«Народ барач» Восточного Булгара: к этнической истории родов юрматы, юрми и буляр

Население Волжской Булгарии никогда не представляло собой единого этноса. Основное население Волжской конфедерации в ранние периоды ее истории состояло из нескольких племенных групп. В числе этих племен источники называют булгар, сувар, эсгель, берсула. Кроме того, нередко в контексте Булгарской конфедерации фигурирует баранджар1 . Для нас представляет интерес именно этот этноним. Вот что пишет об баранджарах Ибн-Фадлан: «Мы видели у них (в стране булгар. — Ю.Ю.) домочадцев одного «дома» в количестве пяти тысяч душ женщин и мужчин, уже всех принявших ислам, которые известны под именем аль-Баранджар. Для них построили мечеть из дерева, чтобы они молились в ней»2 .*
Этот же этноним нам известен из ряда источников фольклорного характера в форме «барач»3 . Ряд исследователей считает, что барач/баранджары являются если не основной, то значительной частью населения города Биляр4 .
В нашем представлении баранджар/барач есть не что иное, как один из племенных союзов Волжской Булгарии, костяком которой являлись башкирские племена. В составе рассматриваемого союза значительным компонентом были родственные между собой племенные объединения юрми и юрматы. Ранняя история этих родо-племенных образований была рассмотрена Р.Г. Кузеевым. По его мнению, история этих племен как в домонгольский, так и в золотоордынский период была очень тесно связана с булгарами. Так, этноним «юрми» перечисляется среди названий родов дунайских болгар. Он фигурирует в славяно-болгарском именнике, где некий Гастун «из рода Ерми… был наместником два года». В другом источнике — надписи на колонне IX века, найденной близ древней столицы дунайских болгар Плиски, также фигурирует род юрми в форме «ермиарис». Было установлено, что эти этнонимы (ерми и ермиарис) полностью совпадают и обозначают одно и то же племя. К тому же знаки, изображенные на керамике Плиски, абсолютно идентичны юрматинским тамгам5 . То есть идентичность определенной части дунайских болгар с башкирскими племенами Приуралья юрми/юрматы очевидны.
После ухода из Приазовья юрми/юрматы вместе с остальными булгарскими племенами переселяются на Волгу. В этот период союз разделился — частью ушло на Дунай, частью на Волгу6 . Очевидно, еще в тот период юрматы и юрми составляли в той или иной степени единое родо-племенное объединение.
Говоря о ранней конфедерации башкирских племен, весьма интересно мнение Б.С. Ильясова. Он, рассматривая раннюю историю башкир, приходит к заключению о некогда совместном проживании племен юрматы и куртугур, известных по средневековым источникам, в V—VI веках на территории Приазовья и Подонья. Ушедшая в конце V века часть куртугуров и юрматинцев вместе с другими племенами (байлар, юламан, гэйнэ, юрмый) образуют племенной союз и древнюю башкирскую народность. Судя по этнониму (где «баш» означает «главный», а «курт» — первая часть «куртугур»), главенствующую и этнообразующую роль в союзе играли куртугуры7 .
