Ученый-энциклопедист нашего времени

Гиният Кунафин,
профессор, член-корреспондент АН РБ
 

Учёный-энциклопедист
нашего времени

(Академику АН РБ и народному писателю Башкортостана Г.Xycaинову 85 лет)
 

Передо мной на столе много томов прекрасных книг. Это творческие труды, вышедшие в разном формате, в разных обложках, в разные годы. Они просто поражают широтой охвата действительности, глубиной мысли, богатством художественно-изобразительных средств, ярким и разнообразным колоритом. И корни духовной эволюции нашего народа, восходящие к глубинам веков, и нити, связующие его с культурной средой Востока и Запада, и природа развития на национальной почве, и современные высоты и стремления к будущему нашей культуры, словесности и гуманитарной науки — всё это всплывает перед глазами, волнует ум, вдохновляет и впечатляет при ознакомлении с этими книгами. И вспоминается деятельность таких уважаемых сынов Отчизны, как из русских — Михаил Ломоносов, из татар — Каюм Насыри, из казахов — Ибрай Алтынсарин, из башкир — Мухаметсалим Уметбаев и Ахметзаки Валиди. Так же, как и их, невозможно не назвать настоящим учёным-энциклопедистом и писателем своего времени создателя этой удивительно разнообразной и объёмной научно-литературной сокровищницы, содержащей в себе воистину глубокую и великую мудрость, высокие морально-этические и эстетические идеалы. Обладателем такого «недюжинного» таланта является академик, народный писатель Башкортостана Г.Б.Хусаинов.
Гайса Батыргареевич Хусаинов родился 10 апреля 1928 года в селе Утяган в нынешнем Кармаскалинском районе, подарившем нашему народу и рес­публике многих героев труда и войны, видных писателей, ученых, артистов, государственных деятелей, таких, как ученый-энциклопедист, поэт, публицист, переводчик и общественный деятель М.Уметбаев, герой труда Б.Батырова, видный военачальник М.Шаймуратов и др. Быть может, именно в детстве в душе нашего героя зародилась мечта подняться, так же, как и его земляки, до высот всеми уважаемых и любимых сынов Отчизны. Во время обучения в Башкирском государственном педагогическом институте (нынешний БГУ) эта мечта побудила молодого специалиста поступить осенью 1951 года в аспирантуру Московского института мировой литературы. И в 1954 году 26-летний Гайса Хусаинов возвращается в родной Башкортостан кандидатом наук. С этого момента он посвящает себя изучению башкирского искусства слова в историческом и теоретическом плане, почти 60 лет работает в Институте истории, языка и литературы. Процветание и развитие башкирской филологии начиная с 50-х годов XX века и до наших дней тесно связано с его именем. Г.Хусаинов внес огромный вклад в развитие таких областей башкирского литературоведения, как история литературы, литературная критика, теория литературы, биобиблиография, особенно текстология и археография, а также в изучение фольклористики. Кроме того, он написал десятки художественных произведений и популярных книг.
В 50-е годы XX века в советской науке превалировало крайне одностороннее представление о том, что до Октябрьской революции у малочисленных народов, в т.ч. у башкирского народа, не было своей письменности, своего профессионального искусства, письменного литературного языка и литературы. Необходимо было положить конец противоречащему жизненной диалектике, крайне опасному взгляду, согласно которому в определенных политических целях намеренно отрицалась даже сама очевидность того факта, что у каждого народа, имеющего свое настоящее, есть также свое прошлое и будущее.
