Эпоха, которая не кончается

Нина Жиленко

ЭПОХА, КОТОРАЯ НЕ КОНЧАЕТСЯ

К 65-летию со дня рождения заслуженного артиста России,
народного артиста Башкортостана Шамиля ТЕРЕГУЛОВА


29 августа Шамилю Терегулову исполнилось бы всего 65 лет, а его уже четыре года нет с нами. Сказать: «Как его не хватает!» — значит, ничего не сказать. Шамиль Ахмедович был необыкновенным человеком, многогранной творческой личностью — ярким танцовщиком, талантливым педагогом, самобытным хореографом, театральным деятелем. С его уходом чувствует себя осиротевшей не только балетная труппа, но весь театр и вся культура Башкортостана, потому что неоценим вклад Терегулова в башкирское искусство. Не то что страницы, а целые главы вписаны в его историю этим Художником в самом высоком смысле слова. Больше всего на свете он боялся, что наступит момент, когда он не сможет придумать, сказать, показать, дать ничего нового. Душа его — в нестареющих и востребованных зрителем постановках, в сердцах друзей, коллег, учеников. Он не просто улыбается им с портрета в Большом балетном зале, носящем его имя, он как бы говорит: «Ребята, я с вами!»…
Творчество Шамиля Терегулова не трогало бы так сердца и души зрителей, если бы не озарялось его личным обаянием, потрясающей добротой, деликатностью, тонким юмором. Его знали и любили повсюду. Имя «Шамиль Терегулов» было своеобразным паролем, открывающим ворота в мир ТВОРЧЕСТВА, ДРУЖБЫ и ДОБРОТЫ. И даже теперь, когда Шамиля Ахмедовича нет с нами, его имя продолжает притягивать и пробуждать в людях самые благородные чувства и помыслы.
В книге «Гран-па башкирского балета» я назвала главу о Шамиле «Эпоха Терегулова». Первые рецензенты высказали сомнение: «Не слишком ли?» Я начинала приводить аргументы — все соглашались: «А ведь правда….» Как хорошо, что я настояла, не сдалась, и термин «эпоха Терегулова» прижился после выхода книги, вошел в обиход, и вообще как здорово, когда человеку воздают должное по заслугам при жизни. Я много писала о Терегулове — его ролях, постановках, учениках, поездках, планах, мечтах… И сейчас мне становится страшно: смогу ли сказать что-то новое… Но теперь, кажется, тот случай, когда не грех еще раз вспомнить, напомнить и пусть даже что-то повторить.
Заслуженный артист России, народный артист Башкортостана Шамиль Терегулов — это, без всякого преувеличения, личность, определявшая жизнь башкирского балета на протяжении почти двух десятилетий, когда он руководил труппой. А если добавить сюда годы яркой, самобытной танцевальной карьеры, то получается почти полвека.
После окончания Пермского хореографического училища (класс заслуженного деятеля России Ю.И.Плахта) Терегулов 23 года танцевал в Башкирском театре. Кстати, первые балетные шаги он сделал в театральной студии, где преподавали Халяф Сафиуллин, Фаузи Саттаров. Было у кого учиться!
Ценители балетного искусства больше запомнили Шамиля Терегулова как яркого характерного танцовщика, хотя он исполнял и лирические партии. Например, принцев в балетах Чайковского, в «Золушке» С.Прокофьева. Но его коварный, сумрачный Дервиш в спектакле «В ночь лунного затмения», зажигательный Эспада в «Дон Кихоте», злой леший Шурале, властный Нурали в «Бахчисарайском фонтане» особенно западали в душу. Терегулов был из тех танцовщиков, на которых держится репертуар.

