Дирижерский корпус

Алла Докучаева

Дирижерский корпус

Генеральный директор Башкирского государственного театра оперы и балета, известный композитор и дирижер Рустэм Нариманович Сабитов, с которым мы беседуем о тех дирижерских именах, что не забываются за давностью лет, одним из первых упомянул Петра Михайловича Славинского. Он работал главным дирижером и художественным руководителем Башкирского театра оперы и балета с 1938 по 1945 годы. Сабитов вспомнил, что, кажется, как раз он направил его отца, тогда 19-летнего способного юношу, на учебу в Москву, и Нариман Сабитов попал в 1944 году сначала на подготовительное отделение национальной студии при консерватории имени Чайковского, а потом на I курс.
Из архивных документов я узнала, что Петр Михайлович Славинский, окончив в 1928 году Московскую консерваторию и поработав солистом в оркестре Большого театра, а затем два года дирижером в театрах Перми и Ташкента, был приглашен в Уфу, где собрал музыкантов в театральный оркестр. Интересно воспоминание о нем заслуженной артистки России и Башкортостана Бану Валеевой: «В июне 1938 года на работу в театр были приняты девять новоиспеченных певцов, в том числе и я. Мы — первые выпускники национального отделения Московской консерватории. Из Москвы приехал Петр Михайлович Славинский, дирижер от Бога, я никогда таких больше не встречала. Он собирал музыкантов по всему городу: с радио, из кинотеатров — изо всех мест, где звучала музыка. Создал прекрасный оркестр и в августе уже начал репетиции. Познакомился с певцами, изучал наши голоса, возможности, потом репетировал. Петр Михайлович бесконечно уважал и любил певцов, никогда не допускал, чтобы оркестр заглушал голос. Он был нашим Пигмалионом.
А по всему городу были расклеены афиши на русском и башкирском языках, извещавшие, что оперой «Прекрасная мельничиха» открывается оперный театр. Все стремились попасть на премьеру, хотя не каждый и знал, что такое опера. «Прекрасная мельничиха» — наш консерваторский дипломный спектакль, мы работали над ним в Москве два года, готовили сразу на двух языках — русском и башкирском. 14 декабря 1938 года мы впервые вышли к уфимским зрителям».
В 1944 году Славинскому были присвоены почетные звания народного артиста БАССР и заслуженного артиста РСФСР. В 1945 году он уехал главным дирижером в Куйбышевский театр, затем в Харьковский, а в 1950 стал в Москве дирижером, затем главным дирижером музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, с 1960 года — заведовал музыкальной частью МХАТа. В Уфе им были поставлены оперы «Мэргэн» Эйхенвальда, «Хакмар» Валеева, «Карлугас» Чемберджи, «Акбузат» Заимова и Спадавеккиа.
О своем отце — блестящем композиторе и дирижере Наримане Гилязевиче Сабитове — Рустэм Нариманович подарил мне книгу воспоминаний известных авторов, в том числе его однокурсников по Московской консерватории Александры Николаевны Пахмутовой и Андрея Яковлевича Эшпая. Большинство очерков повествует о нем, как о самобытном композиторе и замечательном человеке, есть любопытные отклики о нем, как о дирижере. Но прежде, чем привести некоторые из них, сошлюсь на короткие энциклопедические сведения. С 1953 по 1971 год Н.Сабитов сочетал работу дирижера и главного дирижера с активной композиторской деятельностью. Дирижировал более чем тридцатью спектаклями, при его участии поставлено свыше 20 музыкальных сочинений, среди них оперы «Иван Сусанин» Глинки, «Царская невеста» Римского-Корсакова, «Травиата», «Трубадур», «Аида», «Риголетто» Верди, «Кармен» Бизе, «Акбузат» Спадавеккиа и Заимова, «Современники» Ахметова, целый ряд балетов, включая собственного сочинения — «Горный орел» (совместно с Х.Ахметовым, 1954), «Гульназира» (1958), «Люблю тебя, жизнь» («Яратам hине, тормош», 1967), «Страна Айгуль» (по пьесе М.Карима, 1971), шесть детских балетов, в их числе «Буратино» (1960), «Мурзилка-космонавт» (1963). Н.Сабитов — заслуженный деятель искусств БАССР, лауреат премии им. Г.Саляма (1967), награжден орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», посмертно в 1972 году удостоен Республиканской премии им. Салавата Юлаева. Все его остальные произведения (концерты, увертюры, кантаты, хоровые циклы, более 200 песен и романсов и др.) даже не берусь тут перечислять. Тем более, что это очерк — не музыковеда с точными определениями творческого кредо и значения Наримана Сабитова для развития башкирского музыкального искусства, а работа журналиста и писателя, для которого важно показать, как к нему — дирижеру, а затем художественному руководителю и главному дирижеру театра, относились в коллективе, как его воспринимала музыкальная общественность республики и страны. В книге «Воспоминания о Наримане Сабитове», вышедшей в 2000 году и составленной известным музыковедом Лилией Латыповой, без малого 50 очерков. Я их прочитала с огромным интересом, получив представление о личности неординарной, богато одаренной, и при этом Нариман Сабитов в людской памяти остался живым человеком с характером добрым, легким и одновременно принципиальным. При подготовке этой статьи я обращала особое внимание на те моменты, где Нариман Гилязевич характеризовался как дирижер. Некоторые высказывания позволю себе процитировать.
