Славные поколения гаскаровцев

Алла ДОКУЧАЕВА

Славные поколения гаскаровцев

К столетию великого хореографа Файзи Гаскарова

В 2009 году вышла моя книга «Созвездие талантов», написанная к 70-летию Государственного академического ансамбля народного танца имени Файзи Гаскарова Республики Башкортостан. В ней 36 очерков о самых звездных танцовщиках коллектива, и, конечно, открывает книгу рассказ о великом хореографе — создателе и первом руководителе этой сокровищницы башкирской национальной культуры Файзи Адгамовиче Гаскарове, чьим славным именем теперь увенчан ансамбль. Это фигура легендарная в танцевальном искусстве не только республики, но и мира. А уж вклад его в национальную культуру трудно переоценить: это и художественное руководство приемной комиссией по набору учащихся в Ленинградское хореографическое училище, когда были открыты будущие звезды балета Зайтуна Насретдинова, Халяф Сафиуллин, Майя Тагирова и другие не менее известные таланты; это и заведование этим башкирским отделением в Ленинграде, где он и сам брал уроки классического танца; это и создание им классического балета — прообраза «Журавлиной песни», а потом и либретто самого балета. Можно перечисление его заслуг продолжать, но в любом случае главным делом его жизни останется создание башкирского ансамбля народного танца.
В процессе работы над книгой я встречалась со многими артистами этого коллектива, среди которых были и те, кому довелось не просто знать Файзи Адгамовича, но и под его руководством расти и состояться в танцевальном искусстве. Их воспоминания, конечно же, бесценны для создания исторически выверенной биографии ансамбля и его творца.
Корифей отечественной хореографии, перешагнувший свое 90-летие Хашим Фатыхович Мустаев по сей день помнит лето 1937 года, когда со спектаклем «Башкирская свадьба» по пьесе Мухаметши Бурангулова ехали на пароходе в Казань. Было тепло, все вышли на палубу, и Файзи Гаскаров рассказывал, что мечтает о создании танцевального ансамбля на фольклорной основе. Идеи были самые конкретные, потому что Гаскаров просил семнадцатилетнего пластичного Хашима показывать, как бы он в танце лук потянул, как бы наклонил голову, держа пиалу с кумысом.
Много лет спустя, в 1970 году, тогдашний директор Башкирской государственной филармонии Салих Хуснияров, который прекрасно знал Гаскарова, смог озвучить его отзыв о Мустаеве: «Никому не доверяю постановку танцев в ансамбле, кроме Хашима!» Возможно, и это высказывание явилось неким плюсиком, когда партийные руководители республики рассматривали возможность приглашения Хашима Фатыховича в художественные руководители Башкирского ансамбля народного танца. А он согласился возглавить коллектив, оказавшийся в творческом кризисе, горя желанием совершенствовать репертуар и качество детища того человека, перед которым преклонялся. Он это и делал ежедневно. Например, традицию Гаскарова по отработке изящных движений руками у девушек продолжил постановкой танца «Шаяндар» («Шалуньи»), где шесть красавиц на основе башкирской народной песни, в которой девушка поет о своих кольцах и браслетах, исполняют этот танец с упором на пластику рук. Мустаев старался сохранять гаскаровские традиции, оттачивал каждый элемент в танцах великого мастера. К его 90-летию поставил одноактный балет «Неизменно ваш Гаскаров».
Файзи Адгамович вырастил целую плеяду замечательных артистов. Это теперь в ансамбль приходят, как правило, выпускники Башкирского хореографического колледжа имени Рудольфа Нуреева, да еще порой продолжают образование в высших специальных учебных заведениях, а в ту пору Гаскаров отсматривал по республике десятки участников художественной самодеятельности, чтобы отобрать лучших и научить тому, что знал сам, что получил, когда был солистом Государственного ансамбля народного танца СССР, а потом и ассистентом его руководителя Игоря Моисеева. Когда Файзи поделился с ним мыслью о создании ансамбля, тот откликнулся советом, дословно воспроизведенным в интервью Гаскарова «Вечерней Уфе» в феврале 1983 года: «Начинай с поездки по башкирским деревням. Поезжай в самую глубинку, где нет смешения разных народов. Только там можно встретить башкирский танец в чистом виде. Досконально изучи народную музыку, ты должен в ней плавать, как рыба в воде. Внимательно присмотрись к народным обычаям, трудовым навыкам, традициям — они обязательно «лягут» в твои танцы».
