Земельный аспект ранней истории Стерлитамака

Как известно, Стерлитамак стоит на земле рода юрматы, включавшей территории современных Стерлитамакского, Стерлибашевского, Федоровского, Ишимбайского, части Гафурийского и Мелеузовского районов. Шежере юрматинцев сообщает, что вождь Татигас-бий и главы трех тюб (родов их подразделений) Азнай-баба, Ильсиктимер-баба, Кармыш-баба получили от «Белого бия-падишаха» жалованную грамоту на земли в бассейне Агидели от Нугуша до Кугуша; Татигас был пожалован в мурзы, а Азнай назначен старостой. Возвратившись от русского царя, предводители юрматинцев разделили вотчину. Татигас закрепил за собой землю от вершины до низовья Ашкадара с втекающими с обеих сторон речками; род Азная получил обе стороны Агидели от реки Нугуш до горы Туратау, а также вершины рек Тор и Селеук; роду Ильсиктимера достались берега Агидели с окрестностями гор Туратау, Шакетау, Куштау, низовья Селеука, междуречье Стерли и Куганака; род Кармыша стал владельцем земель вдоль Агидели от горы Юрактау до реки Кугуш и горно-лесной местности между реками Зиган и Шишеняк. После вхождения Башкортостана в состав Русского государства и образования Уфимского уезда эта земля стала называться Юрматинской волостью.

К сведению читателей: судя по старинным картам и документам, Стерля до середины XVIII века впадала непосредственно в Белую, более километра ниже Ашкадара; в устье Ашкадара в 1730-х годах находилась деревня Мурзалар, где, по всей вероятности, жили потомки мурзы Татигаса; приблизительно в середине XVIII века Ильсиктимерова тюба образовала Тальтим-Юрматин­скую волость.

Российские монархи неоднократно подтверждали вотчинные права башкир, дарованные Иваном Грозным. Так, 30 июня 7205 г. (1697 г. по новому стилю) Пётр I повелел выдать грамоту на земли от устья до вершин ашкадарских «Князечке Московову с братьями и с племянники и с родственники его на старинную их вотчину, которою вотчиною владел отец его … в прошлом де во 7158 году (1650 г.) бил челом отцу ево, государеву, блаженной памяти великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичу … на Москве отец ево князечков Москов  Татигашев…».

На основе шежере юрматинцев нетрудно установить, что старая часть и современные южные кварталы Стерлитамака находятся на бывших вотчинах Татигаса, а центральная, северная, западная и юго-западные части — на вотчинах Ильсиктимера. Начальная история Стерлитамака неразрывно связана с историей земельных отношений юрматинцев с царской администрацией и переселенцами. Этой практически неисследованной теме и посвящена настоящая статья.

Организованная правительством императрицы Анны Иоанновны военная экспедиция под командой И.К.Кирилова стала причиной крупнейшего восстания 1735—1740 годов. Его инициатором и предводителем в течение первых двух лет был мулла Юрматинской волости Кильмяк Нурушев. После по давления сопротивления башкир и учреждения Оренбургской губернии началась интенсивная правительственная, промышленная, дворянская и крестьянская колонизация края. В зависимости от обстоятельств, отчуждение башкирских земель происходило в разных формах: от покупки (преимущественно частными лицами) до конфискации государством. Последняя мера применялась в отношении владений повстанцев, которые объявлялись «бунтовщичьими землями». Покупка, а также отвод земли под государственные нужды с согласия башкир, как правило, сопровождались оформлением соответствующих актов. Однако, никаких документов ни по Ашкадарской (Стерлитамакской) пристани, ни по старому Стерлитамаку, возводившемуся по плану губернского землемера Тимофея Афанасьева, до сих пор не обнаружено. Это позволяет думать, что С.Н. Тетюшев в 1764 г. выбрал под соляную пристань землю опальных башкир. Данное предположение косвенно подтверж­дается фактами, указывающими на то, что обстановка вокруг строительства пристани была неспокойной. Это следует, например, из следующего письма Екатерины Второй:

 «Секретно. Указ нашему губернатору оренбургскому князю Путятину.

По примечанию надворного советника Тетюшева соль илецкая до показанных во оном мест обходиться в казну может гораздо дешевле. Того ради, сим нашим указом повелевается Вам выдать ему, Тетюшеву, из соляного сбору наших денег до двадцати тысяч рублей на поставку помянутой соли, и той суммы выдачу производить по его требованиям сколько когда он за нужно найдет. О сем от нас и казанскому губернатору дан указ. Впрочем, чинить помянутому Тетюшеву в препровождении оной соли всякое вспоможение и содержать сие в крайнем секрете.