Точка отсчета

И вот с таким ценным профессиональным опытом он приходит к художественному руководству труппой. С именем Шамиля Терегулова связан взлет престижа башкирского балета не только в республике, но и на российской, и международной сценах. Только за последнее десятилетие труппа гастролировала в Италии, Египте, Португалии, Тайланде, Мексике, Бразилии, Финляндии, Германии, Чехии, Латвии.
Вспоминая начало 90-х годов, анализируя и подытоживая сделанное, можно понять, какой сложный путь пройден. В 1990 году в труппе по списку было всего 35 человек. Положение — катастрофическое. Люди уходили в новые театральные коллективы, а в столичных городах их рождалось множество. Принимали, не спрашивая о прописке. Помогло то, что в Уфе открылось хореографическое училище. Терегулов преподавал там с самого начала. Приходилось учиться вместе с учениками, хотя педагогический опыт был: репетиторство в театре, в ансамбле народного танца… Да еще студентом пермского училища Шамиль преподавал в балетной студии Закамска. Вставал чуть свет, ехал на электричке, потом шагал пешком в стужу и дождь. Но ему это безумно нравилось, приносило чувство удовлетворенности и осмысленности бытия. С открытием хореографического училища в Уфе и острой необходимостью преподавателей этот интерес всколыхнулся. Леонора Куватова, жена, коллега, единомышленница Шамиля Ахмедовича, рассказывает, что по всей их квартире были разложены книги о методике преподавания классического танца, об особенностях психологии подростков с многочисленными закладками и постоянно открытые на важных страницах.
Первый выпуск — в 1993 году. Ждать некогда. И Терегулов пошел на смелый эксперимент — привел в театр учеников, 15—16-летних мальчиков и девочек. Стали ездить на конкурсы, побеждать, завоевывать авторитет. В Баку на Всесоюзном конкурсе впервые позвучало имя талантливого Романа Рыкина. Потом вошло в систему — ежегодно брать на работу в театр пятый класс, первый курс училища. Постепенно труппа выросла до 90 человек.
— Взяв свой класс в театр, — вспоминал Шамиль Ахмедович, — количественно я труппу увеличил, но ведущих солистов не было. В Баку я познакомился с английским танцовщиком из «Ковент-гарден» Рафиком Усамо. Он учился в Ленинграде, выпускался вместе с Барышниковым. Дружил с Нуреевым. Я предложил Рафику поработать у нас в театре, он согласился. К сожалению, не выдержал наших морозов, проработал всего полсезона. Однако он очень выручил нас. Мы выпустили первый спектакль — «Лебединое озеро» в полном составе, как он идет в Мариинском театре. Рафик танцевал премьеру. И так случилось, что во втором акте он получил травму и не мог в третьем акте исполнить ни вариации, ни коду, а только адажио. Роман Рыкин в этом спектакле танцевал па-де-труа. В антракте мы с ним срочно стали разучивать партию. Правда, вариацию он танцевал на конкурсе. В общем, Роман с Усамо вдвоем станцевали па-де-де. Усамо — антре, адажио, Роман — вариацию и коду. Все получилось великолепно. А на финал снова вышел Усамо. Приятно, что зрители с пониманием отнеслись к ситуации.
Шамиль Терегулов хорошо понимал, что нужно, в первую очередь, сформировать репертуар. С приглашенными постановщиками возобновляет «Сильфиду» Х.Левенсхольда, сам восстанавливает «Вальпургиеву ночь», «Пахиту», «Кармен-сюиту», «Шопениану». И колоссальная, этапная работа — возобновление в 1997 году жемчужины башкирской хореографии — балета «Журавлиная песнь». В этой редакции спектакль идет по сей день.

Цель творчества — самоотдача

90-е годы, кроме всего, озарились светом сотрудничества с гениальным хореографом современности Юрием Григоровичем, рождением нуреевских фестивалей. Шамиль Терегулов не скрывал, что для него образец творчества — Юрий Николаевич. Ему близок был девиз Мастера: «Цель творчества — самоотдача». С благодарностью говорил о том, как много получил от совместной работы с ним.
— И, наверное, мой спектакль «Журавлиная песнь» получился, — признавался Шамиль Ахмедович, — благодаря влиянию Григоровича. Когда он работал у нас, я постоянно находился рядом. Он — великий режиссер балета. В общении с ним начинаешь постигать ход его размышлений, понимать, что и как нужно делать в балете. Приятно, что и Юрий Николаевич ценил творческую устремленность и профессиональную подготовку нашей труппы…
А еще, помимо совместного творчества, их связывала теплая, светлая дружба, что не тускнеет с годами и расставаниями.
Вдохновленный сотрудничеством с Юрием Григоровичем Шамиль Терегулов работает как балетмейстер насыщенно, плодотворно. После восстановления «Шопенианы» (1999) увлекся балетом для детей «Буратино» на музыку Н.Сабитова. Сам пишет либретто, сочиняет оригинальную хореографию, привлекает к сотрудничеству московского художника Леонида Подосенова (декорации) и молодую художницу театра Фанию Низамову (костюмы). Премьера спектакля под названием «Тайна золотого ключика» состоялась в конце сезона в июне 2000 года. Яркий, праздничный, динамичный, с остроумными хореографическими и сценографическими находками, он полюбился юным зрителям, на него ходят семьями.

