Башкирский самородок

К 115-летию со дня рождения видного государственного и политического деятеля М.Д. Халикова

История – строгий учитель. Она учит нас не только тому, что и как нужно делать, но и тому, чего не следует делать. Люди учатся на ошибках, народы – на трагедиях. Знание исторической правды должно предупреждать о неизбежности трагедий там, где забывают об ошибках прошлого.
Речь пойдет о крупном государственном деятеле российского масштаба, активном борце за создание автономии на башкирской земле. Несмотря на короткую, но яркую жизнь, он успел сделать очень много для становления Республики Башкортостан, укрепления дружбы и взаимопонимания между народами. Но это было время, когда клеймили, словно каленым тавром, многих благородных и кристально честных людей, навешивали всякие ярлыки. Да, это был сложный, противоречивый, подчас драматический период нашей истории. Вот в эту эпоху жил, творил, созидал сын башкирского народа, замечательный человек Муллаян Давлетшинович Халиков.
О нем написано многое другими авторами. Но я еще раз проверил архивные документы. Был в Оренбурге, Темясе, Челябинске, Стерлитамаке, Уфе, Буздякском районе, Самаре, Ульяновске и Москве.


Муллаян Давлетшинович Халиков родился 4 февраля 1894 года третьим ребенком в семье башкира-вотчинника, в селе Актау Богадинской волости Белебеевского уезда Уфимской губернии. После трехгодичной учебы в медресе в родной деревне окончил 6 классов русской школы, находящейся в распоряжении земского начальника уезда и члена Уфимского губернского присутствия по крестьянским делам С.С.Джантурина, и поступил учиться в учительскую семинарию в городе Троицк Оренбургской губернии. Закончил семинарию с отличием и в 1915 году был направлен на работу учителем школы в город Орск.
После Февральской революции Халиков был избран делегатом Первого Всебашкирского съезда (курултая), состоявшегося в июле 1917 года в Караван–Сарае, и Второго Всебашкирского съезда, состоявшегося в августе в городе Уфе. Последний избрал Башкирское областное шуро (совет), в состав которого вошел и Халиков.
Состоявшийся в конце 1917 года очередной Всебашкирский съезд утвердил это решение и создал национальное правительство, Халиков стал членом правительства. Установил контакты с Комитетом членов Учредительного Собрания в Самаре — единственным на то время легитимным верховным органом власти в России. Заки Валиди с Комучем поддерживали постоянную связь через Муллаяна Халикова, направленного в Самару в качестве представителя башкирского правительства. Самарские учредиловцы положительно отнеслись к идее самоопределения Башкирской Республики и в сентябре 1918 года объявили о признании Башкирской Республики, подписали Договор между Башкирским Правительством и Комитетом членов Учредительного Собрания.
После взятия Уфы красными Муллаян Халиков 30 января 1919 года прибывает как представитель Башкирского Правительства, ведет переговоры с губернским ревкомом о переходе башкирских частей на сторону Красной Армии. Уфимский губревком информирует Центр о начале этих переговоров. В ответ В.И.Ленин и И.В.Сталин в феврале телеграфировали в Уфу: «Предлагаем не отталкивать Халикова, согласиться на амнистию при условии создания единого фронта с башкирскими полками против Колчака».
8 февраля после возвращения Халикова из Уфы, в Кананикольске состоялось заседание Башкирского правительства, которое одобрило инициативу Халикова и решило вести переговоры с правительством РСФСР. Было решено направить в Москву делегацию в составе председателя Башкирского правительства М.Кулаева, члена Башкирского центрального совета М.Халикова и адъютанта командующего Башкирскими войсками А.Бикбавова.
20 марта 1919 года на заседании СНК РСФСР, проходившего под председательством Ленина, было вынесено постановление об утверждении и передаче в ЦИК Соглашения об автономной Башкирской республике. От имени СНК РСФСР В.И.Ленин подписал «Соглашение центральной Советской власти с Башкирским правительством о советской автономии Башкирии». Затем этот документ был подписан и.о. председателя ВЦИК М.Ф.Владимирским, народным комиссаром по делам национальностей И.В.Сталиным, секретарем ВЦИК А.Енукидзе и членами башкирской делегации М.Кулаевым, М.Халиковым и А.Бикбавовым. Текст «Соглашения» 23 марта 1919 года был опубликован в газете «Известия».