Генваря 10 дня 1765 года Екатерина».

Видимо потомки Татигаса полтора-два десятилетия до этого решительно протестовали против строительства Ашкадарского яма и деревни Стерля (Стерлитамак), куда были переведены «сходцы» из разных уездов, и императрице было известно об этом. К слову сказать, эти селения были сожжены башкирами летом 1774 г. во время Пугачевского восстания. Примечательно также, что в ходе строительства в пристани находились две роты оренбург­ского гарнизона «по разглашению разных  злоумышленников».

Переселенцы неоднократно пытались воспользоваться обстановкой, чтобы бесплатно завладеть землей. Так, в 1786 г., спустя годы после известных потрясений, мордвины-новокрещены деревни Стерлитамак Анисим и Гаврила Кондратьевы «с товарищи, всего сто пятьдесят душ» просили у Дирекции экономии дополнительно «описные земли от бунтующих башкирцев по Ашкадару и Стерле».

В не столь древней истории Стерлитамака существует немало белых пятен, неясностей и противоречий. Так, сложилась традиция идентифицировать три вышеупомянутых населенных пункта, что ставит под сомнение официально принятую дату основания Стерлитамака. Возможно, ее родоначальником является некий неизвестный автор, написавший в середине XIX века в «Статистических сведениях о состоянии городов Оренбургской губернии», что «Стерлитамак, уездный город, основан в 1750 году под названием Ашкадарской соляной пристани». В этой маленькой фразе содержится две большие ошибки. Современный автор книг по истории Стерлитамака М.И. Минеев, следуя ошибочной традиции, пишет: «За два с четвертью столетия от безызвестной, затерянной в башкирской степи между Оренбургом и Уфой почтовой станции Ашкадарский ям, вырос современный крупный промышленный центр», и «Пристань появилась не на пустом месте. Здесь находился Ашкадарский ям (почтовая стация), соединяющий Мелеузовский ям и г. Уфу»10 .

 В действительности, Ашкадарский ям, или деревня Ашкадар, был отдельным селением. Это видно из источников. Автор «Топографии Оренбургской губернии», изданной в 1762 г., историк П. И. Рычков писал: «Вверх по реке Белой, от Табынска сухим путем по большой к Оренбургу дороге, верст с 50, против Ашкадарского яму, на той стороне упомянутой реки, имеется высокий курган, или гора, именуемая Ак-Тау (белая)… Сия гора с дороги, коя лежит из Оренбурга к Уфе, видна, и выше ее по всей дороге нет…»11 .

Без сомнения, Рычков имел в виду гору Туратау — самую высокую                    (406 м) и светлую среди стерлитамакских шиханов. Проведя перпендикуляр от горы на тракт Уфа—Оренбург, мы попадем на точку севернее современной деревни Покровка. Именно на этом месте на картах XVIII века изображается деревня Ашкадар12 .

Что касается Стерли — сельца ясачных татар и мордвин, которое в 1769 г. посетил путешественник П. С. Паллас, то, согласно картографическим и письменным источникам, оно находилось в полутора-двух верстах юго-западнее пристани13 , внутри излучины реки. Сейчас эта местность находится между улицами Ровенская и Калинина. В конце XVIII — начале XIX века, после перехода в собственность отставного гвардии прапорщика А. М. Стрелкова, сельцо получило название «Добрая Надежда».

Также требует уточнения местонахождение самой Ашкадарской пристани, ибо существует мнение, что она находилась в черте старого города, на левом берегу современного русла Ашкадара. По картам XVIII — начала XIX веков, современным топографическим картам и живому рельефу местности устанавливается, что основная, укрепленная часть пристани находилась в Заашкадарье, внутри линий улиц С. Лазо и четной стороны улицы Ватутина, приблизительно в створе улиц Худайбердина и Садовой. Это пространство со всех сторон было окружено водами двух, ныне не существующих, русел Ашкадара и пруда с плотиной14 .