Гаскаров действительно основу репертуара построил на башкирском фольклоре и профессиональной его стилизации, а также напитавшись в общении с Моисеевым духом творческого отношения к народному танцу, расцветил танцевальную палитру коллектива многообразием культуры других народов. Ансамбль на протяжении десятилетий не только дарил на всех континентах частицу души башкирского народа, но и привозил из каждой поездки хореографические картинки из жизни людей со всего мира. Недаром народная артистка РФ Рашида Туйсина вспоминает, как, насмотревшись во время гастролей в Гвинею и Сенегал на тамошних высоких чернокожих людей с их гордой осанкой, привезла из этих жарких стран их движения, и во время репетиции африканского танца, который Файзи Гаскаров собирался включить в репертуар, он заметил, как она в уголочке втихомолку что-то пытается воспроизвести, тут же позвал: «Туйсина, подойди поближе. Так, хорошо, сделай-ка сольный кусок». И она сама сшила тюрбан на голову, чтобы выглядеть, как статная африканская женщина.
Но прежде всего, он досконально следил за выполнением каждой детали в башкирских народных танцах. Во время подготовки в Москве к поездке в Сирию на фестиваль молодежи и студентов Туйсина репетировала башкирский танец «Загида». Ее увидела Татьяна Устинова, художественный руководитель танцевальной группы хора имени Пятницкого, и спросила Гаскарова: «Что закончила эта девочка? Она так изящно танцует, Ленинградское хореографическое училище или Московское?» и услышала его с лукавой улыбкой произнесенный ответ: «Только Гаскаровское…»
Гаскаровскую школу с благодарностью называют своими университетами все выдающиеся исполнители первых трех поколений ансамбля — с 1939 по 1970 гг.
Народная артистка Башкортостана, заслуженный работник РСФСР Хазина Магазова, которая пришла в ансамбль в первый же день его существования, делилась впечатлением о том, как умел зажигать танцовщиков Гаскаров. Ее слова, приведенные в книге Газима Шафикова «Жизнь, очарованная танцем», относятся к работе над легендарным номером — «Семь девушек»: «Да, этот танец был одним из любимейших детищ Гаскарова. Может быть, потому, что в нем выразилась его философия жизни, отношение к истории, к роли женщины в обществе, идеализация ее образа. Да и к фольклору тоже. Помню, сразу же, как он поделился с нами своим замыслом и показал первые движения будущего танца, я вся так им и загорелась, стала дополнять и наполнять каждое движение своей собственной фантазией». Танец был показан в Москве в 1955 году, на празднике декады башкирской культуры, после чего Магазова была награждена вторым орденом «Знак Почета».
Файзи Адгамович, словно Пигмалион, требовательно и терпеливо лепил своих Галатей. Девчонкой из ремесленного училища пришла в ансамбль Фая Гареева и за короткое время не только с усердием освоила многие танцы репертуара, но и показала свой артистизм. И Гаскаров специально для нее придумал сюжетную линию в танце «Весенний поток». Это позволило ей во всем многообразии раскрыть свой неординарный талант и стать одной из лучших танцовщиц коллектива. Заслуженный работник культуры Башкортостана и России, лауреат VII Всемирного фестиваля молодежи в Вене, она впоследствии проявила свои недюжинные способности и как художественный руководитель ансамбля.