В Поволжье племена юрматы и юрми составляют часть населения государственного образования Волжская Булгария, очевидно, образовывая самостоятельный племенной союз барач. Для решения вопроса идентичности «народа барач» с ранними башкирскими племенными образованиями обратимся к сведениям башкирской летописи «Дафтар-и Чингиз-наме». В произведении речь идет о захвате городов Булгар и Биляр. После захвата первого Тимур осаждает Биляр. Хан города Самат сдает его без сопротивления. После Тимур дарит полную свободу вдове одного из умерших беков и двум ее сыновьям (Инсан-беку и Ихсан-беку). Инсан-бек с матерью переселяется «во внутреннюю сторону великой Волги, в горную сторону», а Ихсан-бек «прибывает на... реку Зай, на старую родину предков». Очевидные параллели мы находим в шежере племени юрматы. В этом отношении показательно шежере Татигас-бия, записанное в 1564—1565 годах. Шежере сообщает, что юрматинцы раньше кочевали в междуречье Зая и Шешмы. Об этом говорят и другие исторические предания, упоминая юрматинские земли еще западнее «в стороне Волги и Симбирска»8 . Далее также описываются события, хронологически совпадающие с содержанием первого источника: речь идет о «времени ханов Джанибека и Аксак-Тимура», когда «для юрта случились великие бедствия». Хотя рассказ об этом начинается с того, что отмечается кочевание в районе Зая и Шешмы, «во всех сторонах», ногайцев, применительно к отмеченному «юрту» говорится, что его население жило в «подчинении хана Амата Хамата» и в результате междоусобных войн ханов «юрт Амата Хамата разрушился. В результате с небольшим числом людей бежали на другую сторону Великого (Олуг) Иделя и нашли там место для юрта... на Черной реке (Кара елга). Тогда был 811 г.» (т.е. 1408—1409 гг. — Ю.Ю.). При Шейх-Дервише обосновались на реке Шадлык (Шадлек). Через некоторое время, когда бием был тот же Шейх-Дервиш, они обратно «переселились в древний юрт отцов — Зай и Шешму, где кочевали в разные стороны». В этом фрагменте мы обнаруживаем явные параллели с первым источником. Дело в том, что в шежере «народа бараж» одна из двух групп, как мы увидели, переселяется на внутреннюю сторону Олуг Иделя (т.е. на ее другую сторону). В то время Иделем считалась река Агидель9 , течение реки Камы от устья Агидели и собственно сама Волга. Если считать, что в шежере подразумевалась современная река Агидель, то это переселение Инсан-бека совпада ет с переселением юрматинцев на реку Шадлык, правый приток реки Бирь, впадающий с восточной стороны в реку Агидель. В шежере «народа бараж» далее нет упоминаний о переселившейся группе баражцев, вполне вероятно, это связано с тем, что они вернулись на древний юрт, к реке Зай. Так же, как и юрматинцы во главе с Шагали-бием по шежере Татигас-бия.
Фигурирующие в текстах антропонимы «Самат», «Амат» и «Амат Хамат» рассмотрены Д.Исхаковым и М.Усмановым10 . Под этими именами следует видеть одного человека — Самата. М.Усманов полагает, что он был сыном зятя хана Узбека, Иса-бека (Иса-гургана). Как полагает этот исследователь, в 1375 году в русских летописях как «Князь Астроханьский Салчей» упоминается именно сын Амата — Салчы11 .
При сравнении шежере «народа бараж» и юрматы, необходимо сказать, что основа у этих двух источников явно общая, но применительно к шежере юрматы, скорее всего, его предание претерпело большее влияние времени, нежели шежере «народа бараж». В первом, например, уже не видим тех этнонимов, которые мы видели в последнем. По версии родословной Татигас-бия народ «бараж» не известен, на его месте логично подразумевается юрматы; «безкыбак» и «калтак» также не упоминаются и заменены привычным для сказителей полиэтнонимом, обозначающим пришлое преимущественно тюркское население, — ногаи. Также имя Самата, как видим, получило окрас южного диалекта башкирского языка. То, что более сохранившейся и древней является версия шежере из «Дафтар-и Чингиз-наме», здесь очевидно, что шежере Татигас-бия является органическим продолжением шежере «народа бараж».
Уместно поставить вопрос об идентичности юрматы (а также некоторых других башкирских родо-племенных образований) с «народом бараж». Во-первых, как мы убедились, юрматы и «народ бараж» имеют одни и те же исторические предания. Причем шежере Татигас-бия есть как бы «деформированный» веками вариант шежере «народа бараж», к тому же является его своеобразным продолжением. Во-вторых, в других вариантах юрматинских шежере, совершенно не связанных с шежере Татигас-бия, фигурируют характерные для шежере «народа бараж» этнонимы: «калбак»12 , «айыры калбак»13 . К тому же на современной территории расселения юрматы, на востоке Ишимбайского района, находится деревня кипчакских башкир Калу-Айыры. Как видим, оно включает в свое название часть этнонима «айыры калбак» из шежере. В-третьих, в «Дафтар-и Чингиз-наме» после перечисления десяти потомков Ихсан-бека в числе родо-племенных атрибутов упоминается «кош кешан», по другой версии — «кос сампсон»14. Скорее всего, подразумевается птица (кош) кешан или сапсан. Дело в том, что у племени юрматы родовой птицей как раз и является сапсан («атальгэ»), что также отмечено в предыдущей главе «Дафтар-и Чингиз-наме»15. Вероятно, автору этой летописи или его информатору было уже не знакомо подобное обозначение хищной птицы, что и представлялось как название тамг («Тамги кош кешан, клич «бараж» будет»)16.
