ЛИТЕРАТУРА ПАТРИОТИЗМА (Башкирская литература в годы Великой Отечественной войны)

В годы войны главными темами, разрабатываемыми в жанрах башкир­ской литературы, стали патриотизм, храбрость, героизм воюющего народа, его ненависть к захватчикам, разоблачение звериной сущности фашизма. Понятно, все это нашло отражение не сразу и не одновременно, для создания полнокровного образа героя-воина требовалось время. Напряженные условия военной действительности требовали от авторов не долгих творческих изысканий, а оперативности в освещении проблем сегодняшнего дня. Поэтому в начальный период войны (1941—1942 гг.) создавались преимущественно стихи-призывы, стихи-наказы, публицистические статьи и очерки мобилизующего характера. Авангардом литературы и искусства стала поэзия, вдохновенно зазвучало образное слово многих башкирских авторов. Так, ярко проявлялось своеобразие творчества поэтов-фронтовиков М.Хариса, Х.Карима, С.Кулибая. Раскрылся незаурядный талант Мустая Карима. Новых высот мастерства достигла публицистическая поэзия Рашита Нигмати. Особенно активно и успешно работали в эти годы С.Кудаш, Б.Бикбай, Г.Гумер, а также Я.Кулмый, Г.Рамазанов, А.Вали и Б.Мукамай. В поэзии военных лет усиливается гражданский пафос, в лирике углубляется социальный мотив, становится масштабным жанр поэмы, она обогащается фольклорными мотивами (Р. Нигмати и М.Карим). Поэты стали чаще обращаться к героическому прошлому башкир (М.Бурангулов).

Литература военного времени характеризуется усилением интернационализма. Совместная борьба русских, башкир, украинцев и других народов нашла отражение чуть ли не во всех произведениях. Стихотворение С.Кудаша, посвященное героическим защитникам города Ленина («Защитникам Ленинграда»), стихи и поэмы Р. Нигмати, М. Карима, Г.Рамазанова об Украине, рассказы и очерки С.Агиша, К.Мэргэна, Х.Карима, Б.Дима, Г.Гумера явились значительным вкладом в решение темы интернационального единства наций в литературе.

Дальнейшее развитие получили межличностные отношения, творческая дружба башкирских писателей с представителями других литератур, что открывало новые возможности для творческого роста писателей, духовного взаимообогащения народов. В результате в литературе других народов нашли отражение героические подвиги башкирского народа на фронте и в тылу. Так, образы башкир-воинов воплощены в очерках «В Башкирской дивизии» К.Симонова, «Башкиры» И.Эренбурга, «Тризна» Братьев Тур, а также в произведениях татарских, казахских авторов.

Война унесла жизни многих башкирских писателей. Погибли на фронте опытные мастера слова С. Мифтахов, М. Хай, А. Карнай, М. Харис, Т. Мурат, Б. Мукамай и другие, а также подающие надежду молодые литераторы. Скончался от полученных ран Б. Дим, некоторые получили увечья, стали инвалидами.

Гибель на войне растущих, перспективных талантов, к тому же погоня за актуальностью темы, оперативностью изображения, излишняя политизированность общества и идеологизированность литературной деятельности привели к ограничению творческих возможностей литераторов, к значительному обеднению искусства слова, сужению его жанровых, образно-стилистических возможностей.

Несмотря на это, башкирское искусство слова оставалось неразрывно связанной с жизнью народа, трибуной, поднимающей проблемы военной действительности, литературой подвига, пламенным призывом на борьбу за свободу Родины. Вместе с тем она не утратила идейной безупречности, сохранила художественно-эстетическое достоинство.

 

Поэзия

 

Идейно-эстетическое содержание башкирской поэзии военных лет определяют высокий патриотический порыв и жгучая ненависть советских людей к врагу, их уверенность в победе над фашизмом. Стихотворения башкирских поэтов начального периода войны наполнены гражданским и публицистическим пафосом и носят преимущественно агитационный характер. Начало такой поэзии положило произведение «Песня ненависти» Х. Карима, написанное 23 июня 1941 года.

Личность поэта и его лирический герой в них составили единый сплав мыслей и чувств, а душевный настрой и стремления героя были органически связаны с думами и помыслами всего народа, вставшего на защиту любимой Ро дины. Стихи-отклики, написанные  Р.Нигмати, С.Кудашем, Х.Каримом, Б.Бикбаем, М.Каримом в первые же дни войны, печатались в республиканских газетах. Они отличались повышенно-эмоциональным началом и публицистичностью. В самые напряженные месяцы начала войны Б.Бикбай оживил традицию стихотворной речи, которую он произносил на антифашистских митингах («За оружие, товарищи!», «За работу!», «Враг ответит» и др.). С.Кудаш обогатил агитационную лирику лозунговыми фразами, ораторскими интонациями (книга стихов «Призыв»). Нашла широкое распространение такая форма публицистической лирики, как поэтические наказы. Центральное место в них занимает образ Родины-матери, от имени которой обычно дается боевой наказ сыновьям, идущим на фронт. Классическими образцами стали стихи-наказы Р. Нигмати «Слово матери», С. Кудаша «Песнь матери». Свое­образным ответом на наказ матери, олицетворяющей образ Родины, стало стихотворение Мустая Карима «Я ухожу на фронт», герой которого предельно ясно определил свою миссию воина:

 

Я ухожу, товарищи, на фронт,

Чтоб стариков текла спокойно старость,

Чтоб нашим девушкам краса осталась,

Чтоб наш Урал всегда стоял — могучий,

Чтоб над Белой не сгущались тучи.