Почти детективная история «Спящей красавицы»

В 2001 году, бережно сохранив хореографию Мариуса Петипа, Терегулов представляет свою версию «Спящей красавицы». Премьера состоялась в рамках Седьмого нуреевского фестиваля. Аврору танцевала Карин Аверти из «Гранд-опера», Дезире — солист Большого театра России Илья Рыжаков. Во втором спектакле главные партии исполнили Гульсина Мавлюкасова и Ринат Абушахманов.
Фестиваль и премьера запомнились непредсказуемостью ситуаций. Именно балетом «Спящая красавица» с собственными исполнителями должен был начаться праздник 17 марта, в день рождения Рудольфа Нуреева. Вдруг выясняется: постановочная часть никак не успевает с декорациями и костюмами. Спектакль оформляет знаменитая театральная художница Алла Коженкова, а значит, компромиссы и упрощения немыслимы. Буквально за два дня до открытия пришлось перекроить фестивальную афишу. Но это грозило разрушить главную интригу фестиваля — приезд балерины из «Гранд-опера». Карин Аверти выходила на сцену с самим Рудольфом, танцевала во всех его постановках, и театр пригласил ее на партию Авроры.
События в Уфе и Париже развивались, как в классическом детективе.
Карин начала волноваться еще дома от одной мысли, что ей предстоит выступить на родине Руди, как все его называли во Франции. Она давно не выходила в партии Авроры и вообще танцевала ее только в хореографии Нуреева. Тем не менее, поездка в Уфу ее вдохновляет, и она готова к сложностям. В партнеры ей определили солиста Большого театра Владимира Непорожнего.
И вот в самый пик разгоревшегося интереса в Париж приходит факс из Башкирии: извинения и отказ. Импресарио Беатрис Грюбе, ответственная за организацию гастролей Аверти, в трансе. Она сообщает балерине неприятную весть, но просит театр письменно изложить обстоятельства и причины отказа как доказательство, что Уфа не привиделась ей в больном воображении.
В театре поздним вечером — «совет в Филях». После долгих споров созрело решение: премьере быть! 21 марта — с французской балериной, 22-го — с театральными исполнителями.
Аверти едет в Уфу!
Предназначенный ей в «принцы» Владимир Непорожний тоже собирается приехать. Неожиданный звонок из Москвы: во время репетиции Владимир потянул связки, танцевать не сможет.
Словом, Карин уже в театре, а кто будет ее партнером, пока неизвестно. Она учит порядок танца с Русланом Мухаметовым. Поиски идут полным ходом. Среди кандидатов — Николай Цискаридзе, Андрей Уваров. Дух захватывает от красоты возможного варианта. Но в каждом случае какой-нибудь «пунктик» мешает желанному финалу.
В это время на репетиции в Большом «высмотрен» Илья Рыжаков, танцовщик с элегантной внешностью, техничный, музыкальный. Оказалось, он никогда не танцевал в «Спящей красавице», но готов выучить партию и сделать все, что нужно, если … даст «добро» Борис Акимов, художественный руководитель балета Большого театра, ведь у Ильи выступление на родной сцене буквально на следующий день. Уже ночью телефонный разговор состоялся, худрука убедили, что 22-го Илья будет отправлен в Москву самолетом и поспеет к нужному часу.
Наконец, Карин и Илья вместе, в их распоряжении два дня и одна ночь. Репетиции, просмотр видеозаписей, помощь педагогов, артистов, дирижера Валерия Платонова.
И главное событие фестиваля состоялось. Мучительные перипетии остались за кулисами, а публика получила обещанный праздник.
Илья Рыжаков органично вписался в спектакль. Изящная манера и проникновенность исполнения — как раз то, что нужно для лирического героя, для того, чтобы передать настроение романтической сказки. Впечатление такое, что хореография Петипа не представляет для него сложности. Кто бы мог подумать, что партия исполняется им впервые!
Карин чувствовала себя не так уверенно. Для столь хрупкого создания не прошли даром усталость и волнения. Но она продемонстрировала школу, отличную от нашей, элегантный стиль и своеобразную пластику, музыкальность. Критик из Екатеринбурга Марина Борисова, побывавшая на самых престижных оперных и балетных фестивалях мира, призналась, что замирала от огромного эстетического удовольствия, которое доставлял ей танец француженки.
К тому же будоражит сама мысль о том, что Карин общалась с Рудольфом Нуреевым, танцевала с ним и в его балетах. Нет, она не производила впечатления живой реликвии, выписанной из Парижа. Нельзя было не увидеть, не почувствовать балерину с большим сценическим опытом, владеющую стилем и техникой ведущих хореографов мира. И вообще — двадцать лет в «Гранд-опера» — это не шутка! Впервые в Уфе выступила танцовщица такого класса. Сенсация! На что, собственно, и рассчитывали организаторы фестиваля, разыгрывая «французский гамбит».
Во втором спектакле главные партии исполнили башкирские Принцесса и Принц — Гульсина Мавлюкасова и Ринат Абушахманов. Теперь, с высоты прошедших пяти лет, с уверенностью можно сказать, что этот дуэт и тогда, на заре своей карьеры, продемонстрировал достойный профессиональный уровень. Немаловажно, что великолепное обрамление солистам создал кордебалет (как во многих балетах Петипа — исключительно женский). И он вполне гармонировал с роскошными декорациями и костюмами Аллы Коженковой. Новая работа труппы имела принципиальное значение для театрального репертуара и для артистов. «Спящая красавица» — вершина хореографии Мариуса Петипа и, пожалуй, классического балета XIX века в целом. Партия Авроры сколь прекрасна, столь же и трудна. Каждый кусочек несет свое настроение. Выход Авроры, ее танец с розами, вариации с четырьмя кавалерами, па-де-де — сложнейшие в классической хореографии и требуют высочайшего профессионализма. Это дает молодым исполнителям огромный простор для совершенствования мастерства.
Через четверть века «Спящая красавица» вернулась на башкирскую сцену. Балетмейстер-постановщик Шамиль Терегулов, идя вслед за обожаемым им Юрием Григоровичем, сделал балет динамичным, связанным сюжетным действием, без дивертисментной разбросанности. С постановкой «Спящей красавицы» театр получил уникальное преимущество перед другими российскими театрами: в его репертуаре теперь все балеты Чайковского.

