Башкирская деревня в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны в производстве сельскохозяйственной продукции и пополнении продовольственных фондов страны лидирующее место на Урале принадлежало Башкирии. Всего за годы войны в аграрном секторе БАССР было произведено продукции на сумму 1479,5 миллионов рублей, что составило около четверти (23,5%) уральского и 2,2% союзного производства. Башкирская деревня успешно справилась с основными задачами перестройки сельского хозяйства и сумела обеспечить достаточное количество продовольствия и сырья для того, чтобы наша страна смогла одержать Великую Победу. Одним из основных поставщиков хлеба, мяса, овощей и других продуктов в БАССР являлось башкирское крестьянство. Безус ловно, достойный вклад тружеников села в победу был результатом трудового подвига всего крестьянства республики.

Башкирский народ в годы войны, как и все народы республики, оказал огромную помощь фронту. В первые же месяцы войны возникло патриотическое движение по сбору средств в фонд обороны. На предприятиях, в учреждениях, колхозах и совхозах проходили собрания и митинги, на которых трудящиеся принимали решение об отчислении в фонд обороны части заработной платы, трудодней. Многие вносили наличные деньги, облигации займов, драгоценности, средства, заработанные на воскресниках. В одном только Баймакском районе в 1941 г. было собрано 42321 тыс. руб. Осенью 1941 г. начался сбор теплой одежды для бойцов Красной Армии. Так, в ноябре 1941 г. в том же районе было собрано и поступило на районный склад 19 полушубков, 695 пар валенок, 1847 кг шерсти, 394 фуфайки, 356 пар ватных брюк, 233 нательных рубашки, 193 пары кальсон, 101 шапка-ушанка, 889 пар варежек и перчаток, 679 пар носков шерстяных, 1050 шт. овчин и ряд других вещей. В целом за годы войны было собрано свыше 83 тыс. пар валенок, 21 тыс. полушубков, 29 тыс. ватных курток и брюк, более 100 тыс. пар носков и варежек и т. д. Всего за 1941—1943 гг. население республики внесло в фонд обороны свыше 250 млн руб. 

Почти одновременно с созданием фонда обороны возникло движение за сбор средств на вооружение Красной Армии. В Башкирии в конце 1942 г. по инициативе членов колхоза им. Ф. Ромащенко Уфимского района начался сбор средств на строительство авиаэскадрильи «Башкирский истребитель». Сельским населением вносились значительные суммы на его постройку. По 1,5–3 млн рублей внесли труженики Салаватского, Альшеевского, Илишевского, Янаульского районов. По 100 тысяч рублей внесли председатели колхозов Стерлитамакского района Н.А.Мирасов, Г.С.Батыршин. Крупные суммы денег внесли колхозники З.К.Хакимов, Г.Альмухаметов (Давлекановский ра­йон), механизаторы Учалинской МТС Ш. Гареев, Газизов и др. Всего с 1941 по 1944 гг. на постройку эскадрильи самолетов «Башкирский истребитель» было собрано 106 919 тыс. рублей. Также вносились средства на постройку танковых колонн «Комсомолец Башкирии» и «Пионер Башкирии», самолетов для эскадрильи имени 25-летия Башкирской АССР. Народная помощь фронту не имела границ — посылки красноармейцам в виде продуктов и теплой одежды, сувениров, стирка и ремонт солдатского обмундирования, сдача серебряных и золотых украшений, монет в фонд обороны, покупка государственных облигаций и займов.

Трудящиеся Башкирии оказали большую помощь в восстановлении народного хозяйства освобожденных от оккупации районов. В Ворошиловград­скую, Харьковскую, Сталинградскую, Ростовскую, Смоленскую и другие области посылались тракторы, автомашины, стройматериалы, заводское оборудование, мебель, промышленные товары, продовольствие. В 1943 г. из Акъяр­ского, Аллагузовского, Байрамгуловского, Зианчуринского, Мурапталовского, Таналыкского, Суванякского и других совхозов для освобожденных районов было отправлено 250 тракторов, более 450 сеялок и плугов, выехало также 350 трактористов, 40 механиков и бригадиров тракторных бригад. Для Ле нинградской, Архангельской и Калининской областей были отправлены семена овощных культур.