Совсем юной деревенской артисткой появилась будущая заслуженная артистка Башкортостана, лауреат VII Всемирного фестиваля молодежи в Вене Зилара Аюпова, и зоркий глаз Гаскарова сразу ее выделил среди выступающих. Он пригласил ее в ансамбль, позаботился с устройством на квартиру и отметил, как старательно она учится, чтобы войти в несколько танцев. И почти сразу, танцуя «Бишбармак» на заключительном концерте башкирской декады в Москве, она привела в восторг публику, собравшуюся в Большом театре. В правительственной ложе ей аплодировали руководители страны — Булганин, Микоян, Каганович, Маленков, Хрущев, Суслов, а Ворошилов даже сказал, что хотел бы посмотреть, как эта прекрасная танцовщица выглядит в жизни.
Когда репетировали танец «Жених», Файзи Адгамович шутил, что Зиларе над образом невесты и работать не надо — сама себя должна изображать, застенчивую скромницу. И всегда хвалил за выразительные руки, однажды даже всем показал: «Смотрите, какая кисть совершенная, а каждый жест — искусство».
С первого показа распознавал Файзи Гаскаров в совсем молодых людях тот внутренний огонь, тот выплескивающийся в танце темперамент, который, наложившись на сработанную технику, как раз и сотворит со временем из новичка любимца публики. Ему так понравился танец Мухамета Идрисова «Баик», что он принял решение: «Чуть-чуть сократим начало, а больше ничего менять не надо. Тут именно народные, фольклорные приемы. Их только беречь и даже в других танцах не использовать». Бережно воспитывал парня, поднимал по ступенькам мастерства. Исполнитель сольных партий в лучших номерах, поставленных Гаскаровым, — «Три брата», «Подарок», «Киянта», «Гульназира», «Зарифа», Мухамет Рамазанович стал народным артистом Башкортостана, заслуженным артистом России, лауреатом IV Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Бухаресте. Точно так вырастали в мастеров Екатерина Варламова, Равиля Хазиева, Эльза и Талгат Урмановы, Ратмир Бадретдинов, Мансур Тимиргазиев, Хизбулла Зубайдуллин. Писатель Газим Шафиков о танце охотника или «Танце башкирского воина» писал: «Этот танец, поставленный Файзи Гаскаровым для Хизбуллы Зубайдуллина, исполнялся им на одном дыхании и всегда сопровождался бурным восторгом зрителей». Было свойственно для Гаскарова — заметить молодого исполнителя и выдвинуть вперед, чтобы полностью раскрыть его способности. Так, вызвал на важный разговор Эльзу Урманову: «Знаю, что кормишь малышку, но знаю, когда можно от груди отлучать. Хотел бы, чтобы начала готовиться к Всемирному фестивалю молодежи в Вене». В 1967 году перевел в основной состав учившихся в студии при ансамбле будущих замечательных мастеров Ривката Саттарова и Ахата Фасхутдинова.
Файзи Адгамович учил своих молодых коллег не только танцевальному искусству. Он развивал их вкус, оттачивал сценическую культуру.
В 1967 году исполнилось давнее желание 19-летней чемпионки по спортивной гимнастике, ставшей артисткой гаскаровского ансамбля: Зинфиру сразу выделил на отборе сам Файзи Адгамович, отметил стройность и пластичность высокой девушки. В октябре она делала начальные шаги в профессии, а в конце января уже принимала участие в гастрольной поездке по Средней Азии. При Гаскарове Зинфире Ахметовне Габдулхаковой пришлось поработать недолго, и она очень жалела о его уходе из ансамбля, потому что с ним было интересно репетировать, беседовать о намечавшихся для нее сольных партиях, прислушиваться к его как бы мимоходом высказанным впечатлениям о каком-то явлении в искусстве или в окружающем пейзаже. Запомнила, как он любовался облаками, обращая ее внимание на то, как они меняют свою окраску. Нечто подобное рассказывал о Гаскарове и народный артист Башкортостана Николай Осипов, который, хоть и появился в коллективе гораздо позже «гаскаровского периода», но с Файзи Адгамовичем был не просто знаком, а наблюдал его в деле, поскольку тот в 1976 году восстанавливал башкирский казачий мужской танец и марийский танец, в котором участвовал Осипов. Николай даже успел понять, как всесторонне маэстро работает при постановке танца, не упуская ни одной мелочи. Во всяком случае, он замучил Николая замечаниями, что в какой-то момент не туда поворачивает, хотя тот твердо знал порядок танца и на самом деле нигде его не нарушал. В конце концов, попросил Гаскарова объяснить, что не так. Услышал, что будущий костюм при таком повороте не может выглядеть выигрышно, и восхитился умением мастера предвидеть в номере каждую деталь и делать ее «стреляющей» для общего рисунка выступления.