Одним из башкирских учёных, поднявшихся до научно-аргументированного, цивилизованного понимания необходимости развенчания этого не имеющего исторической основы стереотипа, был Г.Б.Хусаинов, который, будучи еще аспирантом, начинает собирать сведения об историческом прошлом и духовной биографии своего народа, знакомится со взглядами и концепциями ученых, мыслителей, страноведов разных национальностей. И в 60-е годы XX века он, наряду с изучением путей развития башкирской советской поэзии, продолжает работать в области исторической поэтики. В 70-е годы он представляет на суд общественности свои первые статьи, эссе, парсы и научные сборники, доказывающие, что у каждой литературы есть свое прошлое, настоящее и будущее, что сложно понять литературу, не зная ее прошлого, предугадать тенденции ее будущего развития, не учитывая в широком и основательном плане его настоящее. В книге «Дневник путешествий» (1976) учёный размышляет о духовной биографии родного народа, ее идейно-эстетических источниках, этнокультурных и литературных связях, ищет глубокие корни и традиции нашей сегодняшней культуры и литературы, а в сборнике «Эпоха. Литература. Писатель» (1978) поднимает и освещает еще более важные, концептуальные проблемы. Особый интерес вызывает то, как он рассматривает такие теоретические вопросы, как литературный метод, поэтика, строй стиха, традиция и новаторство, как рассуждает о путях развития и изменения нашей литературы в большом хроникальном, широком историческом и географичес­ком пространстве, в сложных и противоречивых общественно-исторических условиях, на фоне многосторонних экономических и культурных связей. Г.Б.Хусаинов впервые в истории научного изучения башкирской литературы основательно освещает проблему периодизации словесного искусства, при помощи богатых фактических материалов подробно раскрывает характерные черты, тенденции развития каждого литературного периода, одним словом, составляет научно-обоснованный план-проспект истории башкирской словесности. Ученый доказывает, что шежере, таварихи, эпистолярные запис­ки, деловые бумаги являются не только историко-документальными, но и литературно-публицистическими источниками, что в древности и в средние века в башкирском обществе наряду с письменной литературой и фольклором значительное место занимает изустная литература. Книга «Эпоха. Литература. Писатель» пробудила огромный резонанс в обществе и завоевала широкую популярность. Ее автор законно был удостоен самой высокой награды нашей республики — Государственной премии имени Салавата Юлаева.
Г.Б.Хусаинов внёс большую лепту в развитие жанра литературного порт­рета. В 60-е годы прошлого столетия одна за другой выходят его монографии «Творчество Сайфи Кудаша» (1959), «Народный поэт Нигмати» (1960), «Даут Юлтый. Жизнь и творчество» (1963), критико-библиографический очерк «Народный поэт Мустай Карим» (1965), который в дальнейшем перерастёт в объёмную монографию «Мустай Карим. Личность. Поэт. Драматург. Прозаик» (1994). В них учёный, строго придерживаясь идеи «пусть будут шире проблемы исследования», впервые в истории башкирского литературоведения даёт образцы реализации принципа цельного и системного идейно-эстетического анализа, позволяющего раскрыть секреты и особенности творческой лаборатории писателей. Его примеру в дальнейшем последовали коллеги и ученики. В итоге появляются серьёзные научные книги о таких писателях, как М.Акмулла, М.Уметбаев, М.Гафури, Ш.Бабич, С.Мифтахов, Б.Бикбай, Г.Салям, Х.Давлетшина, С.Агиш, А.Бикчентаев, Н.Наджми и др. Все эти книги служат важным источником в изучении истории башкирской литературы для преподавателей вузов, ссузов и школ, аспирантов и студентов.
Хочется обратить внимание на одно высказывание Гайсы Батыргареевича: «Обычно говорят, что научная работа — это путешествие в мир книг. За свой длинный жизненный путь я пространствовал в самых невероятных материках книжной планеты; выискал, пролистал, понял, изучил бесчисленное количес­т­­во книг. В этом странствии пролетели семь десятков лет моей сознательной жизни.
Вот так, продолжая очаровывать и считая меня своим другом, книга уговорами и упрашиваниями понукала меня совершить большое паломничество в ее мир: ты сумей найти книгу, ищи древние книги, написанные пером, быть может, именно они приведут тебя к большим находкам. Это было велением необходимости».
С 70-х годов XX века начинается серьезное, целенаправленное «путешест­вие» ученого Г.Б.Хусаинова в духовный мир прошлого. Продолжая искать написанные гусиным пером рукописные книги наших предков, он организовывает археографические экспедиции по районам Башкортостана и сам же их возглавляет. Такие научные экспедиции были необходимы для собирания, сохранения и изучения теряющихся, стареющих со временем рукописных и старопечатных книг.
Так, по инициативе Г.Б.Хусаинова начались летние археографические экспедиции. И мне, как одному из его аспирантов, также довелось участвовать в этих научных поисках. В ходе данных археографических экспедиций, которые проходили один или два раза каждое лето в более 400 башкирских деревнях и селах, было собрано около трех тысяч древних рукописных и четырех тысяч старопечатных книг, шежере, истории деревень, образцов фольклора и множество других важных материалов. В Уфе при Институте истории, языка и литературы на основе этих ценных материалов создан специальный фонд. Теперь он называется Центром рукописных и старопечатных книг имени академика Гайсы Хусаинова.
