МИНУТЫ БЛАЖЕНСТВА И ВОСТОРГА

   В музыкальном искусстве нашей республики есть выдающиеся личности, которые своим талантом, титаническим трудолюбием, уникальностью всей своей творческой натуры на протяжении не одного десятка лет обеспечивают высочайший статус искусства, которому служат преданно и самозабвенно.
   Одна из самых ярких, колоритных фигур этого блистательного ранга — главный хормейстер Башкирского государственного театра оперы и балета, заслуженный деятель искусств России и Башкортостана, профессор Эльвира Хайретдиновна Гайфуллина.
   Она пестует свой коллектив на протяжении вот уже 23 лет. В этой статной, красивой женщине с удивительно целеустремленным характером, нечеловеческим трудолюбием, позволяющим сочетать в себе и тонкого, эмоционального музыканта, и незаурядного организатора, самым главным является безграничная любовь к своему делу.

Родом из детства

 

Кто бы из янаульской родни и друзей этой нежной девочки, напоминающей своим хрупким изяществом и черными с поволокой глазами трепетную газель, мог предположить, что она в будущем превратится в энергичного, уверенного в себе руководителя,  которому по плечу оказалось  совершить настоящую революцию в деятельности хора БГТОиБ.

 Эльвира  Гайфуллина: Я  появилась  у моих родителей довольно поздно. Отцу к моменту моего рождения было 53 года, а маме — 34. Оба они были в Янауле известными людьми. Отец,  Хайретдин Ямалетдинович,  работал председателем Янаульского  райисполкома и первым в наших краях  был награжден  орденом Ленина, а также был первым директором МТС, а мама, Рабига Гибадатулловна, – много лет была заведующей детским садом. В нашей семье часто звучала музыка – отец хорошо играл на гармони, а у мамы был очень красивый голос, она замечательно пела народные песни. И  эта атмосфера не могла не повлиять на меня. Я любила музыкальные передачи по радио, с удовольствием бегала  на кинофильмы, в которых пели и танцевали. Моим кумиром была Любовь Шевцова в фильме Сергея Герасимова “Молодая гвардия”. Я старалась подражать ей, выступая в домашних концертах с песнями и танцами.  Однажды к нам приехал мой двоюродный брат, певец Хусаин Мазитов, который одновременно с оперным театром в то время работал  преподавателем в Уфимском музыкально-педагогическом училище. Увидев мое импровизированное выступление, он сказал: “Тебе надо учиться в нашем училище!”  Так после окончания школы я оказалась   в Уфе, успешно выдержала экзамены и  стала учащейся Уфимского музыкально-педагогического училища.

 

Рождение пианистки

 

Первым преподавателем  Эльвиры  в музыкально-педагогическом училище стала Роза Макаримовна Утяшева,  которая с самого  появления в экзаменационном классе красивой  янаульской девушки запомнила ее. А потом открыла в своей ученице очень много привлекательных качеств, и среди них огромное трудолюбие, постоянное стремление  постигать что-то новое и самое главное — одержимость в учебе, умение безоглядно отдаваться музыке, которая  уже тогда стала смыслом ее существования.

Э.Г.:С музыкально-педагогическим училищем у меня  связаны  самые светлые  воспоминания. Помню, с каким азартом я постигала азы своей будущей профессии. Вставая в 5 часов утра, я занималась по 12 часов.  Ведь я  не окончила музыкальную школу, и игру на фортепьяно пришлось осваивать только в училище. К 1968 году я, наконец, ощутила первые  плоды своего упорства. И тут произошло событие, которое стало в моей жизни важным. Мой педагог Роза Макаримовна научила меня играть так, что к концу этого года я уже смогла освоить концерт Дмитрия Кабалевского для фортепьяно с оркестром.

К ноябрьским праздникам во Дворце культуры имени Орджоникидзе тоже готовился концерт. И тут выяснилось, что внезапно заболела известная пианистка Евгения Пупкова, которая должна была в нем играть. Концертмейстер и пианистка нашего училища Земфира Ильбаева  предложила мою кандидатуру.  Так я появилась на репетиции оркестра. Знакомство с музыкантами запомнилось мне на всю жизнь. Не только потому, что я жутко волновалась, но и потому, что я встретила там свою судьбу. Я увидела среди членов этого оркестра очень обаятельного молодого человека, в которого влюбилась с первого взгляда. Впоследствии Эдуард Гайфуллин стал моим мужем, моим другом,  моим главным советчиком, ведь он музыкант и как никто понимает меня, поддерживает и вдохновляет.

Тот концерт прошел с большим успехом, и я была счастлива от того, что в этом была и доля моих стараний.

…Эльвире Гайфуллиной повезло в том, что в ее жизни в разное время встречались люди,  которые сыграли решающую роль в становлении  ее как мыслящего профессионала. И прежде всего следует назвать человека, которого она вспоминает с благоговением.  Это был  Михаил Петрович Фоменков, крупный музыкант в хоровом искусстве. Все его ученики по сей день считают его своим  первым наставником, привившим любовь к музыке на всю жизнь.

