Населенные пункты Зилаирского района

Фуат СУЛЕЙМАНОВ,
кандидат исторических наук

Населенные пункты Зилаирского района

В предыдущем номере мы начали публикацию истории населенных пунктов Зилаирского района. Были представлены общие сведения о районе и история одного из крупнейших башкирских селений республики — села Юлдыбай. Сегодня мы представляем истории еще двух деревень — Максют и Искужа. В статье даны подробные родословные (шежере) основателей этих населенных пунктов, прослеживаются судьбы их потомков — участников Отечественной войны 1812 г. и Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

 

ИСТОРИЯ ДЕРЕВНИ МАКСЮТ

История д. Максют Зилаирского района изучена слабо. Материалы по ее истории в той или иной степени нашли отражение в нескольких публикациях [Зилаирский район, 2000; Ярмуллин, 2004. С.192—201; Тунгаур, 2007. С.80—84.].
В данной работе на основе широкого привлечения архивных, опубликованных источников и научной литературы предпринята попытка научного исследования истории этой деревни.
Д. Максют расположена на р. Крепостной (Степной) Зилаир в живописном месте горно-лесной зоны юго-восточной части района. Деревня представляет собой одну из коренных и старинных аулов южных тунгауров, жители которой до наших дней сохранили названия древних родовых подразделений (ара) — Суљмар аяљ, Телєнсе, Љуњљаґай, Љуян, Тµйгµс, Тµкєтє, Тµрµй, Торна [Информатор...].
О конкретном времени и обстоятельствах возникновения этого аула данных нет. По предположению М.Х.Надыргулова, д. Максют могла быть основана в 1740—1750 гг. [Тунгаур,2007. С.80–84.]. Документально д. Максютово Тунгаурской волости впервые зафиксирована V ревизией (1795 г.) на территории Оренбургского уезда Уфимского наместничества. Тогда она состояла из 17 дворов, где проживали 108 чел. [Башкирская энциклопедия, 2008. С.96.]. Один из авторов, опираясь на народные легенды и предания, высказал мнение о том, что происхождение жителей этого аула может быть связано с д. Тепяново Абзелиловского района [Ярмуллин, 2004. С.195.]. Однако, это документально не подтверждается. Д. Тепяново основана лишь в 1843—1850 гг. выходцами из д.Ахметово Тангаурской волости Верхнеуральского уезда [Асфандияров,1990.С.74.]. Среди жителей д. Максют бытует мнение о том, что она, якобы, основана самарскими башкирами, однако и оно подтверждений не имеет [Информатор…].
Кто такой Максют, что известно о его предках и потомках? В целях поиска ответа на эти вопросы, обратимся к шежере племени Тунгаур и документальным источникам. Следует сказать, что степень достоверности информации в шежере племени Тунгаур довольно высокая, ибо неоднократные сверки ее данных с материалами документов в большинстве случаев показали их точность в передачи имен, последовательности родословной линии. Согласно шежере, родословная линия Максюта выглядит так: Тунгаур — Хаккулай — Иламан — Кустэнэ — Хатыусал — Хярекяй — Хаккул — Кусюк. От Кусюка родились: Кансура, Юлыш, Мухаммат, Муртаза, Аскар. От Аскара родились Максют, Исламгул, Буканбай, Мусят и Бурансы. От Максюта родились Зиянбай, Зиянгул, Янгильде. От Янгильде — Салимьян, Сулейман и Шарип. От Зиянбая — Ишкужа и Ишмулла. От Ишкужы — Рахмангул, Мухаметвали, Абделвагап, Ишмухамет и т.д. [Шежере…].
Следует обратить внимание на то, что шежере Максюта соединяется с линией известных тунгаурских тарханов — Бакира, Умара и Имана Теникеевых, Джангильды Бытукова, у которых, как и у Максюта прапрадедом был Хатыусал. Однако документов о тарханстве Максюта и Максютовых еще не обнаружено. Возможно, тарханские грамоты были утеряны или же отменены в связи с участием Максюта в восстании. Бывало и так, что некоторые потомки тарханов в силу ряда причин, после смерти их дедов и отцов, не сумели своевременно подать челобитные для признания их тарханами. Например, в 1728 г. башкир Уфимского уезда Тунгаурской волости Мунмика Токурбетов (Мукмень Тонкубетов, Токумбетов. — Авт.) подавал челобитную о том, что «В прошлых давнех годех по взятию Казанского царства прадеды и деды пришли под протекцию Росийскую и служили тарханскую службу обще с своею братьею Ногайской дороги Тингоурские волости башкирцы, а никакого положенного ясака не платили, понеже на тарханах кроме службы ничего не требуетца; и о том у прадедов и дедов их имелись // данные им грамоты и оберегальные памяти, а отец ево Токумбет Уразумбетов после смерти отца своего, а ево деда, остался в малых летах и за скудостию о написании в тарханский список не били челом, и указу им не дано. И чтобы повелено было с отцом ево на место прадеда и деда его написать в тарханы, и о том послать в Уфинскую провинцию его и. в. указ, а из Уфинской Провинцыальной Канцелярии о бытии им тарханех дать им указы же» [Материалы, 1936. C. 131—132.].