Энтузиаст Гайса Хусаинов постепенно становится замечательным специалистом-археографом. Основательно изучая найденные рукописные и старопечатные книги, он показал себя и как талантливый ученый-текстолог. Составленные им научные отчеты археографических экспедиций уже сами по себе образуют важный многотомный источник. Сколько труда, таланта и жизненной энергии вложено в них пытливым ученым!
Своей кропотливой многолетней работой с древними источниками Г.Б.Хусаинов фактически заложил основы археографической науки в респуб­лике и на ее базе организовал текстологическую работу. Эта очень сложная и скрупулезная работа была равноценна созданию основательного плацдарма для поиска и нахождения древних, глубоких корней истории башкирской литературы. Именно на этой основе, на базе найденных рукописных книг, фольклорных материалов, современных научных трудов ученый развернул исследовательские работы по освещению истории башкирской литературы XI—XVIII веков.
Г.Б.Хусаинов, вложивший огромное старание в разностороннее исследование эволюции башкирской советской литературы в целом, ее лирического рода в частности («Пути развития башкирской советской поэзии», 1968) разъясняет общественности республики актуальность проблемы последовательного, системного изучения истории башкирской литературы с древнейших времен до наших дней, поднимает идею написания ее многотомной истории. Он активно работает над подготовкой и сплочением научных кадров, формирует сильный исследовательский коллектив. Под его руководством специалисты из Института истории, языка и литературы и из вузов в период с 1975 по 1990 год проделывают титаническую работу по созданию шеститомной истории башкирской литературы: по сложным и спорным вопросам проводятся дискуссии за «круглым столом», научные конференции; тщательно изучаются и текстологически обрабатываются собранные древние рукописные источники, их отдельные образцы публикуются на страницах периодической печати и в сборниках, составляется план-проспект будущих фундаментальных многотомных трудов, публикуются сборники научных статей. В этих сборниках поднимаются вопросы, которые до этого либо совсем не освещались, либо были мало изучены. Названия сами говорят за себя: «Вопросы текстологии башкирской литературы» (1979), «Система жанров в башкирской литературе» (1980), «Проблемы метода и стиля в башкирской литературе» (1982).
Г.Б.Хусаинову, как научному руководителю данной темы, наряду с решением практических, организационных вопросов приходится также быть идеологом в определении структуры многотомника, обосновании его главной концепции, раскрытии проблем. Он автор самых сложных и ответственных разделов, посвященных древним и средним векам башкирского словесного искусства.
Результатом многолетних, беспрерывных поисков ученого явилась книга «Голос веков» (1984), написанная в историко-теоретическом плане. Данный труд я назвал бы главной книгой Г.Б.Хусаинова — его самой ценной творческой находкой за весь долгий путь научных исследований и поисков. Не только в жизни одного человека, а, быть может, даже в научно-культурной жизни целого народа подобных книг бывает немного. Книга «Голос веков» стала особым явлением в истории башкирского литературоведения XX века. В сущности, этот труд составил основу и главную базу в исследовании духовных богатств нашего народа в средние века, которые ранее оставались не изученными и представляли собой, образно говоря, «неподнятую целину».
Упомянутая работа посвящена вопросам двух основных разделов науки о литературе — истории и теории. Г.Б.Хусаинов проводит идею, согласно которой культура и литература, возникшие в XI—XVIII веках, в особенности во времена существования Булгарского государства и Золотой Орды, ее распада на маленькие ханства, — представляли собой не какое-то узкое этнокультурное явление, а целую систему общего духовного богатства, созданного усилиями различных тюркоязычных племен и народов, живущих в составе этих государств. Несмотря на то, что в средние века стремление тюркских племен объединиться в один большой народ, ввиду самых разных причин (например, из-за частого изменения границ их государств и системы политического строя), не увенчалось успехом, самые различные этнические группы создавали свое духовное наследие на одном достаточно консервативном, длительно сохранявшем свои нормы и традиции, письменном литературном языке, то есть на древнетюркском литературном языке. И поэтому попытка «вогнать» плоды словесного творчества этой эпохи в какую-либо этническую «клетку» и «запереть» их там как духовное богатство только одного этноса не соответствовала бы исторической действительности и очень мешала бы объективному освещению сложной картины литературного процесса.