Он  вел хоровой класс в музыкально-педагогическом училище, а по существу вся жизнь в нем кипела вокруг него. Ведь именно Михаил Петрович Фоменков, не устает повторять  главный хормейстер башкирской оперы, заложил фундамент, на котором базировалась в дальнейшем   вся ее   творческая жизнь.  Эльвира Хайретдиновна по сей день ценит своего любимого педагога  за безупречный музыкальный вкус, его фантастическую эрудицию,  уникальность педагогического дара.

В ноябре прошлого года, в  день рождения мастера она собрала нескольких учеников и почитателей М.П.Фоменкова и организовала телепередачу, посвященную его памяти.

А потом был Аркадий Миронович Минков, который  после Фоменкова, непревзойденного мастера в искусстве хородирижерском, стал для Эльвиры Гайфуллиной еще одним замечательным педагогом.  Аркадий  Миронович был  не только талантливым  пианистом, но и аранжировщиком,  композитором, а по первой профессии — кларнетистом.  И просто неповторимой личностью.

Э.Г.: После окончания музыкально-педагогического училища я попала сразу же на третий курс вечернего отделения Уфим­ского училища искусств. И была счастлива, что стала ученицей Минкова, о котором была  давно наслышана. Два года общения с этим  удивительным человеком  дали мне тот бесценный духовный и профессиональный багаж, который  помогает мне по сей день. Школа игры на фортепьяно, которую усваивала на уроках у Аркадия Мироновича, очень пригодилась в будущем, особенно когда я стала руководить хором Башкирского театра оперы и балета.

 

Семья

 

Та первая встреча Эльвиры Каримовой и музыканта Эдуарда Гайфуллина на репетиции во Дворце культуры имени Орджоникидзе  взволновала и запомнилась  не только ей.

“Эльвира покорила меня не только своей яркой красотой, — вспоминает Эдуард Зюферович, —  но и своей смелостью. Ведь она, будучи лишь студент­кой  музыкально-педагогического училища, не побоялась сыграть с большим  оркестром  сложный  концерт.  Нас навсегда связала и любовь к музыке, и большое чувство”.

Об отношении его к своей супруге, с которой Эдуард Гайфуллин прожил 37 лет, лучше самого длинного рассказа говорит всего лишь одна фраза, сказанная им совсем недавно:  “Когда она играет на фортепьяно, в каждом ее пальчике звучит и хор, и симфонический оркестр”. Не правда ли, потрясающе поэтично, а сколько  в этих словах любви и понимания  близкого человека!

После  окончания школы военных музвоспитанников  Эдуард Зюферович поступил в Московский государственный музыкально-педагогический институт имени Гнесиных. Его любимым инструментом стал фагот, о котором он может рассказывать часами. Он  считает, что несмотря на то, что этот инструмент  не очень известен  для людей,  далеких  от музыки,  возможности  его безграничны. И  постигать их можно всю жизнь, не уставая удивляться красоте и яркости   звучания  этого уникального чуда.

Э.Гайфуллин без труда поступил в институт имени Гнесиных.  К тому времени они с Эльвирой уже были женаты. И муж очень хотел, чтобы и любимая жена последовала его примеру. Но Эльвира не решилась уехать надолго из родных мест из-за родителей, которые к тому времени  частенько болели.  

В 1970 году в молодой семье родился первенец — сын Рамиль.  Они были молоды, без ума влюблены  в друг друга и обожали своего малыша.

Прекрасный музыкант, заслуженный деятель искусств РБ Эдуард Гайфуллин мог  после окончания института имени Гнесиных сделать в столице отличную карьеру, которую прочили в один голос все его знаменитые педагоги.  Но  ради семьи вернулся в Уфу. В разное время был директором средней специальной музыкальной школы, деканом вокально-инструментального факультета УГИИ. Доцент Гайфуллин воспитал более 40 талантливых учеников, которые играют сейчас в разных театрах страны и за рубежом. Но глав ная его любовь — симфонический оркестр театра, в котором он работает сейчас концертмейстером группы фаготов, где  все музыканты, играющие на  этом инструменте, а также на гобое — его воспитанники.

В 1979 году в семье Гайфуллиных родился второй ребенок — Тимур. Оба сына  на сегодняшний день — состоявшиеся люди. После окончания УГАТУ пошли учиться в Башкирскую академию государственной службы и управления при Президенте РБ.  Рамиль учебу уже завершил и  работает начальником отдела оперативно-зонального контроля Управления собственной безопасности Министерства внутренних дел. А Тимур  наряду с техническим образованием, как и старший, имея за спиной ССМШ, делит себя между двумя профессиями — экономиста (работает ведущим специалистом по экономике и марке­нтингу в компании “Дельрус”) и концертмейстера хора БГТОиБ. Параллельно учится в БАГСУ, получая юридическое образование. Кстати, будучи еще учеником ССМШ, Тимур дважды  становился призером республиканского конкурса имени Наримана Сабитова, был стипендиатом программы  “Новые имена”. И если бы он решил дальше учиться на фортепьянном отделении вуза, считают родители, то из него получился бы одаренный пианист.