В документах о национально-освободительном движении башкир 1737—1738 гг. упоминается Максют-батыр Тунгаурской волости, действовавший совместно с предводителем восстания Кусяпом Султангуловым, также батыром Тунгаурской волости [Материалы, 2002. С.358.]. Принимая во внимание то, что многие башкирские деревни назывались по имени влиятельных и авторитетных, или занимающих определенную военную или государственную должность личностей (батыров, тарханов, старост, старшин и т.д.), мы считаем, что Максют-батыр и Максют, потомок тарханов, чьим именем названа деревня Максют Тунгаурской волости — был одной и той же личностью. Максют, должно быть, носил фамилию Аскаров, по имени своего отца Аскара сына Кусюка. И в шежере тунгауров указан только один человек по имени Максют, живший в XVIII в.
В материалах VII ревизии (1816 г.) о человеке по имени Максют, в честь которого названа деревня, сведений нет. Однако есть информация о его братьях, сыновьях и их внуках. Так, здесь отмечены братья Максюта Аскарова: Исламгул Аскаров (1725 г. р.) и Буканбай Аскаров (1739 г.р.), умершие в 1812 и 1813 гг., и их потомки. Эти данные согласуются и с материалами шежере. Укажем сыновей Исламгула Аскарова: Кулгара, Байгаза, Амангильды, Байзигит, Азиль. Впоследствии Азиль Исламгулов (1764 г.р.) и его дети выступили основателями д. Гадилево /Адилево, расположенной на территории современного Хайбуллинского района. У Буканбая Аскарова отмечены сын — сотник Ишкильды и 5 внуков. В д. Максют также проживал сотник Таймас Буранчиев, сын другого родного брата Максюта — Бурансы. У Таймаса сына Бурансы было две жены, 3 сына и дочь.
Итак, этими материалами подтверждаются данные шежере и наше предположение о том, что отцом Максюта являлся Аскар сын Кусюка. По всей видимости, в 1725—1739 гг. Аскар был еще в добром здравии и в его семье рождались дети. Должно быть, Максют был из числа самых старших сыновей Аскара. Но он ли основатель этой деревни? Мы считаем, что Максют не являлся ее основателем, она существовала до него, и стала называться его именем после смерти влиятельного человека, в честь которого ранее назывался этот аул. По поводу этого следует рассмотреть два варианта: первый — деревня могла называться Аскар от имени отца Максюта, второй — от имени другого влиятельного человека. Данных о существовании деревни южных тунгауров под названием Аскар нет, поэтому этот вариант исключается. Что касается второго варианта, то следует сказать, что на карте Оренбургской губернии, составленной в 1755 г. на основе более ранних источников, в районе расположения современной д. Максют, на левом берегу р. Степной Зилаир обозначена деревня Юлушева [Оренбургская губерния,1880]. Это название соответствует имени Юлыш в шежере, согласно которому, он — брат Аскара Кусюкова. Исходя из этого, предполагаем, что более ранним названием д. Максют было «деревня Юлушева», что и отражено на карте середины XVIII в. Однако следует признать, что о Юлуше (Юлыше), кроме указаний его имени в шежере и названия деревни на карте, мы пока ничего не знаем. Вероятно, после смерти Юлыша, тем достойным человеком, чье имя могло передаваться деревне, выступил Максют Аскаров.
Архивные материалы 1816 г. показывают, что дети и внуки Максюта продолжали жить в отцовской деревне. Задачей дальнейших исследований остается определение годов жизни Максюта Аскарова. Преклонный возраст одного из его сыновей Джиянбая — 70 лет в 1816 г., говорит о том, что Максют, вероятно, родился в начале XVIII в. В 1746—1755 гг. он был еще жив и в это время у него родились два сына.
Рассмотрим материалы о сыновьях и внуках Максюта Аскарова. В 1816 г. ревизией отмечены его два сына: Джиянбай Максютов, 1746 г.р. и Джиянгул Максютов, 1755 г.р. (умер в 1812 г.). В доме Джиянбая Максютова проживали его жена Сюймас (1748 г.р.) и их сыновья и внуки: 1) юртовый сотник Ишмулла (1775 г.р.), его жена — Сахиба (1790 г.р.) и их сын — Абдулмукмин (1805 г.р.) 2) азанчей Ишкужа (1773 г.р.). У него было две жены: Джимишбика (1776 г.р.) и Аркубика (1781г.р.). От первой жены имелись сыновья Рахманкул (1797 г.р.), Мухаметвали (1800 г.р.), Абдулвагап (1803 г.р.), дочь Гулия (1806 г.р.); от второй жены родились: Юлмухамамед (1810г.р.), Нугман (1812 г.р.), Абдулмукмень(1814 г.р.).