В-четвертых, о присутствии юрматы в Биляре указывают археологические материалы. Среди керамики города Биляра исследователи выделяют так называемую VIII группу. Н.А.Кокорина, сравнивая горшки этой группы с сосудами караякуповской группы Башкирии, выявила их полную идентичность17. А орнамент горшков и котлов VIII группы керамики Биляра имеет аналогии с характерным орнаментом кушнаренковской и караякуповской групп. Эти элементы орнамента известны и по этнографическим материалам: в резьбе по дереву у юго-восточных башкир и особенно в декоре долбленых сосудов для кумыса, издавна изготовлявшихся в горно-лесных районах Башкортостана. Деревянные сосуды для кумыса принадлежали юрматинцам, бурзянцам, а также карагай и гирей-кипчакам18. По ряду важных элементов они напоминают билярские котлы. Тамги в виде вертикальной петли (а также ряд других тамг)19 из Биляра и Булгара имеют аналогии у юрматинцев. В материалах города Биляра эти знаки могли принадлежать носителям VIII группы керамики. Н.А.Кокорина носителей керамики VIII группы склонна ассоциировать с «бескалпаками прозванные барадж» из летописи «Дафтар-и Чингиз-наме». Но мы убедимся ниже, что «барадж» и «бескалапак» — обозначения разных этнокультурных групп. В нашем видении, носителями VIII группы могли выступать как раз бараджцы, то есть юрматинцы и другие племена союза (в том числе булярцы и юрмийцы). Но все же не исключено, что к ним могла относиться наиболее близкая к VIII VII группа керамики прикамских поселений. Таким образом, вопрос об археологической принадлежности «народа барадж» остается открытым и требует более детального разбора археологического и этнографического материала. Но как бы там ни было, присутствие этого родо-племенного союза в Биляре и прибилярских территориях не вызывает сомнений.
Важен вопрос о соотношении этнонимов, упоминаемых в шежере народа бараж и вариантов шежере юрматы. Речь идет о населении города Биляра. Там фигурирует несколько этнонимов: известные нам «бараджи», а также «безкыбак» и «калтак». Как мы отметили, определенные авторы склонны видеть в этих терминах (а также «юрматы»)20 этнонимы некоего этнополитического объединения кипчакских родов21. Главным аргументом этого утверждения является отрывок из предания «народа бараж», переводимый исследователями следующим образом: «бескалтаки прозванные бараж». Оно дало основание Д.М.Исхакову ассоциировать этноним барадж с буркут-кипчаками, а основное население Башкирского Приуралья — с кипчаками золотоордынского времени, пришедшими в Приуралье в XIV веке. Но появление этой гипотезы было вызвано неверным прочтением источника. В частности, в шежере «народа бараж» говорится: «Купасе безкыбак тиган халык ирде, ва йана халкы бараж тиган халык ирде» (выделено нами. — Ю.Ю.) («Большинство составлял народ, называемый безкыбак, а также народ, называемый бараж»). Далее шежере, как бы обосновывая автохтонность народа бараж в городе Биляр, приводит предания. В частности, говорится, что древняя родина народа бараж находится на реке Зай («Бараж халкынын ауаль замандагы боронго туп йорты ошбу Зай тамагында улыр ирде»), но потом, не сумев победить напавшего на них дракона, на реке Буляр основали одноименный город. Эта часть предания, очевидно, преследовала цель, апеллируя на прошлое, выделить коренное население Биляра от калбаков, которые, скорее всего, в отличие от баражцев, были пришлыми.
