2-й Башкирский полк в Отечественной войне 1812 года

Рамиль РАХИМОВ,
кандидат исторических наук

2-й Башкирский полк в Отечественной войне 1812 года

В 1811 г. в связи с угрозой новой войны с Францией началось формирование башкирских полков. 7 апреля было приказано сформировать Ставропольский калмыцкий, 1-й и 2-й Башкирские полки «для усиления армии нашей иррегулярными войсками и чтобы приобучить на будущее время к службе калмык и башкир»1 . Башкиры должны были иметь национальное вооружение, каждому воину полагалось «быть о дву-конь». Вооружение — лук и стрелы, пики, небольшое количество имело сабли и огнестрельное оружие. Штат башкирских полков был определен как пятисотенный — 500 казаков и 30 чиновников. В их число входили — полковой командир, его помощник, на каждую сотню по есаулу, сотнику и хорунжему, 10 пятидесятников, а также нестроевые — квартирмейстер, писарь, мулла.
1-й и 2-й башкирские полки были сформированы в Симбирске в мае 1811 г. Так, командующий 2-м Башкирским полком майор Оренбургского гарнизонного полка И.Курбатов считался откомандированным «для препровождения 2 башкирского полка в армию» с 19 мая2 . Интересно, что другой его товарищ по гарнизонному полку, также ротный командир, капитан Павел Диомидий считался направленным «для командования Ставропольским калмыцким полком, следующим в армию». Что из себя представлял командующий полком — «опытный и надежный офицер»? Это видно из кратких сведений о службе Ивана Курбатова. Она началась в 1790 г., первый офицерский чин был им получен в 1797 г., с 19 марта 1806 г. он был майором3 . Вместе с офицером в полк был откомандирован «для исправления письменных дел» рядовой Василий Ипатов4 .
23 мая полк выступил в поход на Рыльск, где ему были определены зимние квартиры5 . В марте 1812 г. полк считался состоящим во 2-й Западной армии6 . В начале мая 2-й Башкирский полк поступил в состав 3-й Резервной Обсервационной армии генерала от кавалерии А.П.Тормасова и был направлен для несения кордонной службы на границе с герцогством Варшавским. На переходе 2 мая в Луцке его и два калмыцких полка осмотрел генерал от инфантерии П.П.Багратион, поскольку эти полки временно считались входящими во 2-ю Западную армию. Он нашел в них «неполный комплект людей и значительный недостаток в лошадях, а наличных в весьма дурном состоянии»7 . Действительно, только на апрель в полку насчитывалось 489 рядовых, лошадей — 501 строевая и 501 вьючная8 . При «строгом исследовании причин» вскрылось, что во время стоянки на зимних квартирах фуража не хватало, климат был непривычным. Отчего имелась убыль в больных и умерших, многие лошади пали, а многие были в слабом состоянии. Багратионом был предпринят ряд мер по исправлению сложившегося положения, в частности, полк был обмундирован по образцу донских казаков, получив синие кафтаны и шаровары с красными лампасами, синие суконные шапки с красным околышем.
По завершении марша, в мае, полк располагался в с. Олеске и входил временно в 1-ю казачью бригаду полковника Иловайского 12-го из 2-й Западной армии. Он занимал пикетами по 1, 2, 3 человека кордон у м. Почекайки9 . С началом Отечественной войны полк вновь вошел в состав 3-й Резервной Обсервационной армии.
20 июня корпус генерала Ш.Рейнье перешел российскую границу и двинулся к г. Слониму. 3 июля в 3-й армии был составлен авангард под начальством генерал-адъютанта графа К.О.Ламберта, в который и вошел башкирский полк, несший в это время службу на кордоне от с. Орховки до м. Радзивилова. 6 июля авангард выступил по р. Буг к Брест-Литовску. Под его давлением саксонцы начали отход к Слониму для соединения с австрийскими войсками.
15 июля 1812 г. башкиры приняли участие в сражении с саксонскими войсками при Кобрине. В июле генерал Рейнье, получив приказ прикрыть правый фланг Великой армии от возможного удара по нему русской армии А.П.Тормасова, направил саксонскую бригаду генерала Г.Кленгеля занять Кобрин. В свою очередь Тормасов, перейдя в наступление, направил отряды графа К.О.Ламберта и князя А.Г.Щербатова занять Брест-Литовск и идти на Кобрин. Отряд генерала Мелиссино должен был у Яново обозначать для противника возможное движение русских войск к Пинску.