С началом войны в районах с преобладающим башкирским населением значительно увеличилась трудовая выработка. Вот один из многочисленных примеров. В Баймакском районе в 1941 г. отмечалось значительное повышение трудовой активности колхозников. С начала войны все колхозники колхоза имени Нариманова стали вырабатывать обязательный минимум трудодней. Имелись передовики сельскохозяйственного производства. Так, колхозник Хадый Миннибаев увеличил выработку трудодней с 131 в 1940 г. до 430 в 1941 г. Колхозник Латыф Абдрашитов увеличил количество трудодней с 314 до 523, Хабиба Баширова с 249 до 417. В результате повышения трудовой активности населения, колхоз своевременно справился с уборкой урожая. Также в районе особо отличились колхозы имени Фрунзе и «Красная дружина», своевременно убравшие хлеб без потерь и первыми рассчитавшиеся по хлебосдаче с государством. Кроме того, район оказал помощь в уборке хлеба Зилаирскому зерносовхозу.

Среди башкир было много передовиков сельскохозяйственного производства. По итогам полевых работ 1944 г. в число передовых попали бригадиры тракторных бригад башкиры М.Шайхатдинов из Янаульской МТС, Ш.Хамидуллин и С.Хасанов из Туймазинской МТС, С.Рамазанов из Нижне-Троицкой МТС, Г.Мухамметов из Макаровской МТС, Х.Фаррахов из Приютовской МТС. Передовиками сельскохозяйственного производства также были названы трактористки-башкирки Фаузия Саляхова из Янаульской МТС, Амина Юнусова из Кармаскалинской МТС, Сайма Галеева, Зиган Габбасова, Габида Галифуллина из Туймазинской МТС, Малика Идиатуллина, Сагида Юнусова из Нижне-Троицкой МТС и др. Все они имели большую выработку на единицу техники и сумели сэкономить немалое количество горючего матери ала. В числе передовых комбайнеров был отмечен башкир Шакир Рамазанов из Нижне-Троицкой МТС10 .

Самоотверженно трудились и животноводы. Высоких надоев молока добивались доярки Х.Хайбуллина из Зилаирского совхоза, С.Алтынбаева из колхоза «Партизан» Бурзянского района, М.Рахимкулова из колхоза «Янги-юл» Макаровского района и др. Немало башкирских женщин руководило сельскохозяйственным производством. В Бурзянском районе работали председателями колхозов «Кызыл юл» М.Марясева, «Кызыл яу» З.Янбердина, «Яны тормош» Б.Карабаева, «Урняк» З.Хадыева, им. К.Ворошилова А.Иткарина, им. Молотова С.Манапова, проявившие себя способными организаторами производства11 .

 В целом башкиры-сельчане добросовестно трудились на колхозно-совхозном производстве и, обеспечивая страну необходимым продовольствием, внесли неоценимый вклад в дело победы. За самоотверженный труд в годы войны в республике было награждено орденами и медалями 300 колхозников, среди них было немало башкир. Кроме того, многим трудящимся были вручены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», почетные грамоты12 .