В юрматинских шежере также видим выделение этнонима «калбак». В частности, в варианте, впервые опубликованном Р.Г. Кузеевым, делается акцент на то, что первым пришедшим в Булгар (т.е. в Биляр) ханом был калбак («Первый пришедший в Булгар муж — калбак Шибан-хан»22 ). В другой версии этого же шежере выделение прослеживается более четко: «У юрматы золотая основа (твердыня) Шибан-хан из (рода. — Ю.Ю.) Айыры Калбак» («Юрматынын асыл тобасе Айыры Калабкнын Шибан хандыр»)23. То есть для юрматы Шибан-хан, который был из рода Айыры Калбак, являлся правителем юрта (возможно, Биляра).
В шежере Татигас-бия ногаи, ассоциирующиеся с кипчакскими этнонимами из шежере «народа бараж» и шежере племени юрматы24 , фигурируют как отдельный от юрматинцев род. Причем, различия были не только на уровне родо-племенной идентификации, но и в социально-политическом отношении. Так, в шежере, например, сказано: «У ногаев был такой обычай: бея назвав мырзой, приклонять перед ним головы»25. В то же время эти термины часто встречаются вместе, что можно объяснить лишь тем, что бараж/юрматы и калтак/калбак/ногай были частями некой конфедерации. Таким образом, «бараж»/«юрматы» выступают в качестве самостоятельных объединений.
Что касается юрмийцев, то нахождение их в союзе относится к домонгольскому и золотоордынскому периодам. Позже (в период междоусобных войн в Золотой Орде и Тимуро-Туктамышевского противостояния), во время активного переселения племен Приуралья, юрмийская часть союза откалывается и, по мнению Р.Г.Кузеева, «попадает в зону катайской миграции»26. В процессе этих событий юрмийцы разделились: многие из них небольшими группами в общем потоке переселенческого движения направились на север и северо-восток Башкирии; часть юрмийцев сконцентрировалась на территории по реке Ик, где сохранила компактное расселение и племенную форму организации27.
Другой значительной составной частью союза, т.е. «народа бараж», является племя буляр. Булгарское происхождение этнонима племени28 говорит о тесных его контактах с западными соседями. Р. Г. Кузеев склонен видеть в булярах переселенцев из Булгара, миграция которых вызвана событиями в Золотой Орде в конце XIV века. И не без основания предполагает, что миграция булярцев нашла свое отражение в анонимной рукописи «Дафтар-и Чингиз-наме». Действительно, булярское шежере, приводимое Р.Г.Кузеевым, имеет свои параллели с шежере племени бараж. Родословная начинается с Буляр-хана — потомка некоего Динис Бикбрача (Бикбарача (?) «из народа буляр». Бикбрач жил «на берегу реки Буляр», которая, по представлениям составителей шежере, находится «в стороне Степного Зая и Шешмы»29. В этом свете можно было бы несколько расширить рамки «народа бараж», включив в него и булярцев. Однако у булярцев есть ряд признаков, отличающих их от «союзников».
Как и у юрматинцев и юрми, основная территория племени буляр в период монгольского завоевания (т.е. до событий XIV в.), находилась восточнее Биляра, в районах рек Ик, Мензеля и др., где они кочевали вместе с байларцами, о чем говорит сказание «Биксура-батыр». Поэтому вопрос о переселенцах-булярцах осложняется. Действительно, судя по преданию буляр, они могли составлять с юрматинцами и другими племенами некое единство, где верховным правителем мог быть правитель Биляра, но переселение, если оно и было, произошло в более ранний домонгольский период. Тем более, в их истории, в отличие от юрми и юрматы, каких-либо значительных переселений в более отдаленные регионы не наблюдается, стало быть, переселение проходило несколько в иной обстановке, сложившейся в регионе. Причиной переселения могла быть экспансия кипчаков в Биляр и Прибилярье. К XIII веку булярцы входили в другой, нежели юрматы и юрми, племенной союз. Им стал союз с байларцами, известный в историографии как буляр-байларский союз и ассоциирующийся с чияликской археологической культурой, датируемой XII—XIV веками. Этот союз локализуется в бассейнах рек Мензеля и Агидель30.