В 6 утра русская кавалерия встретила кавалерию и пехоту противника в 2-х верстах перед городом. Русские вступили с ними в перестрелку, затем атаковали саксонских улан и оттеснили стрелков в город.
Русские егеря при поддержке артиллерии начали атаку города, по приказу Ламберта подполковник В.Г.Мадатов с эскадроном Александрийского гусарского полка, 2-м Башкирским и казачьим полками Власова переправился через реку и перекрыл дорогу на Пружаны, оттеснив саксонский эскадрон. Затем на подкрепление к русским эскадронам были посланы по два эскадрона Стародубовского драгунского и Александрийского гусарского полков, а также эскадрон Татарского уланского полка. Зажженный артиллерией город горел, с трех сторон его атаковала русская пехота, противник упорно защищался. Когда кончились боеприпасы, саксонцы прекратили сопротивление и сдались в плен (генерал, 62 офицера, около 2 тыс. солдат при 8 орудиях), убитыми противник потерял 109 человек. Русские потеряли 74 человек убитыми и 181 ранеными. Кстати, в опубликованной в 1822 г. работе Ушакова потери противника были заметно увеличены: 4 знамени, 8 пушек, в плен взяты: генерал, 3 полковника, 6 штабс-офицеров, 57 офицеров и 2234 нижних чинов; убито же у неприятеля более 2000 человек10 . Как бы то ни было, но штурм Кобрина стал первой крупной победой русского оружия в 1812 г.11
За отличие в этом сражении, 18 июля, орденом Св. Анны 3 ст. были награждены командир полка, походный старшина Аралбай Акчулпанов и его помощник, походный старшина Аюп Каипов12 . Сразу после победы под Кобриным отряды Ламберта и Чаплица преследовали отступающего противника.
27 июля отряд Чаплица был атакован австрийцами, но нападение им было отбито. 29 июля противник напал на авангард графа Ламберта, который находился в Пружанах. Русские оставили местечко, вырвавшись из окружения и отступили к м. Городечня.
14 августа при разделении корпусов 2-й Башкирский полк вошел в состав отряда генерал-адъютанта, графа К.О.Ламберта. Кроме него в отряде были следующие полки: Александрийский гусарский, Татарский уланский, казачий Власова, 10-й Егерский и калмыцкий. Затем полк входил в отряд генерал-майора К.Б.Кнорринга вместе с Татарским уланским, Евпаторийским татарским, располагался он на постах при Берестечке на р. Стырь13 .
2 сентября соединились Дунайская армия адмирала П.В.Чичагова и 3-я Резервная армия генерала Тормасова. 11 сентября армии, переправившись через р. Стырь, начали наступление против австрийских и саксонских войск. 18 сентября обе армии были объединены в 3-ю Западную армию под командованием адмирала П.В.Чичагова. 26 сентября авангард Ламберта вступил в бой с передовыми постами противника на р. Мухавец. «Расписание Соединенной Задунайской и 3-й Западной армии» на 28 сентября показывает 2-й Башкирский полк вместе с тремя донскими, двумя гусарскими и уланским полками в составе корпуса Ламберта14 . С 1 октября полк вошел в состав корпуса генерал-лейтенанта барона Ф.В.Остен-Сакена, прибывшего из Волынской губернии, и нес службу на постах15 .
В это время генерал-майор князь А.Г.Щербатов оправил генерала Чаплица «с легкой кавалерией» (Павлоградский гусарский, три эскадрона Тверского драгунского, казачий Дячкина, 13-я конно-артиллерийская рота), к которой за день до этого присоединилась часть 2-го Башкирского полка, к Слониму16 . Чаплиц оставил всю пехоту (егерей) своего отряда в Ружанах и, взяв только кавалерию, выдвинулся к местечку.
Утром 7 октября русские войска окружили Слоним, перед городом их ждал генерал Я.Конопка с 3-м шеволежерским полком Императорской гвардии, сформированным «из отборных литовских дворян». Казаки атакой сбили пикеты и вытеснили противника из города. Польский полк в беспорядке начал отступать, русская конница преследовала его на протяжении 30 верст. Противник потерял убитыми 14 человек, в плен попали 14 офицеров, включая и самого Конопку и 240 рядовых, была захвачена полковая казна17 . Находясь на пикетах, участвуя в перестрелках и в боях, башкиры несли потери. Известно, что, например, на 10 октября 2-й Башкирский полк насчитывал в своих рядах только 9 офицеров и 399 рядовых18 .