Рамиль: Как часто это бывает, когда родители работают в театре, дети растут за кулисами. Так было и с нами с братом. Конечно, музыкальной школы мы не миновали. А во всем остальном я рос самым обыкновенным мальчишкой. Не знаю, что больше всего волнует сегодняшних ребят. Но меня в детстве больше привлекали хоккей и футбол, одним словом, улица. Спортом я занимался и позже, в вузе. А в 93-м  шла уже перестройка, и стать инженером мало кого привлекало, и я пошел работать в милицию, так как считаю, что там работают настоящие мужчины.

 Если говорить о воспитании, то я должен прежде всего вспомнить своего деда, который был для меня огромным авторитетом.  Он уделял мне много времени, многому научил. А друг моего отца, сотрудник уголовного розыска  Фаниль  Ахметович Галеев своими увлекательными рассказами о буднях милиции заразил меня романтикой труда этих бесстрашных людей и сыграл решающую роль в выборе профессии. Но театр, тем не менее, остался со мною навсегда. Мы оба с  Тимуром даже выходили на сцену в некоторых массовках оперных спектаклей.  Я, а теперь и моя семья, не пропускаем ни одной оперной премьеры и концерта хора театра. К сожалению, я не так часто, как хотелось бы,  вижусь сейчас с родителями. Они очень занятые люди, особенно мама. Она почти не бывает дома. И тем не менее, умудряется заниматься с моими тремя сыновьями. Я горжусь ею не только потому, что она уникальный профессионал, но и преклоняюсь перед ней за то, что очень честный, принципиальный человек. Этому она учила и нас с братом, а теперь мама — огромный авторитет для своих внуков. Они  её просто обожают. Я был свидетелем того, что маме не раз в жизни приходилось очень трудно.  Далеко не всем нравилась ее прямолинейность, но  именно за это качество ее очень уважают  в театре. Благодаря своему сильному характеру она добилась таких больших успехов в профессии.

Тимур: Для меня хор БГТОиБ — родной дом. Ведь я буквально вырос в нем. Многие сегодняшние артисты хора помнят меня совсем маленьким – 3—4-летним. Я обожал ездить с хором на гастроли,  лазить по всем уголкам театра, наблюдая, как готовятся к спектаклю костюмы и реквизит, ведь все это можно было потрогать руками. Театр — удивительный мир.

Конечно, в том, что театр, хор стали неотъемлемой  частью моей жизни, большую роль сыграла мама. Я преклоняюсь перед ней как перед музыкантом и считаю её  непререкаемым авторитетом. И я счастлив от того, что так считают очень многие люди.

 

Незабываемые встречи

                

Со своей  будущей профессией хормейстера Эльвира Гайфуллина определилась, уже став студенткой Уфимского государственного института искусств, поступив  на специальность “Хоровое дирижирование”.  Помимо дирижирования, по своей инициативе она училась по фортепьяно у известного пианиста и педагога Рустема Мансуровича  Губайдуллина.

Э.Г.: В институт  имени Гнесиных я все-таки поступила, но уже в  качестве аспирантки. Это было в 1982 году. Я была безумно счастлива от того, что  была зачислена на стажировку к научному руководителю,  всемирно известному  руководителю Московского камерного хора, профессору, лауреату государственной премии имени Глинки, народному артисту СССР Владимиру Николаевичу Минину. Он  помог мне по-новому взглянуть на мою  будущую творческую жизнь, профессию музыканта. При первой встрече он сказал: “Приходите на мои репетиции, сидите, смотрите, слушайте”. Я сидела на этих уроках, не ше лохнувшись, с широко раскрытыми глазами, стараясь вникнуть в каждую произнесенную им  фразу, все за ним записывала. Мне хотелось постичь ту эстетику вокала, которая приводит  слушателей в восторг. У меня было такое чувство, что эти уроки дает сам  бог! В Гнесинке мне посчастливилось встретиться еще с одним замечательным педагогом — Людмилой Андриановной Поповой, ученицей знаменитого Юрлова. А с ним дружил мой любимый уфимский педагог  Михаил Петрович Фоменков.

Сколько бы лет не прошло с того замечательного  времени, мои мысли то и дело  возвращаются к этим  удивительным людям, встречи с которыми  подарила мне судьба. Она словно говорила мне:  “Учись, радуйся тому, как тебе повезло. А потом дело за тобой — сумей вложить в свою будущую работу  эти  бесценные уроки!”

…Я уверена в том, что уфимцы, которым посчастливилось попасть на спектакли (оперы “Дон Карлос”, “Аида” и  “Салават Юлаев”), которые поставил на сцене БГТОиБ  главный дирижер  Белорусского государственного театра оперы и балета,  народный артист СССР Ярослав Вощак,  пом­нят их до сих пор.