Таким образом, с большой долей уверенности мы можем говорить о существовании на западе исторического Башкортостана (город Биляр, Прибилярье и Зай-Шешминское междуречье) в домонгольский и, очевидно, в золотоордынский периоды значительного башкирского племенного союза. Частью этого союза в разные периоды являлись племена юрматы, юрми, буляр. Безусловно, вопрос требует дальнейшего более детального исследования с привлечением значительного археологического, этнографического и эпиграфического материала.

П р и м е ч а н и я

1 Халиков А.Х. склонен видеть этноним баранджар и в записях Макдиси, где говорится, что «четыре родственных между собой племени тюрок — баджна, баджнак, баджгурд и нукарда — совершают набеги на земли славян» (выделено нами) (Халиков А.Х. Происхождение татар Поволжья и Приуралья. Казань, Таткнигиздат, 1978. С. 57). Но термин «баджна» одинаково схож как с «барач / баранджар» так и с «бурджан», что так же могло иметь место.
2 Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Перевод и комментарий. Под редакцией академика И.Ю.Крачковского. М.-Л., 1939.
3 Халиков А.Х. Указ. соч. С. 57.
4 Там же. С. 57; Исхаков Д. Юго-восток Татарстана: проблема изучения этнической истории региона XIV—XVII вв. // www.tataroved.ru (http://www.tataroved.ru/publication/almet/7/5/)
5 Кокорина Н.А. Керамика Волжской Булгарии второй половины XI — начала XV вв. Казань, Институт истории, 2002. С. 173.
6 Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Уфа, «Наука», 1974. С. 124-125.
7 Ильясов Б.С. Куртугуры, турбаслинцы, башкурты — возможна ли связь? // Народы Южного Урала и их соседи в древности и средневековье. Уфа, РИО БашГУ, 2004. С. 161.
8 Кузеев Р.Г. Указ. соч. С. 118-119.
9 Башкирское народное творчество. Т. 10. Уфа, «Китап»,1999. С. 342-343.
10 Исхаков Д.М. Указ. соч.; Усманов М.А. Татарские исторические источники XVII — XVIII вв. Казань. 1972. С. 115.
11 Там же. С.115.
12 Башкирские родословные. Уфа, Китап, 2002. С. 67.
13 Ахматжанов М. Юрматы шажарасе // Идел. 1993. №1. С. 49.
14 Исхаков Д.М. Указ. соч.
15 Башєорт халыє ижады. Уфа, «Китап», 2004. С. 159.
16 Башєорт халыє ижады. С. 172.
17 Кокорина Н.А. Указ.соч. С.49.
18 Там же. С. 26
19 Там же. С. 175.
20 Ахматжанов М. Указ. соч. С. 49.
21 Исхаков Д. Указ.соч.
22 Башкирские родословные . Уфа, «Китап», 2002. С. 67.
23 Ахматжанов М. Указ.соч. С. 49.
24 Исхаков Д. Указ.соч.
25 Башєорт халыє ижады. С. 242.
26 Кузеев Р.Г. Указ. соч. С. 319.
27 Там же. С. 319.
28 Там же. С. 324-325.
29 Там же. С. 326.
30 Гарустович Г.Н., Иванов В.А. Ареал расселения угров на Южном Урале и в Приуралье во второй половине I — начале II тыс. н. э. // Проблемы этногенеза финно-угорских народов Приуралья: Сборник статей. Ижевск.1992. С. 25-27; Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с древнейших времен до XVI в. Уфа, «Китап», 1994. С. 264-265; Антонов И. Башкортостан и башкиры. // www.kraeved.opck.org (http://kraeved.opck.org/biblioteka/bashkortostan/bashkiry_i_bashkortostan/bashkiry_i_bashkortostan.pdf)

Юлдаш Юсупов


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018