19 апреля в Самаре состоялось заседание Башревкома с участием Заки Валидова, участники которого одобрили достигнутое «Соглашение» с Центральной советской властью и рассмотрели ряд организационных вопросов. В состав Башревкома были введены М. Халиков и Х. Юмагулов.
В мае 1919 года Башревком направляет М.Д. Халикова и его заместителя Ф.А.Ахмедуллина в Реввоенсовет Южной группы войск Восточного фронта для агитации башкирских частей, остававшихся еще у белых, за переход на сторону Красной Армии.
13 декабря 1919 года Политбюро ЦК РКП(б) отменило «Положение о Татаро-Башкирской республике». По этому поводу З.Валидов известил телеграммой из Москвы представителя Башревкома в штабе Туркестанского фронта М.Халикова и председателя Башревкома Х.Юмагулова: «… слияние татар и башкир отвергнуто нами, киргизами, туркестанцами и русскими. За Татарскую республику голосовали все, кроме самих татар». Образование Татарской (27.05.1920г.) и Киргизской (22.09.1920г.) АССР положило конец недоразумениям по вопросу объединения ряда восточных народов в рамках единого союзного государства.
После гражданской войны М.Д.Халиков занимает ряд ответственных пос¬тов: председателя Тамъян-Катайского кантонного ревкома, наркома социального обеспечения, наркома просвещения БАССР.
Майское постановление 1920 года центральных властей, изолировавшее З.Валидова и Х.Юмагулова, подверглось в республике резкому осуждению. Так, на заседании Тамъян-Катайского кантревкома, состоявшемся 24 мая 1920 года, с информационным докладом о политике Советского правительства по башкирскому вопросу выступил член Башревкома Муллаян Халиков. З.Валидов позже об этом периоде писал: «Этот человек стал одной из главных фигур в борьбе Башкортостана за автономию». Заслушав доклад Халикова, кантревком отметил: «Изменение восточной политики РСФСР и как следствие этого отозвание Валидова и Юмагулова – есть не только уничтожение Соглашения 20 марта 1920 г., но и принципов Российской Конституции в части, касающейся вопроса о самоопределении наций». В своем решении кантревком записал: «Устранение Валидова – вождя башкирского пролетариата – есть крушение всех надежд и чаяний революционной части башкир». После заседания по этому поводу группа башкирских коммунистов из 45 человек, куда входили М.Халиков, С.Мрясов, М.Бурангулов, А.Биишев, направила в адрес Исполкома III Интернационала обращение. Они предложили выйти из состава РКП(б), далее образовать самостоятельную Башкирскую коммунистическую партию. Между тем положение Башревкома стало критическим. На его неоднократные обращения с требованием возвращения З.Валидова Центр никак не реагировал. Фактически к этому времени делами Башкирской Республики заправлял обком партии, который вообще перестал считаться с Башревкомом, о чем свидетельствуют материалы его заседаний, письма и обращения.
З.Валидов в своем письме предлагал членам Башревкома «разъехаться и не оставлять там башкир, готовых служить шовинистам, которые могли бы своим влиянием привлечь башкирский народ на свою сторону».
Башревком обсудил письмо З.Валидова на конспиративном совещании, в работе которого участвовало около 50 человек. Но А.Биишев, М.Халиков, К.Идельгужин, Ф.Ахмедуллин не разделяли плана действий, очерченных З.Валидовым, такая идея была бы пагубна для всего башкирского народа. Валидов по сути предлагал продолжить работу Башкирского Правительства в эмиграции, надеясь на восстановление суверенной Башкирской Республики после падения коммунистического режима.