 

Образ Родины становится центральным в военной лирике, и она решается башкирскими поэтами в различных стилевых плоскостях: в публицистическом (Р. Нигмати), лирическом (Х. Карим), лирико-романтическом (С. Кудаш). При этом он обретает реальные очертания, изображается масштабно, конкретно, получает обобщенный характер. Например, Р. Нигмати в стихотворении «За Родину!» через конкретные детали и историко-революционные параллели и ассоциации создает величественный образ нашей Родины, раскрывает патриотические чувства и нравственный мир советских людей, являющиеся гарантией их непобедимости. В стихотворении «Мой односельчанин» С. Кудаш на фоне природы и социальных картин жизни односельчан воссоздает образ большой Родины, раскрывает истоки патриотизма и духовной силы наших соотечественников. В стихах Х. Карима «Моя республика», «Люблю тебя, жизнь!» выражено сыновнее, задушевное чувство героя. Для усиления эмоциональной силы воздействия, создания панорамности поэты используют народные мотивы, традиционные образы родной земли, приметы природы и быта. И тема родины с течением времени становится психологически глубокой насыщенной лирическими ассоциациями, философскими раздумьями и обобщениями. Позже она получает эпический размах в поэмах, кубаирах, балладах.

Таким образом, малые, мобильные жанры башкирской поэзии военных лет, пронизанные пафосом призывности и публицистичностью, прокладывали путь к созданию образа народа как в историческом, так в современном преломлении. Рождение в башкирской поэзии фронтовой лирики связано с творчеством поэтов-фронтовиков, куда вошли фронтовая жизнь, мысли и переживания воина о судьбе Родины, могуществе народа, о жизни и смерти.

Лучшие качества башкирской лирики военных лет особенно рельефно проявились в фронтовых стихах Мустая Карима. В них поэт воспевает духовную силу, мужество бойцов-кавалеристов Башкирской дивизии. Главным героем произведений, вошедших в книги «Мой конь», «Стихотворения» является башкирский юноша, который вырос в горах гордого Урала и с началом войны отправился на поле брани, чтобы защитить родную землю от врага. И в более поздних стихах М. Карима — «Клятва конников», «Песня конников», «Шелестит у берега камыш молодой…», «Май на Днестре» — мы встречаемся с тем же джигитом, который, преследуя врага, проходит через степи, поит своего коня на Дону, Днепре и Днестре. Этот герой — типичный представитель своего народа, мужественных конников 112-ой Башкирской кавдивизии, показавших беспримерный героизм на фронтах Великой Отечественной войны.

Башкирская поэзия военных лет характеризуется переплетением в ней различных стилевых пластов: документально-реалистического и романтического, глубоко лирического и остросатирического. Своеобразным синтезом этих стилей является фронтовая поэзия другого башкирского поэта-фронтовика — Ханифа Карима. Если отдельные удачные примеры лирики этого мастера слова заявили о себе в довоенных произведениях, то ныне образные мысли и детали, используемые автором, способствовали отражению солдатского быта в тесной связи с проникновением в духовный мир человека. Х. Карим до последних дней войны находился в действующей армии. Как ни у кого, продуктивна фронтовая поэзия у Х.Карима, которая нашла отражение в книгах — «Стихотворения», «Любовь не знает смерти» и «Военные дороги».

Фронтовая поэзия Саляха Кулибая наполнена радостью бытия, оптимизмом, вместе с тем не лишена грусти, печали, у них есть только им свойственная мелодичность. В стихотворениях поэта выражены думы и мысли совет­ского солдата о трудных боевых буднях, ненависть к врагу, надежда на скорейшее возвращение в родные края: «Думы в окопе», «Миг атаки», «Бессонные ночи», «Воспоминания солдата».

Героизм воина, бессмертие его дела — этим определяется возвышенный и героико-романтический пафос военной лирики Малиха Хариса. Его герои рождены словно для подвига. Своей смертью поэт как бы повторил воспетых им героев («Баллада о батыре», «Клятва партизана», «Пусть не забудет меня Родина моя»). М. Харис в новых социально-психологических условиях продолжает тему героизма и самоотверженности, начатую в балладе «Судьба» (1938) Г. Саляма.