Дирижеров много,  но таких, которые обладают хорошим знанием специфики голосов, вокальной технологии, высоким мастерством, безупречным вкусом, по-моему,  единицы. И то, что Ярослав Антонович поставил в нашем театре три спектакля, я считаю огромной удачей для театра и, прежде всего, для тех, кому посчастливилось с ним работать. Мне было  очень интересно наблюдать за ним в творческом процессе. В начале 80-х, когда я ещё не работала в театре, я старалась не пропускать ни одной репетиции Вощака с хором, оркестром, солистами. Знала, как мне это нужно, как это пригодится  в моей будущей жизни музыканта. Помню, шла  работа над оперой “Дон Карлос”. Я  старалась понять, что он хочет, чего добивается в работе с разными творческими  структурами. Несмотря на свою молодость, я отчетливо понимала, что с Ярославом Антоновичем в наш театр пришел совершенно новый уровень мышления, отношения к оперному спектаклю. Сегодня я вижу: Ярослав Вощак был ярким  последователем  дирижеров, блиставших в первой половине ХХ века, к примеру, таких, как Артуро Тосканини.

 

На посту главного хормейстера

    

Когда Эльвира Гайфуллина в 1984 году была назначена  главным хормейстером  в БГТОиБ,  этот коллектив переживал далеко не самые лучшие свои времена. В нем всего было чуть больше 30 человек. В основном хор состоял из певцов, не имеющих специального образования.

Одним словом, он не соответствовал времени. Назрела необходимость в решительной реорганизации одного из важных в театре творческих коллективов.

С чего она начала свою работу?

Э.Г.: Работа хормейстера, на мой взгляд – это огромный труд, терпение, фанатизм.С первого дня я поняла, какой огромный круг проблем предстоит мне решать. Мне бы не хотелось сегодня говорить  что-то плохое в адрес  прежнего руководителя хора.  Наверное, было немало объективных причин  в том, что коллектив не был укомплектован долж­ным образом. Тогда  мало кто имел даже среднее музыкальное образование. Прежде всего предстояло укомплектовать хоровые партии , а для этого необходим  был приток молодых. И я  приложила немало сил для того, чтобы в коллектив стали приходить молодые образованные специалисты. В этом мне помогла моя работа в Уфимском государственном институте искусств, где я преподавала с 1990 года, а с 1994 года по 2001 год заведовала кафедрой хорового дирижирования.     

Тому, что хор не имел  достаточного профессионального статуса,  способствовали  очень маленькие заработки артистов. Сколько сил, нервов было потрачено на то, чтобы  добиться  повышения разрядов для  моих подопечных,  а с ними заработков. Я считаю, что руководитель, который не заботится о материальном благополучии  своих подчиненных, никогда не  получит от них желаемой отдачи в работе. Хождение по кабинетам начальства было сопряжено с нервами, но мне было необходимо добиться уважительного отношения к моему коллективу, достойной оценки его труда. И так каждый день.  Нас часто  включают в самые разные концерты, и нередко хор подолгу работает без единого выходного. Я горда,  что благодаря моим усилиям  6 человек имеют звание заслуженного артиста республики. В первые годы  моей работы в коллективе были и такие, которые не стремились повышать свой профессиональный уровень, случались и прогулы, и срывы репетиций. По отношению к  таким приходилось проявлять твердость и расставаться.

Сегодня хор БГТОиБ — молодой, очень гибкий, высокопрофессиональный, надежный организм. Он основа, творческий фундамент любого оперного спектакля. За годы руководства хором Э.Гайфуллиной коллектив вырос в два раза. Начиная с 2003 года  ему  трижды в составе спектаклей  башкир­ской оперы, номинированных на государственную национальную премию, приходилось выступать в Москве. И каждый раз во время обсуждений были даны высокие оценки в адрес хора.

Половина артистов хора имеют высшее образование, остальные — в основном выпускники Уфимского училища искусств, двое окончили и двое учатся в аспирантурах разных вузов.

Среди них трудно найти человека, который не был бы самозабвенно влюблен в своего руководителя и безмерно ему благодарным за многое. Впрочем, дадим слово им самим.

Зухра  Байрамгулова, заслуженная артистка РБ, в хоре с 1980 года, окончила УУИ: Я очень хорошо помню, как Эльвира Хайретдиновна появилась в нашем коллективе: красивая, энергичная, с первого дня отлично знающая, что ей надо и во имя чего предпринимаются те или иные шаги. Нашего руководителя считают железным человеком. А разве можно было бы в большом творческом коллективе добиться таких результатов, каких добилась она, не имея твердого, принципиального характера. Да, она очень требовательная, строгая, непреклонная в достижении поставленной задачи. Мне все это очень нравится, потому что с таким лидером очень интересно работать. А как она заботится обо всех нас, как переживает! Мы многому у нее учимся, она буквально зажигает каждого из нас.