Во дворе Джиянгула Максютова вместо с ним жил сын Якуп (1777 г.р.). со своей семьей: жена Азна (1783 г.р.), сыновья: Давыд (1806 г.р.) и Айытбай (1809 г.р.). Дугие сыновья Джиянгула Абдулла (ум.1857), Абубакир (его сын Тауфик,1814 г.р.), Габбас (1795 г.р.), Ахмер (1798 г.р.), Гайса (1801—1851гг.) жили отдельным двором. У главы этого братского двора Абдуллы и его жены Кулансяч (1791 г.р.) имелась дочь — Куракбика (1811 г.р.) Впоследствии Якуп Джиянгулов Максютов выступил основателем еще одной деревни южных тунгауров — д. Якупов, расположенной на берегу р. Сакмара.
Исходя из материалов X ревизии (1859 г.) и шежере тунгауров нами установлено, что у Максюта был еще один сын — Джангильде. Джангильде Максютов во время VII ревизии (1816 г.) не отмечен, видимо, к этому времени он уже умер. Двое его сыновей — Салимьян и Сулейман Джангильдины в 1816 г. проживали в отцовской деревне, оба они родились в 1787 г. Салимьян Джангильдин сын Максютов затем выступил основателем нового селения южных тунгауров — д. Салим на р. Большой Бузавлык, куда переселился жить и зауряд-есаул, старшинский помощник Тунгаурской волости Сулейман Джангильдин сын Максютов. По данным X ревизии (1859 г.) от Салимьяна родились: Габит (1830 г.р.), Сабит (1832 г.р., его сын — Хамидулла), Хусаин (1822 г.р., его сыновья — Сагит, Мухаметхафиз, Мухаметнафик, Мухаметсадык); Мухаметгали (1825 г.р., его сыновья — Сайфульмулюк, Абдулгалям, Бахтияр, Аллаяр); Мухаметкасим (1828 г.р., его сыновья Гаянгалий, Сагидулла, Фаткулла). Сабит Салимов в 1859 г. являлся деревенским начальником в д. Салим. Здесь проживал еще один брат основателя деревни — Мухаметша Янгильдин (1801 г.р.) с сыновьями: Бикмухамет, Галиахмет, Сафиулла, Газизулла, Набиулла.
Известны некоторые подробности о судьбе Сулеймана Джангильдина (Янгильдина). В 1839 г. он занимал должность старшинского помощника Тунгаурской волости, имел деревянный дом в д. Максют. С 1806 г. начал службу в звании казак, с 1816 г. стал зауряд-есаулом, а с 1833 г. служил старшинским помощником. Указано, что он «татарской (т.е. тюркской. — Авт.) грамоте читать, писать знает. Женат на старшинской дочери Емеш. У них дети: сын — Кунаккужа, дочери: Муглифа и Сарбиямал. [ЦГИА РБ. Ф.2. Оп.1.Д.4674. Л.37 об. 38.]. По данным X ревизии (1859 г.), дети Сулеймана со своими семьями уже проживали в д. Салим: Ишмухамет (1808 г., его сыновья — Давлетша, Сибагатулла, Сафиян, Абдулмансур, Муллахамит, Мурзагалий, Галимбек); Баймухамет (1810 г., его сыновья — Аглиулла, Калимулла, Кудабай, Хаммат); Шагиахмет (1815 г., его сыновья — Шамсетдин (умер в 1852 г.), Давлеткильды, Рыскильды); Кунаккужа (1825 г., его сыновья — Абдрахман (ум. в 1855 г.), Абдулгалим, Абдрахман). [ЦГИА РБ.Ф.138. Оп.2.Д.646.Л.61–72].
Вернемся к рассмотрению истории развития деревни. Согласно материалам VII ревизии (1816 г.), д. Максют находилась в 1-м отделении Тунгаурской волости команды cтаршины Юмагужы Давлетбердина 9-го Башкирского кантона Оренбургского уезда Оренбургской губернии. В деревне было 30 дворов, в которых числились 142 чел.м. п. и 72 чел. ж. п. [ЦГИА РБ.Ф.138. Оп.2.Д.145.Л.2083–2093.]. По статистическим сведениям 1826 г., в 24 дворах числились 108 душ, из них служилых было — 59, не способных и малолетних — 49 [РГВИА. Ф.414.Д.312.Л.22 об.]. В 1841 г. в д. Максютова Саракайской тюбы Тангаурской волости 7-го юрта 9-го кантона уже проживало 540 чел. (по VIII ревизии 1834 г.) [ЦГИА РБ. Ф.138.Оп.2. Д.431.]. По IХ ревизии (1850 г.) эта деревня состояла из 40 дворов. По Х ревизии (1859 г.) в д. Максютова 4-го Башкирского кантона, 3-й юрты в 38 дворах проживали 108 чел. м.п. и 107 чел. ж.п. Деревенским начальником служил Абдулгафар Сабанчин Аллабердин. [ЦГИА РБ.Ф.138. Оп.2.Д.646.Л.43–56.]. Причиной уменьшения числа дворов и количества жителей, наблюдавшееся за период между 1816—1859 гг., вероятно, явилось переселение ряда семей в основанные максютовцами новые деревни: Салимова, Якупова и Гадилева.