Бескорыстна, проста и задушевна лирика М. Хариса. В письме, обращенном к матери, поэт прост и решителен:

 

И опять грохочет канонада,

Снова бой за наш родимый край.

Если упаду, то слез не надо,

Только тихо-тихо вспоминай.

«Он любил Отчизну в блеске алом,

Славою и честью дорожил,

Он погиб, чтобы жизнь не умирала,

Не напрасно голову сложил».

                                           («Письмо»)

 

Героика фронтовой действительности обогатила башкирскую поэзию новыми произведениями в плане расширения ее тематики и «географических» возможностей. Стали увереннее звучать голоса молодых — Н.Наджми («Солдат»), Я.Кулмыя («Богатырь»,), А.Ихсана («Я вдалеке»), Г.Рамазанова («Ночью на переднем крае», «Из декабрьской тетради») и др. Стихи Я.Кулмыя и Т.Арслана о битвах под Москвой и Ленинградом, М. Карима и Г.Рамазанова об освобождении Украины, А.Вали и С.Кулибая о боях за Прибалтику воспевали героизм, дружбу и сплоченность людей разных национальностей.

Крупные сюжетные поэтические произведения С.Кулибая «О великом друге» и Г.Рамазанова «Песнь об Украине» представляет произведения героико-романтического стиля. В лирическом герое произведения Г.Рамазанова воплощен образ советского солдата, мысли и чувства которого связаны с этой братской республикой, с её драматической судьбой в годы Великой Отечественной войны. Автор, противопоставляя довоенной Украине её положение после освобождения, сумел выразить всенародный патриотизм и оптимизм, силу единения народов нашей страны. В этом можно увидеть идейную и образную общность этой поэмы с произведениями башкирских авторов, написанных в годы войны: «Украина» Р.Нигмати, «Мысли об Украине» С.Куда­ша, «Украина» М.Карима, «Стихи об Украине» Г.Гумера, «Украине» Г.Ами­ри и др.

Наиболее значительными произведениями военных лет являются поэмы М. Карима «Декабрьская песня» и «Ульмесбай». В «Декабрьской песне» на примере главного героя показан обобщенный образ солдата-патриота своей страны, воплощающий черты поколения самого поэта, которое насмерть стоит на передовой. Чтобы передать скромность и мужество героя, автор обращается к фольклорным (сказочным) приемам, народным поверьям. В целях отображения красоты внутреннего мира главного персонажа используются также возможности пейзажной зарисовки.

В поэме «Ульмесбай» М. Карим творчески использует «традиционные поэтические приемы и свойственные фольклору принципы типизации, создает полуфольклорный образ, образ народного батыра. Автор показывает сказочное бесстрашие героя и тем самым придает ему подлинно народный облик». «Ульмесбай, безусловно, народный тип. Героя Мустая Карима роднит с Василием Теркиным оптимизм, любовь к шутке, храбрость, широта душевная, черты, присущие, впрочем, национальным характерам обоих народов. Он тоже — солдат бывалый». Ульмесбаю присущи черты не только сказочного батыра, но и современника. Реальность характера подтверждается конкретностью событий, в которых он принимает участие. Ульмесбай своей обыкновенностью, типичностью был дорог и бойцам, и читателям.

Баллада в годы войны стала, как и другие традиционные жанры, одним из востребованных и своевременных жанров в башкирской литературе в сфере поэтического воплощения героизма и ратных дел советских людей. Героико-романтический пафос изображения, напряженность ситуации, высокий эмоциональный накал внутреннего мира героя — этими свойствами характеризовались «Баллада о Салавате» Х.Карима, «Баллада о батыре» М.Хариса, «Баллада о танкисте» А.Вали и др.

В «Балладе о батыре» М.Харис передаёт несколько мгновений из жизни своего героя, рядового прошедшей войны. Совершив очередной подвиг, он, сраженный вражеской пулей, падает. Оторваться от земли нет сил, и друзья-солдаты не в состоянии помочь — «ринулись с победой в простор». И, казалось, что мгновения, которые достались перед смертью, текли для него долго, словно прошли века. В считанные секунды солдат вспомнил прожитые годы, отчий дом, как шли люди за родную землю на смертный бой. Ему не давали покоя сожженные деревни, унесенные жизни, плач матерей и вдов, обида за неисполненную месть. Ему было этого достаточно, чтобы по жилам вновь побежала жгучая кровь, в сердце закипел живой огонь. Батыр совершил очередной подвиг — встал он величественный, как Атлант, и пошёл на врага, «кровью истекая, но шагая, он зарю, казалось, нёс во мгле». Так М.Харис поёт реквием солдату, который, как он сам, умирал «не ради славы, а ради жизни на земле».