Неувядаемая «Жизель»

В новый век башкирская труппа вступила, не изменяя приверженности классике. Афишу украшают испытанные временем шедевры мировой хореографии, поставленные также Шамилем Терегуловым: «Жизель» А.Адана (2002), «Голубой Дунай» И.Штрауса (2003), «Баядерка» Л.Минкуса (2003), «Ромео и Джульетта» С.Прокофьева (2004). Первые три спектакля сделаны в содружестве с дирижером Алексеем Людмилиным, музыкальный руководитель «Ромео и Джульетты» — Роберт Лютер. Стало традицией, что постановки Ш.Терегулова оформлял московский художник Дмитрий Чербаджи, в котором балетмейстер нашел верного и тонко понимающего соавтора-единомышленника.
Балет «Жизель» впитал в себя дух высокой романтической поэзии. Впервые показанный в парижской Королевской академии музыки в 1841 году балет ныне является, пожалуй, самым популярным в мире произведением хореографического наследия. События реальной крестьянской жизни и картины мистического мира вилис (душ невест, умерших накануне своей свадьбы) сплетаются в трагедию обманутых надежд и несбывшегося счастья.
Танцевальная лейттема «Жизели» — арабеск, красивейшая поза классического танца. По словам крупнейшего исследователя «Жизели» Ю.Слонимского, арабеск — «как бы магическое слово, при помощи которого вилисы начинают свою призрачную жизнь на сцене. Фигура поднимающейся из земли царицы вилис пробуждается от сна томным арабеском, который не перестает уже звучать дальше, разрабатываясь и видоизменяясь. Оживление Жизели, совершающееся в обстановке троекратного повторения кордебалетом арабеска, основано на вращающемся арабеске. И, наконец, па-де-де все сплошь усыпано яркими пластическими фигурами арабеска, используемого во всех его возможностях».
Родившись во Франции, балет «Жизель» попал в Петербург уже в 1842 году и нашел в России вторую родину. Российский балетный театр сохранил в нем все лучшее, а М.Петипа так талантливо отредактировал его хореографию, что его имя по праву стоит на современных афишах рядом с именами первоначальных авторов — Ж.Коралли и Ж.Перро. Справедливо считается, что именно Россия увидела в «Жизели» общечеловеческую драму и обессмертила ее.
В Башкирском театре «Жизель» пережила две постановки — в 1961 и 1981 годах. Это название постоянно присутствует в афише театра. Обновление в 2002 году произошло практически без паузы в прокате и было вызвано, кроме всего прочего, необходимостью выехать с этим спектаклем на гастроли в Италию.
Станцевать Жизель — мечта каждой балерины, это серьезное испытание ее таланта и мастерства. В первых спектаклях танцевали Зайтуна Насретдинова, Гузель Сулейманова, Фирдаус Нафикова, Эльза Сулейманова… В 80—90-е годы образ Жизели воплощали Леонора Куватова и Людмила Шапкина. Свои интерпретации партии представили балерины последующих поколений — Татьяна Краснова, Елена Фомина, Римма Закирова, Лилия Кагарманова, Гузель Сулейманова, Гульсина Мавлюкасова…
Большие возможности для самовыражения дает танцовщикам образ Альберта. Первые исполнители — Халяф Сафиуллин, Фаузи Саттаров, затем — Радик Зарипов, Юлай Ушанов, Аркадий Зинов, Руслан Мухаметов. В наши дни партию исполняют молодые солисты Ринат Абушахманов, Ильдар Маняпов, Михаил Евгенов.