Вера Ромашова, в хоре с 1994 года, окончила БГУ и УУИ, аспирантка Казанской консерватории: Эльвира Хайретдиновна для нас все на свете – и любимый руководитель, и педагог, и  мама, если хотите, потому что большую часть своей жизни мы проводим  в театре, рядом с ней. Мы за ней как за каменной стеной. Она – одержимый, очень творческий человек, всегда  ставит перед нами каждый раз новые, все более интересные задачи. Мы с ней всегда находимся в состоянии увлекательного поиска.

О нашем хоре хорошо знают далеко за пределами  Уфы. Когда я приехала в Казань поступать в аспирантуру, то  не раз слышала: “У вас в театре такой сильный, такой замечательный хор!” Мне безумно приятно было это слышать.

 Андрей Коваленко, выпускник УГАИ, хормейстер и артист: Эльвира Хайретдиновна – мой педагог, которого я высоко ценю. У нее очень много учеников, которые ценят ее  за  щедрое сердце, за бесценный дар педагога, благодаря ей они стали настоящими профессионалами. Она — человек, который никогда не бросит тебя в трудную минуту, у которого  всегда можно найти поддержку  во всём. Я тоже, как и моя жена Вера, учусь в аспирантуре Казанской консерватории  на отделении оперно-симфонического дирижирования.  Моя мечта – стать таким же мастером своего дела, как Эльвира   Гайфуллина. Мне в жизни очень повезло, потому что встретился человек,  на которого можно равняться.

Гульфия  Байбурина, выпускница Самарского государственного института искусств, в хоре 12 лет: После окончания вуза я сначала работала в Башкирской государственной хоровой капелле, но меня не все там устраивало. Мне посоветовали попробовать себя в хоре БГТОиБ. И я сразу же поняла – это мое. Эльвира Хайретдиновна всегда очень доходчиво, ясно ставит перед коллективом задачу, добивается от нас того, чтобы мы почувствовали то, что поем, старались как можно ярче донести и красоту исполняемого произведения, и смысл его. А так работать всегда очень интересно! Мне очень нравится сама атмосфера в нашем коллективе – очень творческая, созданная нашим главным хормейстером. Мы очень дружные. Взять хотя бы наши капустники, в которых принимают участие абсолютно все. Это  тоже очень сплачивает коллектив. Театр стал моей жизнью. Я с огромной радостью иду и на репетиции, и на спектакли. И в этом заслуга нашего главного хормейстера.

Альберт Ахунов, окончил художественно-графический факультет БГПУ и УУИ, в хоре с 1990 года: Эльвира Хайретдиновна Гайфуллина – профессионал высочайшего ранга, удивительной музыкальной культуры, эрудиции. Она много дает своим артистам не только в области хорового пения, но и  в более широком смысле. Благодаря ей мы глубже и тоньше понимаем оперное искусство, произведения  композиторов, которые исполняем в многочисленных концертах.

Марина  Куликова, концертмейстер хора, заслуженная артистка РБ, окончила УГАИ, в хоре 21 год: Я познакомилась с Эльвирой Хайретдиновной во время нашей совместной работы в институте искусств. Она пригласила меня в свой хор, и с тех пор жизнь связала меня с этим прекрасным коллективом. Нас сблизило и то обстоятельство, что наш руководитель получила в свое время  фортепьянное образование. А оно развивает симфоническое мышление. Нам легко работается вместе, мы понимаем друг друга с полуслова.

Зубаир Хамитов,  директор хора, заслуженный артист РБ: Я в хоре       БГТОиБ 32 года, пришёл задолго до появления в качестве руководителя хора Эльвиры Гайфуллиной.  При ней наш коллектив очень изменился и в количественном, и, что самое главное, в качественном отношении. Если в первые годы моей работы в нем было около 30 человек, то сейчас коллектив имеет в своем составе около  70 певцов. На сегодняшний день  неу­станными стараниями Эльвиры Хайретдиновны хор полностью укомплектован по голосам. Наш хор знают не только благодаря театру. Его вы­ступления востребованы и за пределами оперных спектаклей. Ни один правительственный концерт не обходится без нашего участия.  Такой  авторитет коллектив приобрел, конечно же, благодаря таланту, фантастиче­ской энергии и работоспособности Эльвиры Хайретдиновны, ее высокому профессионализму. Она человек очень тре бовательный и к себе, и к своим подчиненным. Помню, как решительно она избавлялась от прогульщиков, лентяев, тех, кто считал, что можно работать спустя рукава.  Зато за эти годы из  коллектива не ушел ни один человек, который любит по-настоящему хоровое искусство и  ценит  возможность увлеченно, творчески  наполненно реализовать свои способности.       