«В моей памяти навсегда останется дирижирующий Нариман: он весь отдавался музыке. Его красивый и полный экспрессии жест объединял оркестр, сцену, зал и заражал всех содержанием спектакля» (Композитор Андрей Эшпай).
«А как он работал за пультом! В процессе одной репетиции мог несколько раз менять рубашку! Над одним номером — биться до изнеможения, пока не определится нужное ему качество. От исполнителей и даже работников сцены требовал такого же участия... Нариман Сабитов был для меня учителем, надеждой, совестью. Приглашение на творческий вечер Сабитова с автографом «Первой, вдохнувшей жизнь в мои детские произведения» я до сих пор храню как дорогую реликвию» (Зайтуна Губайдуллина, заслуженный деятель искусств БАССР, художественный руководитель детского хора при Хоровом обществе РБ в период с 1961 по 1991 год).
«Дирижерский жест Сабитова был четким, размашистым. Руки его выбрасывались далеко вперед. Часто дирижирование сопровождалось негромким пением и очень выразительной мимикой. Острый взгляд живых, чуть прищуренных глаз буквально пронизывал участников спектакля... Несколько раз я был свидетелем его бескомпромиссности, когда даже во время спектакля он мог потребовать немедленной замены одного из исполнителей ведущих партий... Много сил и энергии Сабитов отдавал подготовке праздничных концертов, которые в ту пору проводились регулярно. Все концерты, организованные и поставленные Сабитовым, отличались масштабностью, красочностью, большим художественным вкусом. Часто он специально сочинял произведения для таких концертов» (Михаил Швайштейн, профессор, в период с 1959 по 1962 годы — солист оркестра БГТОиБ).
«...С ним было очень приятно работать: у него был пластичный дирижерский жест, он был прекрасным партнером для певца, чутким и властным одновременно. Он знал толк в певческих голосах, любил вокал и вокалистов и, дирижируя, давал нам возможность попеть, поиграть голосом. Но приятно — не значит легко. Если ему что-то не нравилось, он мог проявить непреклонность. Нет, он не снимал с партии, но провинившемуся приходилось иногда подолгу ждать назначения на новую роль... Нариман Гилязевич обладал ярким воображением, образным мышлением и старался пробудить эти качества в певцах. Он заставлял певца думать и находить точную интонацию, без которой невозможно создать правдивый музыкальный образ» (Владимир Голубев, солист оперы, заслуженный артист БАССР).
Славное имя Наримана Сабитова живет в его произведениях, постоянно исполняемых самыми известными музыкантами и музыкальными коллективами Башкортостана и России. В Уфе учрежден Открытый музыкальный конкурс им. Н.Сабитова. Его имя носит музыкальная школа № 1, выпускники которой продолжают развивать лучшие традиции национальной и русской музыки.
В 1961—1966 годах главным дирижером и художественным руководителем Башкирского государственного театра оперы и балета был дирижер и педагог Исай Моисеевич Альтерман. Факты биографии свидетельствуют о том, что его пригласили в Уфу как опытного музыканта и руководителя.
И.М.Альтерман учился по классу скрипки и композиции в Ленинградской консерватории имени Н.А.Римского-Корсакова (1930—1939), с 1934 года был дирижером оперной студии при консерватории. В 1937—1941 годах — дирижер оркестра радиовещания Ленинграда, в 1946—1953 годах — преподаватель Ленинградской консерватории (среди учеников — Римас Юозович Генюшас).
В 1953—1958 годах — главный дирижер Литовского государственного театра оперы и балета в Вильнюсе, в 1958—1961 годах сменил Д.Г.Гершефельда на посту главного дирижера Кишиневского театра оперы и балета, в 1961—1966 годах — главный дирижер и художественный руководитель Башкирского государственного театра оперы и балета в Уфе, в 1966—1969 годах — Саратовского театра оперы и балета. С 1969 года до конца жизни — вновь главный дирижер Молдавского государственного театра оперы и балета. Преподавал в Кишиневском институте искусств им. Музическу (среди учеников — Юрий Насушкин).
