О введении метрических книг в Башкортостане

Раис КУТУШЕВ

О введении метрических книг в Башкортостане

Метрические книги являются уникальными и ценнейшими документальными источниками. Они имеют не только социально-правовое, но и огромное научно-историческое значение. Их информационный потенциал поистине неисчерпаем. Содержащийся в них фактический материал может послужить источниковой базой для многих фундаментальных исследований в самых разных направлениях научных изысканий.
К сожалению, до сих пор этот массовый исторический источник остается вне поля зрения исследователей. Видимо, это объясняется тем, что сами метрические книги еще не стали объектом специального изучения. Вследствие этого многие исследователи не имеют информации как о составе и содержании метрических книг, так и о месте их хранения.
Ведение метрических книг в России было возложено на духовные учреждения. Введение метрических книг поэтому осуществлялось по конфессиям и в разное время.
Вопрос “О заведении среди мусульман шнуровых книг для записи новорожденных младенцев” был поднят впервые Оренбургским вице-губернатором Н.Ханыковым 16 февраля 1827 года. В своем обращении в Оренбургское губернское правление он, указав на то, что “время рождения магометанских младенцев нигде и никем не записывается” и поэтому “истинное число лет их никогда верно узнано быть не может”, что это вызывает “неудобства при рассмотрении дел в судах о малолетних, впавших в преступления”, а также “при приеме рекрут”, предлагал “вменить Оренбургскому магометанскому духовному собранию в обязанность завести и разсылать по всем магометанским муллам и прочим духовным лицам такие же шнуровые книги или метрики для записки новорожденных, какие ведутся христианскими священниками”1 .
Это предложение “как полезное и необходимое” нашло одобрение Оренбургского военного губернатора генерала П.К.Эссена. 6 июня 1827 года он обратился к Министру народного просвещения и Главноуправляющему духовными делами иностранных исповеданий с просьбой оказать содействие в решении этого вопроса, а также дал указание Оренбургскому губернскому правлению, чтобы метрические книги “по Оренбургской губернии введены были ныне же”2 .
Оренбургское магометанское духовное собрание, получив предписание Оренбургского губернского правления “О заведении и рассылке во все подведомственные ему приходы шнуровых книг для метрических записок”, обратилось за помощью к Главноуправляющему духовными делами иностранных исповеданий. Оно, отметив, что “потребные для сего деньги — не менее 700 рублей, далеко превышают его канцелярскую сумму”, попросило “о назначении оных из другого места”3 .
25 апреля 1828 года по представлению Главноуправляющего духовными делами иностранных исповеданий вопрос о заведении метрических книг среди мусульманского населения рассмотрел Правительствующий Сенат, который дал согласие на это и “предписал предаврительно испросить на это Высочайшее соизволение”. 21 сентября 1828 года последовал указ Сенатский, по Высочайше утвержденному положению Комитета Министров “О введении в употребление метрических книг по Оренбургскому духовному магометанскому управлению”4 .
В соответствии с этим указом Оренбургскому духовному магометанскому собранию из государственного казначейства было отпущено единовременно 700 рублей денег “с тем, чтобы они служили всегдашним запасом для верной разсылки метрических книг в свое время по магометанским приходам”.
Изготовление шнуровых метрических книг было возложено на Оренбургское магометанское духовное собрание. Готовые шнуровые книги должны были скрепляться сургучной печатью и подписью представителя духовного собрания, затем представляться в Губернское правление для отправки в уездные и земские суды. В каждый приход доставлялось по 2 экземпляра метрических книг. За полученные шнуровые книги приходский имам должен был дать расписку о получении, а также выслать за них 50 коп. денег в Оренбургское магометанское духовное собрание. Собранные таким образом деньги вновь направлялись на изготовление и рассылку метрических книг.
