В ней есть душа...

Ее танец незабываем. Увидев однажды Леонору Куватову на сцене, зрители старались попасть на спектакли именно с ее участием... Это светлые, романтичные страницы истории башкирского балета. Классическая техника вагановской школы, безусловно, была основой мастерства балерины. Но ее танец не был бы столь выразителен, если бы не потрясающий лирико-романтический заряд и утонченность натуры. Творчество Леоноры Куватовой, мне кажется, можно назвать эпохой романтизма в башкирском балете. Воздушность, поэтическая одухотворенность, хрупкость и трепетность ее танца, сила сценических образов всегда волновали зрителей.

Первое эмоциональное потрясение Леоноры Куватовой связано с ... балетом. Маленькой девочкой она увидела на сцене «Умирающего лебедя» Сен-Санса в исполнении Зайтуны Насретдиновой. Ее переполнили восхищение и совершенно определенное желание — стать балериной. Хотя кто из девчонок не мечтает об этом... Но у Леоноры детские грезы переросли в осознанную цель.
Когда пришла пора решать — быть или не быть, родители воспротивились, не захотели отпускать дочку в далекий Ленинград. Уговаривали их всем домом, где, кстати, обитали башкирские знаменитости, в том числе Зайтуна Насретдинова, Халяф Сафиуллин, Гузель Сулейманова, Нариман Сабитов. Уговорили.
Думая об искусстве балерины Куватовой, ее таланте, необыкновенном обаянии, невольно обращаешься к самим истокам: Ленинград, улица Зодчего Росси, учителя, знаменитые, как само училище. Например, Александр Иванович Пушкин, который учил Нуреева и обратил внимание на способную девочку, землячку Рудольфа. А с какой благодарностью и сейчас Леонора Сафыевна вспоминает уроки своего профессора Ирины Александровны Трофимовой! Еще ученицей Леонора станцевала Машу в «Щелкунчике». Ее Принцем был Миша Барышников. Два года очаровательный дуэт радовал публику на прославленной Кировской сцене. Девочка училась с каким-то вдохновенным удовольствием. Музыкальная, пластичная, с большим шагом, природным красивым вращением, она радовала педагогов и внушала большие надежды.
После окончания Ленинградского хореографического училища Леонора Куватова отвергла самые лестные предложения и приехала в родную Уфу. С 1967 года она солистка Башкирского государственного театра оперы и балета. За четверть века станцевала ведущие партии в балетах русской, национальной и мировой балетной классики. Одетта, Аврора, Мария, Золушка, Сольвейг, Жизель, Сильфида, Китри, Зайтунгуль...
Первая партия, исполненная на уфимской сцене — Айсылу в балете Наримана Сабитова «Люблю тебя, жизнь». Затем были «Страна Айгуль», «Гульназира». Работа, общение с Нариманом Гилязовичем, не только талантливым композитором, дирижером, но вообще незаурядной личностью, умным, душевным человеком, стали для балерины школой мастерства. Она поняла: мало уметь танцевать, нужно быть актрисой, создавать характер.
Как пригодился этот опыт в работе над «Журавлиной песнью»! Невозможно танцевать Зайтунгуль, не обладая ярким драматическим дарованием. Педагогом-репетитором была первая Зайтунгуль — Зайтуна Насретдинова. Эта роль очень дорога Леоноре. Теперь она вырастила своих Зайтунгуль — Римму Закирову, Гульсину Мавлюкасову.
Одна из любимых ролей и одна из вершин творчества балерины — Жизель. Нежность, доверчивость, радость первой любви сменяется трагическим прозрением, недоумением, невозможностью до конца осознать обман и крушение надежд. Сумасшествие бедной девушки настолько совершенно было сделано, что зал замирал, сопереживая чувствам героини. Сохранилось много фотографий, которые, словно кинокадры, запечатлели весь эпизод. Сама Леонора Сафыевна с гордостью говорит: «Если мне что-то и удалось, так это Жизель». Действительно, это было неподражаемо. В так называемом белом акте балерина совместила, казалось бы, несовместимое — неземную легкость призрака и живое человеческое чувство.
Куватова блестяще владела техникой классического танца, но ей подвластна была и стилистика современной хореографии. Помню ее в программе одно актных балетов «Орфей» и «Сестра Керри». Прекрасные работы начала восьмидесятых, когда балерина была на пике творческой зрелости, полно раскрыла свою индивидуальность, свободно владела всеми пластами хореографической лексики. За один вечер благодаря таланту балерины мы могли увидеть и зарю балетного театра эпохи классицизма, и современный танец, насыщенный динамикой, необычной ритмикой. Танцуя в любом стиле, Куватова покоряла легкостью, изяществом, приподнято-романтическим отношением к своим героиням.