Сегодня, когда наука о литературе уже накопила огромный опыт изучения в историческом плане словесного искусства народов бывшего СССР, добилась значительных успехов в разработке его теоретических положений и основ, исторического принципа в изучении духовного наследия, нельзя согласиться и признать исторически правильным то, что в некоторых работах до сих пор главенствует национально-территориальный принцип (М.Усманов «Следуя за гусиным пером»; Ф.Хисамова «Языковые особенности татарских деловых записок XVIII века»; «История татарской литературы. Средневековый период»).
Г.Б.Хусаинов в своем труде не ограничивается одним только фиксированием и анализом памятников письменной литературы, а обращается и к зарубежным и местным историко-этнографическим, историко-литературным источникам, и к фольклорным материалам, и к данным таких разделов науки, как история, этнография, археология, лингвистика. Именно путем разностороннего анализа, сравнения и синтеза разных материалов ученый достигает научно-обоснованного, достоверного, системного освещения средневековых зачатков башкирской литературы, панорамы ее развития и изменения, идейно-эстетического содержания, жанрово-стилевой природы.
Ученый, выбравший главным принципом объективную оценку каждого культурно-литературного явления, в данной работе еще более развивает и углубляет идеи, уже поднятые в своей книге «Эпоха. Литература. Писатель». Используя богатый фактический материал, доказывает, что изустная литература была одной из основных своеобразных форм башкирского средневекового словесного искусства и в тесной связи с фольклором и письменной литературой образовала цельную литературно-эстетическую систему. Останавливаясь на творчестве таких йырау и сэсэнов, как Хабрау, Асан-Кайгы, Казтуган, Шалгииз, Кубагуш, Акмурза, Карас, Еранса и Баик, Г.Б.Хусаинов доказывает, что они были такими мастерами слова, которые в своих произведениях могли органично соединять фольклорные и литературные традиции, и оставили глубокий след в истории башкирской словесности. Кроме того, ученый в присущем только ему оригинальном и благозвучном стиле анализирует огромное количество образцов письменной литературы и фольклора, историко-литературных, историко-документальных источников, уделяет особое внимание раскрытию свойств последних по отношению к литературе. В данном труде во всей полноте предстает перед глазами читателя идейно-тематическая, жанрово-стилевая природа и образная система, творческие методы, формы существования, особенности развития средневековой башкирской литературы, которая и по форме, и по содержанию была неоднозначной и сложной.
Ученый определил принципы изучения духовного наследия и критерии деления истории башкирской литературы на периоды, показал главные особенности, тенденции развития и изменения, присущие каждому периоду словесного искусства. Также достойны внимания его наблюдения и исследования, связанные с проблемами тюркского письменного литературного языка Урало-Поволжья и древнего башкирского литературного языка. Автор подробно останавливается и на вопросах определения вклада каждого этноса в возникновение общего духовного богатства и раскрытия основанных на конкретной историко-национальной почве его своеобразных черт и процесса дифференциации и формирования в определенных общественно-исторических условиях отдельных литератур (XIV—XV вв.), укрепления со временем в них национального колорита (XVI—XVIII вв.), развития культурно-литературных связей. В этом отношении очень ценны наблюдения Г.Б.Хусаинова по изучению башкирских литературных связей XIII—XVIII веков. Ученый, говоря его словами, находит «в чаще темного леса» великое множество «восхитительных деревьев», знакомит читателя с изумительно богатыми фактическими материалами, увлекательно пишет о генетических, типологических аспектах литературных связей, о явлениях литературного синтеза, трансплантации, контаминации многоязыкового творчества, о специфике переводческой деятельности и переводной литературы, делает важные выводы. Внимательность ученого даже к незначительным фактам, его наблюдательность, неиссякаемая «сокровищница» памяти достойны восхищения.
Делая обзор башкирских литературных связей средних веков, академик Хусаинов не ограничивается только раскрытием внешней, формальной стороны этого процесса учетом отдельных фактов, а старается вникнуть в его внутреннюю природу, сущностные закономерности. В целях осуществления задуманного он опирается на мысль, что для влияния той или иной литературы на какую-либо другую литературу необходимым условием является наличие у второй определенной художественно-эстетической основы, собственных традиций, способных принять и развить достижения иностранных словесных искусств. Ученый также убедительно показывает, что ни одна литература не является только «заемщиком», берущим в долг богатства других литератур, но, в свою очередь, и сама участвует в расширении их идейно-эстетических горизонтов. В целом, в своем труде ученый рассматривает литературные связи не как односторонний процесс, направленный только на «присвоение» или «обеспечение», а как сложный литературно-творческий процесс, уже изначально основанный на взаимовлиянии и взаимообмене.
