Южные башкирские территории в начале ХVIII века

Современная российско-казахстанская граница проходит со значительными отклонениями от берегов Урала: в верховьях она отступает внутрь, к Волге, выше по течению, наоборот, заходит на азиатскую сторону. Точно вдоль реки, отделяющей Европу от Азии, проходила граница Оренбургской губернии в момент ее образования в 1744 году. Сложилось устойчивое представление о том, что Урал (до 1775 г. — Яик) издревле разделял земли башкир и казахов, и в середине XVIII века произошло лишь обустройство и укрепление прежней границы государства, возникшей после вхождения Башкирии в состав России. Соответственно, считается, что заяицкое пространство стало осваиваться россиянами лишь в начале XIX века при оренбургских губернаторах Г.С.Волконском и В.А.Перовском. Это ошибочное мнение прочно утвердилось в историографии Казахстана и Башкирии, несмотря на документальные факты и сведения дореволюционных историков.
Приведем ряд выдержек из обобщающих изданий по истории Казахстана 1949, 1957, 1979, 1999 и 2000 годов. Авторы первой книги пишут, что в XVIII веке «... западная часть казахских общин, которые вошли в Младший жуз, имела летние кочевья в районе Актюбы, а зимние — по Илеку и Уралу»1. Согласно второй книге, в западном Казахстане «зимние пастбища находились в низовьях Сыр-Дарьи, Урала, в районе слияния Иргиза и Тургая и в других местах, а летние — по притокам Урала, в верховьях Тобола, по Иргизу, в Мугоджарских горах»2. Из третьей следует, что в конце XVII — начале XVIII века летние кочевья Младшего жуза «располагались по просторам Устюрта, а также по притокам рек Ори, Урала, Илека, Эмбы, Темира, в регионе Мугоджарских гор, а зимние стоянки — в районе р. Иргиза, её притоков...»3 Эти же слова дословно повторяются в последней работе4. В изданиях 1979 и 2000 годов помещены идентичные карты «Казахстан в XVIII веке», где российско — казахская граница в точности повторяет современную, что является заведомой ошибкой, ибо Челябинская, Оренбургская, Саратовская и Астраханская области, граничащие с современным Казахстаном, появились только в советский период. Авторы издания 1999 года, возможно, полагают, что земли в бассейне реки Самары также входили в территорию Казахстана, поскольку пишут, что крепости Переволоцкая, Новосергиевская, Елшанская возникли на казахских землях5.
Ни в одной из вышеупомянутых работ не содержатся какие-либо аргументы. Даже авторы специального исследования по исторической геогра фии Казахстана ничем не подкрепляют свои утверждения типа … «территория (Тургайской. — С.Т.) области издавна принадлежала казахам»6 . Напомним, что Тургайская область, образованная в 1868 году, состояла из Кустанайского, Актюбинского, Иргизского и Тургайского уездов.
Башкирские историки освещают вопрос о южных границах Башкирии в том же ключе. В сводной работе по истории края, вышедшей в 1996 году, они пишут, что И.К.Кирилов заложил Оренбург «в пограничном башкиро-казахском районе»7 . В новейшей сводной работе сообщается, что в XVIII—XIX веках «южная граница Исторического Башкортостана проходила примерно от нижнего течения р. Илек, далее — вверх до среднего течения Яика, затем — по р. Уй до верховьев Тобола» 8.