Р.Нигмати показывал в своих эпических поэмах величие народа, создавал вдохновенные образы его героических сынов. На высокой интонации построена поэма «Убей, сын мой, фашиста!», являющаяся одним из выдающихся произведений башкирской поэзии периода Великой Отечественной войны. В поэме отражается морально-политическое единство советского народа, неразрывные связи фронта и тыла, героизм людей, вставших по доброй воле на защиту родной земли. Такое огромное идейно-тематическое содержание воплощено автором с национальным колоритом, характерным произведениям устно-поэтического творчества башкир, в близкой к кубаирам форме, с эпическим размахом, широтой. Свойственный кубаирам героический мотив, традиционные особенности, такие, как интонационно-речевая возвышенность в изображении, высокий пафос нашли в поэме «Убей, сын мой, фашиста!» удачное применение.

Великая Отечественная война явилась серьезным испытанием не только мужества и упорства, но и моральной, духовной чистоты и красоты советских людей. Высокие чувства советских патриотов поэт глубоко раскрыл в поэме «Письма твоей невесты». И здесь автор избрал эпистолярный жанр, который позволил глубже раскрыть душевные переживания героев. Он показал, как любовь двух юных сердец, выраженная в письмах джигита-фронтовика к девушке, находящейся в тылу, и в письмах девушки к джигиту, сливается с любовью к Родине, ненавистью к врагу.

Кубаиры «Отечественная война», «Юлай и Салават», «Карасакал» написанные М.Бурангуловым во время Великой Отечественной войны, представляют собой башкирский народный эпос XX столетия. В них автор поставил актуальную задачу: отразить на примере славных личностей и героических событий прошлого патриотизм и гуманизм башкирского народа, воспитывать эти качества у наших соотечественников, у тех, кто встал и будет вставать на защиту любимой Родины.

Кубаир-поэма «Отечественная война» создана с творческим использованием башкирских исторических песен «Кахым-туря» и «Вторая армия». В этом произведении изображены героические события Отечественной войны 1812 года, показан славный путь башкирских полков, воевавших в составе русской армии против Наполеона. Главным персонажем, сюжетным центром повествования выступает Баик-сэсэн как организатор и вдохновитель башкир на освободительную борьбу. Прославляется подвиг народа, ратные дела Кутузова, командира башкирских войск Кахым-тури.

Эпическое сказание «Юлай и Салават» состоит из собственно кубаиров, т.е. народных стихов, наполненных лирическим, философским и дидактическим содержанием. В смысловом и функциональном отношении они тесно связаны с авторским изображением, монологами героев, лирическими диалогами Салавата и Гульбазир. Все это направлено на выражение основной идеи произведения: бессмертны имена народных героев Салавата и Юлая Азналиных, совершивших великие дела во имя добра, справедливости и гуманизма.

В центре повествования кубаира «Карасакал» — страницы из жизни руководителя одного из башкирских восстаний XVIII века Миндигула Юлаева, известного под псевдонимом Карасакал. Эти страницы включают в себя эпизоды детства и юности Миндигула, пребывание его в степях Приаралья в целях подготовки нового выступления против колониальной политики царизма совместно с казахами и каракалпаками.

Карасакал воплощён автором как патриот, сын своей земли. Он любит родной Урал, прославил свой народ. Народ отвечает ему взаимностью, свое отношение к Карасакалу выражает в патетических кубаирах, которые сохранились до наших дней.

Поэзия — авангард башкирской литературы военных лет. Она проникнута высоким чувством патриотизма и гуманизма. Появилась фронтовая лирика, которая, помимо общеизвестных стихотворных образцов, нашла воплощение в форме письма, обращения солдата к близким, родным, от этого стихи стали более лиричными, задушевными. Тоска по любимой, по семье, тяжелые утраты приводят к оживлению жанров баллады, элегии, сгущению грустно-трагических мотивов. Сугубо личное, интимное пронизывается общественно-философским смыслом.

Бессмертные героические дела, близость победы придают башкирской поэзии оптимистическое звучание, масштабность, долговечность.

 

Проза

 

Центральная тема советской литературы, в том числе башкирской — героизм и патриотизм — отражалась в основном в очерках, написанных на злобу дня, и небольших по объему рассказах и новеллах, представляющих собой отдельные, вместе с тем яркие эпизоды всенародной борьбы. Этим определилась героическая устремленность, лирико-романтический стиль прозы.

Героический характер людей, олицетворяющих в себе высшую духовность и самоотверженность воина, показан во фронтовых рассказах А.Карная, Х.Карима, Ш.Насырова, в сборниках «Башкиры», «Джигиты» К. Мэргэна, «Красные маки» А.Бикчентаева, в путевых очерках «В степях Дона» С.Кудаша, «На фронт» С.Агиша и др. Несмотря на обыденность темы, эти произведения во многом отличаются друг от друга. В очерках «Фазулла батыр», «Простой джигит» С.Кудаша, «Арслан» Б.Бикбая, «Байгужа Саитгалин» К.Даяна, «Зубай Утягулов» Дж.Киекбаева повествуется о становлении личностей Героев Советского Союза, а в рассказах «Дружба», «Неугасимая звезда» А.Карная, в очерках «Мой земляк», «Гостинец» Х.Карима отражены самые яркие боевые эпизоды, в которых проявляются индивидуально-характерные черты воинов.

