую государственную филармонию и не пожалел об этом. С огромной теплотой исполнял задушевные башкирские народные песни, полюбившиеся ему с раннего детства. Молодой выпускник института искусств стал выступать в составе концертных бригад с популярными артистами — Линой Гареевой, Хусаином Мазитовым, Заки Махмутовым, Венером Мустафиным. Вот где широта и размах в выборе репертуара!

Есть только миг, между прошлым и будущим...

Редким по красоте тембра, подвижным и гибким голосом он бережно передавал все богатство пентатоники и раскрывал философию протяжных песен — узун-кюй. Вскоре в эфире башкирского радио в интерпретации Салихова прозвучали многие песни из репертуара Магафура Хисматуллина и Хабира Галимова. Сегодня в активе фондов хранится более 150 песен в исполнении Фанави. Список можно дополнить камерно-вокальными сочинениями башкирских и татарских композиторов — Хусаина Ахметова и Загира Исмагилова, Розы Сахаутдиновой, Шамиля Кульбарисова и Газиза Давлетбердина, Рустэма Яхина и Луизы Батыркаевой, без них невозможно представить творчество ведущего мастера сцены. Настанет день, когда мы с особым трепетом будем ностальгировать по тем далеким, но таким близким 80—90-м. И не беда, что сегодня особой популярностью пользуются артисты молодого поколения. Среди них есть талантливые ученики Фанави Зикафовича, который с 1995 года по сей день работает в Уфимском училище искусств, а с 2001 года — доцент БГПУ им.М.Акмуллы. Автор и исполнитель многих популярных песен Ильдар Шарипов, обладатель Гран-при Республиканского телевизионного конкурса «Хрустальный соловей» Радиф Зарипов, сольные концерты которого проходят с аншлагами, лауреаты многих республиканских и всесоюзных конкурсов, а ныне солисты творческих коллективов Стерлитамака и Нефтекамска — Рустам Гайнетдинов и Ришат Хамитов…
— В конце 80-х годов в программу своих выступлений в составе концертных бригад Башкирской государственной филармонии я стал включать арии из опер. И вдруг меня потянуло на что-то серьезное. Вспомнил слова председателя аттестационной комиссии в институте и, что называется, «загорелся»…
Театр готовился к открытию нового театрального сезона и потому с выбором программы для прослушивания не было проблем. Мое выступление проходило в два тура. Вначале под аккомпанемент фортепиано я исполнил арию Надира («Искатели жемчуга» Ж.Бизе) и песню Владимира Игоревича («Князь Игорь» А.Бородина), а потом — фрагмент из оперы «Царская невеста» Н.Римского-Корсакова с симфоническим оркестром. В зрительном зале присутствовали именитые солисты оперного театра — Магафура Салигаскарова, Нина Бызина, Назир Абдеев и Владимир Голубев. Художест­венный совет театра вел дирижер Гайнетдин Муталов, который после небольшой паузы, посовещавшись с коллегами, объявил о положительном решении. Так в 1988 году меня приняли в оперную труппу.
Традиционно всех вводящихся в спектакль, и особенно молодых, пестовал главный дирижер Гайнетдин Хайретдинович Муталов. Главный дирижер был интересной и увлекающейся личностью. Каждая проводимая им репетиция не была похожа на предыдущую. В чем секрет его мастерства? Может, в умении организовать работу 70 профессиональных музыкантов или особом видении репетиционных заготовок, помноженных на богатый жизненный опыт и непов­торимую школу военных дирижеров?
Вскоре у Салихова появились первые работы — боярин Лыков («Царская невеста» Н.Римского-Корсакова), позже в очередь с народным артистом Башкортостана Назиром Абдеевым пел партию Надира («Искатели жемчуга» Ж.Бизе), которые подготовил с заслуженным деятелем искусств России, народным артистом Башкортостана Гайнетдином Муталовым. В творческой копилке ведущего солиста появилась партия Альфреда («Травиата» Дж.Верди) в постановке музыкального руководителя и дирижера Рустэма Сабитова и пермского режиссера Чекалдина. С перерывом почти в двадцать лет участвовал в постановках оперы «Паяцы» (Арлекин) с очередными дирижерами театра Небольсиным и Рыловым...
Если в первых спектаклях Фанави можно было упрекнуть в «недостаточной эмоциональности», то в последующих работах к нему пришла артистическая зрелость, позволившая достичь большей выразительности. Об этом свидетельствуют отзывы критиков, которые отметили невероятную эмоциональность исполнителя партии Герцога («Риголетто» Дж.Верди) на международном фестивале оперных театров «Аspendose» (Турция, 1999 г.). На протяжении почти двадцати лет Салихов является единственным исполнителем юродивого Диваны, страдальца за чужие грехи («В ночь лунного затмения» С.Низаметдинова), где в некоторых его фрагментах невозможно сдержать слез. Этот спектакль был показан московским зрителям в рамках Дней культуры и искусства в Москве и не оставил равнодушных к судьбе героев одноименной драмы М.Карима.
В 1990 году по приглашению руководства Азербайджанской государственной филармонии (ныне филармония носит имя Муслима Магомаева) Фанави Салихов принял участие в фестивале симфонической музыки национальных композиторов, организованном по инициативе видного композитора, заслуженного деятеля искусств Азербайджана Мусы Мирзоева. В первый вечер, совместно с концертмейстером Радиком Габдулловичем Хабибуллиным, Фанави Салихов представил зрителям сочинения композиторов Загира Исмагилова, Хусаина Ахметова, Роберта Газизова, Луизы Батыркаевой, Розы Сахаутдиновой. Но главным акцентом в его выступлении была ария Салавата Юлаева из одноименной оперы Загира Исмагилова. По свидетельству прессы тех лет, музыканты покорили публику «…проникновенностью интонаций, слаженностью и высокой культурой музицирования…» Во второй вечер в сопровождении симфонического оркестра им.У.Гаджибекова Фанави Зикафович исполнил вокально-симфоническую поэму для голоса с оркестром Мусы Мирзоева «Персидские мотивы» на стихи С.Есенина. «Его мягкий и в то же время полетный голос, богатый обертонами и тембральными нюансами, оставил неизгладимое впечатление», — писала восторженно критика. На Гала-концерте художественный устроитель фестиваля М.Мирзоев элегантно и ярко сыграл на фортепиано «Вальс-экспромт» татарского композитора Рустэма Яхина, который посвятил нашему земляку.