Народный артист Башкортостана Ратмир Сарварович Бадретдинов навсегда проникся особым уважением к той поисковой работе, к которой их, молодых артистов, приобщал Гаскаров во время поездок по районам республики. Так, в 1953 году, после выступлений в клубах собирались на совместные вечера с деревенскими жителями, и Файзи Адгамович не уставал повторять: «Ребята, смотрите, как пляшут, это истинно народные мастера. Вообще, когда бываете на сабантуях, на свадьбах, наблюдайте — там ведь не только танцы, там сюжеты для них». И в самом деле, поставленные Гаскаровым «Три брата», «Друзья-соперники», «Проказницы», «Косари» созданы на основании не только характерных движений, но даже образа жизни людей из глубинки. Без всякого преувеличения можно сказать, что и по сей день в огромном, вполне современном репертуаре ансамбля танцы Гаскарова являются настоящими бриллиантами. Это не просто технически виртуозное отплясывание, что тоже весьма интересно. Это маленькие новеллы из народной жизни, танцевальные мини-спектакли, которые являются визитной карточкой коллектива и отличают его от других ансамблей.
При всей приверженности Файзи Гаскарова к творческой манере своего учителя Игоря Моисеева, при полном совпадении их взглядов на природу народного танца, нельзя не отметить своеобразие и самобытность его творений. Например, хореографическое полотно «Северные амуры», вполне сравнимое по масштабности и силе таланта с похожими работами корифеев танца XX века Игоря Моисеева и Павла Вирского, отличаются от постановок великих его коллег тем, что основаны на отечественной истории, на эпизодах войны 1812 года, когда башкирские конники первыми вошли в столицу империи Наполеона — Париж и очаровали местных красавиц, назвавших их «северными амурами».
В танцах проявлялись и «народные черты» самого Гаскарова — его юмор, веселье, озорство. В «Укротителях» светит его добрая и лукавая улыбка: ловкость и смелость джигитов, укрощающих необъезженных коней, не устояли перед хитроумными уловками башкирских красавиц. В «Весеннем потоке» жизнь татарской деревни начала XX века выливается в жизнерадостную картинку. Одна из находок Гаскарова — лапти на котурнах, про которые во время гастролей ансамбля во Франции газеты писали, что нынче, в 70-е годы, модны платформы на дамских туфлях, а башкирки, оказывается, их носили еще в начале века.
Мудрость руководителя всегда видна в том, кем он себя окружает, и не боится ли тех, кто может заменить его самого. Гаскаров приглашал своих коллег репетиторами, оставлял вместо себя во время отлучек. Может быть где-то в глубине души и возникала некоторая ревность к немалому авторитету таких людей, но это не мешало ему им доверять и их выдвигать. Например, в отсутствие Гаскарова с 1946 по 1951 год художественным руководителем ансамбля был яркий человек и темпераментный танцовщик Мухамет Мухарямович Шамсутдинов, в 1953 году получивший звание народного артиста Башкортостана. За свое творческое пятилетие он сумел сплотить коллектив, нацелить на созидательную работу, что не очень переносил амбициозный Гаскаров, но ведь не строил никаких козней, не пытался его затмить как великолепного исполнителя сольных партий в «Дружбе», «Гульназире», «Близнецах», «Свидании у ручья», «Охотнике», «Трех братьях». По возвращении в 1955 году из Вьетнама, где коллектив принимали с бурным восторгом, на встрече с работниками театров впечатлениями делились Файзи Гаскаров, Мухамет Идрисов и Мухамет Шамсутдинов.