В очерках и рассказах К.Мэргэна события дофронтовой жизни сопровождаются стремлением автора философски осмыслить сущность советского патриотизма, рассказать о его истоках, показать его корни. Так, в очерке «Джигиты» писатель размышляет о том, что собой представляет подлинный героизм, а в «Схватке» мысли воина о месте и роли советского человека в этой войне подтверждаются его смелыми боевыми поступками.

Истоки героизма своих героев — реальных людей своего времени К. Мэргэн видит в исторических традициях башкирского народа ( «Баймакский ку рай», «Смерть кураиста», «Фляга с кумысом» и т.д.). Вместе с тем, он подчеркивает новые проявления героизма своих современников, воспитанных в условиях коллективизма, дружбы народов («Дружба», «Журналист», «Высота тридцати батыров»).

Новеллы А. Бикчентаева, вошедшие в его книгу «Красные маки» (1944), представляют собой притчи социально-публицистического плана. Они имеют огромную обобщающую силу — в них философски сформулированы мысли и думы воина — освободителя и созидателя («Рассказ Батыра Шакирова», «Боевой почерк», «Имя матери»). Самые яркие черты характера своих героев автор показывает в момент совершения ими подвига. Например, терпеливость и изобретательность Гатауллы Сабирова писатель сравнивает с искусством ведения шахматной игры («Длинная рокировка»). В боевых ситуациях, чтобы уничтожить своего противника, Сабитов, как он сам говорит, делает рокировку и каждое успешное выполнение задания закрепляет словами  «зашаховал» (подстрелил), «заматовал» — убил.

Весьма своевременны были книги С.Кудаша «В степях Дона» и С. Агиша «На фронте», посвященные боевым будням башкирской кавалерийской дивизии. Используя форму диалога-беседы, писатели создали целую галерею портретов героев войны. Так, в книге С.Агиша нарисованы лирически окрашенные портреты Кусимова, Шафикова, а в очерке «В степях Дона» — командира дивизии Шаймуратова, подполковника Шакирьянова. В образе легендарного полководца М.М.Шаймуратова воплощены героические и человеческие качества многих представителей башкирского народа. Не случайно свое повествование С.Кудаш завершает таким обобщением: «В лице этого человека, ставшего командиром Красной Армии и отмеченного многими орденами и медалями, я увидел политическое лицо и боевой дух Башкирской дивизии».

Особое место среди произведений башкирской литературы о войне занимает очерк «Высота тридцати батыров» К.Мэргэна, посвященный башкир­ским джигитам, которые в неравной схватке с превосходящими силами гитлеровцев в течение двух суток держали ответственный рубеж. Автор произведения восхищается подвигом батыров, с гордостью называет имена своих героев, и вместе с тем выражает сожаление о том, что не успел встретиться и побеседовать с ними — их биография дала бы богатый материал для будущих произведений. «Высота тридцати батыров» — первое и чуть ли не единственное произведение башкирской литературы военных лет, где передана атмосфера ожесточенного боя, в ходе которого рота наших солдат, проявляя чудеса героизма, полностью погибает. Очерк написан в репортажном стиле, и события в нем передаются как бы в реальном времени, с места происшествия, с участием самого К.Мэргэна. Зримо проходят перед читателем картины смертельной схватки и подвига башкирских батыров, уничтоживших 300 вражеских солдат и около десятка единиц боевой техники противника. Приведенных конкретных фактов в произведении немного, (имена нескольких бойцов и их командира), но они обрамлены авторскими публицистическими рассуждениями, способствуют делать выводы лирико-философского плана относительно подвига тридцати батыров, а на их примере — самоотверженности всего башкирского народа в борьбе против фашизма. Все это содействовало синтезу в одном произведении элементов очерка, рассказа и лирики.

Военные рассказы и очерки башкирских писателей, как и произведения поэзии, созданные в начале войны, очень кратки. Написаны они специально для газеты и сжаты до предела, афористичны. В них авторы концентрируют внимание на моменте наивысшего напряжения физических и духовных сил героя, проявлении лучших человеческих качеств, героизма. В этом случае особое значение приобретают детали, символические образы, вокруг которых организовывается основная мысль художников, направленная на раскрытие основной идеи произведения.

В произведениях башкирских прозаиков и публицистов воспевается самоотверженный труд людей в тылу, равный фронтовому подвигу. В рассказе «Думы старшего брата» С.Агиша показан трудовой энтузиазм народа в первые месяцы войны. Этот рассказ напоминает лирический монолог героя, единство личных и общественных интересов которого отражались через будничные картины реальной действительности. В других произведениях С. Агиша, в которых воспеваются высокие помыслы народа, связанные с желанием помочь фронту трудом не только за себя, но и за ушедших воевать («Бибинур — девушка из города», «Ее подарок», «Чтобы ты был спокоен» и др.). В рассказах «Гнедко» и «Мои три месяца» повествуется о трудовой деятельности детей и подростков в тылу. В рассказах Г. Гумера ярко и образно отображен быт и труд сплавщиков леса. Неразрывное единство фронта и тыла освещается в рассказах С. Агиша «Ее подарок», Г. Гумера «Подарок бабушки Гульбану» и др.