Война истощила башкирское село. Уровень жизни башкирского крестьянства в годы войны был очень низким. Материальная база и трудовые ресурсы башкирской деревни подверглись существенным деформациям. По материалам переписи 1939 г. в сельской местности республики проживало 632,2 тыс. башкир (94,1%), из них 296,6 тыс. мужчин и 335,6 тыс. женщин13 . До войны башкиры-сельчане составляли почти четверть сельского населения республики — 24,1%14 . На сокращение численности сельского башкирского населения повлияли мобилизация населения в действующую армию, перераспределение сельского населения между отраслями промышленности, строительства и транспорта, процессы естественного движения населения. За 1941 — 1945 гг. сельское население республики сократилось с 2631,9 тыс. чел. (81,3% населения республики) до 1925,4 тыс. чел. (72,9%), или на 706,5 тыс. чел.15 . За годы войны из БАССР было призвано и мобилизовано 575019 человек или примерно 18% наиболее трудоспособного населения республики16 . Следует отметить, что на начало 1942 г. военнообязанные и призванные в Красную Армию из районов с преобладанием башкирского населения составили: в Абзелиловском — 18,9% от общей численности населения района, Баймакском — 27,8%, Бурзянском — 19,6%, Учалинском — 22,1%, т.е. больше, чем в среднем по республике за годы войны17 .

 Личное хозяйство колхозников находилось в упадке из-за отсутствия доходов от колхозов и ЛПХ. В докладной записке Председателя Сов­наркома Башкирской АССР С.Вагапова и секретаря Обкома ВКП(б) С.Игнатьева от 23 сентября 1943 г., направленной лично И.В.Сталину и  В.М. Молотову, дается подробнейший отчет о тяжелом положении колхозов приуральских и зауральских районов БАССР, в основной массе которых башкирское население было преобладающим18 .

Так, доходы в колхозах Приуралья и Зауралья в 1942 г. составляли в среднем от 100 до 700 граммов зерновых на один трудодень. В Бурзянском районе выдача зерна не производилась совсем. Размеры приусадебных посевов картофеля, овощей и конопли в 1943 г. варьировались от 4 до 36 соток, в зависимости от района (см. табл.).

Так как в большинстве семейств имелось по 3—5 малолетних детей, выданного хлеба хватало лишь на короткий период. Продукты, получаемые башкирскими колхозниками со своих приусадебных участков и от скота личного пользования, не обеспечивали минимальных потребностей семей. Посевы индивидуальных огородов в районах Приуралья и Зауралья, более ориентированных на развитие скотоводства, были также неразвиты. Например, приходилось посева овощей, картофеля и конопли в среднем на один двор: в Баймакском районе — 0,04 га, в Бурзянском — 0,06 га, в Кигинском — 0,08 га, в Матраевском — 0,06 га, в Мечетлинском — 0,08 га, в Салават­ском — 0,10 га, в Хайбуллинском — 0,1 га19 .

 

Таблица

 

Распределение доходов в колхозах приуральской и зауральской

группы районов Башкирской АССР20 

 

Наименование                          Средняя выдача зерна                      Размер приусадебных  

районов                                 на 1 трудодень в 1942 г.        посевов картофеля,                                                                    (в граммах)                          овощей и конопли

                                                                                                     в 1943 г., га

                              

Абзелиловский                               500                                                      -          

Аургазинский                                 220                                                      0,28     

Баймакский                         249                                                      0,04     

Белокатайский                                480                                                      0,14     

Бузовьязовский                   260                                                      0,22     

Бурзянский                         0,0                                                      0,06     

Воскресенский                                114                                                      0,34     

Гафурийский                                  437                                                      0,19     

Зилаирский                         290                                                      0,21     

Зианчуринский                                520                                                      0,13     

Кармаскалинский                570                                                      0,18     

Кигинский                          392                                                      0,08     

Кугарчинский                                 310                                                      0,26     

Куюргазинский                               420                                                      0,25     

Макаровский                                  400                                                      0,19     

Матраевский                                   300                                                      0,06     

Мелеузовский                                 250                                                      0,25     

Мечетлинский                                 551                                                      0,08     

Миякинский                                    252                                                      0,20     

Салаватский                                    101                                                      0,10     

Стерлибашевский                158                                                      0,16     

Учалинский                        720                                                      -          

Федоровский                                  -                                                          0,25     

Хайбуллинский                               300                                                      0,10     

Юмагузинский                                292                                                      -          

 

Таким образом, материальная обеспеченность башкирских колхозников в зауральских и приуральских районах была очень низкой. Если в среднем по стране выдача хлеба сократилась в 1943 г. по сравнению с 1941 г. в 2,3 раза, в Челябинской области — в 2,8 раза, то в Башкирии — в 5,25 раз21 . Колхозники республики находились в более тяжелом положении, чем колхозники других регионов, но более всего страдало башкирское население.