Формуляры метрических книг и правила их заполнения были согласованы с Главноуправляющим духовными делами иностранных исповеданий и утверждены указом. Шнуровая метрическая книга состояла из четырех разделов. В первую часть должны были заноситься сведения о родившихся: “кто родился и какое ему дано имя; число и месяц рождения; состояние отца, имена отца и матери, где родился”.
Во второй части фиксировались сведения о бракосочетавшихся: “кто именно и с кем вступает в супружество; число и месяц бракосочетания; кто были родители бракосочетавшихся; сколько и кто именно были свидетелями; главные условия бракосочетания; кто из духовных лиц совершил брак”.
Третья часть предназначалась для регистрации акта “о разведшихся”, где указывалось: “кто именно и с кем разведен; число и месяц; по каким причинам; кто были свидетелями; по чьему решению расторгнут брак”.
В последней части записывались сведения об умерших: “кто умер (имя умершего); число и месяц; каких лет; от какой болезни или отчего умер; где умер и погребен”5 .
В указе отмечалось, что “имамы пишут метрические книги на татарском языке, если не знают русского”. Обязанность ведения метрических книг возлагалась на указных приходских имамов и других духовных чинов, действительно исправляющих духовную должность. Они должны были вести “книги по данным формам и по окончании каждого года, не позже февраля месяца следующего года, оставляя при мечетях один экземпляр сих книг, препровождать другой ближайшему земскому или уездному суду для отсылки их через губернское начальство в Оренбургское духовное магометанское собрание”6 .
Приходские имамы также были обязаны выдавать выписки из метрических книг по требованию присутственных мест. “Присутственные места в рассматриваемых ими делах требуют нужных сведений о вышеупомянутых случаях от приходских имамов в засвидетельствованной ими выписке; а если будет нужно более удостовериться об оных, обращаются с подобным требованием через губернское правление к высшему духовному магометанскому начальству”7 .
В Указе предусмотрено введение метрических книг и в приходах, подведомственных Таврическому муфтию (до образования Таврического духовного магометанского правления).
Первые метрические книги с правилами их заполнения были представлены Оренбургским магометанским духовным собранием в Оренбургское губернское правление в начале 1829 года и разосланы “в губернии: Оренбургскую, Казанскую, Пензенскую, Нижегородскую, Саратовскую, Вятскую, Симбирскую, Тамбовскую, Рязанскую, Астраханскую, Пермскую, Тобольскую, Омскую, Санкт-Петербургскую, в Кавказскую область и в Землю Донского войска”8 .
С этого времени до 1937 года регистрация актов о родившихся, сочетавшихся браком, разведшихся и умерших проводилась в мечетях духовными лицами.
Согласно декрету Советской власти “О гражданском браке, о детях и ведении книг актов гражданского состояния” от 18 декабря 1917 г. дело по регистрации актов гражданского состояния было изъято из ведения духовных учреждений и передано в руки органов местной и государственной власти. Однако, мусульманское население, соблюдая привычные порядки, обычаи и традиции, продолжало обращаться за регистрацией в мечети и к духовным лицам. Поэтому циркулярами НКВД РСФСР и НКВД БАССР от 18 ноября 1924 года еще раз было подчеркнуто, что совершение обрядов крещения, браков и т.п. является делом добровольным, а акты гражданского состояния, зарегистрированные в них, не имеют юридической силы.
Формуляры метрических книг и правила их заполнения постепенно усовершенствовались и дополнялись. Так, вначале титульные листы, названия разделов метрических книг оформлялись и заполнялись от руки. С 1873 года текст на титульных листах стали печатать типографским способом, где указывались название губернии и год, в который была изготовлена метрическая книга. Так же в разделе о родившихся стали обязательно указывать имя и отчество отца родившегося ребенка, а в разделе об умерших — имя и отчество отца умершего.
С 1888 года метрические книги начали изготовляться для уездов, то есть на титульном листе типографским шрифтом печатались названия губернии и уезда. Названия разделов и год также стали печатными.
В метрических книгах с 1890 года начали размещать инструкцию по заполнению метрических книг, подписанную казыем Оренбургского магометанского духовного собрания Р. Фахретдиновым.