Прозаические произведения Г.Гумера «Инсебикя-таш», «Рассказ деда Юлсуры» созданы по мотивам народных легенд. Автор переплетает в них сюжетные события и действия главных персонажей народных сказаний с явлениями в реальной действительности, героическим трудом достойных людей. Этим как бы актуализирует содержание народных сказаний и преподносит своим героям наглядный пример нравственности. Например, в рассказе «Инсебикя-таш» автор устами рассказчика проводит идею о том, что самопожертвование героини произведения и совершенные ею ради собственной любви дела вызывают восхищение. В другом случае («Рассказы деда Юлсуры») на примере трагической судьбы героя автор показывает, что человек ради личной свободы и свободы Родины должен бороться, свобода может быть завоевана только борьбой и даже ценой собственной смерти.

Жизненный материал сам определял жанровые и художественные особенности прозаических произведений военных лет. Но это не исключало глубокого изучения темы, поисков новых средств в типизации тенденций действительности. Игнорирование этих обстоятельств, чрезмерное насыщение произведений фактами привели к описательности, а также к схематизации характеров героев некоторых рассказов. Более разработанными в художественно-публицистическом отношении выглядели образы в таких очерках, где конкретно называются имена героев, выявляются духовно-психологические предпосылки и суть совершаемых ими героических поступков. К таким относится очерк Б.Бикбая «Хабирьян, купивший самолет». Это произведение основано на реальном факте, который был отражен на страницах газеты «Љыґыл Башљортостан» от 13 февраля 1943 года. В газете сообщалось о том, что одним из участников кампании по добровольному сбору средств для армии и фронта был и председатель Имай-Карамалинского сельского совета Давлекановского района Башкирской АССР Хабирьян Богданов, который вместе с Г.Богдановым и Н. Мирасовым перечислили в фонд строительства авиаэскадрилии 131 млн 802 тыс. рублей. Б.Бикбай замечает в Хабирьяне Богданове, в одном из инициаторов всенародного патриотического движения в Баш кирии, реального героя своего времени и возносит его на уровень художественно-публицистического образа.

В пору боевых испытаний башкирские писатели черпали материал для своих произведений из живой фронтовой действительности, проявляя внимание к конкретным фактам, событиям. Это привело к такому качеству прозы, как увеличение в ней удельного веса документа, усиление роли факта в типизации образов и обстоятельств. Поэтому проза военных лет была представлена в основном очерками, разрабатывающими актуальные проблемы, а также рассказами, в центре которых изображены фрагменты войны.

 

Драматургия

 

События военной действительности, составляющее ее драматическое содержание, дали огромную возможность писателям для показа в своих произведениях характерных черт и свойств советских людей, их героизма и самоотверженности. Новые общественно-социальные условия определили тематический диапазон драматургии, в условиях которого нашли отражение актуальные проблемы современности, их исторические и нравственно-психологические аналогии. Причем, все это осуществлялось в жанровых формах драмы, комедии и трагедии. В таких пьесах, как «Родина зовет» Б.Бикбая, «В одной семье» К.Мэргэна, «Пастух Шарафи» Х.Ибрагимова персонажи, члены одной семьи, с получением вести о начале войны ставятся в условия нравственного выбора — остаться в тылу или идти на фронт. Заметное место занимала в произведениях тема борьбы советских людей, наших земляков в партизанских отрядах против немецко-фашистских захватчиков («Лес шумит» Р.Нигмати, «Шапка» К.Мэргэна). Создавались пьесы, посвященные героическому труду рабочих, колхозников, интеллигенции («Молодая семья» Н.Карипа, «Женушка» А.Мубарякова). Драматурги, обращаясь к прошлому народа, историческим событиям и знаменитым личностям, создают исторические драмы и трагедии («Салават», «Кахым-туря» Б. Бикбая, «Башкир­ская свадьба» (1941), «Пастух», «Идукай и Мурадым» М. Бурангулова и др.).

В пьесе «Лес шумит» Р.Нигмати основным героем является башкирский парень Мурадым, который, будучи тяжело ранен в ходе отступления, остался в тылу врага. Его борьба носит приключенческий характер и изображается романтическими красками. Вместе с тем драматург раскрыл глубину чувств патриотизма Мурадыма, мотивируя его реальными делами героя. Пьеса оставила глубокий след в башкирской драматургии. Касаясь достоинств драмы, С.Агиш отмечал, что «действующие лица наделены индивидуальными чертами. И поступки их, и реплики не похожи друг на друга».