В 1841 г. башкиры д. Максютова вели хозяйство на собственных землях. В летнее время выходили на кочевье [ЦГИА РБ. Ф.138.Оп.2. Д.431.]. В другом архивном документе — «Ведомость о посеве хлеба в кантонах Башкиро-мещерякского войска за 1842 г.». говорится, что жители д. Максютова сеяли 40 четвертей (четверть равна 8–9 пудам ржи. — Авт.) озимых и 186 четвертей яровых культур. [ЦГИА РБ.Ф.2.Оп.1.Д.4873.Л.161об. 162; Сулейманов,2003. С.143.]. Итак, башкиры этой деревни имели немалые посевы и сеяли как озимые, так и яровые культуры, чем и отличались от многих деревень этой волости.
В начале 1860-х гг. д. Максютова входила в состав Якуповского сельского общества, куда относились «башкиры д.д. Якупова, Ишимбетова, Максютова» [ЦГИА РБ. Ф.2. Оп.2. Д.13068. Л.36 об; История, 2003.С.374]. Согласно этому документу, в деревне Максютова насчитывались 38 дворов и 107 чел. м.п., Якупова — 55 и 180, Ишембетова — 20 и 85 соответственно. Население этих деревень занимались скотоводством и земледелием, при этом практиковали выезды на яйляу: «Башкиры д.д. Якуповой, Ишимбетовой и Максютовой своим кочевьем занимали местность в прежнее время на Среднем Макане и озере Длинном, а ныне на реке Сакмар по ключам: Япар Саз, Карамалы-Маскырт, Шикар, Амли-Узяк, Саулы-Саз, Алат и Янгыз-Каин в окружности около 15 верст...» [ЦГИА РБ. Ф.2. Оп.2. Д.13068. Л.12–13об].
По сведениям 1866 г., в д. Максютова Орского уезда 2-го стана при р. Зилаир в 31 дворе проживало башкир 90 чел. м.п., 78 чел. ж.п. В деревне имелась мечеть. [Оренбургская губерния. Список населённых мест по сведениям 1866 года. — СПб., 1871. — С.181.]. В 1901 г. в д. Максютова Тангауровской волости имелся 41 двор, с 200 жителями обоего пола. Была деревянная мечеть [Списки населенных мест Оренбургской губернии. — Оренбург, 1901. С.75.]. В 1920 г. в деревне числилось 62 двора с населением 312 чел об. п. В 1925 г. было 55 дворохозяйств [Населенные пункты Башкортостана. Ч.III. Башреспублика, 1926. — Уфа, 2002. С. 240.]. По архивным материалам 1926 г., в д. Максютово было 55 хозяйств, где проживало 248 жителей обоего пола [ЦГИА РБ. Р. – 472.Оп.2.Д.556. Л.220.] В дальнейшем в деревне наблюдается значительное уменьшение численности населения: в 1939 — 270, 1959 г. — 175 чел., 1989 — 127; 2000 — 128 человек; 2002 — 131, 2009 — 93 человека.
В сентябре 1919 г. в селениях Тунгаурских волостей Орского уезда состоялись собрания по образованию советских сельских советов. Деревни Максют, Ишембет и Якуп 1-й Тангаурской волости Бурзян—Тангаурского кантона были объединены в Якуповский сельский совет. Председателем сельсовета стал Искужин Нигматулла, заместителем — Искужин Юмагул. Членами — Байбактин Хакимьян, Султангареев Ягафар, Аллабердин Хибатулла, Муратов Фатах, Максютов Ибрагим, Аллабердин Хибатулла [ЦГИА РБ. Р.–1239.Оп.1.Д.38. Л.1–38.]. В 1922–1930 г. эти деревни входили в состав вновь образованного Зилаирского кантона. С началом коллективизации в 1928–1929 гг. максютовцы образуют колхоз «Максют» [ЦГИА РБ. Ф.–394.Оп.2.Д.1596. Л.1–10.].
После образования районов д. Максют вначале находилась в Хайбуллинском районе, а в 1937г. вошла в состав Юддыбаевского сельского совета вновь образованного Матраевского района. После упразднения этого района в 1956 г. деревня вошла в состав Зилаирского района. С февраля 1982 г. была включена в состав Кашкаровского сельсовета Зилаирского района.
В 1930-е годы ряд жителей д. Максют пострадали от сталинских репрессий. Например, в числе репрессированных был Такалов Валиша Ахмадеевич, 1895 г.р., работающий председателем колхоза. Он был арестован 9 декабря 1939 г. и по ложному обвинению приговорен по ст. 58-10 к лишению свободы на 6 лет. Его доброе имя реабилитировано 9 декабря 1964 г. По свидетельству информатора М.Х.Махиянова, В.А.Такалов в период болезни председателя колхоза Айсы Булякова, замещал эту должность. Вовремя весенней вспашки, когда из-за отсутствия техники, в качестве тягловой силы колхозникам приходилось использовать коров и быков, он перед колхозниками раскритиковал Сталина: «Надо бы его самого за плуг запрячь и длинной камчой гнать». На следующий день благодаря доносчику весть об этом дошла до районного отдела НКВД, более 20 человек были опрошены, после чего они были вынуждены подписать обвинение [Информатор]. Еще один пример — зажиточный житель аула Искужин Кабир в 1931 г. был приговорен к выселению на спецпоселение [Жертвы политического террора в СССР// lists.memo.ru].