И.М.Альтерман — заслуженный деятель искусств Молдавской ССР и Башкирской АССР (1963), заслуженный артист Литовской ССР (1957).
Известный в Башкортостане ученый и меломан профессор Борис Михайлович Миркин вспоминает об Исае Моисеевиче как о музыканте высокого класса и весьма требовательном, строгом руководителе, которого и солисты, и оркестранты побаивались. Результаты их общей работы получались успешные. В частности, Миркин назвал поставленные тогда оперы «Кармен» Бизе и «Князь Игорь» Бородина, которые произвели впечатление на слушателей. Были и другие постановки, но эти особенно врезались в память.
Как свидетельствует бывший тогда заведующий отделом пропаганды, а позже секретарь обкома КПСС Т.И.Ахунзянов, партийные органы особое внимание обращали на театр оперы и балета, считая его визитной карточкой республики, и старались, чтобы к художественному руководству привлекались достаточно известные дирижеры, которые уже успели себя проявить. Он назвал среди таких Исая Альтермана, Валерия Руттера, Илмара Лапиньша.
Валерий Дмитриевич Руттер, работая в Башкирском государственном театре оперы и балета, был удостоен звания заслуженного деятеля искусств БАССР. Он родился в 1924 году, умер в 2010. Среди его постановок в Уфе упоминаются «Война с саламандрами» В.Успенского и «Братья Ульяновы» Ю.Мейтуса. В прессе его называли тонким и высоко профессиональным музыкантом, руководителем, обладавшим должным тактом и умением. У него была хорошая школа — учился в Харьковской и Ленинградской консерваториях, причем на теоретико-композиторском и дирижерско-симфоническом факультетах. В записях трудовой книжки присутствуют ансамбль Северного флота, Челябинский, Киргизский, Новосибирский, Свердловский, Казахский театры оперы и балета. В репертуаре 58 опер и 30 балетов, которыми он дирижировал. Приведу здесь отзывы об уфимских постановках Валерия Руттера. «Самых добрых слов заслуживает работа главного дирижера Башкирского театра оперы и балета В.Руттера. Горячий энтузиаст советской оперы, в недавние годы первым озвучивший несколько новых произведений, он с подлинным вдохновением объединяет усилия всех участников спектакля «Война с саламандрами» («Советская культура», 1968 г.). «Это было счастьем, что дирижера не испугали ни сложность оркестровки, ни непривычный язык вокальных партий. Дирижер был уверен, что сможет подготовить музыкальную сторону спектакля» (Н.Энтелис о «Войне с саламандрами»).
Среди имен приглашенных в наш город дирижеров, конечно же, выделяется фамилия нашего земляка, о котором говорить можно с законной гордостью. Потому что взрастить собственные кадры такого сложного и ответственного свойства, как руководитель оркестра, совсем не просто. Гайнетдин Хайретдинович Муталов — народный артист БАССР (1969), заслуженный деятель искусств России (1980) — первый дирижер из башкир. В 1952 году он окончил Московский институт военного дирижирования, с 1954 года — дирижер, с 1973 по 1980 годы — главный дирижер Башкирского государственного театра оперы и балета. В репертуаре свыше 80 оперных и балетных спектаклей, среди них оперы «Богема», «Чио-Чио-сан» Пуччини, «Сказка о царе Салтане» Римского-Корсакова, «Молодая гвардия» Мейтуса, балеты «Жизель» Адана, «Дон Кихот» Минкуса, «Голубой Дунай» Штрауса, «Барышня и хулиган» Шостаковича.
Как интерпретатор башкирской музыки, Муталов дирижировал первыми постановками опер «Салават Юлаев», «Волны Агидели», музыкальной комедии «Кодаса» Исмагилова, опер «Буря», «Соотечественники» (2-я редакция) Ахметова, оперетты «Когда приходит любовь» Кульбарисова, балетов «В ночь лунного затмения», «Черноликие» Заимова и Чугаева, «Журавлиная песнь» (3-я редакция) Степанова и Исмагилова. Он выступал с симфоническим оркестром СССР, участвовал в Декаде башкирской литературы и искусства в Москве, Днях культуры республики в Ульяновске и Казани.