В 1996 году на русском языке вышел сокращенный, но более конкретизированный вариант этого фундаментального труда под заглавием «Башкирская литература XI—XVIII веков». Книга выполняет функцию учебного пособия для студентов вузов, колледжей, училищ, учеников гимназий, лицеев и школ.
Г.Б.Хусаинов всегда в движении, в беспрерывных поисках. Поэтому его работы отличаются не только богатством и глубиной содержаний, но и разнообразием жанровых форм. Ученый и писатель, создавший столько монографий, критико-биографических очерков, литературных портретов, историко-биографических книг, теоретических статей, рецензий, эссе, в последние годы внёс весомый вклад в «оживление» серии «Жизнь замечательных людей», один за другим издал историко-биографические книги под названиями: «Мухаметсалим Уметбаев» (1991), «Ризаитдин бин Фахретдин» (1997), «Сыны Отчизны» (1998), «Ахметзаки Валиди Туган» (2000), «Батырша» (2005). На основе таких научно-популярных работ, творческих портретов, эссе, статей он создаёт художественные произведения. Например, его статьи «Последний предок», «Слово о Карахакале», «Семь родов», «Письмо Батырши к императрице» лежат в основе его произведений исторического характера. В 80-ые годы учёный-писатель осваивает историко-биографические и историко-документальные разновидности жанра повести, одну за другой пишет свои киссы «Фельдмаршал Пугачёва», «Рудокоп Исмагил Тасимов», «Кисса об Алдар-батыре», которые составляют единое «ящичное» эпическое произведение в традициях собирательного жанра кисса («Кисса о героях. Историческая проза», 1986). Эта кисса имеет большое идейно-эстетическое и политическое значение. В ней учёный-писатель ознакомил широкую общест­венность со славными сынами Отчизны (Алдар Исянгильдин, Карахакал, Батырша, Бадергул Юнаев, Исмагил Тасимов), оставившими глубокий след в истории башкирского народа, но из-за идеологии, провозглашенной советским государством, подвергшимися забвению и известными только узкому научно-литературному кругу, описал их и благостные, и славные, и трагические пути жизни и деятельности, тем самым способствовал раскрытию «занавесей» истории, воспитанию у народа исторического сознания и национального самосознания, патриотических чувств.
Это же можно сказать и о романе учёного-писателя «Кровавый 55-ый» (1996). В нём он ставит в центр жизнь и деятельность идеолога башкирского восстания 1755 года Абдуллы Галиева (Батырши) и судьбу народа, весьма уместно и искусно используя историко-документальные материалы. Писатель ярко освещает ужасающие последствия национально-колониальной политики, проводимой в Башкортостане царским самодержавием; образно аргументирует и даёт читателю понятие о том, что наши благородные личности, которые вели смелую борьбу с несправедливостью и злодействами, жили судьбой своего народа, со всеми, его радостями и печалями, не щадили для его счастья своих жизней, и поэтому они должны и сегодня пробуждать нашу память, светить, как путеводная звезда на небосводе нашей духовной жизни.
В последние годы академик Г.Б.Хусаинов показал еще одну сторону своего яркого многогранного таланта и еще раз подтвердил, что является уникальным ученым-философом и ученым-педагогом. Он придал «второе дыхание» традициям «воспитательной литературы» и жанру хикмет и опубликовал свои глубокомысленные парсы-миниатюры философского и этического содержания, считая, что «в науке ценно — новое, а в литературе — меткое, остроумное». Творческая деятельность ученого в данном направлении, начавшаяся с фиксирования мыслей-суждений, наблюдений в объемной тетради, которая позднее систематизировалась и вышла в сборнике «Дневник путешествий» (1976), не остановилась подобно «высохшему роднику», а, напротив, продолжила свое еще более быстрое и «полноводное течение». Цикл парс, вышедших в книге «Эпоха» (1988), и состоящий только из парс сборник «Жизнь» (1990) вдохнули новую жизнь в этот жанр.
Напечатанная в 2000 году книга писателя под названием «Мир» явилась ярким доказательством того, что жанр парсы начал обретать в нашем словесном искусстве свое заслуженное место. Сборник восхищает своей идейно-тематической широтой, меткостью мыслей и суждений, философской глубиной, гибкостью языка. Что ни говори, мысли и наблюдения большого ученого, писателя и просто творческой личности — уже сами по себе своеоб­разная школа жизни. И если сегодня в нашей литературе начали появляться те, кто повернул свое «перо» в сторону жанра миниатюры, то это — одна из многочисленных заслуг Г.Б.Хусаинова.