Наряду с низкой обеспеченностью сельскохозяйственными продуктами со своих приусадебных участков, многие колхозники указанной группы районов не имели и коров. Количество бескоровных колхозных дворов составляло в среднем по этим районам 29%, а по отдельным районам доходило до 50%. Например, в Бузовьязовском районе из 6115 хозяйств — бескоровных было 3041, в Кармаскалинском — из 7885 хозяйств бескоровных насчитывалось 3421. Аналогичное положение наблюдалось в Стерлибашевском, Макаровском, Аургазинском, Матраевском, Хайбуллинском, Баймакском и других районах22 .

Вследствие неурожая в 1943 г. и предыдущих лет, население юго-восточных и северо-восточных районов Башкирии испытывало «чрезвычайно серьезные продовольственные затруднения» — голодало. На почве систематического недоедания в 14 районах Башкирской АССР имелись факты опухания людей и увеличения смертности от голода среди семей фронтовиков, эвакуированных и колхозников. В Матраевском районе без продуктов питания находилось 360 хозяйств, в которых насчитывалось 1454 человека. Из их числа в результате систематического недоедания опухли 672 человека. По району было отмечено 18 случаев смерти от голода. В Мелеузовском районе было установлено до 300 семей фронтовиков, чьи дети опухли на почве недоедания. Аналогичное положение было и в колхозах Хайбуллинского района. В 32 колхозах района были отмечены случаи опухания и в 8 колхозах смертность в результате этого. Из-за отсутствия продуктов питания колхозники резали последний скот, были вынуждены употреблять в пищу мясо павшего скота, кошек и т.д. В Белокатайском районе имелось до 56 семей, опухших от систематического недоедания. Колхозники резали свой последний скот и продавали вещи. В Салаватском районе в 12 колхозах было исключительно тя желое положение с продовольствием. Голод, болезни и смерть были распространены во многих районах республики: Мечетлинском, Дуванском, Покровском, Бураевском23 . Схожая ситуация наблюдалась во многих колхозах Стерлибашевского, Макаровского, Бурзянского, Юмагузинского и других зауральских и приуральских районов республики24 .

К 1944 г. материальное положение колхозников не улучшилось, причем в тяжелых условиях находились не только башкирские районы — голодали все колхозники республики. Средняя выдача на один трудодень в 1944 г. составила в колхозах Баймакского района 0,360 кг зерна и 0,64 руб. деньгами, аналогично в Бирском районе — 0,324 кг зерна и 0,19 руб. денег, в Бурзянском — 0,214 кг и 1,15 руб., Давлекановском — 0,555 кг зерна и 0,45 руб. денег, в Дуванском — 0,270 кг и 0,33 руб., Зилаирском районе — 0, 500 кг и 1,46 руб., Илишевском — 0,440 кг и 0,31 руб. Выдача мяса и молока, а также сена и соломы практически не производилась25 .