Рустэм Нариманович отозвался о нем как о великом труженике. Случалось, что он вообще был единственным дирижером и справлялся. О своем стиле дирижирования Гайнетдин Хайретдинович так сказал в одном из интервью: «Дирижеру в театре трудно работать: каждый исполнитель — звезда, с высшим музыкальным образованием, со званиями... Чтобы дирижера уважали, он должен хорошо знать и партитуру, и драматургию спектакля — чтобы четко понимать, что он хочет выразить, обладать отличным оркестровым и вокальным слухом. А еще нужна сильная воля — во время спектакля оркестр надо «держать». Бывает так: сначала неточно сыграет гобой, затем фагот, кларнет — это как эпидемия. Если не пресечь это с самого начала, выступление пройдет ни шатко, ни валко. Нужно сразу забрать оркестр в руки, увлечь, зажечь — взглядом, мимикой!»
Более сорока лет простоял за пультом дирижера Гайнетдин Муталов, оставив о себе в музыкальном мире добрую и долгую память.
В биографических данных Илмара Лапиньша строка о работе его главным дирижером Башкирского государственного театра оперы и балета среди других занимает весьма скромный временной отрезок: 1983—1984 годы. Любопытно, что в длинном списке тех мест, где Лапиньш пребывал главным или очередным дирижером (Ярославль, Казань, Белград, Москва, Томск, Свердловск, Вена, Верона) есть лишь два адреса, где он проработал пять и более лет — во всех остальных это, как правило, два года. Чем это объяснить — то ли привычка к переменам, то ли, может, особенности прибалтийского характера, часто непонятного для других (о чем свидетельствуют некоторые отклики в СМИ в конце 2010 года), но факт остается фактом. При том, что это был музыкант высокого класса, который оставлял о себе как о специалисте неплохую память. И это естественно, если вспомнить, что он окончил Ленинградскую консерваторию по двум специальностям, в 1969 году прошел семинар у Г.Караяна, в 1973 окончил аспирантуру у профессора Б.Хайкина, более десяти лет стажировался в Большом театре, став там дирижером. Гастрольные его выступления более чем со 120 музыкальными коллективами, в том числе в двадцати оперных театрах, проходили по всем республикам СССР, а также за рубежом — в Болгарии, Венгрии, Чехии, Словении, Австрии, Германии, Швеции, Швейцарии, Испании, Китае, Монголии, Италии. Он участвовал в жюри конкурсов в Вене, Кракове, Загребе, Будапеште, Зальцбурге, Париже и т.д. И хотя Уфа в длинном перечне его путешествий стоит на сравнительно ранней стадии его творческой жизни, когда дирижеру еще не исполнилось сорока лет, все равно понятно, с музыкантом какого масштаба повезло общаться коллективу нашего театра. В одном из интервью он сказал о своем творческом почерке: «Есть дирижеры, которые считают: «Оркестр — мой рояль, я на нем играю». Я не приемлю такую позицию. Мы все, то есть весь коллектив оркестра, делаем одно общее дело. Моя задача — скоординировать общие усилия. При этом я должен пробудить «бациллу творчества» в каждом музыканте. Если у меня это получается, то бываю очень рад».
Мне довелось прочитать несколько бесед с Илмаром Лапиньшем, которые выходили в газетах разных городов, и везде искала хоть какие-то ссылки на пребывание в Уфе. Нашла следующее высказывание: «Я всегда ехал работать. Сначала жил в гостинице, потом как-то решался квартирный вопрос. Могу похвастаться. Три квартиры, которые были даны мне в Казани, Томске и Уфе, я отдал обратно советскому государству, когда увольнялся». А я в этой цитате уловила другое: какие бы официальные моменты в области цензурирования культуры в советские времена мы ни отмечали, было зато весьма заботливое отношение к деятелям культуры — если их приглашали на работу, то «квартирный вопрос» старались быстро решить. Увы, сегодня это не так, и получившие известность наши режиссеры, актеры, музыканты годами ютятся в гостинице, так и не дождавшись жилья от государства, и не имеют должной оплаты за свой труд, чтобы приобрести квартиру за деньги. Эта реплика здесь, конечно, мимоходом, но о проблеме весьма существенной.