Автор ярко и убедительно показывает неразрывную связь подвига Мурадыма с героизмом всего народа, силу дружбы людей разных национальностей. Дух непокорности и свободолюбия башкир, как и всего советского народа, являющийся для фашистов непостижимой тайной, определяет основной пафос драмы «Лес шумит». А секрет этой тайны раскрывает, на наш взгляд, воин-партизан Сагитов из пьесы С. Кулибая «Звезда». Он говорит немецкому генералу, обещавшему ему жизнь ценой предательства, следующие слова: «Вы поймите вот что: воин Советской страны не боится смерти. Он готов умереть за свою Родину, за свой народ не один, а тысячу раз».

Башкирская драматургия пережила своеобразную эволюцию в плане освещения темы Великой Отечественной войны. В начале периода драматурги ограничились лишь выражением отношения персонажей к войне, как к случившемуся факту. С течением времени, ближе к середине войны, персонажи пьес становились участниками боевых действий, чувствовали дыхание войны. Первой пьесой, где непосредственно присутствовали картины боевых будней, стала драма «Лес шумит» Р.Нигмати. За ней последовали пьесы «Звезда» С.Кулибая, «В лесу» Б.Бикбая, «Башкиры» К.Даяна, которые сыграли определяющую роль в формировании башкирской военной драматургии.

Среди названных произведений важное место занимает драма К. Мэргэна «Битва», которая по своему назначению и художественным особенностям наиболее полно отвечает требованиям жанра героической драмы. В пьесе отображены жаркие сражения за освобождение нашими войсками важнейших стратегических пунктов от захватчиков и сцены отдыха воинов между боями, встреч с фашистами. В этих эпизодах раскрываются характеры основных персонажей. Среди них ярко, выпукло показан автором образ главного героя пьесы — комдива Самата Арсланова. Наряду с реальными действиями и поступками его, К.Мэргэн, используя воспоминания отдельных воинов-башкир, знавших героя с давних лет, воссоздает его биографию, путь развития его самосознания10 .

В результате получился многогранный образ крупного военачальника, мудрого, строгого, инициативного командира и близкого друга бойцов, очень напоминающего Минигали Шаймуратова.

Один из тематических пластов башкирской драматургии составляют произведения, посвященные трудовому героизму народа в тылу. Самоотверженность в труде и высокие моральные качества башкирской женщины нашли отображение в драме А. Мубарякова «Жёнушка». Простая женщина Кюнбика в трудные для страны годы взяла на себя нелегкую обязанность председателя колхоза. Она находит в себе душевные силы и выдержку, чтобы с честью решить все возникшие вопросы. В драме выведены образы рядовых колхозниц, которых автор наделил трудолюбием, искренностью во взаимоотношениях, свойственными для башкирских женщин-тружениц.

В содержании и структуре башкирских драматургов, написанных в конце войны, активную роль играют положительные персонажи, которые, как единомышленники автора, утверждали оптимизм побеждающего народа, богатство его духовного мира в конкретном проявлении. Стало больше мажорных нот, со сцены звучали весёлый смех и шутки — появляются водевили «Хумайра» С. Агиша, «Бывает и так» Г. Гумера, «Дорогой гость» С.Агиша и др. В них поднимается проблема нравственной чистоты, верности и любви к тем, кто воевал на фронте. Отдельные из них были удостоены премий в конкурсе на одноактные пьесы, организованном Союзом писателей Башкирии и Башкирским обкомом ВЛКСМ11 .

Некоторые писатели в своих произведениях обращались к далеким от нас страницам жизни народа, увязывая современные события с историческим прошлым. В итоге появились пьесы «Кахым-туря» Б. Бикбая, «Идукай и Мурадым» М. Бурангулова, в которых воссозданы картины борьбы башкир против иноземных захватчиков, за свободу и национальную независимость.

Пьеса «Идукай и Мурадым» М. Бурангулова — один из успешных произведений в башкирской драматургии, написанных в жанре трагедии. Действие трагедии организовано вокруг событий, связанных с борьбой башкирского народа под руководством Идукай-батыра и его сына Мурадыма за изгнание сторонников Золотой Орды. Этот мотив тесно переплетается с идеей объединения разрозненных родов, установления между ними отношений дружбы, братства. Разрабатывая проблему народа и личности, как этого требуют законы трагедийного жанра, М. Бурангулов рассматривает народные массы как основную силу в освободительном движении и как надежную опору Идукаю в борьбе против золотоордынского владыки Тохтамыша. Последний хан Орды лишен реальной помощи народа, хотя еще надеется на поддержку со стороны, как он говорит, «одиннадцати дворов ногайцев, сорока казахских аймаков, семи родов башкир». Его власть не сломлена, но изрядно ослаблена, трон расшатан постоянными заговорами в близком окружении. Но главной опасностью для него остается Идукай, его растущий авторитет в окружении предводителей родов, среди простых людей.