В дореволюционное время население деревни обучалось грамоте в деревенском мектебе, желающие продолжали обучаться в медресе. В советскую эпоху здесь стала функционировать светская начальная школа. В 1937 г. там обучались 29 учащихся [ЦГИА РБ. Ф.-394.Оп.2.Д.1596. Л.1—10.].
Д. Максют — родина ряда известных не только в Башкортостане, но и в других регионах России личностей: Шагит Хайбуллович Бикбулатов — доктор экономических наук, профессор, участник Великой Отечественной войны, кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны I степени; Фарит Хайбуллович Бикбулатов — эстрадный певец, народный артист БАССР и заслуженный артист БАССР; Гульсум Бикбулатова — эстрадная певица.
Сегодня д. Максют представляет собой небольшую деревню, где функционируют начальная школа, клуб, фельдшерско-акушерский пункт, магазин.

История села Искужа

Село Искужа расположено в юго-восточной части района, на левом берегу р. Крепостной (Степной) Зилаир. Здесь проживают потомки башкирского племени Тунгаур. История села специально не изучена, в ряде публикаций содержится ошибочная информация об основателе деревни [4, С.77; 2,С. 200.]. О времени и обстоятельствах возникновения этого аула данных нет. Считается, что впервые деревня зафиксирована V ревизией (1795 г.) на территории Тангаурской волости Оренбургского уезда Уфимского наместничества [2,С. 200.].
По VII ревизии (1816 г.), д. Ишкужина относилась к 1-му отделению Тунгаурской волости команды старшины Юмагужы Давлетбердина 9-го Башкирского кантона. В деревне проживали известные люди этой волости: старшинский помощник Фейзулла Абзелилов, тархан Джангильды Бытуков, герои Отечественной войны 1812 г. зауряд-хорунжий Ирназар Давлетчурин и походный сотник Мухамедьяр Сиюндуков [21, Д.145.Л.2096 об-2105.]. Жителя по имени Ишкужа (Ишкуза, Искужа), от которого произошло название деревни, к 1816 г. не было в живых. Но отмечен двор, где проживал его сын — Деньмухамет Ишкузин (1790 г.р.), у которого с женой Казыфой (1791 г.р.) были сын Абдулмукмен (1809 г. р.) и дочь Казбика (1814 г.р.). Исходя из возраста Деньмухамета, можно предположить, что Ишкужа мог родиться в середине XVIII века. В середине XIX в. его внуки продолжали жить в Ишкужиной деревне: Габдулмукмин Деньмухаметов Ишкузин, в возрасте 50 лет и Байдавлет Диньмухаметов (1828 г.р., умер в 1858 г.). О наличии у них семей не отмечается. [21, Д. 707. Л. 20 об. 43.].
Таким образом, д. Ишкужина названа именем башкира-тунгаура Ишкужы, жившего в середине — конце XVIII в. Информация, имеющая место в литературе [4, С.77; 2,С. 200.] о том, что село названо по имени старшины Бурзянской волости Искужи Юмашева, является ошибочной и документально не подтверждается.
Интересную почву для размышлений дает один картографический источник. Согласно карте сер. XVIII в., на левом берегу р. Степной Зилаир, в примерном районе расположения современного с. Искужа, отмечена д. Бытукова. [10]. На картах же XIX—XX вв. этой деревни уже нет. Мы допускаем мысль о том, что д. Ишкужина ранее могла иметь название деревня Бытука-тархана, отца Джангильды, дети которого в 1816 г. уже отмечены в д. Ишкужина. В 1816 г. тархану Джангильды Бытукову было 69 лет. С ним в одном дворе жили: жена — Газиза, 28-летний сын, сотник Кульбай, его жена Кульбика и их новорожденный сын Умитбай. Кроме них во дворе зафиксированы неженатые сыновья Джангильды: Шагимрат — 18 лет, Султантимир — 14 лет [21, Д.145.Л. 2096 об. 2097.].
По X ревизии (1859 г.), в д. Ишкузиной зафиксирована семья внука тархана Джангильды Бытукова Умитбая Кульбаева Зиянгильдина, 44 лет [21, Д.707.].
Потомки тарханов деревни прослеживаются и по шежере. Родословная линия Джангильды Бытукова выглядит таким образом: Тунгаур — Хакколай — Иламан — Кустэнэ — Хатыусал — Ситяй — Шатияк (или Шанбяк) — Бытук — Джангильды тархан. Согласно шежере, от Бытука родился и Суюндук. Но, видимо, в шежере между ними пропущено имя Супхангула. Ибо, в документах отцом Суюндука указан Супхангул. По VII ревизии (1816г.) в д. Ишкужина Суюндука нет, видимо, к этому времени он уже умер. Однако шежере и документы сохранили линию, идущую от него: Суюндук — Мухаметвалий — Галиахмет — Шахивали — Шахишариф и Хакимьян [22].