Многие уфимцы, любители серьезной музыки, не забывают приездов в наш город на разные постановки знаменитого дирижера, народного артиста СССР Ярослава Антоновича Вощака. Он родился в 1921 году, прожил яркую творческую жизнь, скончавшись рано — в 1989. Учителем его был знаменитый композитор и дирижер Николай Колесса, основатель западно-украинской школы. С 1953 г. Вощак работал главным дирижером Львовского театра оперы и балета, через 10 лет стал главным дирижером Одесского театра оперы и балета, в 1965 году явился основоположником симфонического оркестра в Грозном. За три неполных года он довел коллектив до высокой планки исполнительского мастерства. Играли музыку Бетховена, Шуберта, Мендельсона, Вагнера, Верди, Россини, приглашались солировать скрипач Леонид Коган, пианисты Генрих Нейгауз, Святослав Рихтер, Эмиль Гилельс, виолончелист Даниил Шафран. Ярослав Вощак немало сделал для роста Воронежского театра, который из музыкального театра при нем, новом главном дирижере, стал в 1968 году Воронежским государственным театром оперы и балета. 1970—1972 годы — это работа Ярослава Антоновича главным дирижером Казанского театра оперы и балета, а затем начался самый яркий — минский этап биографии музыканта. В 1979 году Вощак стал народным артистом СССР, но в следующем году он был неожиданно снят с должности главного дирижера, и вот тогда он начал заполнять определенные пустоты в своем рабочем графике серьезной деятельностью в Башкирском государственном театре оперы и балета, с которым тесно сотрудничал в 1982—1983 годах. Под его руководством были поставлены очень заметные спектакли — «Дон Карлос» и «Аида» Верди и национальная опера Исмагилова «Салават Юлаев». Последняя его работа на белорусской сцене — постановка оперы Владимира Солтана «Дикая охота короля Стаха», которая была отмечена Государственной премией Белоруссии, но получил ее Ярослав Вощак посмертно. Ни в жизни, ни в творчестве, где бы он ни работал, Вощак никогда не изменял своим принципам, сформулировав их однажды так: «Музыка — это величайшая сосредоточенность. Статичность совершенно не равнозначна мертвечине в опере, как движение на сцене еще не признак живой жизни в спектакле. Иногда пауза должна звучать сильнее, чем топот табуна лошадей. Ведь дело не в количестве звучащих тактов, а в силе звучания, глубине музыкального обобщения».
Десятилетие (1991—2001 гг.) в нашем театре главного дирижера Валерия Игнатьевича Платонова запомнилось творческим настроем, который охватил в этот период коллектив, руководимый незабвенным Радиком Арслановичем Гареевым. Профессиональную карьеру Валерий Платонов начинал в Пермском академическом театре оперы и балета им. П.И.Чайковского, туда же уехал после уфимского периода и весьма успешно продолжает свою деятельность. Именно там он прибавляет к званиям народного артиста РБ и заслуженного деятеля искусств России лауреатство Национальной театральной премии «Золотая маска» за постановку оперы А.Чайковского «Один день Ивана Денисовича» и премии Пермского областного театрального фестиваля «Волшебная кулиса» за дирижерское мастерство.
Но вернемся в наш театр, где за дирижерским пультом появлялась словно летящая фигура Валерия Игнатьевича, и за его энергичным взмахом палочки следовала эмоциональная, насыщенная то печалью, то страданием, то солнечной радостью великая музыка Чайковского и Верди, Прокофьева и Пуччини, Мусоргского и Генделя. Особенно запомнились концерты симфонического оркестра, когда музыканты, нарядные и торжественные, поднимались из «ямы» на сцену, и звучали аккорды реквиема Моцарта, Верди, «Военный реквием» Бриттена, «Stabat Mater» Перголези и Россини, симфонии Бетховена, Шуберта, Чайковского, Рахманинова, Шостаковича, Прокофьева.
Валерий Игнатьевич был музыкальным руководителем оперного фестиваля «Шаляпинские вечера в Уфе», Международного фестиваля балетного искусства им. Рудольфа Нуреева, организатором и дирижером оркестра «Солисты Башкортостана». Он всегда сотрудничал с лучшими музыкантами России — И.Архиповой, М.Биешу, братьями Абдразаковыми, В.Пьявко, с Ю.Григоровичем, В.Мининым. Его дирижерское мастерство признано в России и за рубежом, он дирижировал в Америке, Германии, Бельгии, Испании, Канаде, Швейцарии, Голландии. В географию его гастролей входит вся карта нашей страны. Под его управлением состоялись мировые премьеры опер «Нэркэс» Х.Ахметова, «В ночь лунного затмения» и «Memento» С.Низаметдинова, балета «Ходжа Насретдин» Л.Исмагиловой, он дирижировал музыкой к балетам «Аркаим» Л.Исмагиловой и «Прометей» Р.Сабитова. Он поставил оперы «Кармен» Бизе, «Севильский цирюльник» Россини, «Богему» Пуччини, «Пиковая дама» Чайковского, балеты Чайковского «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и другие. Все, что делал в театре Валерий Платонов, освещено его неординарной натурой, его страстной преданностью музыке.