Под мелодии Штрауса

Третью жизнь получил и балет «Голубой Дунай» Иоганна Штрауса. Ранние постановки — в 1959 году и под названием «Большой вальс» в 1980 году осуществили: балетмейстер С.Дречин, художник В.Плекунов, дирижер Г.Муталов. В партиях Франциски и Анели блистали Зайтуна Насретдинова, Гузель Сулейманова, Майя Тагирова, Фирдаус Нафикова, Эльза Сулейманова, Леонора Куватова. И сегодня этот спектакль о любви молодых людей, прошедшей испытание на верность, трогает сердца людей. Как зрителей, так и артистов вдохновляет поэтическая, наполненная пленительными мелодиями музыка Иоганна Штрауса.
Премьера последней редакции состоялась в рамках Девятого международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева. «Голубой Дунай» открыл фестиваль и показывался два вечера подряд к удовольствию поклонников балета. В главных партиях заняты ведущие солисты нашего времени.

Судьбоносный балет Нуреева

Один из лучших балетных спектаклей современного репертуара — балет «Баядерка» Людвига Минкуса, который и раньше ставился на башкирской сцене, всегда пользовался любовью зрителей. Этот балет знаменателен для Рудольфа Нуреева. Он танцевал в нем на сцене Кировского театра. Именно в партии Солора своими умопомрачительными прыжками и вращениями Нуреев покорил парижскую публику в июне 1961 года во время знаменитых гастролей, после которых остался на Западе. «Баядерка» стала его последним триумфом: за три месяца до смерти он поставил этот балет в парижской «Гранд-опера».
В марте 2003 года фрагмент балета — сцена «Тени» — был сделан по просьбе итальянских импресарио и показан в Милане на вечере памяти Рудольфа Нуреева, посвященном 65-летию со дня его рождения. И осенью того же года балет поставлен полностью. В ноябре состоялась премьера, а через месяц башкирская труппа уже гастролировала с «Баядеркой» по городам Италии.
Спектакль в роскошных декорациях и костюмах сочетает восточную экзотику и сверкающую чистоту «белого» классического танца, темпераментные массовые сцены — с лирическими адажио. Это настоящее театральное зрелище, подкрепленное драматическими перипетиями сюжета с любовным треугольником. В чувства баядерки (служительницы храма) Никии и воина Солора вторгается коварная дочь раджи Гамзатти. Никия погибает, а Солор лишь в грезах может насладиться видением любимой. Это красивейшая сцена балета, знаменитые «Тени», где во всей полноте раскрылся талант великого хореографа Мариуса Петипа. Драматизм действия позволяет артистам проявить не только танцевальное мастерство, но и актерский дар. Елена Фомина, Гульсина Мавлюкасова, Гузель Сулейманова, Лилия Кагарманова, Руслан Мухаметов, Денис Зайнтдинов, Ильдар Маняпов, Ринат Абушахманов и другие исполнители в полной мере используют эти возможности.

Новое пришествие Шекспира

В 2004 году, через сорок лет после первой постановки, вернулся на башкирскую сцену балет Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта». Это результат творческих радостей, мук, поиска Шамиля Терегулова. Очень смелый творческий поступок — попытаться создать свое после великих балетмейстеров, среди которых Лавровский, Григорович, Макмиллан… Терегулов поставил себе целью передать в танце накал шекспировских страстей, показать силу любви молодых людей, которые своей гибелью, как бы парадоксально это ни звучало, возвысились над смертью и победили ее.
Замысел балетмейстера оказался близок и понятен музыкальному руководителю постановки Роберту Лютеру и художнику Дмитрию Чербаджи. Дмитрий Афанасьевич поддержал Терегулова в постановке «Ромео и Джульетты» на сцене театра Улан-Удэ. Причем они не делали копию, а внесли новые штрихи, детали, в результате чего получилась творческая, более совершенная версия уфимского спектакля. В Улан-Удэ рассказывали, что к ним приезжали авторитетные балетные критики, и они высоко оценили работу Шамиля Терегулова.
В «Ромео и Джульетте» раскрылись новые грани таланта ведущих танцовщиков уфимской сцены — Гульсины Мавлюкасовой, Гузели Сулеймановой, Елены Фоминой, Риммы Закировой, Ильдара Маняпова, Михаила Евгенова, Рината Абушахманова, исполнивших главные партии. Выросло новое поколение исполнителей: Ильнур Гайфуллин, Олег Шайбаков, Андрей Брынцев, Артур Новичков, Руслан Абулханов, Булат Фатыхов…