Правительство пыталось предпринять определенные меры по предотвращению массового голода в сельских районах республики, но не могло взять ситуацию под контроль. В связи с создавшимся в 1944 г. крайне тяжелым положением семей фронтовиков в Бурзянском, Макаровском, Куюргазин­ском, Зианчуринском, Кигинском, Мечетлинском, Стерлибашевском, Салаватском, Белокатайском и Дуванском районах бюро Обкома ВКП(б) постановило выделить на май месяц для остронуждающихся семей военнослужащих южных и северо-восточных районов республики хлеба в количестве 121 тонны для организации общественного питания колхозников, занятых на полевых работах. Намечалось выделить остронуждающимся семьям военно­служащих и инвалидам Отечественной войны указанных районов верхнюю одежду и обувь из поступивших заграничных подарков. Предполагалось увеличить число детей, питающихся в детских столовых в Кигинском, Мечетлинском, Салаватском, Дуванском, Куюргазинском, Бурзянском, Макаровском, Стерлибашевском  районах, добавив этим районам хлеб, жиры и крупу. Учитывая, что за годы войны значительно увеличилось число бескоровных хозяйств колхозников, руководство республики обязало местные партийно-хозяйственные органы не допускать в дальнейшем забоя и продажи последнего скота и ликвидировать бескоровность колхозников26 . Но решить данную проблему не удалось даже и к концу войны. Так, в башкирской деревне Старый Четырман Федоровского района в личных подсобных хозяйствах колхозников в 1941—1945 гг. бескоровными были от 12 до 15% хозяйств, остальные имели по одной корове. В 1945 г. лишь 25% имели овец, по одной козе держали 25 дворов или 38 % от общего числа, лишь одно хозяйство имело 2 козы27 .

В 1944 г. в республике вспыхнуло массовое заболевание сельского населения септической ангиной (лейкопения) в результате употребления в пищу перезимовавшего под снегом зерна. Правительство республики приняло ряд мероприятий по предотвращению распространения этого заболевания, в част­ности, обмен собранного испорченного зерна на качественное зерно непосредственно в колхозах и населенных пунктах и проведение санитарно-просветительной работы среди населения, но ситуация вышла из-под контроля28 . Голодное население, рискуя жизнью, продолжало употреблять в пищу отравленное зерно. На 16 июня 1944 г. 24747 человек заболели септической ангиной, из них 8889 умерло, количество лейкопеников насчитывало 43936 человек29 .

Следует отметить, что в ряде районов республики случаи заболеваний и смертности от некротической и септической ангины были замечены еще весной 1942 г.30  Сельское население было проинформировано о последствиях употребления в пищу отравленного зерна, тем не менее, заболевания септической ангиной из-за нехватки продовольствия в деревнях продолжали расти. Не спасало и то, что государство пыталось оказывать посильную помощь зерном и продуктами питания. В марте 1945 г. возросло число людей больных дистрофией. В Аургазинском районе было отмечено 62 больных дистрофией, в Бузовьязовском районе — 270, Кармаскалинском — 153, Чекмагушевском — 2000, Уфимском — 350, Илишевском — 121, Бураевском — 300, Нуримановском — 1669, Хайбуллинском — 650, Дюртюлинском — 117 человек. Кроме того, в этих районах длительное время не имели хлеба от 500 до 6000 человек. В Чекмагушевском, Бижбулякском и других районах были зафиксированы случаи начальной формы септической ангины. По данным проверки около 100 тыс. человек нуждались в срочной поддержке продуктами питания, но отпущенный фонд помощи нуждающимся был недостаточным и не мог предупредить рост заболеваний31 .

Медицинское обслуживание сельского населения в военные годы было очень слабым. Сами медработники голодали, подчас не имели необходимой одежды и обуви для проведения профилактических осмотров и оказания медпомощи населению. Так, в 1945 г. медсестра Илишевской больницы Мустаева писала в вышестоящие органы: «Работаю с 1932 г., муж мой был учителем, погиб на фронте, имею 4-х детей и мать; дети все ходят раздетые, сама без платья, хорошо, что дали из больницы старый халат, если возьмут — останусь нагишом»32 . Медработники Куюргазинского района в течение 40 дней не получали хлебный паек, в Бурзянском районе вместо положенных 124 кг было выделено 50 кг хлеба. Кроме того, их хлебные пайки были ниже, чем у учителей и составляли 300 граммов, а иждивенцам хлеб не выдавался33 .