 

Любовь моя — опера

 

Сколько  оперных спектаклей, в постановках которых всегда ярко, талант­ливо проявила себя как хормейстер-постановщик заслуженный деятель искусств России и Башкортостана, профессор Эльвира Хайретдиновна Гайфуллина? На этот вопрос, пожалуй, трудно ответить даже ей самой. Да разве дело в количестве? Важно другое – то, что она всегда  при подготовке их работала самозабвенно, тщательно выверяя каждый свой шаг, с упоением внедряясь в бескрайний эмоциональный мир произведения, созданного гением композитора,  добиваясь  того, чтобы хор  как можно ярче выразил мысли и чувства  его создателя,  когда несколько десятков человек  поют как один, в то же время  не теряя той многокрасочности, которая дана только хоровому исполнению.  Мало виртуозно владеть  искусством   управления огромным  коллективом,  важно уметь слышать в этом многоголосье каждого из своих подчиненных. А этого можно добиться лишь при  прекрасном знании  профессиональных  возможностей  всех своих певцов.

Евгения Скурко, музыковед, доктор  искусствоведения: Эльвира Гайфуллина – замечательный профессионал, чрезвычайно увлеченный своей работой человек. Ей под силу любые художественные задачи. К сожалению, в репертуаре БГТОиБ почти  нет современных опер, и я уверена, что работа над такими произведениями  значительно  обогатила бы и театр, и главного хормейстера.  Она бы с этим справилась тоже блестяще, и снова проявила бы свои незаурядные способности. Я считаю, что хормейстеров, равных Гайфуллиной, очень мало в нашей стране.

 Э.Г.: Среди опер у меня много любимых. Это: “Дон  Карлос”,  “Аида”, “Трубадур”, “Риголетто”Д. Верди, “Снегурочка” Н.Римского-Корсакова,  “Сельская честь” П. Масканьи, “Кахым-туря” З.Исмагилова, “Ме менто” С. Низамутдинова, “Фауст” Гуно и другие.  Все перечислить невозможно. Скажу одно — каждый из поставленных мною как хормейстером спектаклей дорог, потому что он выстрадан мною, пережит  не только умом, но и сердцем. Из последних большой след в душе оставила работа над  оперой “Аида” Верди с талантливым дирижером из Каира Надером Аббасси. Он  широко образованный человек, соединивший в себе две культуры —  европейскую (он учился в Швейцарии) и  восточную. И мне было очень интересно прикоснуться к этому  колоритному  искусству, хранящую в себе многовековую, древнюю историю. Встреча с Аббасси  была очень важной для меня, как хормейстеру, так как, если не считать небольшого опыта работы  в спектаклях “Тысяча и одна ночь” Амирова и “Ходжа Насретдин” Л.Исмагиловой,  моему коллективу впервые представилась хорошая  возможность петь в  балетном спектакле от начала до конца. Это был   спектакль “Кармина Бурана” К.Орфа. А потом хор стал полноправным участ­ником балетного спектакля “Зорба” М.Теодоракиса, который привезла на нуриевский фестиваль хореографическая труппа Каирского театра.  Вскоре мы успешно поработали в балете «Аркаим” Л.Исмагиловой, который после получения им Премии Правительства Российской Федерации был показан на Волковском театральном фестивале в Ярославле. Зрители города, в котором нет театра оперы и балета, были  потрясены, услышав  в хореографическом спектакле живое хоровое пение.

Кроме этого, мы  исполняли с симфоническим оркестром  и солистами кантату  К.Орфа “Кармина Бурано”, и это тоже было здорово.

Рустем Сабитов, композитор: Бесконечно уважаю этого мастера театрального искусства республики.  Впервые в истории  БГТОиБ Эльвирой Гайфуллиной был практически заново создан хор, который на протяжении вот уже более 20 лет работает не просто на удивление стабильно, но и год от года совершенствует свое мастерство, выходя на новые рубежи. И думаю, ещё не раз она будет удивлять и радовать нас своими достижениями. Мне, как композитору, импонирует тот факт, что наряду с классикой Эльвира Хайретдиновна трепетно относится и к произведениям башкирских композиторов, активно их пропагандирует.   

В 1995 году Э.Гайфуллина в содружестве с режиссером  Д.Абсалямовой соз­дала детскую хоровую студию при театре. До этого приходилось приводить детей, необходимых для участия в некоторых  операх, из  Хорового общества, ССМШ. Мысль о необходимости иметь свою детскую студию подсказал главному хормейстеру тогдашний главный дирижер театра В.Платонов.

Э.Г.: Мы  подошли к этой идее со всей серьезностью. Дали объявление в газетах. Отобранные дети имели не только занятия по пению, но и уроки по сольфеджио и актерскому мастерству. И, наконец,  в 1996 году устроили кастинг в три тура. При участии наших детей вскоре поставили сложный спектакль “Маленький трубачист” Б.Бриттена. Наша детская хоровая студия существует по сей день.

Одним из счастливых  событий в моей жизни  было дирижирование детскими спектаклями “Бременские музыканты” Г. Гладкова, “Терем- теремок” И.Польских, “Золотой цыпленок” Б.Улановского, моего любимого “Биндюжника и  короля” А.Журбина, а также постановка в 1991 году  детского спектакля “Лиза и Чародей” А.Маклакова. Я получила от этих работ огромное удовольствие.