Седлай коня, батыр!

В начале нестабильных 90-х все рассчитывались по бартеру и потому сейчас никто не вспомнит, какой район нашей республики первым так помпезно стал чествовать своих талантливых земляков.
— Какой же батыр без коня, — сказал со сцены Башкирской филармонии глава администрации Белокатайского района, выступая на юбилейном вечере народного артиста Башкортостана Миниахмета Гайнетдинова. — Вот привезли Вам сбрую, а за лошадкой приезжайте в родной край…
Прошло немного времени и коня сменил «железный иноходец», который стал красивым подтверждением признания соотечественниками талантливых артистов Миякинского и Бураевского районов. Песни, исполненные Айдаром Галимовым и Фадисом Ганеевым, быстро вошли в нашу повседневную жизнь.
В 1993 году впервые в истории Янаула состоялись Дни культуры северо-западных районов Республики Башкортостан в дружественном Татарстане. В культурном проекте пригласили принять участие народного артиста России и Башкортостана, а к тому времени директора Башкирского государственного театра оперы и балета Радика Гареева и ведущего солиста оперной труппы театра Фанави Салихова.
— Мой родной город — Янаул, — с особой гордостью продолжает Фанави Зикафович, — отметил мой вклад в успех прошедших гастролей и вручил удостоверение автолюбителя.
И сегодня ведущий мастер сцены в отличной профессиональной форме. Ему подвластны теноровые партии различного амплуа. От решительного, не сомневающегося в верности избранного пути национального героя и поэта Салавата Юлаева в одноименной опере Загира Исмагилова до неуклюжего Короля в «Бременских музыкантах» Геннадия Гладкова. Это вдохновенный до глубины души Ленский («Евгений Онегин» П.Чайковского) и сдержанный в своих чувствах Молодой цыган («Алеко» С.Рахманинова), по-юношески романтичный Альмавива («Севильский цирюльник» Дж.Россини) и умудренный жизненным опытом Юлтый («Послы Урала» З.Исмагилова), добрый, набожный старичок Яппар, пытающийся найти «секрет молодости» («Кодаса» З.Исмагилова) и др. Большинство героев Салихова вне времени.
Весной прошлого года заслуженный артист России, народный артист Башкортостана Фанави Салихов отметил четвертьвековой творческий юбилей. В этот вечер виновник торжества вышел к зрителям в одной из самых трагичных партий — Диваны («В ночь лунного затмения» С.Низаметдинова).
А после спектакля были аплодисменты и цветы от коллег и поклонников его таланта, что является ярким подтверждением признания истинного таланта артиста. Но самым дорогим и близким сердцу был букет от супруги и его музы — Ильфиры Анфировны, и выдержавшего столь длинное действо трехлетнего внука Амира.
— Я счастлив, — сказал виновник торжества со сцены Башкирского государственного театра оперы балета, — потому что занимаюсь любимым делом и ощущаю поддержку коллег — это стоит многого!
 

Латыпова Р.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018