Более того, те танцовщики, которых Гаскаров приближал к себе, делая их своими помощниками, получали от него такой опыт и такие советы, что впоследствии сами становились организаторами и руководителями в сфере искусства. Активность, бескомпромиссность и внимание к людям Фаи Гареевой были им замечены сразу, и она с первых же лет избиралась секретарем комсомольской организации, затем бессменным председателем профкома филармонии, частью которой долгие годы был ансамбль народного танца. Так что в ранге художественного руководителя ансамбля с октября 1981 года она проявляла те черты, которые развивались еще в гаскаровские времена. Успешно работал директором коллектива Ратмир Сарварович Бадретдинов, который, еще будучи танцовщиком, отобранным в ансамбль лично Гаскаровым по протекции своего первого педагога Наджета Аюханова, помогал тогдашнему директору Ниязу Мамину, а потом и сменил его на этом посту. В течение пяти лет работал еще при Файзи Адгамовиче будущий заслуженный артист Башкортостана, награжденный в Москве в 1978 году дипломом «За актерское мастерство» Равис Харисов. Уже через год Гаскаров доверил этому яркому, темпераментному артисту сольные партии, а вскоре он не только упорным трудом усовершенствовал свое мастерство, но и начал учить других, став сначала балетмейстером-репетитором, а позже и художественным руководителем ансамбля. Теперь Равис Мударисович известен как директор знаменитого детского театра танца «Браво», который они создали вместе с женой Светланой Анваровной.
Сегодня, спустя более семи десятков лет после своего образования, Государственный академический ансамбль народного танца имени Файзи Гаскарова — один из ведущих профессиональных коллективов не только российского, но и мирового искусства. Как было сказано в поздравлении с юбилеем от министра культуры Российской Федерации А.Авдиева, «отрадно, что ансамбль, выполняя огромную миссию, является подлинным брендом российской культуры, хранителем народных традиций региона, представляет художественную панораму мирового современного танца». Хочется отметить и другое — что ансамбль вырастил новых звезд башкирского танцевального искусства. Хашим Мустаев столь же бережно, как и его учитель Файзи Гаскаров, отыскивал молодые таланты. При нем набирали высоту знаменитости, истинные профессионалы, награжденные самыми почетными актерскими званиями Гузель Абсатарова, Рим Абдульманов, Ася Тутманова, Марс Сафиуллин. В 70-е — 80-е годы восхитили новые имена, которыми гордится республика — Риф Габитов, Радис Тутманов, Римма и Нур Шамсутдиновы, Аитбай Файзуллин, Николай Осипов, Алексей Байгазов, Фания и Рафаэль Амантаевы, чуть позже Айдар Зубайдуллин, Рафис Хайруллин. А потом уже они воспитывали следующее поколение ярких талантов — Алсу Шафигуллину, Филюза Казакбаева, Рустема Мулюкова, Илюзу Нугманову, Рината Мажитова. Если перечислить только тех солистов ансамбля, что имеют звания заслуженных артистов Башкортостана, то на сегодня получится список из трех десятков. Это блистательные, полные огня джигиты и очаровательные красавицы, которые приводили и приводят в восторг публику всех континентов, где оставил неизгладимый след башкирский ансамбль. В заключение, с надеждой на не менее блистательное продолжение замечательных традиций коллектива отмечу, что его нынешним художественным руководителем является истинный «сын полка» — Айдар Хизбуллович Зубайдуллин, впитавший в себя не только таланты родителей Фаи Гареевой и Хизбуллы Зубайдуллина, но и творческий дух коллег из всех поколений гаскаровцев.
 

Докучаева А.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018