.

За рамками оперного пения

 

Э.Г.: Для меня, как хормейстера, было очень важно вывести свой коллектив за рамки оперного пения. Я имею в виду, прежде всего, концерт­ную деятельность,  начало которой было положено в 1991 году.

Идея исполнения вокально-симфонических произведений в оперном театре принадлежала главному дирижеру театра Валерию Платонову. Мне эта идея очень понравилась. Ведь участие хора в исполнении таких сочинений развивает певцов, как солистов оперы, так и хористов. Половина коллектива не умела читать исполняемое произведение “с листа”, воспринимая его исключительно  “с голоса”, а не по нотам. Пришлось обучать их  пользоваться этой технологией.

 Так мы вышли на новый исполнительский этап. Помню, какой радостью для нас было выступление на Днях культуры Башкортостана в Москве.

…За  23 года хор БГТОиБ под руководством  заслуженного деятеля искусств РФ и РБ Эльвиры Гайфуллиной не раз радовал своего зрителя выступлениями вне оперных спектаклей. В Уфе есть немало людей, преданно любящих хоровое искусство, и  после исполнения этим  прекрасным коллективом  совместно с симфоническим оркестром таких серьезных произведений, как  “Стабат матер” Д.Россини, “Казнь Степана Разина” Д.Шостаковича, его        13-ой симфонии, вокально-симфонической поэмы  “Памяти С.Есенина” Г.Свиридова, духовных песнопений “Неизреченное  чудо”, которые свидетельствуют об отличной подготовленности и большом творческом  потенциале хора, возросшем авторитете самого театра.

Вот как откликалась пресса на эту замечательную область творческой жизни хора БГТОиБ:

“Его профессиональное состояние достойно высоких похвал. Говоря словами одного из композиторов “Могучей кучки” — это собрание людей, действующих  сознательно и самостоятельно”.

“Исполненная в дни Аксаковских праздников “Аскольдова могила” А.Верстовского показала, как вырос хор под руководством Э.Гайфуллиной”.

“Хор устроил уфимцам роскошный праздник, которому нет цены. Руководитель, главный хормейстер театра дала понять, что для хора нет жанровых ограничений, и оперный репертуар — всего лишь одна из его ипостасей. Потенциал его велик. Коллектив способен на многое: возьмет и поведет за собой в вечность, к высотам духовной музыки Ипполитова-Иванова и А.Гречанинова, вместе с Вебером, Гуно и Чайковским, заставит пережить минуты радости и ликования, познакомив с фрагментами малоизвестной  рок-мессы Л.Бернстайна. И в который раз подтвердит известную истину, что самый красивый и совершенный инструмент — человеческий голос”.

“Роскошный праздник”, о котором говорилось выше, — это концерт хора, и такое событие в Башкирском театре оперы и балета уже не редкость. Эти бенефисы пользуются у зрителей большой популярностью. Последняя такая встреча при переполненном зале состоялась в конце прошлого года и снова продемонстрировала неограниченные возможности  талантливого коллектива под руководством талантливого хормейстера. Одни названия исполненных в тот вечер хором произведений, таких, как каватина Нормы из оперы Беллини с солисткой Н.Сорокиной, “Радость – ритм” Д.Гершвина, “Маритана” Г.Свиридова с солистом Я.Абдульмановым  говорит о том, что он неуклонно развивается, идёт вперед, собирая в свою драгоценную шкатулку  жемчужины певческого мастерства.

 

Роберт Лютер, главный дирижер БГТОиБ : Этот концерт стал ярким событием и в жизни театра, и  всей культурной жизни республики. Такие мощные сольные выступления нашего хора – безусловно, ещё и ещё раз подтверждают творческую состоятельность  его руководителя.

В театре, какой бы его структуры не коснуться, львиная доля успешной  его деятельности  принадлежит руководителю. Бывает, уйдет он по какой-нибудь причине, а коллектив от этого никаких перемен не ощутит, ничего не потеряет. А вот отодвинь от хора Эльвиру Гайфуллину, ну буквально на один сантиметр, и этого хора не станет. Конечно, это образно говоря, но суть-то я выразил правильно. С первых дней своего появления в Башкир­ском оперном театре я ясно это понял. Как-то почувствовал силу её характера, способного подчинить своей воле творческий коллектив и  четко вести его к выполнению тех задач, которые она перед ним будет ставить.  Это очень  трудно, я отлично это знаю, так как  начинал свою карьеру с хорового дирижирования. Но только при таком условии возможен стабильный успех.  И я думаю, пока в театре будет такой человек, как Эльвира Гайфуллина,  будет слаженный, всегда работающий по высшим мировым стандартам, неизменно радующий зрителей хор.

 

Другие коллективы

 

Эльвире Гайфуллиной в её многогранной творческой жизни  пришлось работать  со многими коллективами. Вначале это были самодеятельные, к примеру, хоры кооперативного и авиационного техникумов. Признанием  таланта молодого дирижера явилось приглашение её  руководить старшим хором Хорового общества РБ.  Ведь оно под управлением З.Х.Губайдуллиной гремело тогда на всю республику.