Из современных исследователей одной из первых «нарушила границу» Н.Н.Томашевская, заметившая, что в начале ХVIII века «крайние пределы расселения башкир достигают… на юге — до среднего течения рек Илек и Эмбы...»9
Однако это «новое» в историографии вопроса является ничем иным, как «хорошо забытым старым». Еще сто лет назад оренбургский историк А.И. Добросмыслов писал: «Более или менее верные сведения о том, кто населял в былые времена нынешнюю территорию Тургайской области, имеются только лишь с конца XVII века. В это время Кустанайский уезд и большая часть Тургайского были населены башкирцами, а Актюбинский и часть Иргизского занимал кочевой народ — калмыки, и только южные части Тургайского и Иргизского уездов были заняты кочевьями киргиз, в первом — Средней Орды и во втором — Малой... Средняя Орда, вытеснив башкир, заселила земли в нынешних Кустанайском и Тургайском уездах, а Малая, оттеснив калмыков, заняла своими кочевьями Актюбинский и Иргизский уезды Тургайской области и Уральскую область»10. Сходные сведения содержатся в работе М.К.Любавского, который писал: «Киргиз-кайсаки, кочевавшие на севере Туркестана в начале ХVIII века, были вытеснены со своих кочевий зюнгорским ханом Галдан-Чирином. Из трех орд, на которые делились киргиз-кайсаки, только одна Большая Орда осталась на преж¬нем месте, на верхней Сыр-Дарье и ее притоках, покоренная зюнгорцами, которые и заняли ее главные города Туркестан, Ташкент и другие. Средняя Орда передвинулась на север, от Сыр-Дарьи на Тургай, Ишим, Тобол и Уй, вытеснив отсюда часть башкир. Меньшая Орда, вопреки своему названию самая многочисленная, перешла Эмбу, отогнала кочевавших тут калмыков за реку Яик и пододвинулась вплотную к южным пределам Башкирии»11.
В исторических источниках содержится достаточное количество сведений, позволяющих установить ареал расселения южных башкир в период от средневековья до первой половины XVIII века. Этому вопросу и посвящена настоящая статья.
Как известно, хан Батый условно разделил Золотую Орду на три улуса: себе оставил западный улус, включавший земли от Дуная до Уральских гор, средний, простиравшийся от Урала и Западной Сибири до Аральского моря, передал брату Шайбану, восточный улус, расположенный на землях современного юго-восточного Казахстана, достался его брату Орда-Ичену. Со второй половины XIV века, когда иссяк род Батыя, шайбаниды становятся самой могущественной и авторитетной династией среди потомков Чингизхана. Некоторые её представители правили всей Золотой Ордой. После распада последней шайбаниды остались в своем улусе. В середине XV века в его северо-восточной части возникло Сибирское ханство, южнее образовалось государство кочевых узбеков. Во второй половине XV века шайбаниды-узбеки захватили у тимуридов Мавераннахр, а в начале ХVI века окончательно завоевали Хорезм. Освободившееся геополитическое пространство в северном Приаралье заняли ногайцы. Обширная Ногайская Орда включила в себя большую часть Башкирии, Северный Казахстан и часть Поволжья. В начале XVI века правое крыло Орды находилось в самом центре современного Казахстана: от Улу-тау оно доходило до среднего течения Сыр-Дарьи и охватывало северное побережье Аральского и Каспийского морей 12.
Ногайцы сыграли заметную роль на последнем этапе этногенеза башкир. О близком родстве этих двух народов писал еще первый оренбургский историк П.И.Рычков13. После того, как в начале XVII века прекратили существование Сибирское ханство и Ногайская Орда, земли Зауралья и северного Приаралья сделались родовыми владениями автохтонов-башкир.
Что же касается казахов, то они входили в улус Орда-Ичен-хана. Казахские ханы постоянно враждовали с шайбанидами и ногайскими мурзами. В середине XV века при ханах Джанибеке и Гирее казахи и вовсе отпали от Джучиева улуса и откочевали в район реки Чу. Здесь и начало складываться Казахское ханство. Иногда казахским ханам (Касиму в 1510-х, Хакназару в 1570-х годах) удавалось временно захватывать южные территории своих соседей.
Русские источники начинают упоминать о казахах с начала XVI века. В «Книге Большому Чертежу», составленной в конце XVI века, северные казахские владения фиксируются в бассейне реки Сары-Су и песках Кара-Кум, то есть, на территории западной части современной Карагандинской и северной части Кызылординской областей14.