14 октября корпус разделился на 4 отряда. 2-й Башкирский полк вошел в 3-й отряд генерал-майора Булатова и расположился у д. Пешец, откуда наблюдал за разъездами по дороге к р. Зна, вплоть до д. Отель Протовка, где полк содержал аванпосты. В свою очередь, от этой деревни Булатов высылал партии вперед и по сторонам для получения сведений о нахождении противника19 . Затем 2-й Башкирский полк поступил в авангард под начальством генерал-майора Е.Е.Гампера корпуса генерал-лейтенанта П.К.Эссена 3-го, составлявшего в свою очередь правое крыло корпуса Остен-Сакена, и располагался 18 октября, судя по документам, в м. Высоколитовске, наблюдая за противником, находившимся в окрестностях Дрогичина за р. Западный Буг. 18 октября армия Чичагова двинулась к р. Березине, чтобы нанести удар с юга по отступающей из России Великой армии, а против австрийцев и саксонцев был оставлен корпус генерал-лейтенанта барона Ф.В.Остен-Сакена, в составе которого находился 2-й Башкирский полк.
Башкирский полк вместе с калмыками и 4-м Уральским казачьим полком вошел с 22 октября в состав конницы авангарда генерала Гампера, подчиненной генерал-майору А.П.Мелиссино (Лубенский гусарский, Владимирский драгунский, казачий Чикилева и 37-й Егерский полки, 2 орудия конной артиллерии). Судя по «Журналу военный действий корпуса П.К.Эссена», подчиненного Остен-Сакену, это произошло 25 октября20 .
На следующий день авангард вышел из м. Орли и взял направление по дороге через Щиты, Чижов, Лады, Глинец, к м. Скопова, где и остановился. Казачьи полки стали в 3 верстах около м. Наревки. Из собранной информации стало ясно, что авангард шел по пути движения отходящих саксонских войск. 27 октября Мелиссино проследовал через Наревку, Машеве, Нова Корчма и остановился у д. Рудни. Казаки были посланы далее вперед до д. Великие Гринники. Их партии, посылаемые в разные стороны, получили сведения об отступающем противнике и захватили до 100 чел. противника, а также обоз из 40 фур.
28 октября было получено предписание авангарду продвинуться к м. Свислочь. Мелиссино приказал уральскому казачьему и башкирскому полкам занять Свислочь, а донскому полку Чикилева и калмыцкому полку продолжать поиск противника в направлении к Порозову. Сам генерал с остальными полками авангарда переместился к д. Великие Гринники.
4-й Уральский и 2-й Башкирский полки без препятствия с ходу вступили в Свислочь. Обнаружив превосходящие по силе русские войска, из местечка одновременно в направлении к м. Мстибову вышел арьергард противника в числе трех эскадронов.
На следующий день, 29 октября, 2-й Башкирский полк участвовал в бою при Мстибове, где понес серьезные потери — 29 человек. Затем башкиры приняли участие в бою 1 ноября при с. Горностаевцы (Горностаевичи), когда авангард генерала Рейнье был отброшен русским авангардом генерала Мелиссино. 4 ноября полк принимал участие в боях под Волковыском.
В ноябре полк состоял в корпусе левого крыла под начальством генерал-майора М.Л.Булатова Отдельного корпуса генерал-лейтенанта барона Ф.В.Остен-Сакена21 . В декабре корпус преследовал противника до р. Буг.
На 28 января 1813 г. 2-й Башкирский полк вместе с 4-м Уральским и 2-м Украинским находился в Герцогстве Варшавском в составе корпуса генерал-лейтенанта князя Д.М.Волконского (вступившего в командование с 31 декабря 1812 г.), входившего в свою очередь в корпус генерал-лейтенанта барона Ф.В.Остен-Сакена. От последнего с 29 числа корпус принял генерал-лейтенант граф П.П.Пален22 . Его корпус вошел в число войск под командованием генерала от инфантерии М.А.Милорадовича, которые 29 января вступили в Варшаву. Начиналась новая кампания, вошедшая в историю как Заграничный поход 1813—1814 гг.
Таким образом, 2-й Башкирский полк принял активное участие в Отечественной войне 1812 г., находясь в составе войск 3-й Резервной, впоследствии Западной армии. Взятие Кобрина, Свислочи, бои под Слонимом, Мстибовым, Горностаевичами, Волковыском — вот основные вехи боевого пути полка в 1812 г. Башкирский полк по решению командования использовался совместно с донскими и уральским казачьими, калмыцким полками в составе авангарда, в разъездах, на аванпостах и на кордонах. Такой характер боевого использования башкир, да и всей иррегулярной кавалерии армии был обусловлен как вооружением, так и реальным соотношением сил противника и российской армии на этом театре военных действий, он также учитывал особенности местности и, можно считать, был наиболее оптимальным.