С 1899 года метрические книги были дополнены специальной анкетой, где должны были содержаться следующие данные: фамилии, имена и отчества имамов и муэдзинов, сколько им лет; когда, где и на какую духовную должность они получили указ; где и у кого получили образование, где они проживают постоянно; название населенного пункта (официальное и как оно называется среди населения); какие еще деревни входят в этот приход и расстояние до них; сколько душ мужского и женского пола насчитывается в деревне и в приходе в целом; когда и на основании какого документа построена мечеть, у кого хранится документ; с какого года выдается метрическая книга; к какой волости, полицейскому стану и земскому участку относится данный населенный пункт.
С 1924 года название “метрическая книга” было изменено на “семейную тетрадь” (“Гаилє дєфтєре”).
Как уже отмечалось выше, метрические книги заполнялись в двух экземплярах. Один экземпляр оставался на хранении при мечети, а другой направлялся в Оренбургское магометанское духовное собрание. Все метрические книги, поступившие из подведомственных приходов, откладывались в его архиве.
С 1834 года по распоряжению Комитета Министров была введена пошлина на регистрацию бракосочетания. Она была определена в размере 8 коп. серебром с каждой брачующейся пары. С 28 ноября 1880 года брачный сбор был увеличен до 15 коп., а с 1888 года — до 25 коп. Деньги, собранные от бракосочетавшихся, поступали на специальный счет Оренбургского магометанского духовного собрания и использовались на строительство и ремонт зданий, на повышение жалования служащих ведомства, а также для оказания материальной помощи имамам приходов, терпящим бедствие от неурожая, пожаров и т.д.
Метрические книги с момента их введения начали широко использоваться как первоисточники. На их основании велся учет мусульманского населения, находящегося под ведомством Оренбургского духовного собрания. Для этого приходские имамы ежегодно представляли в волостные правления сведения о количестве родившихся, бракосочетавшихся, разведшихся и об умерших. На основе метрических книг составлялись списки малолетков, служилых, отставных, а также рекрутов и др.
Видимо, царские власти не слишком доверяли приходскому духовенству. Поэтому дело выдачи выписей из метрических книг было возложено на канцелярию Оренбургского магометанского духовного собрания. Выписки по запросам государственных учреждений, присутственных мест, а также по прошениям частных лиц выдавались на основе метрических книг, хранящихся в архиве Оренбургского магометанского духовного собрания. За выданные документы о рождении, бракосочетании, смерти от частных лиц взималась госпошлина за гербовую бумагу.
Сегодня мусульманские метрические книги имеются в фондах многих республиканских и областных архивов Российской Федерации. Они сформированы в них по принципу территориальности. То есть в них главным образом собраны метрические книги тех мечетей, которые существовали в населенных пунктах, расположенных на их территории.
Наиболее полный комплект метрических книг приходов, входивших в ведомство Оренбургского магометанского духовного собрания, сосредоточен в Центральном государственном историческом архиве Республики Башкортостан (г.Уфа, ул.К.Маркса, 4).
11 марта 1937 года, на основании Постановления Президиума ВЦИК СССР от 25 марта 1935 года, метрические книги, находящиеся при Центральном духовном управлении мусульман в количестве 4090 связок, были переданы в архив отдела актов гражданского состояния Управления НКВД по БАССР.
5 апреля 1938 года метрические книги приходов бывшей Казанской губернии за 1866—1921 годы «в количестве 405 штук» были переданы из архива отдела АГС НКВД БАССР представителю отдела АГС НКВД Татарской АССР.
Первая попытка передачи дел на государственное хранение метрических книг за 1829—1860 годы из областного архива АГС в Государственный архив была предпринята 11 июля 1940 года. Этих книг здесь насчитывалось 1107 связок (каждая связка в среднем весила 10 кг). Однако «государственный архив НКВД за отсутствием помещения от приема категорически отказался». В это же время областным архивом АГС НКВД БАССР была направлена в Центральное отделение АГС НКВД СССР опись на 15 листах на метрические книги, находящиеся в областном архиве ОАГС НКВД БАССР, не относящиеся к территории БАССР.