После разгона Башревкома 26 июня был создан новый ревком, который взял в свои руки всю полноту власти в т.н. Малой Башкирии. Председателем Башревкома стал Ф.Мансырев, бывший питерский рабочий. В новый рев ком из старых членов никто не попал. Член распущенного Башревкома А.Ягафаров передал свои полномочия новому ревкому.
О новом Башревкоме и его председателе Мансыреве дает представление письмо М.Халикова. Обращаясь к председателю Исполкома Коминтерна Г.Е.Зиновьеву и В.И.Ленину, он писал: «Мне, как очевидцу всех событий в Башкирии, стало невозможным умолчать о творящихся здесь безобразиях… Башревком Мансырева, состоявший, как и он сам, из самых темных и неизвестных для башкир лиц, которые тотчас же, как заняли свои посты, не будучи даже в курсе о положении дел в Башкирии, начали стягивать войска в район Темясово из Оренбурга и из разных других укреппунктов, предполагая, что бежавшие собрались там и собирают силы для борьбы с кем-то. Однако в районе Темясово никого не оказалось и ничего не было, а между тем прибывшие туда войска занимались только грабежом и избиением ни в чем не повинных башкир».
По сообщениям Халикова, «...население окончательно запугано… Никто не уверен, что завтра еще он будет жив… Все это вызывает недовольство народа, недоверие его к существующей власти и способствует дезертирству, которое приняло за последнее время массовый характер… у власти в Башкирии на местах стоят карьеристы, самые неспособные в управлении страной и самые некомпетентные в башкирских делах люди, люди с убеждением, что всякая республика — временное зло, с которым надо бороться». В то же время М.Халиков полагал, что «появление авторитетной власти в Башкирии, состоящей из известных башкирам коммунистов-башкир, несомненно, моментально ликвидирует всякие недоразумения и дезертирские восстания и восстановит полное спокойствие в стране».
Об отсутствии какой-либо поддержки и доверия к новому ревкому, созданному коммунистами, писал командир бригады, один из ярких руководителей башкирского национально-освободительного движения и полководец Муса Муртазин в своей книге «Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну». По его мнению, новый ревком не только не пользовался авторитетом у башкирского населения, а скорее всего, его создание было воспринято башкирами как диктат над ослабленной и малочисленной нацией. В итоге все это «породило в Малой Башкирии обстановку резкого обострения межнационального антагонизма».
2 июля 1920 года ВЦИК РСФСР окончательно утвердил Башревком нового состава. 5 июля на заседании нового Башревкома были избраны руководители народных комиссариатов. Только три человека от старого Башревкома – Куватов, Фахретдинов и Биишев – временно сохранили свои посты.
7 июля из Москвы были отозваны в Стерлитамак Бикбавов и Адигамов, возглавлявшие Башпредставительства при ВЦИК и Наркомнаце. Вместо них туда был направлен Ибрагимов.
Судьба лидеров башкирского национального движения после ликвидации Башревкома и I Всебашкирского съезда Советов сложилась по-разному. З.Валидов, А.Ишмурзин, Ф.Сулейманов уехали в Среднюю Азию и примкнули к басмаческому движению; М.Халиков, М.Муртазин, А.Биишев, Г.Карамышев, Ф.Тухватуллин были привлечены к работе в руководящих органах Башкирской республики; а Г.Таган, Г.Курбангалеев вместе с белыми частями ушли в Сибирь, далее на Дальний Восток. А.Ишмурзин, А.Адигамов, С.Мурзабулатов, Т.Имаков были репрессированы уже в 20-е годы.