Парсы Г.Б.Хусаинова богаты как своим содержанием, так и жанровыми формами. По признанию самого ученого, у данного жанра миниатюры, как и у самой жизни, самые разные формы — это и притчи, и диспуты, и хикметы. Они основаны на размышлениях, отражающих такие разносторонние, сложные события и явления, как человеческая жизнь и судьба, природа и современная цивилизация, мораль и культура, наука и литература, писатель и человек искусства, история и духовное наследие. Рассмотрим, например, его парсы под общим названием «Истории, включенные в книгу «Жизнь». В них заметна сильная опора автора на различные факты и документальные источники. Писатель насыщает свои парсы гипотезами, философскими мыслями, элементами художественной литературы. Дополняя факты и документы этими мыслями, суждениями, гипотезами, а в нужных местах пословицами и поговорками, легендами и сказаниями, отрывками из песен и кубаиров, которые, на первый взгляд, не кажутся особо важными, он создает один удивительный образ-деталь, делает замысловатые выводы.
Вот, например, парса «Надписи на камне». Она начинается с описания камня с надписью, который был найден в Чекмагушевском районе Башкорт­остана, на берегу реки Калмаш. Камень пестрит арабскими письменами и находящимися под ними тамгами. Текст на арабском был написан на нем в 1342 году. Из него становится ясно, что данный памятник является могильным камнем Кукляра — сына Буги. А вот находящиеся под этим текстом древние письмена-тамги свою тайну не раскрывают. Похоже, что они, как и сотни тысяч подобных могильных камней, претендуют своим таинственным содержанием быть не только обычным камнем, а воистину ценным памятником «древней башкирской каменной письменности». Это уводит авторскую мысль в сторону Алтая, Казахстана и Северного Кавказа, на берега Орхона и Енисея, Байкала, Иссык-Куля, Дона, Волги, то есть в те края, где находятся такие же таинственные камни с надписями. Когда на берегах Орхона и Енисея были найдены камни с таинственными письменами, над ними билось множество ученых, выдвигались самые разные гипотезы, но таинственные тексты не поддавались расшифровке. Наконец, в конце XIX века ученые — из Дании Томсен и из России — Радлов — нашли «ключ», способный дать им отгадку, и камни, хранящие свой секрет веками, вдруг заговорили.
Автор верит, что когда-нибудь раскроют свои тайны и древние башкирские надписи на камнях, и наши внуки прочитают историю, которую хранят камни. Развивая эту мысль как основную линию в парсе, он снова и снова повторяет такие слова: «Я говорю, что и древние башкирские каменные писания однажды раскроют свой секрет и заговорят»; «я говорю, что сегодня или завтра наши внуки прочитают выгравированную на камне историю»; «и башкирские тексты на камне... все равно раскроют свой секрет».
Таким образом, ученый-писатель, начиная свою речь о камне, содержащем древние и средневековые надписи, в конце своей парсы приводит читателя к такой мысли, что все, что существовало на земле и не исчезло, все равно когда-нибудь раскроет свой секрет, послужит человечеству. То, что мы не знаем и не можем понять сегодня, откроют люди будущего, воплотят в жизнь, ведь развитие жизни происходит именно в процессе распутывания клубка ее тайн. Кажущийся на первый взгляд совсем простеньким могильный камень автор преобразует в глубоко осмысленный символический образ-деталь.