В 1610-х годах прикочевавшие с Алтая калмыки прогнали ногайцев за Волгу, а казахов оттеснили к верховьям Сыр-Дарьи и в Семиречье. Рычков, например, об этом событии пишет так: «...Лоузан и Елденг (которые извест¬ного Аюки-хана деду были братья родные), согласясь с некоторыми подвластными им людьми, от зюнгорцев отделились, и, усилясь над татарскими народами, кои тогда находились в тех местах, где ныне по большей части киргиз-кайсаки кочуют, оными овладели и, во-первых, со всеми своими людьми пришли к реке Эмбе ... потом перешли к Яику» 15.
Калмыки пытались утвердиться и в южной части современной Башкирии, но получили отпор. Тогда российские власти поддержали своих подданных: несколько раз совместные башкиро-русские отряды вступали в сражение с пришельцами. Поэтому калмыки были вынуждены чередовать военные действия с переговорами. В июне 1630 года в Москве послы тайши Далая «били челом, чтоб царское величество велел им кочевать по Ембе реке, где кочевали алтыульские мурзы...»16
Ногайцы и башкиры с 1557 года были подданными России и, очевидно, поэтому калмыки признавали земли в бассейне Эмбы принадлежащими российской короне. Осенью тайше пришло повеление, чтобы они « ... в Уфинском бы уезде и в башкирских вотчинах по Ембе и в Казачьей Орде и по Яицким вершинам не кочевали, и чтоб от них, калматцких людей, Уфинского уезду башкирцом и Большим Нагаем задоров и утиснения не было...»17
Существуют документы, напрямую свидетельствующие о том, что земли северного Приаралья принадлежали башкирам. В 1668 году башкир Кип чакской волости Чюрак Беккулов направил челобитную о том, что он «Великого государя в казну платил ясаку с речки Уила за Яиком по три лисицы, а владеют де ею ныне калмыки, и того де ясаку взять негде»18. Башкиры Кипчакской, Бурзянской и Тамьянской волостей Ногайской дороги Уфимского уезда имели вотчины и по реке Иргиз. В российских документах 1640—1670, 1700 годов сообщается об их промыслах в этой местности: охоте на бобров, сайгаков и тарпанов. Причем, упоминаемые притоки: Большой и Малый Талдык, Тысай, Баксайыс19 не оставляют сомнений в том, что речь идет именно о реке Иргиз, протекающей в нынешней Актюбинской области.
Известно, что башкиры были владельцами знаменитого Илецкого соляного месторождения. 12 августа 1721 года уфимский обер-комендант Иван Бахметев докладывал в Камер-коллегию: «Илецкая соль родится на степи на пещаном месте на их ясачной земле... исстари отцы и деды их довольствовались солью, что брали из оной реки, за что и службу служили и ясаку давали из давних лет... Илецкая соль в расстоянии от Уфы, например, днях в десяти и больше, во владении имеется Уфинского уезду башкирцов...»20
Заслуживают внимания и следующие факты, относящиеся к периоду заселения казахами левобережья Яика. 18 ноября 1742 года первый оренбургский губернатор И.И.Неплюев сообщал в Сенат: «Ноября 3 числа в присланном письме Абдулхаир хан сам ко мне пишет с прошением, дабы ему в устье Кубацы реки в урочище Илека построить городок... и ежели де построится тот городок, то неподалеку жить было б способно. Ежели при Илеке тот городок строить, то по их кайсакскому состоянию не воспретить бы пользы соляной, понеже в том месте добычею соли вся Башкирия, також де и Оренбургская крепость пользуются» 21.
Разумеется, русское правительство само было заинтересовано в установлении контроля над стратегически важным объектом, и поэтому Илецкое месторождение с 1753 года стало первым русским владением за пределами первоначальной границы Оренбургской губернии.