Секретарь Башкирского обкома ВКП(б) С. Игнатьев в апреле 1945 г.обратился с просьбой к заместителю Председателя СНК СССР А.Н. Косыгину выделить в порядке единовременной помощи 3000 пар кожаной обуви, 30 тыс. метров хлопчатобумажных и 10 тыс. метров шерстяных тканей для медработников республики34 . В таких жестких условиях приходилось работать медикам. Не удивительно, что в годы войны возросло количество различных заболеваний — брюшного и сыпного тифа, чесотки, пневмонии, кожно-венерологических болезней и т.д. Так, в сентябре 1941 г. по республике было зафиксировано 24 случая заболеваний сыпным тифом, в январе 1942 г. — уже 521, аналогично брюшным тифом — 106 и 125 случаев. Особенно много случаев заболеваний наблюдалось в Белебеевском, Кушнаренковском, Стерлитамакском, Краснокамском районах и г. Уфе35 .

Какими же способами выживали колхозники в тяжелые годы войны? Естественно, эти способы были как легальными, так и незаконными. Местные власти пытались оказывать посильную помощь людям. Во многих районах допускалось расширение приусадебных участков, увеличение количество скота в крестьянских хозяйствах. По мнению Р.Г.Лукманова, такие действия местных властей не были документированы, не имели архивных источников. Существовали одним крестьянам известные способы добычи зерна, соломы, сена для содержания подворья. В традиционных башкирских селениях большое место отводилось разведению крупного рогатого скота, причем коровы со ставляли основную часть стада. Колхозники имели право содержать корову, 1—2 телят. В пищу употреблялись молоко и молочные продукты, говядина и субпродукты. Кроме крупного рогатого скота, колхозники держали овец и коз, шкуры которых шли на пошив одежды, головных уборов, из шерсти овец изготавливали паласы, домашнее сукно, валенки. Башкирские крестьяне занимались также охотой. Ставили силки на зайцев, капканы на волков, лис и куниц, для глухарей выстраивали ловушки-изгороди и т.д. В хозяйствах крестьян важное место занимало и рыболовство. Рыболовное снаряжение обычно готовили самостоятельно из местных материалов. Таким образом, охота, рыбная ловля, сбор грибов и ягод несколько разнообразили скудный рацион питания колхозников36 . По уставу сельскохозяйственной артели 1936 г. в горной части Башкирии разрешалось иметь по 2–3 коровы, 2–3 свиньи с приплодом, 20–25 овец и коз37 , поэтому некоторые башкирские хозяйства имели скотоводческую направленность.

В годы войны промышленные товары, товары широкого потребления стали практически недоступными сельскому жителю. В 1941 г. в республике на 1 душу сельского населения было продано тканей на 14 рублей, а в первой половине 1944 г. — на 44 копейки. Сельское население испытывало острейшую нужду в предметах первой необходимости. Значительная часть крестьянских семей не могла обзавестись новой одеждой и обувью, некоторые вещи удавалось обменивать на продукты. Одежду в основном перешивали и чинили38 . В таких условиях централизованная отправка огромного количества теплой одежды на фронт была тяжелой обузой для всего крестьянства республики.

В годы войны заметно ухудшился внешний облик башкирских сел и деревень. Строительство новых домов практически не велось, старые дома ветшали и разрушались. Таким образом, бедствия войны значительно изменили жизненный уклад башкирского крестьянства. Значительно ухудшились условия труда, его оплата.  Возросшие объемы поставок государству сельхозпродуктов колхозами и лично колхозниками подвели последних на грань голодной смерти.   Материально-бытовое положение, медицинское обслуживание пришли в полный упадок. Государство по мере возможностей оказывало определенную помощь сельскому населению, но потребности тыла были отставлены на второй план. Главной целью стало обеспечение всем необходимым фронта, и башкирское крестьянство в тяжелейших условиях военного времени сумело достойно выполнить возложенную на них задачу.