Острой критике политику не только местных властей, но и Центра в отношении Башкортостана, башкирских деятелей подверг Муллаян Давлетшинович Халиков в своем заявлении, подданном в Центральную комиссию по перерегистрации членов РКП(б) в октябре 1920 года. В нем он писал о преследовании коммунистов-башкир, об отстранении их от политических дел после июньских событий. «Политическая и административная власть в Башкирии, — считал Халиков, — замена людьми небашкирского происхождения, например: в составе обкома и Президиума Башкирского Центрального Исполкома, а также наркоматов и местных исполкомов нет ни одного башкира. Голодный и голый башкирский пролетариат не только забывается, но и уничтожается гораздо больше, чем когда-либо... Башкирская масса несет гнет на себе гораздо больше, чем она несла при царском режиме. Все эти факты, — царствующие в настоящее время в Башкирии, противоречат соглашению Рабоче-крестьянского Правительства с Башкирским Правительством о Советской автономии Башкирии, которое подписано и мною, совещанию по башкирскому вопросу от 14 марта 1920г. во главе уполномоченным ЦК РКП(б) тов. Троцким. Все эти факты говорят за то, что Башкирская республика существует только на бумаге…»
8 ноября 1920 года состоялось совместное заседание Башкирского обкома РКП (б) и БашЦИК, посвященное национальному вопросу в Башкортостане, обострившемуся в связи с повстанческим движением. 26 ноября обнародовали воззвание «Ко всем гражданам республики» по поводу соглашения с повстанцами. Создавалась специальная группа в составе М.Халикова и М.Расулева для рассмотрения дел лиц, вовлеченных в повстанческое движение. Амнистированные были допущены к различным должностям. Например, С.Мурзабулатов 6 декабря 1920 года был назначен заместителем Наркомвоенкома республики. Бывший член валидовского Ревкома Т.Имаков стал председателем Ревтрибунала, различные руководящие посты заняли Г.Карамышев, М.Халиков и другие известные деятели башкирского национального движения.
К концу 1920 года многим партийным и советским работникам стала понятна пагубность политики «военного коммунизма». Понимал это и М.Д. Халиков. В подготовленных им для областной партийной конференции тезисах по национальному вопросу говорилось: «Если товарищи в областях, отстающих от центральной России на целый исторический период, в областях с не вполне еще ликвидированным средневековым укладом, решаются брать на себя героические усилия по проведению чистого коммунизма, то можно с уверенностью сказать, что от такого кавалерийского набега, от такого коммунизма добра не будет и не может быть».
В феврале 1921 года состоялась IV Всероссийская партконференция. С докладом о национальном вопросе и башкирском национальном движении выступил нарком просвещения Башкирской республики М.Халиков, сделав попытку показать исторические корни «взаимного непонимания между башкирским движением и властями РСФСР». Важным следует считать то, что партийная конференция предложения Халикова признала и официальными языками на территории Башкортостана стали русский и башкирский. С полным основанием можно сказать, что с момента ухода З.Валидова с политической арены в Башкортостане главным идеологом башкирского движения, борцом за интересы башкирского народа, автономии стал Муллаян Давлетшинович Халиков. Недаром с июня 1921 года он занял пост председателя СНК БАССР. Тогда ему было всего лишь 27 лет. Несмотря на молодость, он был тем башкирским политическим деятелем, к голосу которого прислушивалась Москва. И назначение на столь ответственный пост в такое сложное время свидетельствовало о признании его заслуг в создании государственности башкирского народа и организаторского таланта.
Муллаян Давлетшинович пришел к руководству республики в самые тяжелые дни ее истории. Чтобы представить размеры бедствия, постигшего БАССР, обратимся к некоторым цифрам. Бездействовало свыше тысячи крупных и мелких промышленных предприятий. Особенно сильно пострадала горнозаводская промышленность — основа экономики края. Был разрушен транспорт. Посевные площади уменьшились по сравнению с довоенным периодом более чем на одну треть. Резко сократились валовые сборы хлебов, поголовье скота. Были сожжены сотни деревень, тысячи крестьянских дворов. Остались без крова более 200 тысяч человек. Республика лежала в развалинах. Вследствие неурожая 1920 и 1921 годов и проведения губительной по своим последствиям продразверстки начался небывалый в истории местного края голод. Число голодающих достигло 2 млн человек. В одной из телеграмм, направленных в 1921 году Халиковым из Стерлитамака Ленину, Сталину и Брюханову, говорилось: «Продовольственное положение Башкирии катастрофическое. Башкирское население в ужасном положении: питаются размолотой древесиной, вареной старой кожей… Смертность от голода большая… Только за последние два года исчезло около 83 тыс. крестьянских хозяйств, сельское население сократилось на 589,4 тыс. человек, то есть на 22 процента, число безлошадных дворов увеличилось на 97,7 тыс., бескоровных – на 60 тыс. Сильнее всего голод охватил башкирское население, численность которого уменьшилась на 29 процента. Имели место факты людоедства и спекуляции человеческим мясом…»
Костлявая рука голода схватила за горло еще не окрепшую республику. В тот период, когда начался переход от политики «военного коммунизма» к новому экономическому курсу, который проходил в условиях разграбленного края весьма болезненно, НЭП явился изумительным по смелости и решительности поворотом в политике РКП (б), принятым по настоянию В.И. Ленина. Но это был жестокий крах иллюзий большинства членов партии. Ведь в период осуществления принципов «военного коммунизма» многим коммунистам казалось, что они осуществили строй, намеченный К.Марксом в его «Критике Готской программы», нужно было только влить в него материальный достаток, и все станет сказочно-прекрасным.