В целом, десятки парс Г.Б.Хусаинова, посвященные историческим, духовным и другим проблемам («Идол», «Достойные быть памятниками», «Гробница», «Клич рода» и др.), построены таким образом, что от отдельного факта, сведения, явления, даже одного слова-понятия доходят до широкого обобщения рожденного в их внутреннем мире смыслов, мыслей-суждений, чувств и эмоций. Каждый, кто читает такие парсы, написанные человеком, умеющим так широко мыслить и чувствовать сердцем, начнет верить даже в то, что и камни рассказывают историю. А народ, способный оставлять следы своего искусства, культуры и литературы даже на бездушных камнях, «большой и великий своим духовным миром». Парсы ученого-писателя повествуют не только о башкирских памятниках, но и содержат богатые и поучительные сведения философского звучания о видных сынах и дочерях Отчизны. Эти парсы не могут не затронуть струны читательской души. Что ни говори, ведь они хоть и маленькие по форме, а обладают весомым содержанием. Только читателю нужно почувствовать эту весомость, как говорит сам автор, «все равно что разбив орех, нужно еще найти его ядро». А поучительных, заставляющих задуматься, помогающих поднять настроение улыбкой «семян» в парсах Г.Б.Хусаинова неисчислимое множество. Например, цикл парс под заглавием «Капли» тоже представляет собой «семена» — собрание «янтарных» мыслей и суждений, составляющее своеобразную мозаику жизни, способное и восхищать, и заставить задуматься, и удивить, и вызвать улыбку. Вот, например, его парса-миниатюра под названием «Мудрость». В ней автор через одновременное обращение к самым различным по своей сути темам и проблемам, загадочным явлениям и событиям, через последовательное «нанизывание» мыслей и суждений показывает удивительную странность и загадочность мира. И чтобы сказанное не показалось пустым звуком, приведем в пример маленький отрывок: «Раньше, когда мы были маленькими, на стенах самых нарядных из деревенских домов вешали холщовые полотенца и ковры, прихожая в них была отделена вырезной занавеской, скамейки покрыты самоткаными коврами, а в углу дома красовался сундук, на котором горкой лежали одеяла, перины и подушки. Они радовали глаз своими различными цветами и узорами. И все это — ручная работа, дело рук снох и невесток.
...По внутренней красоте дома определялись трудолюбие, опрятность и мастерство снохи. Умелая сноха заметна уже своим искусством.
В те годы, когда мы были джигитами, девушки дарили нам платочки и перчатки. Они были такими узорчатыми и красиво украшенными, что, казалось, от тепла перчаток таяли руки, от красоты платочка — душа. Да и как не растаять, если каждый их шов и узор пропитаны теплом рук и светом очей любимого человека. И потому это ценнее ценного...
Красота ковра зависит от того, сколько ячеек и украшений влезет в кусочек размером в одну ладонь.
Ковер ткут из парчи.
Шубу шьют из хорошей шкуры.
Одежду кроят из сукна.
Одеяло стегают на пару.
Узорчатый палас ткут из узоров.
Драгоценные камни по одному собирают.
Кто что любит: один — яблоко, другой — хурму, а кое-кто — орех. У яблока и хурмы достаточно снять кожуру, а орех еще следует расколоть».
Как видно из примера, в этой парсе нет расположения событий в определенном порядке, то есть нет сюжетной линии, построенной в соответствии с идеями, мыслями и планами автора. Она напоминает, по сути, клубок из различных явлений, эпизодов и мыслей. Однако построение их в одной определенной системе и так же, как и в произведениях с «ящичной композицией» очередность их связи между собой, и течение в логической последовательности образуют внутренний сюжет парсы. Важно и то, что в этих и других своих парсах автор вовсе не старается передать «сгусток» своих мыслей и суждений как бесспорную, неопровержимую истину, а призывает читателя к беседе и самостоятельному размышлению, часто обращается к таким приемам, как диалог и монолог. При помощи этих приемов автору удается создать философскую гамму мыслей и суждений, эффект остроумной беседы.
Вообще, парсы ученого-писателя и по содержанию, и по форме, по описательным средствам и приемам удивительно богаты и разнообразны. Они сами по себе достойны специального изучения.
По моему мнению, Гайса Хусаинов создал своеобразный философский вид парсы. Это же подтверждают и его сборники под названиями «Мои философии», «Вселенная», «Мораль», «Этика». В этих парсах он выступает как красноречивый и глубоко содержательный философ. По-моему, своим творчеством Г.Хусаинов открыл совершенно новое направление в башкирской литературе и философской науке, если выразиться точнее, — он создал оригинальный вид нашей национальной философии.
С возрастом ученый и писатель начал придавать важное значение документальным жанрам. В своей автобиографической книге, состоящей из трех толстых «тетрадей», он раскрывает свои взгляды на мир, науку, литературу и искусство. Г.Б.Хусаинов подробно описывает и подтверждает то, о чем мы уже говорили в нашем литературном портрете под заглавием «Ученый-энциклопедист нашего времени». Академик Гайса Батыргареевич Хусаинов всю свою жизнь посвятил изучению литературы, фольклора, истории, этногенеза, этнографии, культуры, языка, искусства башкирского народа как целостной системы. Ученый интересовался также национальной философией, этикой и эстетикой.