 

 

 

Примечания

 

 1 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 21. Д. 142. Л. 56.

 2 Там же. Л. 49.

 3 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 2. (Советский период). Уфа, 1966. С. 426—427.

 4 Осуществление в Башкирской АССР ленинских принципов интернационального сплочения трудящихся. Уфа, 1985. С. 137—138.

 5 Ахмадиев Т.Х. Трудовые и ратные подвиги башкирского народа в годы Великой Отечественной войны //Вопросы истории Башкирии. Вып. 2. Советский период. Уфа, 1972. С. 89.

 6 Башкирия в годы Великой Отечественной войны. Сборник документов и материалов. Уфа, 1995. С. 343.

 7 Ахмадиев Т.Х. Указ. соч. С. 89-90.

 8ЦГАОО РБ. Ф.122. Оп. 21. Д. 142. Л. 41.

 9 Там же. Оп. 22. Д. 33. Л. 83.

 10 ЦГИА РБ. Ф. 164. Оп. 9. Д. 698. Л 5-9.

 11 Труды Института истории, языка и литературы УНЦ РАН. Вып. III. Башкиры в Башкортостане в XX столетии: исторические очерки. Уфа, 2009. С. 152—153.

 12 Ахмадиев Т.Х. Указ. соч. С. 87.

 13 Башкиры в Башкортостане в ХХ столетии: исторические очерки. Уфа, 2009. С. 281—282.

 14Подсчитано по: Юлдашбаев Б.Х. Башкиры и Башкортостан. ХХ век. Этностатистика. Уфа, 1995. С. 31.

 15 Подсчитано по: Корнилов Г.Е. Уральская деревня в период Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.). Свердловск, 1990. С. 30.

 16 Бикмеев М.А. Башкортостан в годы Второй мировой войны 1939—1945. Уфа, 2000. С. 314.

 17 Подсчитано по: Башкирия в годы Великой Отечественной войны… С. 378—379.

 18 Ахмадиева Н.В. Башкирская деревня в 1941—1943гг. // Современные подходы к изучению истории Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.: теория, методология, технологии и методика: Материалы Всероссийской науч.-практич. конф., посвященной 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Уфа, 2009. С. 110—111.

 19 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 23. Д. 6. Л. 5.

 20 Составлено по: Там же. Л. 14.

 21 Корнилов Г.Е. Указ. соч. С. 162.

 22 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 23. Д.6. Л.5-6.

 23 Хрестоматия по истории Башкортостана ХХ века. Уфа, 2005. С. 117 — 118.

 24 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 23. Д. 6. Л. 6.

 25 ЦГИА РБ. Ф. 164. Оп. 3. Д. 705. Л. 9, 64, 88; Д. 704. Л. 86, 142, 208.

 26 Хрестоматия по истории Башкортостана ХХ века… С. 119 — 120.

 27 Исянгулов Ш.Н. Старый Четырман: Историко-краеведческое издание. Уфа, 2001. С. 80—81.

 28 Башкирия в годы Великой Отечественной войны…С. 251—252, 254—255.

 29 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 24. Д. 517. Л. 5.

 30 Там же. Оп. 22. Д. 19. Л. 64.

 31 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 24. Д 9. Л. 13.

 32 Там же. Л. 15.

 33 Там же. Л. 11—12.

 34 Там же. Л. 16.

 35 ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 22. Д 19. Л. 11—13.

 36 Лукманов Р.Г. Способы выживания колхозного крестьянства Башкортостана в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) // Россия и мир: вызовы времени. Материалы Межд. науч.-практич. конф. «Вторая мировая война в зеркале современности». Уфа, 2005. С. 123—125.

 37 Ахмадиева Н.В. Колхозное крестьянство Башкирской  АССР в 1945 — 1965 годы. Уфа, 2008. С. 130.

 38 Корнилов Г.Е. Указ. соч. С. 177.

Наркас АХМАДИЕВА


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018