Главным дирижером в 2001—2003 годах был известный музыкант — заслуженный деятель искусств России профессор Алексей Анатольевич Людмилин. Окончив в Екатеринбурге Уральскую консерваторию, а затем Ленинградскую, он в течение 20 лет работал в городе на Неве в театре оперы и балета им. С.М.Кирова (Мариинском) — был солистом в оркестре, а также дирижером-ассистентом Ю.Темирканова и В.Гергиева. Позже был дирижером-ассистентом М.Ростроповича в международном проекте — постановке оперы «Леди Макбет Мценского уезда». Конечно, это не могло не сказаться на его дирижерском почерке, на исключительно высоком мастерстве. Его постановки в Уфе — «Травиата», «Аида», «Трубадур» Верди, «Алеко» Рахманинова, «Иоланта» Чайковского, «Летучая мышь» Штрауса, балеты «Жизель» Адана, «Голубой Дунай» Штрауса, «Баядерка» Минкуса. Особенно запомнилась постановка оперы «Кахым-туря», которая номинировалась на Национальную театральную премию «Золотая маска», и Людмилин эту награду получил в номинации «Лучшая работа дирижера».
Поскольку я тогда ездила в Москву вместе с театром в качестве корреспондента, то могу свидетельствовать, как восторженно отзывались критики, собравшиеся после спектакля, о музыкальной стороне оперы уфимцев. Людмилин вспоминал в одном из интервью, уже работая в Новосибирске: «Два часа двадцать минут на московской сцене звучала опера на башкирском языке. И, что удивительно, избалованная столичная публика все прослушала и не освистала. А все потому, что сделана опера была просто, но при этом профессионально и без новомодных вывертов. После сцены боя мне пришлось поднять оркестр! Зал аплодировал, не давая мне продолжать».
О своей профессии Алексей Людмилин говорил так: «Дирижирование — это определенный вид шаманства. Один дирижер встанет, поднимет руки, и весь оркестр уже знает, что сейчас что-то будет, а другой делает все то же, но оркестр уже знает, что ничего не будет... Но прежде всего дирижер должен быть профессионалом. Потом он должен понять, дал ему Бог или не дал талант. Научить этой профессии нельзя, можно только помочь ей развиться... Умение завладеть людьми — это большой дар. Взаимодействие между дирижером и залом имеет большое значение... Когда певцы на сцене, оркестр, дирижер и публика находятся в одной комбинации, все получается гениально. Великое искусство дирижера в том и состоит, чтобы в первую очередь передать то, что написал композитор, а потом вложить в него свою энергетику. Либо ты чувствуешь душу и сердце музыки и передаешь ее через себя оркестру, придавая каждому жесту функциональное значение, либо ты просто машешь палочкой».
Ряд постановок в сравнительно недавние годы осуществил главный дирижер Башкирского театра оперы и балета Роберт Эрнестович Лютер. Перед этим он приглашался на постановки. Так, в 2004 году был дирижером-постановщиком балета «Ромео и Джульетта» Прокофьева в хореографии Шамиля Терегулова. В одном из интервью он сказал, что в Уфе увидел стабильный театр с отличной балетной труппой, слаженным хоровым коллективом и потому согласился поставить спектакль за три недели. Музыкантом он слыл достаточно известным, дирижировал в Америке, Австрии, Португалии, возглавлял музыкальный фестиваль в Бангкоке.
В 2005 году Лютер стал дирижером-постановщиком балета Л.Исмагиловой «Аркаим». Тогда он отметил, что если в балете Прокофьева музыка уже устоялась, растиражированная в десятках театров мира, то здесь многое было новым, в современных ритмах. К счастью, композитор Исмагилова оказалась творчески открытой для встречных предложений, и в результате «получился по-настоящему национальный башкирский балет, исполненный на лучшем современном уровне», и был успех у публики.
В 2006 году Лютер выступил музыкальным руководителем и дирижером оперы «Риголетто». В отклике на премьеру газета «Республика Башкортостан» 17 февраля отмечала: «... трагичной и наполненной страстью людских столкновений оказалась в этот вечер музыка, исполненная оркестром под управлением Роберта Лютера с истинным вдохновением и пониманием ее психологической глубины».
В том же году опера «Волшебная флейта» Моцарта номинировалась на «Золотую маску». Главный дирижер театра Роберт Лютер сказал на обсуждении в Москве, что музыкальные нюансы в этой постановке немецкого режиссера Уве Шварца несколько сместились в сторону философской глубины. Тем не менее, успеха это не принесло. Не произвела особого впечатления и поставленная вскоре опера Верди «Бал-маскарад». Зато балет «Аркаим», показанный в декабре 2006 года в Ярославле, на VII Международном Волковском фестивале, где Башкирский театр оперы и балета был награжден премией Правительства Российской Федерации, был так сердечно принят публикой, что она устроила овацию автору Лейле Исмагиловой, дирижеру Роберту Лютеру и хормейстеру Эльвире Гайфуллиной.