Перед правительством Башкирии встали задачи огромной трудности, но самой сложной среди них была борьба за жизнь граждан республики. В отчетном докладе Третьему Всебашкирскому съезду Советов в декабре 1922 года Халиков говорил: «Главное внимание Совета Народных Комиссаров было обращено на борьбу с эпидемиями, голодом и на укрепление административной власти, как в центре, так и на местах. Мы начали работу в тот момент, когда мы должны были перестроить все аппараты в условиях новой экономической политики; отсюда перевод ряда учреждений на хозяйственный расчет, поднятие производительности предприятий и т.д. Для того, чтобы выполнить эту работу, необходима была масса средств и сил. Средств у нас в начале нашей работы не было …, в складе Наркомпрода не было ни одного пуда хлеба.
Точно так же не было финансовых средств. Башкирская республика переживала большой кризис. То, что получалось из Центра, не хватало даже на покрытие 10% наших потребностей».
По инициативе Халикова правительство ходатайствует об освобождении Башкирии от продналога, причисления ее к местностям, объявленным голодающими, оказания продовольственной и финансовой помощи. В Москву была направлена специальная делегация, чтобы представить данные о размерах катастрофы, постигшей республику. В результате БАССР решением Советского правительства была отнесена к числу голодающих районов, нуждающихся в чрезвычайной помощи, и освобождена от продовольственного налога. 9 августа 1921 года создается Башкирская областная комиссия помощи голодающим — Помгол. Она организует бесплатное питание нетрудоспособного населения, общественные работы для тех, кто мог трудиться. Совнарком БАССР принимает постановления о запрещении вывоза продовольствия из республики, охране скота и заготовках фуража, устанавливает натуральный сбор с продаваемых на рынках продуктов в пользу голодающих. Правительство предпринимает отчаянные усилия по обеспечению крестьянских хозяйств семенами для организации посева 1922 года, от которого зависела жизнь жителей края, направляет своих представителей в соседние губернии для сбора добровольных пожертвований.
В эти трагические дни на помощь голодающему населению пришел американский народ. В США создается специальная организация – Американская администрация помощи (АРА). Она открывает в Башкирии приюты для сирот, столовые, в большом количестве доставляет продовольствие, медикаменты, одежду и обувь.
В докладе ЦИК БАССР Третьему Всебашкирскому съезду Советов отмечалось, что «помощь, оказанная Башреспублике со стороны АРА, весьма значительна, и Башкирия обязана ей спасением жизни многих своих граждан». К сожалению, деятельность АРА вскоре была запрещена под предлогом ведения ее сотрудниками контрреволюционной деятельности. Это привело, как указывалось в секретной сводке областного отдела ГПУ, к значительному увеличению числа голодающих.
Позже в деятельности Халикова большое место занимала работа по восстановлению Большой Башкирии в границах прежних башкирских кантонов, определению границ ее территории и правового положения. Вопрос о границах БАССР представлял чрезвычайную сложность, поэтому председателю Совнаркома пришлось неоднократно выезжать в Москву для решения спорных вопросов. Эта кропотливая работа завершилась принятием декрета ВЦИК от 14 июня 1922 года, по которому территория Уфимской губернии возвращалась Башкирской республике, столица БАССР переносилась из Стерлитамака в Уфу. Произошло восстановление 8 прежних кантонов, в составе которых было образовано 296 волостей и 3 272 сельсовета. Председателем Совнаркома стал М.Д. Халиков.