21 октября 1944 года из отдела АГС Главного управления милиции НКВД СССР на имя начальника отдела АГС Управления милиции НКВД БАССР поступила телеграмма. В ней сообщалось: «В республиканском архиве АГС хранятся актовые книги за 1829—1870 гг. Указанные книги сдайте по акту в Госархив. Начальник Антипов». 12 февраля 1945 года метрические книги 1829—1870 годов в количестве 298 дел были сданы в Государственный архив НКВД Башкирской АССР.
20 апреля 1946 года метрические книги приходов бывшей Пермской губернии в количестве 54 связок были переданы в отдел АГС Молотовской области. 20 мая 1946 года метрические книги приходов, относящихся по территории к Оренбургской губернии, были переданы в отдел АГС Управления милиции Управления МВД Чкаловской области.
Передачи метрических книг из Республиканского архива ЗАГС Башкирской АССР на постоянное хранение в ЦГИА РБ были произведены еще в 1967, 1972, 1976, 1990 годах.
В настоящее время основная часть метрических книг хранится в ЦГИА РБ. Они здесь находятся в составе фонда Оренбургского магометанского духовного собрания (Ф. И-295) и учтены в четырех описях. В описи № 1 учтено 5747 единиц хранения метрических книг, составленных в 1829—1878 годах в мечетях Бирского, Белебеевского и Уфимского уездов Уфимской губернии.
В опись № 9 включены метрические книги за 1829—1902 годы в количестве 1078 ед. хр., относящиеся к приходам Астраханской, Вятской, Казанской, Нижегородской, Оренбургской, Пензенской, Пермской, Самарской, Саратовской, Симбирской, Тобольской, Томской, Уфимской и ряда других губерний.
Метрические книги мечетей Оренбургской, Уфимской и Екатеринославской губерний за 1888—1899 годы в количестве 84 ед. хр. внесены в опись № 12.
В опись № 15 вошли метрические книги Белебеевского, Бирского, Уфимского уездов Уфимской губернии за 1829—1919 годы в количестве 108 единиц хранения. Таким образом, в ЦГИА РБ насчитывается 7017 единиц хранения метрических книг, составленных в 1829—1919 годах в приходах (мечетях), находившихся под ведомством Оренбургского магометанского духовного собрания.
Метрические книги, хранившиеся в мечетях в начале 1920-х годов, были переданы в органы ЗАГС волостных исполкомов. В соответствии с инструкцией НКВД СССР от 17 ноября 1927 года «Об организации архивов актовых книг о рождении, смерти и усыновлении в сельских Советах» и в целях приближения органов ЗАГС к населению с 1 января 1928 года при сельсоветах создавались архивы актовых книг, куда передавались и метрические книги. В начале 1960-х годов метрические книги из сельских Советов были переданы в архивы районных и городских бюро ЗАГС.
В 1999—2000 годах архивом Управления ЗАГСов Кабинета Министров Республики Башкортостан была проведена большая работа по приему метрических книг из архивов отделов ЗАГС администраций городов и районов и по подготовке их к передаче на постоянное хранение в ЦГИА РБ. В результате этой работы в ЦГИА РБ были переданы 1200 метрических книг за 1838—1919 годы. В архиве Управления ЗАГСов после сверки экземпляров, научно-технической обработки документов была составлена опись № 16, в которую включены метрические книги мечетей Оренбургской, Уфимской, Пермской губерний, ныне входящих в состав Республики Башкортостан, в количестве 2117 единиц хранения за 1879—1937 годы. Передача их на постоянное хранение в ЦГИА РБ приостановлена в связи с увеличением срока ведомственного хранения книг актовых записей до 100 лет.
Таким образом, в архивах республики хранится огромный массив метрических книг. Они все фактически взяты на учет. Доступ к метрическим книгам, хранящимся в ЦГИА РБ, открыт. Дело остается за исследователями: активнее изучать богатейший материал, содержащийся в метрических книгах, и ввести его в научный оборот.

 

Примечания

1 ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 729. Л. 1—3.
2 Там же. Л. 6
3 Там же. Д. 806. Л. 2.
4 ПСЗРИ. II. Т.III. С.-Пб., 1830. —С. 837—840.
5 ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 806. Л. 10—12об.
6 ПСЗРИ. II. Т..III. С.-Пб., 1830. —С. 839.
7 Там же.
8 ЦГИА РБ. Ф. И-1. Оп. 1. Д. 830. Л. 5об.

Кутушев Р.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018