На этой приятной ноте, пожалуй, пора завершить экскурсы в прошлые годы и перейти к сегодняшнему дирижерскому сообществу нашего театра. И здесь прежде всего хочется поздравить коллектив с тем, что его руководителем стал заслуженный деятель искусств России и Башкортостана, лауреат Госпремии им. Салавата Юлаева, лауреат премии Союза композиторов России им. Д.Шостаковича Рустэм Нариманович Сабитов, продолжатель славных традиций своего знаменитого отца, прекрасный музыкант, по-настоящему творческий и интеллигентный человек. Это очень важно, чтобы музыкальный коллектив возглавлял специалист высокого класса. Безусловно, не прошли даром ни детские его годы, когда отец брал сына с собой в гастрольные поездки, которые тогда длились по два летних месяца в году (Кемерово, Барнаул, Томск, Волгоград, Астрахань — во многих городах выступал тогда наш театр), ни его двухгодичная стажировка уже как выпускника Московской консерватории в Большом театре у Фуата Шакировича Мансурова, чьи репетиции не только не пропускал, но выступал и его ассистентом.
Оставляя за кадром успешную композиторскую деятельность Рустэма Сабитова, можно отметить большой дирижерский опыт, участие его во многих постановках («Моцарт и Сальери» Римского-Корсакова, «Сильва» Кальмана, «Служанка-госпожа» Перголези, «Пер Гюнт» Грига, «Лебединое озеро» Чайковского, «Сильфида» Лейвенсхольда и др.), а также поставленные им спектакли — «Травиата» Верди, «Пахита» Минкуса, «Вальпургиева ночь» Гуно, «Баллада ночного города» Журбина, несколько детских спектаклей.
В апреле 2009 года с успехом прошла премьера его балета «Прометей», этот балет открыл XV Международный фестиваль балетного искусства им. Р.Нуреева. Вместе с крупнейшими композиторами А.Чайковским, А.Эшпаем, Р.Леденевым и др. Сабитов участвовал в творческом проекте «Десять взглядов на десять заповедей» в честь 15-летия газеты «Музыкальное обозрение» и получил почетное звание «Музыкант года».
Нынешний главный дирижер Башкирского государственного театра оперы и балета Артем Валентинович Макаров управляет оркестром профессионально, инструменты не раздражают излишней громкостью, акцентируя наиболее драматичные моменты музыкального строя оперы. Подчеркиваю, оперы, потому что по своим предпочтениям Макаров — оперный дирижер, который любит работать с вокалистами, а также старается обращать внимание на партию каждого инструмента, солирует ли он или придает определенную окраску общей интонации.
Артем Валентинович молод: Уфимский институт искусств окончил в 2000 году. Причем, по специальности «фортепиано», в классе известного педагога профессора Людмилы Ивановны Алексеевой. В классе знаменитой Миляуши Галиевны Муртазиной, профессора по вокалу, одно время работал концертмейстером и, будучи человеком музыкально одаренным, много почерпнул у мастера на занятиях. Как и тогда, когда был концертмейстером в хоре под управлением профессора Эльвиры Хайретдиновны Гайфуллиной.
А дирижером он хотел стать и стал, окончив в 2003 году аспирантуру по оперно-симфоническому дирижированию у двух замечательных мастеров — сначала у Валерия Игнатьевича Платонова, затем у профессора Алексея Анатольевича Людмилина. Оба они в истории нашего театра оставили заметные страницы, так что важно отметить серьезную школу, которую прошел нынешний главный дирижер, и обозначить тем самым высокую планку ожиданий от него как музыкального руководителя сложного театрального коллектива.
Следует отметить, что с 2002 года, став дирижером в Башкирском театре оперы и балета, Макаров начал участвовать в целом ряде постановок — «Травиата», «Трубадур» Верди, «Жизель» Адана, а в 2003—2010 гг. совмещал работу в Уфе и в Анкарской государственной опере в Турции. На уфимской сцене дирижировал спектаклями «Аида», «Травиата», «Трубадур», «Кармен», «Memento», «Летучая мышь», «Жизель», «Тщетная предосторожность». Перейдя главным дирижером в 2010 г. на постоянную работу в Башкирский театр, поставил «Веселую вдову», дирижировал юбилейным концертом в честь профессора Миляуши Муртазиной, концертом памяти Радика Гареева, гала-концертом в честь Дня Республики, концертами вокалистов, готовил оперу «Геометрия жизни» в концертном исполнении.
В его команду входят очередные дирижеры Марат Ахмет-Зарипов, Герман Ким, Фарит Идрисов, Раушан Якупов. Каждый из них имеет высшее музыкальное образование и достаточно длинный стаж дирижерской деятельности.