Позднее Рычков писал: «Илецкая крепостца, или защита, на самом том месте, где добывают славную илецкую соль, от Оренбурга за реку Яик прямо в киргиз-кайсацкую степь расстоянием 62 версты, около которой и киргизцы часто кочевьями своими располагаются. Добывание оной соли уже издавна на том месте сперва от башкирцов, а потом и от крепостных обывателей чинилось уже в прошлом 1753 году октября 26 числа...»22
Башкирам было запрещено самовольно пересекать оренбургский кордон и находиться на своих бывших вотчинах. Но они, несмотря на двойную опасность, нарушали этот запрет. Так, башкир Елчикай Кутукаев из д. Сарыш Сарыш-Кипчакской волости показал 12 марта 1742 года в Уфимской провинциальной канцелярии, что «ныне тому пятой год во время башкир¬ского замешания кочевали на оной Ногайской дороге (выделено мной. — С.Т.) разных волостей з башкирцами за Яиком рекою на устье Имбей реки. Напав на них киргиз-кайсаки Средней Орды владения Аблай салтана в трехстах человеках и взяли нас к себе в плен... »23
О том, что Эмба, Иргиз и Тургай были не самыми отдаленными вотчинами башкир, свидетельствует «Представление» И.К.Кирилова от 1 мая 1734 года на имя императрицы Анны Иоанновны, где сообщается, что « ... у Аральского ж озера, у гор Кагкарат, недалеко от башкирского владения есть саморудные квасцы, кои берут киргизцы ж...» 24
Итак, приведенные факты убедительно свидетельствуют о том, что в начале XVIII века башкирские земли уходили далеко за Яик, вплоть до берегов Аральского моря.
Нельзя сказать, что казахские историки обходят молчанием события, связанные с джунгарским нашествием. Напротив, этот драматичный период в казахской истории получил широкое освещение в трудах по истории Казахстана. Приведем несколько цитат: «Тысячи казахских аулов из южных и юго-восточных районов Казахстана откочевали к рекам Эмбе, Яику и Илеку, на Орь и Уй. В сентябре 1725 года уфимский воевода сообщил в Петербург: «Киргиз-кайсаки с женами и детьми великим собранием идут к реке Илеку, и их, каракалпаков и кайсаков разбил контайша...» Такие же сведения поступали из районов Эмбы, Яика25. «Одновременно с продвижением части казахских родов Младшего жуза в северо-западном направлении к Яику, другая группа родов Младшего жуза и многие роды Среднего жуза устремились на север, до рек Орь, Уй, Илек и Тобол, продвинувшись к Уральским горам, где казахи потеснили живших там башкир Ногайской и Сибирской дорог»26.
В действительности же башкиры были потеснены не около Уральских гор, а к Уральским горам.
Хан Младшего жуза Абулхаир проторил дорогу на Урал и в Поволжье еще в начале ХVIII века, когда по приглашению предводителя башкирского восстания 1707—1711 годов Алдара Исекеева прибыл в Башкирию и был объявлен ханом27. Несомненно, в 1723 году он вел своих людей к россий¬ским границам, руководствуясь определенным планом. Летом 1723 года казахи прогнали калмыков тайши Доржи Назарова с Эмбы к берегам Яика. Следующим летом совместный отряд казахов, каракалпаков и башкир напал на кочевья Доржи в междуречье Яика и Волги28.
С именем Абулхаира связано судьбоносное событие в истории казахского народа. После победы над джунгарами в 1729 году у озера Балхаш хан вернулся к берегам Яика и, при посредничестве башкирского тархана Алдара Исекеева, обратился за протекцией к русскому правительству. В 1731 году казахи Младшего жуза стали подданными России.
Историки до сих пор спорят о подлинных причинах, побудивших Абулхаира пойти на такой шаг. Высказываются прямо противоположные мнения: одни говорят о вынужденных действиях хана, желавшего спасти свой народ от джунгарского порабощения, другие подозревают его в эгоизме и политическом авантюризме.