Суюндуковы (в документах Сиюндуковы, Сююндуковы. — Авт.) — известные люди своего времени. Среди них были военные, духовные лица: Мухамедьяр Сиюндуков служил походным сотником, погиб на войне [21, Д.145.], зауряд-хорунжий Мухаметвалий Сиюндуков в Отечественной войне 1812 г. воевал в составе 8-го Башкирского полка, награжден медалями «За взятие Парижа 19 марта 1814 г.» и «1812 год». [1, С. 246]. В 1853 г. Мухаметвалий Сююндуков выступил основателем новой деревни южных тунгауров — Мухаметвалиево. А Галиахмет Мухаметвалиевич Сююндуков стал указным муллой [21, Д.707]. Потомки тархана Суюндука достойно продолжили традиции дедов и в последующие века [См.15.].
Итак, жители д.Ишкужина активно участвовали в Отечественной войне 1812 г. VII ревизия отметила смерть 8 взрослых жителей аула, умерших в 1812–815 гг.: походный сотник Мухамедьяр Сиюндуков (в 1814 г.), Ибрагим Умутанов (в 1813 г.), Кусяп Зилгушев (в 1814 г.), Ярмухамет Килдюков сын Биккушев ( в 1813 г.), Сайфулла Иштянов (в 1815 г.), Курманай Янчурин (в 1812 г.), Ишкильды Мяскаув (в 1814 г.), Бикмухамет Бикибетов ( в 1812 г.).
Сохранились данные о личности героя Отечественной войны 1812 г., жителя д. Ишкузина Тунгаурской волости Ирназара Давлетчурина. В документе за 1839 г. о нем говорится: «Зауряд-хорунжий Ирназар Давлетчурин, имеет знак отличия Военного ордена Святого Георгия под №17174 и серебряные медали «В память войны 1812 года» и «За взятие Парижа 19 марта 1814 года». Далее говорится, что «ему 54 года, происходит из башкирских детей, в д. Ишкузиной имеет деревянный дом. Службу начал казаком 6 мая 1805 г., в чине зауряд-хорунжего с 4 марта 1815 г. В 1807 и 1811 гг. был в армии с 1-м Башкирским полком, где за отличие, оказанное против неприятеля 10 февраля 1814 г. при селении Фельди, награжден знаком отличия Военного ордена Святого Георгия под №17174 и в 1826 годах на Оренбургской линейной службе находился» [20, Д.4674.]. В материалах ревизий имеются данные о его семье. В декабре 1816 г. Ирназару Давлетчурину было 32 года. Наличие жены не указано, но был сын Юлмухамет, 4 лет. Также с ним проживали мать — Минлюбика Кузяшева, 70 лет, и младшая сестра Артыкач, 8 лет [21,Д.145.Л.2101об. 2102.]. В документе за 1839г. сообщается следующее: женат на башкирской дочери Хазине, у них сыновья Мухаматсадык 15 лет, Мухаматшафик 13 лет [20, Д.4674.]. И. Давлетчурин был долгожителем и активным человеком. В 1853 г. он со своей семьей был переведен в д. Мухаметвалиева. По ревизии 1859 г. у него отмечены сыновья Мухаметсадык (1823 г.р.), Мухаметшафик (1826 г.р.), Абубакир (1841 г.р.), Гусман (1846 г.р.) и внук Мухаметша (1848 г.р.), сын Мухаметшафика [21, Д.707. Л.34 об.].
Имена героев Отечественной войны 1812 г. следовало бы увековечить, установив памятную стелу в центре деревни.
Вернемся к истории развития деревни. В 1816 г. в деревне было 34 двора, в которых учтены 121 чел.м. п. и 92 чел. ж. п. [20, Д.145.Л.2096 об. 2105.]. В 1826 г., в д. Ишкужина 9-го Башкирского кантона в 24 дворах числились 86 душ [12.]. В 1841 г. в д. Ишкузина Сатайской (Ситяйской. — Авт.) тюбы Тангаурской волости 8-го юрта 9-го кантона проживало 393 чел. [21, Д.431.]. По IХ ревизии (1850 г.) деревня состояла из 55 дворов, а по Х ревизии (1859 г.) в 46 дворах проживали 131 чел. м.п. и 127 чел. ж.п. Деревенским начальником служил Кувандык Хайбуллин [21, Д.707. Л.20 об. 43.].
Жители д. Ишкужина исправно придерживались исламской религии, здесь издавна имелась деревянная мечеть. Указным муллой д. Искужино в 1816 — 1859 гг. являлся Абдрахман Ильчигулов Ишкинин (Ишкиняев в 1859 г. — Авт.) (1803 г.р.). Позднее указным муллой стал Галиахмет Сююндуков (1832 г.р.). Указным муэдзином в 1816 — 1859 гг. являлся Аблай Сакулов сын Абзалилов (1788—1859) [21, Д.145. Л.2096 об. 2105; Д.707.Л.20 об. 43.]. Последним указным муллой д. Искужа с 1917 г. был Шагишариф Шагивалиевич Суюндуков (1866—1934 гг.). В советское время обязанность муллы исполнял Сабирьян Мухаметсадыкович Актаев [5].