Вернемся к аграрной теме. Из-за маловодности Ашкадара и Стерли будущее соляной пристани вскоре оказалось под вопросом. Однако плодородные, удобные для земледелия, живописные места привлекли внимание предприимчивых людей. В 1777 г. мордвины деревни Алешкино Бугульминского ведомства новокрещены И. Григорьев, Е. Максимов и А. Иванов «с товарищи» получили от башкир Тальтим-Юрматинской волости в оброчное владение на 30 лет левобережье Стерли у ее устья и часть побережья Белой15 . Приблизительно тогда же отставной секунд-майор, судья уфимского совестного суда, предводитель уфимской дворянской опеки надворный советник Сергей Яковлевич Левашов купил земли у башкир Тальтим-Юрматинской волости. В 1780 г. он снова купил у жителей деревень Ишеево и Акчекузово, расположенных на р. Куганак, смежные земли по Куганаку и Белой16 . Эти места Левашову были давно знакомы, так как во время пугачевщины он, в качестве капитана казан­ского дворянского корпуса, участвовал в сражении под Стерлитамаком17 .

В 1770—1790-х годах в пристани жил отставной поручик Осип Тимофеевич Шевкунов. В конце 1776 г. он был назначен управляющим пристани, а в 1791 г. служил стерлитамакским земским исправником18 . В 1787 г. Шевку нов купил у жителей деревень Муртазино, Карайганово и Юлдашево Тальтим-Юрматинской волости земли по устью Стерли и по Белой, затем по частям перепродал их: в 1787 г. Левашову, а в 1793 г. жене стерлитамакского городничего Еселева19 . Через несколько лет Левашов стал собственником части среднего и всего нижнего междуречья Куганака и Стерли. В 1788 г. междуречье Белой и Ашкадара, вдоль оренбургской дороги, выкупил у тальтим-юрматинцев секунд-майор князь Василий Борисович Болховский20 . Видимо, потом он перепродал недвижимость надворному советнику Михаилу Наумову, основателю деревни Хлебодаровка (Наумовка). Ее жителями были крестьяне Ярославской, Симбирской и Нижегородской губерний21 .

Следует отметить, что тальтим-юрматинцы деревень Ахмерово, Карайганово, Бишказаково, Каныкаево и современной деревни Ишеево воздерживались от продажи вотчин по правому берегу Белой.

В начале XIX века западная часть южных окрестностей Стерлитамака, а именно, левое побережье Ашкадара, принадлежала отставному поручику И.И. Гладышеву, затем — татарским городским купцам, а смежное правое побережье Стерли, с сельцом Отрада, было владением А.М. Стрелкова22 .

Владения окрестных дворян и помещиков значительно превосходили городские. Так, согласно «Каталогу всем дачам Оренбургской губернии Стерлитамакского уезда», составленному в марте 1828 г., Стерлитамаку принадлежало всего 143 десятины 1530 саженей (позднее горожане получили от вотчинников 1060 десятин под выгонные земли23 ), С. Я. Левашову—11292 десятины 1988 саженей, А. М. Стрелкову—3740 десятин 1993 сажени, братьям Павлу, Михаилу, Николаю, Алексею и Владимиру Михайловичам Наумовым—3209 десятин 678 саженей24 .

В пореформенный период темпы колонизации края значительно ускорились. Русский писатель Н. В. Ремезов (1855—1915) в очерке «Метаморфозы» писал, как, посетив в 1873 и 1874 годах Стерлитамакский уезд, увидел там «только беспредельные степи, поросшие ковылем, да возле речек кочевки башкир. Это была совершенно дикая местность». Побывав в этих же местах через 4 года, он уже встретил «кое-где хутора и заимки переселенцев и новых помещиков, и часть распаханных степей. Кочевки кое-где существовали, хотя выезжали в них только богатые башкиры». В третий раз он приехал сюда в 1881 году и «положительно нигде не встретил кочевок… на месте кочевок теснились целые десятки сел и деревень, усадеб и хуторов. Все степное пространство засеяно хлебами и на месте серебристых волн ковыля переливаются золотистые волны пшеницы… там, где были девственные леса, ныне поля; где были болота, там луга; где была непроходимая глушь, теперь, через каждые пять верст, починки, села, хутора, пристани; где прежде небезопасно было от медведей и рев их постоянно раздавался по окрестностям, там ныне не встретишь и зайца…»25 .