Не вдаваясь в эту полемику, выскажем предположение, что в политических планах казахского лидера имел место еще один существенный аспект. Для того, чтобы пояснить свою мысль, приведем цитату из статьи С. Г. Кляшторного: «Особенно трагичным было положение Младшего жуза, вытесненного со своих кочевий на север и попавшего под удары башкир, каракалпаков, бухарцев, волжских калмыков и яицких казаков, недовольных перекочевкой жуза к Уралу. Принятие российского подданства и защиты резко изменило обстановку. Военная опасность была минимизирована, а со стороны калмыков, казаков и башкир — и вовсе устранена. Новые богатые пастбища по Эмбе, Иргизу и Яику позволили родам Младшего жуза в скором времени возродить хозяйство»29.
Иными словами, Абулхаир хотел узаконить присутствие казахов на территории Русского государства, закрепить «де-юре» их права на новые зем ли. Мы согласны с подобной трактовкой. Известно, что хан хотел, с помощью русского правительства, обзавестись новой резиденцией в устье Ори.
Дальнейшие события хорошо известны. В 1734 году по указу правительства была организована Оренбургская экспедиция. В ходе подавления башкирского восстания вдоль Яика была возведена крепостная линия. Заяицкие земли с тех пор стали называться «степью кочующих киргиз-кайсаков».
Один из первых исследователей башкирского восстания 1735—1740 годов А.И.Добросмыслов так объясняет его причины: «...башкиры во главе с Кильмяк-Абызом... пришли к заключению, что с постройкой города и крепости на устье Ори Башкирия постепенно будет окружена с восточной стороны и таким образом навсегда войдет в состав России, и, кроме того, не будет никакой возможности возвратить от киргиз те земли (северные части нынешней Тургайской области), которые они отняли у них...»30
О том, как отреагировали башкиры на утрату своих земель за Яиком, можно судить также по показаниям участника восстания Сапара Осипова, рассказавшего следующее: «...А по выступлению оных Кирилова и Тевкелева для строения города Оренбурха оной башкирской народ разных дорог и волостей всем мирским советом разсуждали, что де оные каштаны (т. е. предатели, — так башкиры называли своих старшин, принявших участие в дипломатической миссии А.И.Тевкелева в Казахстан в 1731—1732 годах и согласившихся отдать свои земли под строительство Оренбурга31) ездили в Санкт-Питербурх и оболгали государыню, якобы киргиские народы будут подданные, от которых уже, как всегда разорение есть, а издревле пожалованные нам земли и угодья ныне отнимаются для оного непостоянного народу... »32
Знание исторической географии региона необходимо для правильного понимания его истории. В нашем случае это важно для системного анализа башкиро-казахских и российско-казахских отношений. В течение первой половины XVIII века на землях, принадлежавших российской короне, происходил процесс смены фактических владельцев. В результате вхождения Младшего жуза в состав России и образования Оренбургской губернии появляются новые хозяева левобережья Яика — казахи. Русская администрация довольствуется тем, что укрепляет свое положение в Башкирии и получает реальные виды на земли, принадлежавшие ей формально с середины ХVI века.


П р и м е ч а н и я

1 История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней /С.Б. Баишев, Е.Б.Бекмаханов, М.П.Вяткин и др. Т. 1. — Алма-Ата, 1949. С.146.
2 История Казахской ССР/М.О.Ауэзов, С.Б.Баишев, И.С.Горохводатский и др. Т. 1 — Алма-Ата, 1957. С.149.
3 История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней: В 5 т./А.И.Нусупбеков, Б.С.Сулейменов, В.Я.Басин, А.С.Сабырханов. Т.3. — Алма-Ата: Наука, 1979. С.14.
4 История Казахстана с древнейших времен до наших дней: В 5 т. /К.С.Алдажуманов, М.Х.Асылбеков, Ж.К.Касымбаев, М.К.Козыбаев. Т.З. — Алматы: Атамура, 2000. С.96-97.
5 История Республики Казахстан /А.Кузембайулы, Е.Абил. Астана, 1999. С.169, 171.