По данным 1841 г., башкиры д. Ишкужина вели скотоводческое хозяйство, в летнее время выходили на кочевье. [21, Д.431.]. Земледелием занимались мало, сеяли 4 четверти озимых и 72 четверти яровых культур [20, Д.4873.Л.161об. 162; 14, С.143.].
В начале 1860-х гг. д. Ишкужина вошла в состав Куватовского сельского общества [17, Л.36 об; 6, С.374.]. Тогда в ней насчитывались 45 дворов и 131 чел. м.п. Жители выезжали на яйляу: «Башкиры д.д. Куватовой, Ишкузиной, Ишбирдиной, Алгазиной и Абдулкаримовой своим кочевьем занимают местность ныне и в прежнее время в вершинах р.р. Малаго и Большаго Бузавлыка и Кабан-Кильган окружностью около 4-х верст; местность, занимаемая сими кочевками, холмистая и каменистая степь, ни к чему более не удобная, исключая кочевок» [18, Л.12-13об].
По сведениям 1866 г., в д. Ишкузина Орского уезда 2-го стана в 42 дворах проживало башкир 137 чел. м.п., 121 чел. ж.п. Была мечеть [11, С.182.]. В 1901 г. она состояла из 32 дворов, где проживали 164 жителя обоего пола. Имелась деревянная мечеть [13, С.75.].
В 1920 г. в деревне числились 77 дворов с населением 312 чел. об. п. В 1925 г. в ней было 34 дворохозяйства [8, С. 239.]. По материалам 1926 г., было 40 хозяйств, где проживало 178 жителей обоего пола [17, Л.236.]. В дальнейшем в деревне наблюдается следующая динамика численности населения: в 1939 — 175, 1959 г. — 185 чел., 1989 — 174; 2000 — 203; 2002 — 204, 2009 — 191 человек.
В сентябре 1919 г. в селениях Тунгаурских волостей Орского уезда образовались советские сельские советы [16, Л.1—38.]. В 1919—1921 гг. деревня Искужа входила в Кашкаровский сельский совет 1-й Тангаурской волости Бурзян — Тангаурского кантона. В 1922—1930 г. была в составе Зилаирского кантона. С началом коллективизации в 1928—1929 гг. деревни Искужа, Кашкар, Сулпан образуют колхоз «Крепостной Зилаир». [19, Л.1–10.]. После образования районов д. Искужа находилась в Хайбуллинском районе, а в 1937 г. вошла в состав Юлдыбаевского сельского совета Матраевского района. С 1956 г., после упразднения Матраевского района, деревня относилась к Юлдыбаевскому сельскому совету Зилаирского района.
В феврале 1982 г. в составе Зилаирского района вновь был образован Кашкаровский сельсовет, куда вошли дд. Искужа, Ижбулды, Кашкар и Максют. Сегодня с. Искужа активно развивается, здесь имеется начальная школа-детсад.
В 1930-е годы репрессии не обошли жителей д. Искужа. Известно, что в их числе был Актаев Салихьян Худанович, 1881 г.р., неграмотный, беспартийный, единоличник. Был арестован 27 февраля 1930 г. и приговорен по ст. 58–10, 58–11 к лишению свободы на 5 лет. Его доброе имя реабилитировано 3 мая 1989 г. [3].
Искужинцы приняли активное участие в Великой Отечественной войне. Многие из них, участвуя в ней, проявили себя настоящими героями. Для примера, рассмотрим героический путь одного из них — Гаяситдина (Гаяза) Абдулловича Актаева, 1922 г. р., призванного на фронт 1 февраля 1943 г. 22 июля 1943 г. минометчик 2-го стрелкового батальона 218-го гвардейского стрелкового полка, гвардии красноармеец Гаяситдин Актаев был награжден медалью «За отвагу». В приказе о награждении отмечено: «В боях с 12 по 20 мая, действуя наводчиком, уничтожил пулемет противника с расчетом и подавил семь огневых точек противника». 12 мая 1945 г. гвардии сержант Гаяз Актаев был награжден орденом Красной Звезды». В документе отмечается: «При прорыве сильно укрепленного опорного пункта в районе д. Мальнов 16.04.1945 г. гвардии сержант Актаев действовал смело, мужественно и отважно, отражая натиск контрнаступающего врага, шедшего танковым десантом, он убил 12 вражеских солдат и 5 человек немецких солдат захватил в плен с их оружием. Контратака противника была успешно отбита». 22 мая 1945 г. гвардии сержант Гаяз Актаев, минометчик 2-й минометной роты 218-го гвардейского стрелкового Бранденбургского Краснознаменного полка 77-й гвардейской стрелковой Черниговской ордена Ленина Краснознаменной и ордена Суворова дивизии был удостоен ордена Отечественной войны II степени. Об этом подвиге сказано следующее: «В боях при прорыве обороны противника на западном берегу р.Одер в районе д. Мальнов 16.04.1945 г. товарищ Актаев вместе со своим расчетом под сильным огнем противника вел интенсивный огонь из своего миномета по огневым точкам и скоплению живой силы противника 3 огневых точек и, уничтожив до 30 гитлеровцев, чем способствовал продвижению наших подразделений вперед к успешному овладению сильным узлом сопротивления немцев — д. Мальнов». В числе его наград есть и орден Славы III степени [9; 4, С.143.]. Отважный герой, имя которого также достойно увековечивания, из армии был демобилизован в 1946 г. и прожил большую трудовую жизнь.