Жители деревни Кабакуш Стерлибашевского района являются потомками тех, чьи кочевые юрты когда-то стояли на территории современного Стерлитамака. Их предания вполне вписываются в канву рассмотренных здесь событий. В 1973 г. писатель-языковед Рашит Шакур записал рассказ Муллагали Нургалеевича Усманова, 1893 г. р., о том, что их деревня прежде находилась около современной деревни Байрак, затем обстоятельства вынудили татигасовцев переселиться на речку Тюрюшля и, наконец, на речку Кундряк26 .

 

 Примечания

 

1 Башкирские шежере. Сост. Р.Г. Кузеев. — Уфа: Баш. книж. изд-во, 1960. — С. 28-35; Башкирские родословные. Сост. Р.М.Булгаков и М.Х.Надыргулов. — Уфа: Китап, 2002. — С. 53-60.

 2 РГАДА. — Ф.1356. — Оп.1. — Д.3589; РГВИА.-Ф.ВУА.-Д.20618; ЦГИА РБ. — Ф.351. — Оп.1. — Д. 14675, Ф.384. — Оп.1. — Д.16а. — Л.58 об; Исследователи-путешественники о Башкортостане. XVIII век. Сост. В.В. Сидоров. — Уфа: Китап, 2007. — С. 160.

 3 Материалы по истории Башкортостана. — Т. VI. Автор-сост. Н.Ф. Демидова. — Уфа: Китап, 2002. — С.381.

 4 ЦГИА РБ. — Ф.1. — Д.26. — Л.58;Ф.384. — Оп.1. — Д.16а. — Л.54 об.

 5 ГАОО. — Ф.3. — Оп.1. — Д.77. — Л.21; См.также статью С.У. Таймасова «Секретное письмо императрицы». Стерлитамакский рабочий. 4 июля 1991 г.

 6 РГАДА. — Ф.16. — Д.815. — Л. 25.

 7 ЦГИА РБ. — Ф.138. — Оп.1. — Д.819. — Л.30 об; Ф 384. — Оп.1. — Д.16 а. — Л.71 об.

 8 ЦГИА РБ. — Ф.1. — Оп.1. — Д.4. — Л.127.

 9 Минеев М.И. Стерлитамак. Страницы истории. — Уфа: Китап, 1993. — С.3.

 10 Аюпов Р.С., Минеев М.И. История города Стерлитамака. — Уфа: Баш. гос. ун.-т, 1994. — С.16.

 11 Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. — Уфа: Китап, 1999. — С. 272.

 12 Подробнее об этом см. статьи С.У.Таймасова «Стерлитамак-название не случайное», «Где располагался Ашкадарский ям», «Тот самый случай». Стерлитамакский рабочий. 22 мая 1996 г., 5 августа 1997 г., 26 августа 1998 г.

 13 РГВИА. — Ф.20. — Д.1238. — Л.91 об; Крестьянская война 1773—1775 гг. на территории Башкирии. — Уфа, 1975. — С.207.

 14 РГАДА. — Ф.1355. — Д.1881. — Л.10; Ф.1356. — Оп.1. — Д.3589; ЦГВИА РБ. — Ф.351. — Оп. 1. — Д. 7813, 14675. Подробнее см.: С.У.Таймасов. «Где начинался город?». Стерлитамакский рабочий. 31 мая 1991 г.

 15 Материалы по истории Башкирской АССР. — Т.V. — М.:Изд. АН СССР, 1960. — С. 52—53.

 16 Там же. — С. 114—115.

 17 ЦГИА РБ. — Ф.1. — Оп.1. — Д.17. — Л.92 об., 96.

 18 ЦГИА РБ. — Ф.384. — Оп.1. — Д.16 а. — Л. 73 об.

 19 Материалы… — Т.V. — С. 204—206, 327.

 20 Там же. — С.233—234.

 21 Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкортостана. — Уфа: Китап, 1997. — С. 164—165.

 22 ЦГИА РБ. — Ф.351. — Оп.1. — Д. 7813, 9458; Оп.2. — Д.2109. — Л.1.

 23 Акманов А.И. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. — Уфа: Китап, 2007. — С. 318.

 24 РГАДА. — Ф.1355. — Оп.1. — Д.1818. — Л. 10-24.

 25 Ремезов Н.В. Быль в сказочной стране//Башкирия в русской литературе. — Т.2. — Уфа: Баш.книж.изд., 1991. — С.366—367.

 26 Шакур Р. Память земли (на баш.яз.). Уфа: Баш. книги. Изд-во, 1984. С.83.

Салават ТАЙМАСОВ


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018