Роман с балетом

Рудольф Нуреев мечтал о творческой свободе. В этом стремлении он — чуть ли не в буквальном смысле! — лбом пробил «железный занавес», разделяющий два мира, и оказался по ту сторону баррикад. Весь земной шар назвал это прыжком в свободу, а дома, в СССР, его объявили врагом народа. Весь мир восхищался им и называл богом танца, а соотечественники не имели возможности видеть божественный танец и даже произносить имя вслух.
Теперь мы живем в открытом мире, понятие границ для искусства условно, и российские артисты давно обжили театральные подмостки Европы и Америки. Не составляют исключение и выходцы из Башкортостана.
По удивительному повороту судьбы новую эру свободного внедрения в мировое пространство открыл тоже артист балета — Роман Рыкин, который еще в хореографическом училище своими уникальными способностями и любовью к танцу вызывал ассоциации с мальчиком из далеких сороковых годов Рудиком Нуреевым.
Роман Рыкин — любимый ученик Шамиля Терегулова, его гордость и боль…
Роман окончил Уфимское хореографическое училище в первом выпуске классического отделения. Первокурсником, в шестнадцатилетнем возрасте, начал работать в балетной труппе театра. Еще до окончания училища исполнил такие сольные и ведущие партии, как па-де-труа и принц Зигфрид в «Лебедином озере» Чайковского, па-де-де в «Жизели» Адана, Юношу-поэта в «Шопениане», Колена в «Тщетной предосторожности» Гертеля, ряд сложных классических па-де-де и номеров современной хореографии в концертных программах. Блестяще станцевал партию графа Альберта в «Жизели». Его партнершами были Леонора Куватова, Людмила Шапкина.
С семнадцати лет Роман стал принимать участие в престижных конкурсах артистов балета, достойно представляя хореографическое искусство Республики Башкортостан. Во Всесоюзном конкурсе «Праздник Терпсихоры» в Баку он занял первое место в старшей возрастной группе, куда вошел в порядке исключения, хотя ему не хватало двух лет до этой категории. Дальше — стремительный взлет, успех за успехом в различных состязаниях. И, наконец, в январе 1993 года Роман Рыкин стал золотым призером Международного конкурса в Лозанне (Швейцария). Он оказался в центре внимания западных импресарио. Роману предложили работу по контракту в нескольких известных труппах, в том числе в Королевском театре Великобритании «Ковент-гарден». Юный триумфатор отверг все лестные предложения, мотивируя тем, что хочет закончить обучение и работать в своей республике.
Но судьба, вступив с талантливым танцовщиком в игру, решила не отступать. На следующий год после бронзовой медали на международном конкурсе артистов балета в Джексоне (США), Рыкину предложили положение ведущего солиста в Английском национальном балете. Как известно, в эту труппу дважды не приглашают, и Роман согласился. Хотя жаль было расставаться с родным театром, где он уже работал после окончания училища и познал удивительное чувство быть любимцем публики, с заботливым наставником Шамилем Терегуловым, с домом, родителями…
Через два года Романа увидел директор труппы «Сан-Франциско Балет» Хелги Томассон и пригласил к себе. В четвертом Нуреевском фестивале Рыкин танцевал партию Базиля в «Дон Кихоте» как приглашенная звезда. В июне 1999 года вместе с американской труппой приехал в Уфу на гастроли, и уфимские балетоманы получили редкую возможность увидеть богатую, разнообразную программу современной хореографии.
Роман освоил новую технику, хотя, как он признался, это потребовало времени и усилий. «Ведь мы воспитаны русской школой», — заметил артист. В модерне привлекает свобода движений, а Роману это всегда было интересно. Его тянет ко всему новому, к тому, что дается не так легко. Уфимской балетной школе благодарен, считает, что выучку получил хорошую. Сочетание слов «образ жизни» не для Романа. «Образ танца» — это да! Постоянные поездки по всему миру. Италия с балетами Баланчина, Ирландия, Англия… Потом турне по городам Америки — Нью-Йорк, Вашингтон, Лос-Анджелес…
Весной 2005 года Роман Рыкин прилетел в Уфу в отпуск как солист Бостонской балетной компании. Еще из Америки позвонил Шамилю Ахмедовичу Терегулову: «Так соскучился по родному театру! Нельзя ли станцевать в спектакле? И никаких гонораров!» И уфимцы получили в подарок «Сильфиду» с участием любимого и незабытого артиста. Спектакль прошел успешно, хотя Роман не совсем оправился после серьезной травмы — порванного «ахилла». С ним танцевала Гузель Сулейманова, которая была еще ученицей, когда он уезжал за границу. Теперь они встретились как равные партнеры и получили истинное удовольствие от взаимопонимания в танце.
Международная жизнь танцовщика продолжается, а нам остается ожидать нового его приезда на родину и новой встречи в театре. Роману уже 32 года, танцевальная карьера подходит к концу, он подумывает о будущем амплуа. Точно пока не может сказать, но предполагает, что станет педагогом-репетитором или директором балетной компании.
Роман Рыкин, путешествуя по всему земному шару, нигде не встретил таких педагогов, как Шамиль Терегулов. Он живет театром, отдает все силы и богатейший опыт своим подопечным. Не случайно на международной арене башкирская труппа котируется сейчас как одна из самых профессиональных и интересных. Об этом говорят и ставшие регулярными гастрольные поездки — в Италию, Египет, Португалию, Тайланд.
Роман Рыкин не единственный воспитанник Терегулова за рубежом. Во Франции танцует Константин Иноземцев, в Германии — Николай Годунов. Представители старшего поколения артистов башкирского балета тоже получили признание далеко от дома. В США долгие годы работают Лилия и Эльдар Валиевы, когда-то блиставшие на уфимской сцене. Питомцы педагога-репетитора народной артистки СССР Зайтуны Насретдиновой, они своим мастерством и талантом рассказывали миру о нашей республике, ее искусстве. Валиевы закончили танцевальную карьеру и открыли свою балетную школу. Не забывают альма-матер, приезжают (правда, не слишком часто) в родные края.
В Германии в Гамбургском театре всемирно известного хореографа Джона Ноймайера трудится Радик Зарипов, бывший солист Башкирского театра оперы и балета, партнер народной артистки России Леоноры Куватовой. Радик участвует в постановках как ассистент балетмейстера и преподает в школе Ноймайера классический танец.