Популярность Халикова в народе и среди товарищей по партии была огромной. Большая работоспособность, искренняя забота о простых людях, честное служение народу снискали ему большой авторитет.
Но М.Халикову долго работать в Башкортостане не дали, забрали в Москву на «повышение» под надзор «отца народов». 4 ноября 1925 года в связи с отъездом М.Д.Халикова и В.Д.Заикина в Москву был организован прощальный вечер. Выступавшие высоко оценили деятельность тридцатилетнего Муллаяна Давлетшиновича на посту главы правительства. Ответственный секретарь обкома ВКП(б) М.О.Разумов особо подчерк¬нул тактичность, искренность и простоту Халикова, его умение трезво оценивать обстановку и делать правильные выводы. Известный партийный и государственный деятель А.А.Биишев назвал его «башкирским самородком».
В ответном слове М.Д.Халиков говорил: «Политик не может пользоваться… успехом, если он не учтет те ошибки, которые он делает; если он не считается с мнением этой массы, за интересы которой он работает…» И как бы предчувствуя трагические события, которые обрушатся позднее на Башкирию, он предупреждал: «Мы имеем, к сожалению,… очень тонкий слой ответственных башкирских работников. Я, товарищи, откровенно и от души, как товарищеский совет, намерен сказать, что этот тонкий слой необходимо в интересах же развития страны сохранить и им дорожить…»
В конце 1925 года Халиков переезжает в Москву, но он очень переживал за земляков, проживающих в западных и северо-западных районах Башкортостана. Его беспокоило, что он своевременно не смог оказать помощь по кадровой политике. Газеты продолжали выходить только на татарском языке, обучение в школе тоже велось только на этом языке.
В Москве Халиков работает в Сельскохозяйственном банке, затем – в Народном комиссариате финансов РСФСР. В 1930—1933 годы учится в Экономическом институте красной профессуры, после окончания которого направляется в Управление народнохозяйственного учета РСФСР.
Муллаян Халиков начинает писать мемуары и различные статьи, одна из которых дошла до нас под названием «Башкирия за 15 лет», которая была напечатана в журнале «Советское государство» (1934, №2, с.49—56). Но творческая и научная деятельность его почти не изучены, к сожалению, многие труды уничтожены.
Наступил печально известный 1937 год, положивший начало большому террору. Трагичность положения заключается в том, что погибали самые преданные Советской власти люди. Репрессии сначала коснулись соратников, оставшихся в Башкортостане, с которыми вместе боролись за автономию республики. В 1929—1933 годы репрессированы Адигамов, Мутин, Мурзабулатов, Бикбаев, Тляубердин, Имаков, Муллабаев и другие. Они все обвинялись в «валидовщине».
Самые значительные «разоблачения» валидовцев были сделаны в 1937 году. Органы якобы «раскрыли два центра подрывного националистического движения, организованные еще в 1929 году по директиве Валидова: один в городе Уфе, второй — в Москве. В Московский центр входили Биишев, Кушаев, Муртазин, Юмагулов, Халиков, Тагиров, Булашев. Членами Уфимского центра являлись: Исанчурин, Даутов, Ишмухаметов, Асадуллин, Зиянчурин.
Когда Муллаяна Давлетшиновича перевели на работу в Москву, некий его бывший сослуживец организовал компромат на своего бывшего руководителя и писал: «Халиков является ярым башкирским националистом, соратником Ахметзаки Валидова» и т.д. Когда Халиков приезжал в отпуск на родину, он часто встречался с руководителями районов по вопросу открытия башкирских школ. В ответ в Москву посылались анонимки. М.Д.Халиков был арестован и 23 сентября 1937 года расстрелян.