«В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...»
— как будто про Леонору эти тютчевские строки.
Любимым партнером ее был Шамиль Терегулов. Много лет их связывал и творческий союз, и жизненный. Вместе танцевали в «Лебедином озере», «Шурале», «Легенде о курае», «Золушке»... Пропели и свою «Журавлиную песнь»…
Много интересных образов создано в сотворчестве с Радиком Зариповым, Юлаем Ушановым. В «Лебедином озере» и «Сильфиде» красивый дуэт с ней составил юный Роман Рыкин.
Сценическая жизнь Леоноры Куватовой сложилась счастливо: публика ее обожала, не обходили вниманием журналисты и критики, анализируя ее роли, восхищаясь мастерством. По словам балетного критика Александра Максова, Куватова принадлежит к типу художников, чей дар порожден гармонией и энергией созидания. Похоже, ей неведомы скованность и застой, взлеты и падения, свойственные тем, кто работает лишь по настроению. Ее старательность, ее ответственность — силы, порождающие постоянную творческую самоотдачу. И это не чудо, а органическое свойство куватовской натуры, которая не производит стихийного впечатления, а рождает образ беспрерывного прядения художественной ткани.
Леонора Куватова объездила, без преувеличения сказать, весь земной шар. Если перечислять места, где она побывала, нужно назвать все части света и десятка полтора стран и столиц. Многочисленные гастроли, турне вместе со знаменитыми танцовщиками Советского Союза, России. Причем башкирская балерина выступала на равных с признанными звездами. Танцующий с Куватовой в дуэте Вячеслав Гордеев с удовольствием вспоминает совместные выступления: «Леонора обладает тем редким даром, который называется харизмой. Всегда занижающая самооценки, очень тихая в жизни, она на сцене каким-то чудесным образом раскрывалась, расцветала, творила вольно и экспрессивно».
Концертный репертуар Куватовой украшали номера в постановке гениального Касьяна Голейзовского: «Мазурка» А.Скрябина, «Вальс» И.Штрауса, «Арлекинада» Р.Дриго.
Не у всех балерин уход со сцены проходит безболезненно. Леонора Сафыевна, по примеру своих замечательных подруг, например, Екатерины Максимовой, очень мудро считает педагогическую работу естественным продолжением творческой жизни, в которой появилась новая единица измерения — ученики. Вот куда перетекает огромный сценический опыт, накопленный в театре и во время многочисленных турне, гастролей по всему миру. Ученикам она отдает все, что знает и умеет.
А награда? Что может быть отраднее для педагога, чем успехи питомцев! Леонора мечтала, чтобы ее ученица танцевала в знаменитом театре. Мечту осуществила Наташа Сологуб: восемь лет она выступала на сцене Мариинского театра, удостоена приза «Душа танца» от журнала «Балет», дважды лауреат премии «Золотая маска». Сейчас Наташа танцует в Дрезденском театре. Ее выступление в спектакле «Жизель»(!) стало одним из самых ярких эпизодов недавнего фестиваля имени Р.Нуреева. К радости и гордости Леоноры Сафыевны. И нынешние ее подопечные Ирина Сапожникова и Лариса Олимпиева, талантливые, перспективные танцовщицы, с жадностью перенимают высокую хореографическую культуру своей наставницы.
Как педагог, Леонора Куватова востребована и за рубежом: она работала с Шамилем Терегуловым в балетной студии известной японской балерины Еко Цукамото, позже преподавала классический танец в Италии, Турции. А сейчас она снова является художественным руководителем Башкирского хореографического училища имени Р.Нуреева. Нелегко совмещать столь ответственные обязанности с работой педагога-репетитора в театре. Даже юбилейный день рождения не захотела отмечать — отказалась от всяких торжественных вечеров, спектаклей-посвящений... Но это, скорее, от скромности, потому что трудностей она не боится. Характер у нее балетный. Что это такое? Вот как она сама говорит:
— Для танцовщика нет слова «хочу», есть только «надо». Нужна огромная сила воли, чтобы жить в этом режиме, где все упирается в труд, труд и еще раз труд. В балете совмещаются спорт и искусство. Физические и психологические нагрузки таковы, что работу балерин приравнивают к труду космонавтов и шахтеров.
Так она и воспитывает своих учеников. Одним словом, будущее башкирского балета в надежных руках.

Нина Жиленко


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018