Э.Г: Меня очень обрадовала возможность поработать с этим прекрасным коллективом – это было престижно. Затем последовала творческая встреча  с хором в моем любимом музыкально-педагогическом училище — с 1976 по 1980 год. Это был мой первый выпуск, я очень привязалась к моим подопечным, ведь  шла подготовка дипломированных специалистов. В период работы в УГИИ я вела хор в ССМШ, в нем было 80 ребятишек, среди них было немало талантливых мальчишек и девчонок, я очень их полюбила. Работать с детьми очень интересно, но это налагает и большую ответственность. 13 лет  было отдано хору УГАИ (тогда УГИИ). Было проведено огромное количество всевозможных концертов, в том числе и вместе с хором театра, где я уже в то время работала.

В прошлом году  подопечным Эльвиры Гайфуллиной стал еще один хор, который является теперь частью известного  фольклорного ансамбля песни и  танца “Мирас”, лауреата всевозможных престижных  фестивалей международного значения.  Причем, в названии этого коллектива слово “песни” появилось благодаря  хормейстеру Гайфуллиной и второму его руководителю, которым по приглашению Эльвиры Хайретдиновны стала ее ученица Нафира Ихсанова. Когда Эльвире Хайретдиновне предложили создать и возглавить  в этом коллективе хор, она долго думала. Ведь она по своему образованию и опыту работы академист, а здесь речь шла об искусстве, ос нованном на народном творчестве. Но  соблазн попробовать себя в  новом деле заставил согласиться. Буквально за несколько месяцев был создан  хор, в котором сейчас  27 человек. Это очень разные люди, имеющие  музыкальное  образование от среднего специального до высшего. Но благодаря энергии и целеустремленности  руководителей, они уже делают ощутимые успехи. Это подтвердил и последний концерт  “Мирас”а, где состоялась презентация хора, после которой   было высказано немало слов признательности и благодарности за сотворение “певческой” структуры прославленного коллектива.

Владимир Рихтер, генеральный директор БГТОиБ, заслуженный работник культуры РБ: Я знаю Эльвиру Хайретдиновну очень давно, ещё со времен учебы в УГИИ. Близко познакомился с ней, когда она приезжала к нам в Октябрьское музыкальное училище, когда  я был его директором, а она была назначена председателем экзаменационной комиссии. Это высокопрофессиональный, очень сильный руководитель, личность, безусловно, одна из ключевых фигур в нашем театре, определяющих его творческое лицо. Я просто не представляю театр без ее присутствия. Она достаточно жесткий человек, но вместе с тем очень эмоциональный. И благодаря соединению этих качеств с ее уникальной работоспособностью Эльвира Гайфуллина создала  свой прекрасный хор. Энергия, кипящая в ней, кажется, не имеет предела и границ. Но она очень хорошо умеет  направлять ее в нужное русло. Это человек, который настолько любит свое дело, что живет им ежеминутно, отдавая ему всю себя без остатка. Я был на презентации созданного ею хора в составе фольклорного ансамбля “Мирас” и очень порадовался тому большому успеху, который  имел ее новый коллектив.

…Да, главный хормейстер БГТОиБ – весьма востребованный человек. Наряду с напряженной работой со своим главным коллективом, Эльвира Гайфуллина успевает ставить, как хормейстер, спектакли в других театрах, например, в Екатеринбургской опере она  выпустила “Снегурочку” Н.Римского-Корсакова, “Травиату” Д.Верди, “Тоску” Д.Пуччини. Успешно поработала она 4 месяца в Турции, где  ее настолько полюбили, что  не хотели с ней  расставаться. А еще она  с удовольствием пестует своих учеников в среднего специальной музыкальной школе, студентов и аспирантов в Уфимской  государственной академии искусств. О высоком ее авторитете   руководителя и педагога говорит то, что её часто приглашают возглавить жюри всевозможных  музыкальных конкурсов. Когда в Оренбурге создавался институт искусств, постановку работы на  кафедре “Хоровое дирижирование” не мыслили без её помощи. По-другому и быть не могло, ведь она 7 лет возглавляла такую кафедру в уфимском вузе.

Э.Г.: …Всякий раз, когда я выхожу к хору и начинаю дирижировать, у меня  неведомо откуда появляются силы, которые заставляют забывать обо всем на свете, и я не  знаю и не хочу знать о том, что происходит вокруг, настолько меня  захлестывает эта волшебная, ни с чем  на свете несравнимая стихия вдохновения, творческого азарта. Причем, это вне зависимости от исполняемого хором произведения – сложное оно или простое, любимое мной или не очень. Я неизменно переживаю  минуты ниспосланного свыше блаженства, восторга. “Играя” на “инструменте”, называемом хором, испытываешь гамму таких разных и таких прекрасных чувств,  что сердце мое каждый раз переполняет огромное счастье.

Альда Валеева


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018