6 Востров В.В., Муканов М.С. Родоплеменной состав и расселение казахов (конец XIX- начало XX в.) — Алма-Ата: Наука, 1968. С.200.
7 История Башкортостана с древнейших времен до 60-х годов XIX в./Отв. ред. Х.Ф. Усманов. — Уфа: Китап, 1996. С.222.
8 История Башкортостана с древнейших времен до наших дней: В 2т./И. Г.
Акманов, Н.М. Кулбахтин, А.З. Асфандияров и др. Т. 1. — Уфа: Китап, 2007.
С.111.
9 Томашевская Н.Н. От социального пространства к социальному времени.
Опыт этнической истории башкирского этноса в новое время. — Уфа: Китап, 2002. С.22.
10 Добросмыслов А.И. Тургайская область. Исторический очерк. Т.1 — Тверь,1902. С.3-4.
11 Любавский М.К. Обзор истории русской колонизации с древнейших времен и до ХХ века. —М.: Изд. Моск. ун-та, 1996. С.500.
12 Трепавлов В.В. История Ногайской Орды.— М: Восточ. лит-ра РАН, 2001. С. 54, 93,179,205.
13 Рычков П.И. Топография Оренбургской губернии. — Уфа: Китап, 1999. С.50.
14 Книга Большому Чертежу /Подг. к печ. и ред. К.Н. Сербиной. — М.-Л.: Изд. АН ССР, 1950. С.95.
15 Рычков П.И. Ук.соч. С.74.
16 Русско-монгольские отношения 1607-1636. Сб. док./ Отв.ред. И.Я. Златкин, Н.В.Устюгов. М.: Изд. восточ. лит-ры, 1959. С.154.
17 Там же. С.159.
18 Асфандияров А.З. Башкирские тарханы. — Уфа: Китап, 2006. С.147.
19 Науч. архив Уфим. Науч. Центра Рос. Акад. Наук-Ф.23. Оп.1. Д.7. Л.29 об.; Материалы по истории Башкирской АССР / Отв.ред. А.П. Чулошников. — М.,1936. Ч.1. С.204,428.
20 РГАДА. Ф.248. Кн.613. Л.808-808 об.
21 Там же. Кн. 147. Л.34 об.
22 Рычков П.И. Ук. соч. С.179.
23 РГАДА. Ф.248. Кн.136. Л.134.
24 Казахско-русские отношения в XVI—XVIII веках. (Сб. док. и мат). — Алма-Ата, 1961. С.111.
25 История Казахской ССР/М.О.Ауэзов, С.Б.Баишев, И.С.Горохводатский и др. Т. 1. — Алма-Ата, 1957. С.235.
26 История Казахстана с древнейших времен до наших дней: В 5 т. /K.C.Алдажуманов, М.Х.Асылбаев, Ж.К.Касымбаев, М.К.Козыбаев. Т.З.— Алматы: Атамура, 2000. С.107.
27 Материалы по истории Башкортостана. Т.VI /Под ред. Н.В. Устюгова. — Уфа: Китап, 2002. С.102.
28 Ерофеева И.В. Хан Абулхаир: полководец, правитель и политик. — Алматы: Санат, 1999. С. 132-135.
29 Кляшторный С.Г. Россия и тюркский мир Евразии: российско-казахстанская геополитическая модель // Евразийство: проблемы осмысления (по итогам международной научной конференции 14-15 сентября 2002 г.). — Уфа: Восточ. ун-т, 2002. С. 118.
30 Добросмыслов А.И. Башкирский бунт в 1735, 1736 и 1737 г. // Труды Оренбург. уч. архив. комиссии. Вып. VIII. — Оренбург, 1900. С.9.
31 Гос. архив Оренб. обл.Ф. 1. Оп. 1. Д.1. Л. 114.
32 Материалы по истории Башкортостана. Т. VI. С. 659.

Салават Таймасов


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018