Таким образом, подводя итоги, следует сказать, что деревня Ишкужина (с.Искужа) является одним из коренных селений южных тунгауров, а ее жители имеют богатую и героическую историю, корнями уходящую в глубину веков.

Список литературы и источников

1. Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкирской АССР. Справочная книга. Книга первая. — Уфа,1990.
2. Башкирская энциклопедия. В 7 т. Т.7: Л-О. —Уфа, 2008.
3. Жертвы политического террора в СССР// lists.memo.ru
4. Зилаирский район. Энциклопедия / под общ. ред. У.Г Саитова. — Уфа, 2000.
5. Информатор Махиянов М.Х., 1928 г.р., г.Сибай.
6. История административно-территориального деления Республики Башкортостан (1708–2001). Сборник документов и материалов. — Уфа: Китап, 2003.
7. Материалы по истории Башкирской АССР. Ч.I. — М. - Л., 1936.
8. Материалы по истории Башкортостана. Оренбургская экспедиция и башкирские восстания 30-х годов XVIII в./Авт.-сост. Н.Ф.Демидова. Т.VI. — Уфа: Китап, 2002.
9. Населенные пункты Башкортостана. Ч.III. Башреспублика, 1926. — Уфа, 2002.
10. Оренбургская губерния с прилежащими к ней местами по «Ландкартам» Красильникова и «Топографии» П.И.Рычкова 1755 года. — Оренбург. Типография Б.Бреслина,1880.
11. Оренбургская губерния. Список населённых мест по сведениям 1866 года. — СПб., 1871.
12. РГВИА. Ф.414. Д.312.
13. Список населенных мест. — Оренбург, 1901.
14. Сулейманов Ф.М. Башкирский двор (конец XVIII—первая половина XIX века)/— Уфа, 2003.
15. Тунгаур. Сборник статей. — Уфа, 2007.
16. ЦГИА РБ. Р.-1239.Оп.1.Д.38.
17. ЦГИА РБ. Р.-472.Оп.2.Д.556.
18. ЦГИА РБ. Ф. 2. Оп.1.Д.4674, 4873, 13068.
19. ЦГИА РБ. Ф.-394.Оп.2.Д.1596.
20. ЦГИА РБ.Ф.138. Оп.2.Д.145, 431, 646, 707.
21. Шежере племени Тунгаур (копия, хранится в личном архиве автора).
22. Ярмуллин С.Ш. Ахыр заман —аяљ аѕтында. — ¤фµ, 2004. — С.192–201.
23. Асфандияров А.З. Кантонное управление в Башкирии (1795-1865 гг.) — Уфа, 2005.
24. Башкирская энциклопедия. В 7 т. Т.3: З-К. —Уфа, 2007.
25. Жертвы политического террора в СССР// lists.memo.ru
26. Зилаирский район. Энциклопедия / под общ. ред. У.Г Саитова. — Уфа, 2000.
27. Информатор Х.Т.Суюндуков, 1957 г.р.
28. История административно-территориального деления Республики Башкортостан (1708–2001). Сборник документов и материалов. Уфа, 2003.
29. Книга памяти Республики Башкортостан.
30. Населенные пункты Башкортостана. Ч.III. Башреспублика, 1926. — Уфа, 2002.
31. Общедоступный электронный банк документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 г.г.»/podvignaroda.mil.ru.
32. Оренбургская губерния с прилежащими к ней местами по «Ландкартам» Красильникова и «Топографии» П.И.Рычкова 1755 года. — Оренбург. Типография Б.Бреслина,1880.
33. Оренбургская губерния. Список населённых мест по сведениям 1866 года. С.Пб., 1871.
34. РГВИА. Ф.414.Д.312.
35. Список населенных мест. — Оренбург, 1901.
36. Сулейманов Ф.М. Башкирский двор (конец XVIII—первая половина XIX века). — Уфа, 2003. — 198 с.
37. Сулейманов Ф.М. Тарханы рода Тунгаур//Ватандаш. — 2010. — № 9. — С. 198–206.
38. ЦГИА РБ. Р.-1239.Оп.1.Д.38.
39. ЦГИА РБ. Р.-472.Оп.2.Д.556.
40. ЦГИА РБ. Ф.2. Оп.2. Д.13068, .
41. ЦГИА РБ. Ф.-394.Оп.2.Д.1596.
42. ЦГИА РБ. Ф.И-2. Оп.1.Д.4674, Д.4873.
43. ЦГИА РБ.Ф.138. Оп.2.Д.145; 707.
44. Шежере племени Тунгаур (копия, хранится в личном архиве автора).

 

Сулейманов Ф.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018