Художественный руководитель балетной труппы Башкирского театра оперы и балета Шамиль Терегулов неоднократно получал приглашения поработать за рубежом. В его творческой биографии немало периодов, когда ему приходилось на время оставлять родной театр и ехать в разные уголки планеты. Шамиль Ахмедович был востребован в России, странах СНГ, в дальнем зарубежье как балетмейстер. Например, в Мерсинском театре в Турции поставил оригинальный двухактный балет «Королева Аба» на музыку азербайджанского композитора, живущего в Турции, Ферхарда Хусейнова. Состоялась мировая премьера, билетов было не достать, полный успех у публики и специалистов. Чуть позже турецкие зрители увидели в постановке Терегулова «Вальпургиеву ночь» на музыку Шарля Гуно и «Голубой Дунай» Штрауса. Он проводил мастер-классы на конкурсе в г. Джексоне (США), на международном конкурсе «Арабеск—2000» (Пермь)…
Он преподавал и в Японии, работал главным балетмейстером в Турции, ставил балеты в Казахстане, Бурятии… Летом 2008 года интересное приглашение ему сделала Международная Ассоциация профессионального танца, активные деятели которой испанские танцовщики Лаура Ормигон и Оскар Торрадо — давние друзья театра, многократные участники Нуреевских фестивалей. Почти две недели, с 18 по 30 августа, уфимский балетмейстер преподавал классический танец в мадридском Центре профессионального танца. А уже в сентябре Терегулов с труппой отправился в Тайланд, чтобы принять участие в юбилейном Х Международном музыкальном фестивале в Бангкоке. Именно там состоялась премьера нового балета «Раймонда».
Шамиль любил вспоминать о первой своей зарубежной командировке в 1993 году — в Японию, где работал с женой Леонорой Куватовой. Он считал, что именно там выдержал экзамен как балетмейстер. Произошел казус из-за неточности перевода контракта. Подписывая его, Терегулов был убежден: ему предстоит поставить один акт балета «Раймонда», а на месте выяснилось, что нужно сделать «полнометражный» спектакль. В экстремальных условиях, без всяких энциклопедий и пособий, только за счет своего опыта, ума, творческой фантазии, да разве что еще из желания доказать, оправдать доверие, он блестяще справился с задачей.