Вскоре арестовали жену Муллаяна Давлетшиновича — Халикову Сару. Она прошла через лагеря, осталась жива. Но ей не дали жить в Уфе. Уехала в Свердловскую область и следы ее там затерялись.
В январе 1958 года приговор военной коллегии был отменен и Муллаян Давлетшинович Халиков и его супруга Сара реабилитированы.

***
В 2007 году состоялось заседание Исполкома Курултая башкир города Нефтекамска. Члены исполкома и его председатель Азат Назирович Утякаев поддержали инициативу о проведении «Халиковских чтений», посвященных 50-летию реабилитации М.Д.Халикова. Позже, совместно со Всемирным курултаем башкир решили расширить формат чтений, пригласив на чтения таких крупных ученых, как Марат Махмутович Кульшарипов, Рафаэль Ахметгареевич Давлетшин, Фанис Вагизович Шарипов.
Во время подготовки «Халиковских чтений» состоялась встреча с М.М.Кульшариповым. Узнав,что мы готовим большое мероприятие по восстановлению доброго имени М.Д.Халикова он прямо заявил: «Халиков яв лялся вторым человеком после Заки Валиди в первом башкирском правительстве».
В Нефтекамске прошли «Халиковские чтения», посвященные 50-летию со дня реабилитации крупного государственного и политического деятеля Башкортостана Муллаяна Давлетшиновича Халикова. Организаторами мероприятия выступили Исполком Курултая башкир города Нефтекамска и администрация городского округа. В чтениях приняли участие ученые и общественные деятели — заместитель председателя Исполкома Всемирного курултая башкир К.А.Аралбаев, доктор исторических наук, профессор УГАТУ, автор документальной статьи «Предлагаем не отталкивать Халикова…» Р.А.Давлетшин, доктор исторических наук, профессор БГУ, автор книги «Башкирское национальное движение 1917—1921 годов» М.М.Кульшарипов, академик, доктор педагогических наук, профессор УГАТУ Ф.В.Шарипов, доктор философских наук,профессор БГУ, директор Нефтекамского филиала БГУ О.К.Валитов, кандидат исторических наук, ассистент кафедры истории БГУ А.Н.Заерова, историк-краевед, член Исполкома Курултая башкир города Нефтекамска Ф.Я.Шарипов. Они ознакомили присутствующих с интересными фактами из жизни видного представителя башкирского народа, который оставил яркий след в истории создания и становления Башкирской автономной республики. Ученые акцентировали внимание на спорных моментах жизни и деятельности М.Д.Халикова и на его роли в воспитании подрастающего поколения. На «Халиковские чтения» были приглашены гости (родственники и земляки М.Д.Халикова), официальные лица из Буздякского, Зилаирского районов, села Бакалы и города Стерлитамака. На встречу также были приглашены руководители национально-культурных центров, педагоги, студенты и учащиеся. Вел «Халиковские чтения» председатель Исполкома Курултая башкир города Нефтекамска А.Н.Утякаев. С социально-экономической жизнью города и его традициями присутствующих ознакомил глава администрации городского округа города Нефтекамск О.А.Руденко.
Директор Нефтекамского филиала БГУ О.К.Валитов и историк-краевед Ф.Я.Шарипов вручили землякам М.Д.Халикова памятные подарки: рисунок восстановленного штандарта Канлинского улуса, шежере Канлинских родов, портреты знаменитых людей родов, книги в помощь составителям шежере «Тернистый путь к самосознанию» и др.
В январе 2008 года исполнилось 50 лет со дня реабилитации видного государственного и политического деятеля Башкортостана Муллаяна Давлетшиновича Халикова. А 2009 год знаменуется 90-летием со дня подписания «Соглашения центральной Советской власти с Башкирским правительством о советской автономии Башкирии». 4 февраля 2009 года исполняется 115 лет со дня рождения видного государственного и политического деятеля Башкортостана Муллаяна Давлетшиновича Халикова — участника принятия соглашения в составе башкирской делегации в Москве, позже руководителя правительства, внесшего большой вклад в дело становления и развития БАССР.

Фаниль Шарипов


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018