Книга Г.Б.Хусаинова под названием «Духовный мир башкирского народа» (2003) особо ценна тем, что она направлена на ясную постановку данных вопросов и освещение ранее не изученных аспектов. Духовная история, народное творчество, образование, культура, печать, литература исследуются в книге как одна система, а в специальных главах они изучаются отдельно. Возьмем, например, названия статей из разделов «История и духовная история»: «Духовная культура башкир», «Относительно к нашей древней истории», «Вопрос о тюрко-башкирском этногенезе», «Древнее башкирское государство и его ханы», «Башкирские беи и эмиры», «Башкирские старейшины и герои», «Башкирские тарханы и дворяне», «Династия башкирских дворян: Султановы, Сыртлановы», «Пережитки шаманизма у башкир», «Древние башкирские календари», «Культ змеи у башкир», «Башкирские тамги. Тамговые писания. Балбалы», «Эпиграфия и эпитафия в Башкортостане».
Сколько жизни и сил потратил ученый-писатель, чтобы раскрыть и обосновать не поднимавшиеся ранее проблемы! Это знает только он сам. Для примера я бы назвал более поздние работы и открытия ученого в области фольклора. Даже в одной только этой книге автор подробно освещает такие значительные вопросы, как народная память, народные институты и традиции, древние жанры башкирского фольклора, башкирская народная проза, поэтика эпоса «Урал-батыр», башкирский детский фольклор, идейно-художественные особенности творчества йырау и сэсэнов. Особенно важны его наблюдения, относящиеся к истории школ и истории национальной печати. Не случайно коллективный труд на башкирском и русском языках, посвященный Гайсе Батыргареевичу Хусаинову в честь его 75-летия, был назван как «Башкироведение» — «Наука о башкирах»: какова наука — таково и название, каков ученый — такова и оценка.
Ведя речь о многогранной творческой деятельности учёного-писателя Г.Б.Хусаинова, нельзя не упомянуть его труды по теории литературы. Фундаментальные монографии и словари учёного «Башкирское стихотворение. Поэтический словарь» (2003), «Поэтика башкирской литературы. Часть первая. Теоретическая поэтика» (2006), «Поэтика башкирской литературы. Часть вторая. Историческая поэтика. Психологическая поэтика. Поэтика стиха» (2007), «Литературоведческий словарь» (2006), «Теория литературы» (2010) характеризуют его как большого специалиста в области теории литературы. Изучение их уже само по себе сложное занятие. И всё же нельзя не выделить то, что в данных работах Г.Хусаинов успешно продолжил, обогатил и поднял на новый уровень традиции таких специалистов литературы, как Ахнаф Харисов, Ким Ахметьянов. А его работа, посвящённая проблемам поэтики, по сути явилась новым явлением в истории нашего литературоведения.
В целом, 60-летний творческий путь Гайсы Батыргареевича Хусаинова — человека, который, не гоняясь за минутным эффектом и временной славой, посвятил весь свой талант, все свои способности науке и литературе, уже сам достоин монографии. Речь идет об удивительно многостороннем и богатом по содержанию творчестве, отмеченном более чем тысячей научных работ, около сорока книгами. Автора этих книг часто называли «зачинателем», «первооткрывателем». Он определил сегодняшний облик башкирской литературы и литературоведения, направлений и перспектив будущего развития фольклористики и общественной мысли.
Люди говорят: «По труду и почет». Народ дал свою достойную оценку трудолюбивому сыну Отчизны. Ученому-писателю были присвоены почетные звания и научные степени — профессор, действительный член (академик) Академии наук Башкортостана, заслуженный деятель науки Башкортостана и России, лауреат Государственной премии Башкортостана имени Салавата Юлаева, народный писатель Башкортостана. Г.Б.Хусаинов награжден орденами «Знак Почета», Дружбы народов, несколькими медалями, почетными грамотами.
Народный поэт Башкортостана, один из первых аспирантов Гайсы Хусаинова Р.Бикбаев в одном из своих стихотворений, посвященном своему учителю-наставнику, пишет:
Мало ли ты собрал по крупицам
Жемчужин, рассыпанных по стране,
Вместе с кураем Салавата,
Подобно его орлам по борьбе.
Ученый-энциклопедист и писатель Гайса Хусаинов сам по себе уже феномен. Он — подлинная творческая личность нашего времени. Его многосторонние, объемные, глубоко содержательные труды и художественные произведения составляют «золотые страницы» общественной мысли, культуры, науки и литературы Башкортостана и России.

Кунафин Г.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018