Лебединая песня

Последняя работа балетмейстера — «Бахчисарайский фонтан» Бориса Асафьева. Не про каждый балетный спектакль скажешь: «Смотрится на одном дыхании». Шамиль Терегулов сделал «Бахчисарайский фонтан» динамичным, лаконичным. Взяв от типичного творения так называемого драматического балета только достоинства (например, выразительность драматической игры исполнителей), он создал собственную хореографию с богатой танцевальной лексикой, сведя к минимуму пантомимные и жестовые мизансцены. Источником вдохновения балетмейстер называл поэзию Александра Пушкина и музыку Бориса Асафьева. Первый, польский акт пленяет разнообразием и выразительностью танцев: торжественный полонез, жизнерадостный краковяк, изящная мазурка… Во втором акте грациозны танцы невольниц гарема, зажигательны массовые мужские танцы, особенно татарский, который исполняют воины Гирея после казни Заремы, стараясь развеселить своего правителя. Шамиль, сам блистательно танцевавший когда-то военачальника Нурали, выписал эту партию с особым вдохновением, наполнив ее сложными прыжками, стремительными пробежками и вращениями. Основную философскую идею — перерождение «дикой души» (выражение В.Белинского) под воздействием очищающей любви — несет образ хана Гирея. Выразительность всех сцен усиливают великолепные декорации и костюмы, придуманные Д.Чербаджи. Шамиль особенно гордился финалом, который они придумали вместе с дирижером Робертом Лютером. К фонтану Бахчисарайского дворца приходит Гирей. Он уже не тот беспощадный завоеватель, которого мы видим в первых эпизодах. Он уже бросил в пропасть свой кинжал в знак прекращения войн и убийств. Перед нами мечтательный поэт, романтик. Ему являются видения любимых женщин — Заремы с красной розой и Марии с белой… Они танцуют под хоровой вокализ и звуки прелестного романса Александра Власова на стихи Александра Сергеевича Пушкина «Фонтану Бахчисарайского дворца» (по очереди его исполняют ведущие сопрано оперной труппы):
Фонтан любви, фонтан живой…
Ах, лейся, лейся, ключ отрадный!
Журчи, журчи свою мне быль…

Именно этот спектакль был выбран для юбилейного вечера, когда коллектив театра, интеллигенция города торжественно отметили 60-летие со дня рождения и 40-летие творческой деятельности Шамиля Терегулова. Артисты танцевали в честь своего Наставника. Гузель Сулейманова (Мария), Ильдар Маняпов (Вацлав), Гульсина Мавлюкасова (Зарема), Ринат Абушахманов (Гирей), Дмитрий Марасанов (Нурали), другие солисты, кордебалет, своим вдохновением, мастерством, артистизмом покорили и публику, и своего строгого, скупого на похвалы художественного руководителя. Выразительно звучал оркестр под управлением Роберта Лютера. Все поняли, что такие чувства, как любовь, ревность, верность никогда не устареют и вечно будут волновать сердца…
Во время юбилейного торжества, как и последние три с лишним десятилетия, рядом с Шамилем Терегуловым была его муза, жена, любимая партнерша, надежный тыл — народная артистка России и Башкортостана Леонора Куватова. Выпускница ленинградской школы, она продолжила традиции Зайтуны Насретдиновой, Гузели Сулеймановой, Майи Тагировой. Работала педагогом и художественным руководителем в хореографическом училище, репетитором в театре. Потом состоялось ее второе пришествие на должность худрука училища, которое теперь стало называться Башкирским хореографическим колледжем имени Рудольфа Нуреева. Среди ее учениц — балерина с мировым именем, прима Дрезденской Земпер-оперы Наталья Соллогуб, нынешние звезды башкирского балета Гульсина Мавлюкасова, Римма Закирова. Не случайно среди юбилейных поздравлений прозвучало и такое:
Эпоха Терегулова пришла,
И новое дыханье обрела
Душа башкирского балета.
И с верной музой Терпсихорой –
Нет-нет, простите, ЛЕОНОРОЙ –
Творят они великие дела!

И, конечно, не случайно после смерти мужа Леонора Сафыевна взяла на себя, не оставляя колледжа, еще и художественное руководство балетной труппой театра.

Балеты, поставленные Терегуловым, прошли испытание временем, пережили и преодолели нападки критиков, а самый главный экзамен выдержали перед многочисленной зрительской аудиторией. Попробуйте с ходу попасть на «Ромео и Джульетту»! Ничего не получится. Касса атакуется сразу, как только спектакль обозначится в афише. Зал всегда полон, а среди зрителей и пенсионеры, и театралы среднего возраста, и, что особенно отрадно, очень много юных зрителей — ровесников героев балета. Таким же успехом пользуется «Голубой Дунай». В нынешнем году так складывались обстоятельства, что этот балет выпадал из месячного репертуара и появился в афише лишь под занавес сезона — в июне. Зрители мгновенно раскупили билеты со словами: «Мы целый год ждали этот спектакль!»
Журнал «Балет» присудил Шамилю Терегулову (в год его 60-летия) приз «Душа танца» в номинации «Рыцарь балета». Это так подходит ему! Потому что его личность, творчество, отношение к жизни, к людям насквозь пронизаны духом благородного рыцарства.

www.2571646.ru

Жиленко Н.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018