Марат Агзамович Ахмет-Зарипов — заслуженный деятель искусств РБ, выпускник Академии (тогда института) искусств им. З.Исмагилова по специальностям «народные инструменты» и «хоровое дирижирование», в нашем театре работает дирижером с 1996 года. До того проходил ассистентуру в Казани в классе народного артиста СССР, профессора Ф.Мансурова, потом работал в разных творческих коллективах Уфы, Оренбурга, Иркутска.
Более 15 лет дирижерской деятельности в Башкирском театре оперы и балета сделали его профессионалом. Как музыкальный руководитель, он поставил «Богему» Пуччини, «Сильву» Кальмана, «Журавлиную песнь» Степанова и Исмагилова, оперу «Салават Юлаев» Исмагилова, в его дирижерском активе свыше 30 спектаклей западноевропейской, русской и национальной классики. В 2008—2009 годах был приглашенным дирижером Челябинского академического театра оперы и балета им. М.И.Глинки. Удостоен высшей национальной театральной премии Республики Карелия «Онежская маска», работая как музыкальный руководитель и дирижер балета «Полет Тальони» на сцене Петрозаводского театра оперы и балета.
Герман Викторович Ким, заслуженный деятель искусств Башкортостана, стал дирижером Башкирского государственного театра оперы и балета в 2001 году. Окончив в 1993 г. Санкт-Петербургскую консерваторию по специальности «оперно-симфоническое дирижирование», работал в Санкт-Петербургском академическом театре оперы и балета им. М.Мусоргского, затем был дирижером в оперных театрах Челябинска (1994—1997), Екатеринбурга (1997—2001). По-настоящему состоялся в Уфе, имея в своем активе свыше сорока оперных и балетных спектаклей, поставив оперу Г.Доницетти «Любовный напиток» (2009 г.), балет на музыку И.Стравинского «La marionette» (2010 г.) и став для балетных артистов особенно ценимым дирижером. Народная артистка РБ, ведущая солистка балета Гульсина Мавлюкасова так отозвалась о нем (статья Альды Валеевой «Оркестр моей мечты» в журнале «Рампа», № 12 за 2011 г.): «Оркестр под его (Кима) управлением всегда очень помогает нам — ровный темп, очень бережное отношение к тем, кто на сцене. Как ни один из дирижеров, Герман Ким работает с нами даже во время репетиций в классе, вникая в движения исполняемых нами партий».
Герман Викторович был инициатором и одним из активных участников камерных концертов «Маленькие звезды с большим оркестром» (2002—2003 гг.), организованных на сцене театра вместе с Международным фондом «Новые имена». Дирижера Кима знают во многих городах России, где ему довелось поработать в оперных театрах и симфонических оркестрах, а также за рубежом, где он сотрудничал с целым рядом симфонических и филармонических оркестров.
Фарит Фатихович Идрисов, народный артист Башкортостана, окончил в 1980 году военно-дирижерский факультет Московской консерватории, до 2002 года работал по специальности военного дирижера в Ульяновске, в Уфе, а по окончании ассистентуры-стажировки в Москве, в Большом театре у профессора М.Эрмлера был приглашен дирижером в Башкирский театр оперы и балета. В его активе свыше 30 спектаклей национальных, русских и зарубежных композиторов, в разные годы он участвовал в постановках опер «Фауст» Гуно, «Бал-маскарад» Верди, «Сельская честь» Масканьи и «Паяцы» Леонковалло, «Снегурочка» Римского-Корсакова, «Послы Урала» и «Акмулла» Исмагилова.
Раушан Ахметович Якупов — выпускник УГАИ им. З.Исмагилова и Санкт-Петербургской консерватории им. Н.Римского-Корсакова по специальности «оперно-симфоническое дирижирование», стал дирижером в нашем театре с 1998 года, в 2003—2009 годах совмещал работу с Пермским государственным академическим театром оперы и балета им. П.Чайковского, где в 2008 году поставил оперу-сказку «Двенадцать месяцев» С.Баневича. В его репертуаре более двадцати опер и балетов западноевропейских, русских и национальных композиторов.
У нашего театра богатейшая история, вобравшая в себя множество славных имен, в том числе замечательных дирижеров. Эстафета их творческих поисков и достижений не пропала, не забылась: она не только в музейных экспозициях театрального хранилища — она преломляется в современной деятельности коллектива Башкирского государственного театра оперы и балета, являя разные фазы его музыкальной деятельности, то спокойно-ровные, то взлетно-бурные. Сейчас наступил тот период, когда новое музыкальное руководство может и должно совершить рывок вверх, выведя главный театр республики на передовые позиции оперного и балетного искусства.
 

Докучаева А.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018