Главный союзник Идукая — народ. Как собирательный образ, он является духовным единомышленником и наставником батыра, ведет и направляет его деятельность. Идукай имеет надежных, преданных ему, верных святому делу борьбы соратников — Мурадыма, Ганакая, Ыласына, Азнагула и других башкир. Каждый из них — самобытный трагический характер с яркой индивидуальностью, несущий в себе актуальное социальное содержание, мощный нравственный заряд, огромный этический смысл. Например, Хабрау, представленный в авторской ремарке как почтенный старец, оказывается в ходе действия сэсэном, олицетворяющим образ народа. Не случайно именно Хабрау-сэсэн в облике Урал-батыра вручает Идукаю тысячелетний меч и благословляет на святые дела:

 

Встань во главе своих войск

Стань опорой для страны,

Возьми в руку заветный меч, —

Тогда ты сможешь отсечь

Голову ненавистной орды.

 

Тема Родины в произведении выражена величественным, могучим образом Урала. Урал — святилище, где родились, выросли и возмужали, любуются его красотой Идукай и все те, чья судьба связана с этой землей. И звучание на фоне страданий народа мелодии песни «Урал» придает чувствам  и переживаниям персонажей трагическую ноту, предваряет характер предстоящих событий.

Мотив патриотизма проявляется особо ярко в образе Ганакая, жены Идукая, в ее трепетной любви к родимой стороне. Урал — колыбель ее сына Мурадыма, вырастила она его в горах, в пещере, убегая от преследований ненавистных ханских баскаков. Ей не жаль ушедшей молодости, она готова идти на все, лишь бы судьба не оторвала ее от мужа, сына, Родины. Она уже не просто жена, а женщина-мать, которая призывает всех отстоять честь родной земли и сама идет ради этого рядом с Идукаем.

Тема любви воплощена в образе юной Киньи, возлюбленной Мурадыма. Любовь Киньи к Мурадыму звучит гимном чистоте ее помыслов, искренности чувств, величию духа. Она, выросшая в ханской семье, имеющая поклонников среди высокопоставленных лиц, предпочитает им Мурадыма. Ради любви, подвергнув собственную жизнь опасности, преодолев сотни верст, посещает она родные места Мурадыма и спасает его от грозящей беды.

Кинья — жертва трагических обстоятельств, заложник собственной судьбы. Именно Кинью, собственную дочь, Тохтамыш-хан, исходя из необходимости продления своего пребывания во власти, вовлекает в разного рода аферы, авантюры. Одна из них — организовать с ее участием убийство предводителя башкир Идукай-батыра. В случае отказа — казнь. Но человеческая честь и достоинство оказываются для  Киньи выше предательства, трусости. Только погибает она в другом случае и от рук родного брата, сменившего на ханском троне своего отца.

Детали и мотивы, присутствующие в трагедии (рок, сон, интриги, семейные тайны, переодевания, случайные совпадения), содействуют наиболее яркому отражению главной темы произведения — сплочения народа, формирования и роста в нем национального самосознания, создания собственной государственности.

В финале пьесы Идукай-батыр, смертельно раненный в поединке с самим ханом, передает заветный меч, врученный ему Хабрау-сэсэном, своему сыну Мурадыму. Эта сцена символизирует продолжение башкирами борьбы за свободу.

Произведение с актуальной проблематикой, идейной глубиной и художественным достоинством, каким является пьеса «Идукай и Мурадым», выполнено М.Бурангуловым на уровне мировых трагедий, в частности, «Бориса Годунова» А. С. Пушкина. Она явилась предвестником трагедий М. Карима «В ночь лунного затмения» и «Салават».

Башкирская драматургия периода Великой Отечественной войны, несмотря на трудности в освоении актуального жизненного содержания, создавала произведения, в которых ярко предстали перед зрителем фронтовой подвиг и трудовой героизм советских людей. Наряду с современной темой, башкирские авторы успешно разрабатывали проблемы исторического прошлого народа.

Великая Отечественная война стала для башкирского народа серьезным испытанием на духовную цельность, моральную стойкость, на проявление патриотизма и интернационализма. Как все народы страны, башкиры с первых дней войны встали в ряды защитников Отечества, проявили чудеса героизма на фронте, в тылу. На войне ярко проявился национальный характер, менталитет башкирского народа. Это тонко замечено в те дни известным советским писателем и публицистом Ильей Эренбургом: «Башкиры мирный и добрый народ, но башкиры любят свободу…Башкиры умеют ненавидеть…Башкиры умеют любить…»12 .

Произведения башкирской литературы и искусства, созданные в годы военных испытаний, как никогда ранее, проникнуты духом патриотизма и чувством ответственности за судьбу родного народа, страны. Тема войны остается одной из вечных тем башкирской литературы, в центре которого всегда будут стоять образы солдата и труженика тыла — патриота, победителя, освободителя. Это и есть высшее проявление духовности башкирского народа в реальности и в произведениях литературы и искусства.

Риф АХМАДИЕВ


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018