Данное исследование выполнено при финансовой поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009—2013 гг. Тема НИР: «Этноконфессиональная история и языковое наследие народов Урала».


Примечания

1 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ-I). — Т. XXXI. — № 24583.
2 РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 5706. Л. 3 об.
3 Там же. Л. 12 об.
4 Там же. Л. 10.
5 Центральный исторический архив Москвы (ЦИАМ). Ф. 16. Оп. 227. Д. 4643. Л. 59.
6 Попов И.П. Материалы к истории Дона. — Новочеркасск, 1900. — С. 29.
7 Калмыки в Отечественной войне 1812 года. Сборник документов. — Элиста, 1964. — С. 26—27.
8 РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 2982. Л. 4.
9 Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. — СПб, 1909. Т. XII. — С. 300.
10 Ушаков С.И. Деяния российских полководцев и генералов, ознаменовавших себя в достопамятную войну с Франциею, в 1812, 1813, 1814 и 1815 годах, с кратким начертанием всей их службы, с самого начала вступления в оную. — СПб., 1822. Ч. 1. — С. 277.
11 Васильев И.Н. Кобринское сражение 15 июля 1812 г. // Сержант. — 2001. — № 3. — С. 13—16.
12 Усманов А.Н. Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года. — Уфа, 1964. — С. 121—122; Центральный исторический архив Республики Башкортостан (ЦИА РБ). Ф. И-2. Оп. 1. Д. 523. Л. 27.
13 Вяземский В.В. «Журнал» 1812 г. // 1812 год. Военные дневники. — М., 1990. — С. 208—209.
14 Калмыки… — С. 29.
15 Калмыки… — С. 33.
16 По информации А.И.Попова, в рейде на Слоним башкиры не участвовали, будучи оставлены в Ружанах с егерским полком.
17 Калмыки… — С. 35.
18 Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. — СПб., 1914. Т. XXI. — С. 317.
19 Калмыки… — С. 39.
20 Калмыки… — С. 44
21 РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 3915. Л. 98.
22 Калмыки… — С. 49.

Рахимов Р.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018